ВЭ/ДО/Армия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Армія
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе. Источникъ: т. 3: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе, с. 48—55 ( сканъ )ВЭ/ДО/Армия въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


АРМІЯ. Государство, охраняя индивидуальныя блага входящихъ въ составъ его элементовъ, имѣетъ на аренѣ міровой жизни свои особые интересы и задачи, сущность и объемъ которыхъ опредѣляются какъ самой природой государства, такъ и историческими условіями его развитія. Для достиженія ихъ оно должно заботиться объ обезпеченіи своего политического могущества, безъ наличія котораго само его существованіе стояло бы въ зависимости отъ случая и подвергалось бы опасности насильственнаго посягательства со стороны другихъ. Если поставленныя себѣ государствомъ задачи не могутъ быть достигнуты мирными способами, то крайнимъ средствомъ ихъ осуществленія всегда было и будетъ непосредственное примѣненіе государствомъ его физической силы, т.-е. вооруженная борьба, безразлично, будетъ ли она направлена на внѣшнія или внутри-государственныя враждебныя силы. Чтобы имѣть въ своихъ рукахъ могущественную и способную къ быстрому дѣйствію силу, необходимо ей дать спеціальную организацію и приспособить ее къ выполненію могущихъ ей быть поставленными задачъ. Такой организаціей въ каждомъ государствѣ является армія, войско. Война — главное назначеніе А., но и во внутренней жизни государства А. всегда имѣла и будетъ имѣть значеніе силы, охраняющей право. Въ этомъ отношеніи уже одинъ фактъ существованія А. является могущественнымъ психологическимъ факторомъ, придающимъ авторитетную силу актамъ государственнаго властвованія и гарантирующимъ неприкосновенность законнаго порядка въ государствѣ. "Превращеніе права сильнаго, — говоритъ Драгомировъ, — въ силу праваго, замѣчаемое въ обществахъ, не устраняетъ такъ называемую грубую силу, a только маскируетъ ее: за судьею стоитъ полицейскій, за полицейскимъ — солдатъ" (Воен. Сборн. 1908, № 12, стр. 184). Итакъ, назначеніе А. — веденіе войны и поддержаніе законнаго порядка въ государствѣ. Обращаясь къ выясненію понятія А., необходимо прежде всего остановиться на тѣхъ элементахъ, которые въ своей совокупности образуютъ это понятіе. А. есть прежде всего организація, служащая не для осуществленія интересовъ тѣхъ или другихъ правителей, группъ и классовъ населенія, a для осуществленія задачъ и интересовъ государства. Слѣдовательно, А. есть учрежденіе государственное. Какъ реальная сила, она составляетъ необходимую опору и орудіе верховной власти; спеціальный же характеръ ея назначенія обусловливаетъ принадлежность ея во всемъ ея объемѣ государству, какъ единому цѣлому. Какъ таковое, А. требуетъ совокупности правовыхъ нормъ, опредѣляющихъ ея устройство, ея внутреннюю жизнь, и посему А. есть организація правовая. Затѣмъ, въ силу своихъ спеціальныхъ задачъ А. есть организація вооруженная. Однако, признакъ вооруженія хотя и является весьма существеннымъ для понятія А., но, тѣмъ не менѣе, онъ не исключаетъ принадлежности къ составу А. и людей невооруженныхъ. А. для выполненія поставленныхъ ей задачъ нуждается въ разнаго рода вспомогательныхъ службахъ, не имѣющихъ непосредственно боевого назначенія, a потому и не требующихъ непремѣннаго вооруженія лицъ, исполняющихъ эту службу: сюда относятся различнаго рода команды и части вспомогательнаго назначенія, какъ-то: команды госпитальныя, команды служителей при заведеніяхъ интендантскаго вѣдомства и т. под. Итакъ, А. можно опредѣлить, какъ государственно-правовую организацію вооруженныхъ людей, предназначаемую для веденія войны и для поддержанія законнаго порядка въ государствѣ. Въ первыя эпохи исторіи человѣчества — у охотничьихъ и пастушескихъ племенъ — народъ и войско являлись понятіями тождественными. У этихъ народовъ всѣ свободныя лица мужского пола, способныя носить оружіе, — воины; они занимаются охотою и скотоводствомъ. Собраніе воиновъ есть вмѣстѣ съ тѣмъ и собраніе политическое; военный вождь дѣлается главою государства; тотъ, кто не воинъ, не имѣетъ мѣста въ общественномъ устройствѣ. Наступаетъ, однако, время, когда съ распространеніемъ земледѣлія и съ возникновеніемъ промышленности появляется обособленіе военной дѣятельности отъ экономической; занятія спеціализируются, военное сословіе отдѣляется отъ другихъ классовъ и войско превращается въ отдѣльную часть цѣлаго, — военное устройство становится лишь одной изъ сторонъ устройства государственнаго. Спеціализація занятій, сопровождавшая переходъ народовъ къ осѣдлому состоянію, особый характеръ развитія культуры и основныя черты политическаго устройства возникавшихъ государствъ оказывали неотразимое вліяніе на военную организацію народовъ. Дѣйствіе этихъ причинъ получило наиболѣе яркое выраженіе въ военномъ устройствѣ Индіи и Египта. Кастовый бытъ этихъ государствъ обусловливаетъ собою выдѣленіе военнаго сословія въ особыя наслѣдственныя касты, занявшія въ сословномъ порядкѣ государства второе мѣсто. Такой же кастовый характеръ носило и военное устройство Спарты, но здѣсь военную касту составила не часть народа, завоевавшаго страну, какъ это было въ Индіи и Египтѣ, а весь народъ въ полномъ его составѣ (дорійцы). Въ Спартѣ право оружія принадлежало однимъ лишь дорійцамъ; остальное свободное населеніе (періэки) и рабы (илоты) могли лишь быть призываемы къ оружію. Окаменѣлость формъ кастоваго устройства упомянутыхъ трехъ государствъ лишило ихъ, однако, силы дальнѣйшаго внутренняго развитія, и они сдѣлались сравнительно легкой добычей завоевателей. Въ Аттикѣ и въ другихъ греческихъ республикахъ вооруженныя силы государства составлялись изъ свободныхъ гражданъ. Иностранцы и рабы, интересы которыхъ не были органически связаны съ интересами республикъ, не допускались къ участію въ защитѣ государства, какъ элементъ ненадежный. Т. к. граждане призывались къ оружію лишь въ случаѣ войны, то вооруженныя силы этихъ республикъ имѣли характеръ гражданскихъ милицій. Постоянныя войска въ этихъ государствахъ имѣлись въ самомъ незначітельномъ количествѣ и предназначались въ мирное время преимущественно для охранной службы, которая вмѣстѣ съ тѣмъ служила подготовительной военной школой для юношей. Однако, съ увеліченіемъ продолжительности войнъ и съ упадкомъ воинственнаго духа среди народа, гражданское ополченіе греческихъ республикъ постепенно замѣнилось наемниками, которые сдѣлались главнымъ матеріаломъ для комплектованія арміи. Если упадокъ греческаго военнаго быта былъ причиной появленія въ Элладѣ наемничества, то совершенно другія причины вызвали появленіе его въ Карѳагенѣ. Наемничество явилось здѣсь необходимымъ слѣдствіемъ незначительной численности природныхъ гражданъ, сосредоточившихъ всѣ свои интересы на обширной торговлѣ; скопленіе громадныхъ капиталовъ давало возможность этой республикѣ покупать военныя силы не только Африки, но и большей части Европы. Въ Римѣ право ношенія оружія принадлежало всѣмъ гражданамъ, какъ патриціямъ, такъ и плебеямъ; въ случаѣ войны А. образовывали или очередная триба или весь народъ, во всей его совокупности. Когда впослѣдствіи вмѣсто дѣленія народа на трибы было принято, по предложенію Сервія Туллія, дѣленіе его на классы по цензу, т.-е. по количеству дохода, то бѣднѣйшіе граждане были освобождены отъ обязанности нести военную службу и призывались къ оружію лишь въ случаѣ крайней необходимости, при чемъ за время нахожденія подъ знаменами получали опредѣленное вознагражденіе отъ правительства. Древній Римъ постоянныхъ войскъ не зналъ; граждане его становились подъ оружіе лишь въ случаѣ войны и распускались по заключеніи мира. Войско древнихъ римлянъ носило, такимъ образомъ, характеръ народнаго ополченія. Безпрерывныя войны, которыя велъ Римъ, скоро видоизмѣнили военное устройство Сервія. Коренному преобразованію оно подверглось при Маріи, побѣды котораго въ Югуртинскую войну создали ему чрезвычайно популярное положеніе въ государствѣ. Производившееся имъ комплектованіе арміи охотниками и притомъ преимущественно изъ бѣднѣйшихъ классовъ населенія — пролетаріевъ — не только рѣзко отдѣлило военное устройство государства отъ гражданскаго, но и способствовало образованію спеціальнаго военнаго сословія, для котораго война сдѣлалась профессіей. — Закрѣпленіе вступавшихъ въ ряды войска гражданъ на все время войны на-ряду съ продолжавшимися около 20 лѣтъ междоусобными войнами привело подъ знамена громадное число людей, которые, свыкшись съ боевой жизнью, представляли уже готовый матеріалъ для образованія постоянной А. Однако, римскія войска этой эпохи были скорѣе орудіемъ честолюбцевъ, чѣмъ защитниками отечества. "Это не были больше солдаты республики, — говоритъ Монтескье, — но солдаты Суллы, Марія, Помпея или Цезаря". Появленіе постоянныхъ войскъ въ римск. государствѣ совпадаетъ съ началомъ императорскаго періода римской исторіи. При императорахъ войска не созываются уже больше для одного похода, а остаются на службѣ и въ мирное время; они комплектуются пролетаріями, и уплата жалованья, бывшая ранѣе временнымъ воспомоществованіемъ, дѣлается обычнымъ правиломъ. Изъ этихъ войскъ часть легіоновъ была размѣщена на границахъ имперіи въ укрѣпленныхъ лагеряхъ, а другая часть оставалась въ Италіи и получила названіе императорской гвардіи (преторіанскія когорты), имѣвшей назначеніемъ поддержаніе и охрану императорскаго режима. Всѣ эти легіоны составляли войсковыя части съ правильно организованнымъ управленіемъ и хозяйствомъ, при чемъ комплектованіе ихъ производилось регулярно, частью принятіемъ на службу охотниковъ, частью призывомъ на службу военно-обязанныхъ. Численность римской А. этого времени по отношенію къ народонаселенію была очень незначительна, но и эта А. постепенно теряла свой національно-римскій характеръ. Старый римскій принципъ, въ силу котораго въ ряды А. могли вступать лишь римскіе граждане, подвергся со временемъ значительному искаженію. Еще Августъ строго разграничивалъ легіоны изъ гражданъ отъ воспомогательныхъ войскъ изъ иноземцевъ. Но со времени имп. Веспасіана италики фактически были освобождены отъ военной службы, и легіоны начали получать свои укомплектованія изъ провинцій, вслѣдствіе чего различіе между ними и вспомогательными когортами все болѣе сглаживалось. Несмотря на существованіе принципа всеобщей воинской повинности, комплектованіе А. основывалось фактически на добровольномъ вступленіи на службу и на вербовкѣ. Эта А., составленная изъ смѣси національностей, связывалась съ государственнымъ организмомъ лишь въ лицѣ императора; она даже имѣла свои особые, отличные отъ гражданскаго культа, обычаи; она была силой сама по себѣ, и эта сила, при отсутствіи въ законѣ правилъ о наслѣдованіи престола, возводила на тронъ императоровъ. Цѣлыя толпы варварскихъ, германскихъ народовъ стали вступать въ ряды А. и при императорѣ Валентиніанѣ наемныя германскія дружины составляли уже половину всѣхъ войскъ римской имперіи. А. начала оказывать неблагопріятное вліяніе и на самую имперію, которая быстро стала разлагаться. У германцевъ, разрушившихъ зап. Римскую имперію и основавшихъ на ея развалинахъ новыя государства, войско носило характеръ народнаго ополченія (Heerbann). И здѣсь, какъ у всѣхъ первобытныхъ народовъ, понятіе войска и народа совпадало. Военное устройство древнихъ германцевъ было основано на родовой связи. Но на-ряду съ этимъ организаціоннымъ факторомъ возникаетъ и факторъ господства, вліяніе котораго прежде всего проявляется въ постановкѣ во главѣ гражданъ во время войны герцога. Это начало властвованія получаетъ затѣмъ дальнѣйшее развитіе въ дружинномъ бытѣ (comitatus), въ которомъ извѣстный вождь становится во главѣ отборнаго военнаго отряда, связаннаго съ его личностью особыми отношеніями вѣрности. Съ превращеніемъ незначительныхъ политическихъ соединеній въ большіе племенные союзы, съ началомъ воинственнаго переселенія народовъ и съ завоевательнымъ движеніемъ племенъ черезъ римскія границы, начинаетъ у германцевъ крѣпнуть королевская власть. Стремясь къ усиленію своей власти и къ увеличенію въ это безпокойное время своихъ вооруженныхъ силъ, короли въ раздачѣ земельныхъ участковъ видѣли единственное средство къ привлеченію подданныхъ къ себѣ на службу. Дарованіе земельнаго участка было связано съ обязанностью владѣльца участка являться съ оружіемъ въ рукахъ всякій разъ, когда этого потребуетъ король. Так. обр., верховная власть государства закрѣпила за собою право на военную службу подданныхъ дарованіемъ имъ леновъ, и они изъ свободныхъ людей становились вассалами короны. Коронные вассалы обязаны были являться на службу къ королю не только лично, но и приводить съ собою отряды войскъ, численность которыхъ находилась въ зависимости отъ величины ихъ лена. Необходимымъ слѣдствіемъ такого порядка вещей было то, что сеньоры, получившіе въ ленъ королевскія имѣнія, начали передавать участки ихъ другимъ лицамъ на тѣхъ же условіяхъ, на которыхъ они сами получали ихъ отъ короля, при чемъ послѣднія, въ свою очередь, становились въ вассальныя отношенія къ своимъ сюзеренамъ. Это соединеніе вассалитета съ бенифиціатомъ придало вооруженной силѣ феодальной Европы совершенно особый характеръ; она получила значеніе временныхъ земскихъ ополченій, обязанныхъ являться на службу по первому требованію суверена. При Конрадѣ II окончательно устанавливается наслѣдственность военныхъ леновъ, что оказывало впослѣдствіи громадное вліяніе на политическую и военную жизнь феодальныхъ государствъ. Въ военномъ отношеніи феодальная система прежде всего повлекла за собой вытѣсненіе народнаго ополченія, состоявшаго, главн. обр., изъ пѣхоты, тяжело вооруженной конницей, которая достигаетъ военныхъ успѣховъ не въ тактическихъ организаціяхъ, предназначенныхъ для атаки массами, а въ одиночномъ бою, въ зависимости отъ личнаго искусства и храбрости. Народное ополченіе отступаетъ на задній планъ и теряетъ свое прежнее военное значеніе, а пѣхота сохраняется въ городахъ, гдѣ цехи постепенно начинаютъ получать военную организацію. Военное призваніе отдѣляется отъ промышленнаго. Рыцарское сословіе противополагается крестьянскому и занимаетъ господствующее положеніе въ государствѣ. На-ряду съ увеличеніемъ богатствъ вассаловъ шло также усиленіе ихъ могущества. Признавая юридически свою обязанность являться на службу къ своему суверену, фактически они не исполняли этой обязанности и, даже болѣе того, вступали въ борьбу съ королемъ. Ослабленная могуществомъ вассаловъ королевская власть находилась въ критическомъ положеніи; для созданія болѣе или менѣе надежной вооруженной силы ей приходилось по необходимости обратиться къ наемнымъ войскамъ. Съ XIV—xv ст. государи уже повсюду стремятся получить отъ своихъ вассаловъ и прочихъ подданныхъ взамѣнъ военной службы натурою денежныя средства и использовать эти послѣднія на наемъ и снаряженіе болѣе надежной вооруженной силы. Къ этому же времени въ государствахъ Зап. Европы появляются странствующія военныя дружины, предлагавшія свои услуги тѣмъ, отъ которыхъ онѣ ожидали болѣе выгодъ; если не было войны, онѣ содержали себя разбоями и грабежами. Наемничество ранѣе всего возникаетъ во Франціи. Уже начиная съ XI ст. тамъ стали появляться въ значительномъ количествѣ наемныя дружины изъ брабансоновъ, швейцарцевъ, шотландцевъ и т. д., которыя сперва употреблялись въ видѣ дополненія къ феодальному войску, а затѣмъ получили самостоятельное значеніе. Но мѣрѣ того какъ феодализмъ приходилъ въ упадокъ, потребность въ наемной силѣ все болѣе увеличивалась и на-ряду съ чужеземными наемными войсками, къ концу XIII ст. начинаютъ появляться и мѣстныя военныя дружины, такъ называемыя compagnies franches — вольныя роты, банды (см. Банда). Первымъ королемъ, принявшимъ энергичныя мѣры къ уничтоженію вольныхъ ротъ, былъ Карлъ VII. Установивъ спеціальный налогъ для покрытія расходовъ на содержаніе войска, онъ получилъ возможность принять крутыя мѣры и рѣзко измѣнить прежнее положеніе вещей. Прежде всего цѣлымъ рядомъ изданныхъ королемъ ордонансовъ у частныхъ лицъ было отнято право составленія вооруженныхъ отрядовъ, и это право было отнесено исключительно къ прерогативамъ короны. Лицо, желавшее посвятить себя военному ремеслу, должно было испросить у правительства патентъ (ordonance) на образованіе роты, величина которой опредѣлялась вмѣстѣ съ выдачей патента; капитаны, получившіе патентъ, становились отвѣтственными передъ верховною властью за всѣ безчинства и нарушенія закона ихъ ротами. Эти роты получили названіе ордонансовыхъ (compagnies d’ordonance). Образованіемъ ордонансовыхъ ротъ въ Зап. Европѣ начинается эпоха милитаризма. Съ точки зрѣнія военнаго искусства онѣ представляются еще феодальнымъ войскомъ, арміей изъ рыцарей съ второстепенными бойцами, организованной по обычаю по копьямъ; но съ точки зрѣнія политическаго устройства онѣ являются первой постоянной арміей въ Европѣ, организованной на началахъ военнаго верховенства короля. На-ряду съ ордонансовыми ротами, представлявшими собою кавалерію, Карлъ VII пытался также организовать и пѣшую земскую милицію, но эти попытки оказались неудачными; при существовавшихъ тогда земельныхъ отношеніяхъ давать оружіе въ руки крестьянамъ представлялось дѣломъ опаснымъ, а потому Людовикъ XI уничтожилъ крестьянскую милицію и началъ комплектовать пѣхоту швейцарскими наемниками путемъ вербовки. Наемничество въ Германіи организовалось въ цѣлую систему и завершилось въ концѣ XV ст. учрежденіемъ ландскнехтскихъ полковъ, тщательно обученныхъ военному ремеслу и получавшихъ постоянное жалованье. Ландскнехты въ первый періодъ своего существованія были своеобразными дворянско-рыцарскими военными учрежденіями; они имѣли особую организацію со своимъ внутреннимъ самоуправленіемъ, своимъ судопроизводствомъ, со своими общинными обычаями. Право формированія ландскнехтскихъ отрядовъ было право почетное; имъ могли пользоваться лишь лица, посвященныя въ рыцари и пріобрѣтшія боевую извѣстность. Послѣ смерти императора Максимиліана ландскнехты измѣнились въ своемъ составѣ, пополняясь, главн. образ., сильными ремесленными подмастерьями, и скоро превратились въ обыкновенные наемные отряды, которые, подобно швейцарцамъ, стали поступать на службу почти всѣхъ европейскихъ государствъ, руководствуясь исключительно соображеніями выгоды. Наиболѣе благопріятную почву для своего развитія наемничество нашло въ Италіи, гдѣ оно вылилось въ особую форму — кондотьерство. Въ средніе вѣка въ Италіи каждый городъ составлялъ отдѣльное государство. Безконечныя распри и постоянная борьба между городами, нуждавшимися въ наемной вооруженной силѣ, привели къ образованію вольныхъ военныхъ отрядовъ, начальники которыхъ (кондотьери) или поступали со своими дружинами на службу городовъ или отдѣльныхъ владѣтельныхъ князей, или же вели войну, какъ, напримѣръ, знаменитые кондотьери Висконти и Сфорца, въ своихъ личныхъ интересахъ, завоевывая цѣлыя земли и города. Кондотьерство наиболѣе сильнаго развитія достигло въ Италіи въ XV ст. Съ постояннымъ возрастаніемъ могущества итальянскихъ государствъ и съ возвышеніемъ небольшихъ городскихъ республикъ постепенно исчезали и условія, благопріятствовавшія процвѣтанію кондотьерства; оно начало исчезать съ концѣ XVI ст. и постепенно замѣнялось народными милиціями. Наемныя войска, которыми, гл. обр., велись войны въ XVI и XVII ст., образуютъ переходъ къ постояннымъ національнымъ А. Но они не были еще государственными учрежденіями. Когда же возгорѣлось соперничество между Франціей и Габсбургами за первенство въ Европѣ, надолго лишившее ее мира, возникли и развились постоянныя национальныя А. Опираясь на нихъ, правительства Франціи, Пруссіи, Австріи и Испаніи вступаютъ въ борьбу съ партикуляризмомъ провинцій и съ сословными притязаніямя для созданія самодержавно объединеннаго государства. Въ войскахъ въ это же время совершается постепенный переходъ отъ системы кондотьери къ монархической военной дисциплинѣ. Полководецъ перестаетъ теперь быть частнымъ военнымъ предпринимателемъ, — онъ дѣлается слугою государства; монархъ назначаетъ самъ офицеровъ; онъ самъ становится держателемъ высшей военно-командной власти. Устанавливается іерархическій порядокъ служебныхъ степеней, завершаемыхъ самимъ монархомъ. Въ А. начинаетъ все осязательнѣе и глубже осуществляться новая государственная идея. Первые шаги къ созданію постоянныхъ національныхъ А. были сдѣланы во Франціи кардиналомъ Ришелье. Въ 1636 г. онъ внесъ проектъ объ организаціи постояннаго національнаго резерва, который долженъ былъ простираться до 60 тыс. человѣкъ. Однако, этотъ проектъ осуществленія не получилъ, и создателемъ первой французской національной А., пополнявшейся путемъ рекрутскихъ наборовъ, былъ воен. мин-ръ Людовика XIV — Лувуа. Въ Австріи ко времени царствованія Карла VI А. состояла почти исключительно изъ постоянныхъ войскъ; хотя она и комплектовалась путемъ вербовки, но со стороны правительства были приняты всѣ мѣры къ тому, чтобы въ войска принимались наиболѣе надежные элементы. Первая попытка создать въ Австріи постоянную національную А. была сдѣлана Маріей-Терезіей. Указомъ 1756 г. о производствѣ рекрутскихъ наборовъ къ службѣ въ А.·были привлечены всѣ австрійскіе подданные въ возрастѣ отъ 17 до 40 л., при чемъ для производства этихъ наборовъ все государство было раздѣлено на особыя территоріальныя единицы — вербъ-бецирки. Эти постановленія на практикѣ не вполнѣ, однако, достигли своей цѣли, т. к. населеніе, сжившееся съ системой вербовки, еще долго продолжало уклоняться отъ военной службы, и почти въ продолженіе всего XVIII ст. въ Австріи сохранилась смѣшанная система комплектованія, при чемъ вербовка, главн. обр., примѣнялась для комплектованія А. въ военное время. Въ Пруссіи созданію постоянной національной арміи положено было начало вел. курфюрстомъ бранденбургскимъ Фридрихомъ-Вильгельмомъ. Имъ былъ образованъ постоянный кадръ обученныхъ военному дѣлу людей, при чемъ вербовка рекрутъ производилась по территоріальному принципу. Въ мирное время люди увольнялись въ свои округа по домамъ; въ военное они должны были становиться подъ ружье по первому призыву. Въ 1733 г. въ Пруссіи была введена регулярная конскрипція — способъ комплектованія, впервые появившійся въ Европѣ. Сущность системы заключалась въ томъ, что вся территорія государства была раздѣлена на участки, кантоны, по которымъ были распредѣлены подъемные дворы, поставлявшіе отъ себя опредѣленное число рекрутъ въ распредѣленные по участкамъ полки. Прохожденіе службы въ войскахъ было основано на началахъ отпускной системы. Хотя срокъ службы первоначально и былъ установленъ пожизненный, но въ дѣйствительности военно-обязанные большую часть времени находились въ т. наз. "королевскомъ отпуску", а для несенія военной службы призывались лишь на лѣтніе мѣсяцы черезъ каждые 2—3 года. Система конскрипціи, введенная королемъ Фридрихомъ-Вильгельмомъ, просуществовала въ Пруссіи недолго; массовое уклоненіе населенія отъ военной службы заставило Фридриха II прибѣгнуть къ вербовкѣ наемниковъ, и національный элементъ въ войскахъ къ концу его царствованія почти совершенно исчезъ. Пополненіе постоянныхъ А. Зап. Европы XVII и XVIII ст. нижними чинами покоилось, главн. образ., на принципѣ добровольной вербовки; однако, на-ряду съ уроженцами страны мы видимъ въ этихъ войскахъ и чужеземный элементъ, какъ, напр., во Франціи и Пруссіи. Но когда добровольный наборъ для пополненія А. оказался недостаточнымъ, въ Пруссіи и Австріи обратились къ насильственной вербовкѣ; неудовольствіе, вызванное такой системой, и массовые побѣги молодыхъ людей за границу заставили правительство отказаться отъ нея. Однако, старая милиціонная идея не вполнѣ еще исчезаетъ въ государствахъ Зап. Европы XVII и XVIII ст. Повсюду въ это время замѣчаются попытки къ созданію милицій, при чемъ организація ихъ связывается съ сословнымъ устройствомъ государства. Такія сословныя милиціи существовали въ XVII ст. въ Пруссіи и Ганноверѣ. Во Франціи въ царствованіе Людовика XIV милиція сдѣлалась чисто королевскою; она преимущественно предназначалась для защиты страны, но ею пользовались также для пополненія постоянной А. и во внѣшнихъ войнахъ. Въ Пруссіи во время войны за испанское наслѣдство также дѣлаются попытки къ созданію милиціи, но въ составъ милиціонныхъ отрядовъ здѣсь входятъ лишь крестьяне королевскихъ удѣльныхъ имѣній. Наиболѣе широкое примѣненіе идея милиціонной организаціи войскъ получаетъ лишь въ Англіи, гдѣ вооруженныя силы государства, въ силу особенностей географическаго положенія страны, развивались при иныхъ условіяхъ, нежели на континентѣ. Прусская кантональная система покоилась до извѣстной степени на сплетеніи вербовочной А. и милиціи, опираясь, съ одной стороны, на монархическую дисциплину постоянной А., а съ другой — на сословное расчлененіе населенія. Въ этой системѣ дворянство образуетъ офицерскій корпусъ и принимаетъ на себя нравственное обязательство военной службы, крестьянское же населеніе служитъ для пополненія комплекта нижнихъ чиновъ. Традиціонныя начала власти и подчиненія, существовавшія между дворяниномъ и крестьяниномъ, привычка одного повелѣвать, а другого повиноваться образуютъ ту крѣпкую основу для развитія военной дисциплины, которой Пруссія превосходила всѣ остальныя государства. Кантональную систему справедливо считаютъ предшественницей всеобщей воинск. повинности. Но духъ кантональной системы былъ другимъ, нежели духъ всеобщей воинской повинности. Кантональная система покоилась на принципѣ сословнаго общественнаго строя, на различіи привилегированныхъ и непривилегированныхъ классовъ; всеобщая же воинская повинность основывается на идеѣ равноправія гражданъ. Движущимъ моментомъ къ осуществленію въ жизни идеи всеобщей воинской повинности и къ реорганизаціи А. на новыхъ основаніяхъ была французская революція. Въ революціонныхъ войнахъ Франція сплотилась, какъ единая нація съ единымъ государственнымъ сознаніемъ; французская революціонная А. сдѣлалась чѣмъ-то инымъ, чѣмъ были А. ancien régime; здѣсь снова выступаетъ вооруженный народъ, исполненный національнаго энтузіазма. Отличные полководцы этого времени сумѣли организовать войска, годныя для побѣдоносной войны, а военный геній Наполеона создалъ съ этимъ новымъ матеріаломъ, на основаніи измѣнившагося государственнаго и общественнаго строя, новую тактику и стратегію. Но все же Франціи не удалось вполнѣ осуществить идею всеобщей воинской повинности со всѣми ея послѣдствіями. Это было сдѣлано Пруссіей, и ея военное устройство впослѣдствіи послужило образцомъ для военнаго устройства другихъ государствъ. Іенскій погромъ 1806 г. ясно обнаружилъ, что прусская военная система пережила себя, и потому сейчасъ же по заключеніи Тильзитскаго мира было приступлено къ реорганизаціи А. на новыхъ началахъ. Въ основу реорганизаціонной дѣятельности былъ положенъ тотъ принципъ, что всякій, на кого выпадетъ жребій несенія военной службы, долженъ отбывать воинскую повинность лично. Этотъ принципъ и легъ въ основу королевскаго указа 1813 г., установившаго порядокъ комплектованія прусской А. на началахъ всеобщей воинской повинности и отмѣнившаго вмѣстѣ съ тѣмъ всѣ существовавшія до того времени изъятія въ несеніи военной службы привилегированными классами населенія. Въ томъ же году, какъ дальнѣйшее развитіе реформы, была введена въ Пруссіи въ цѣляхъ увеличенія А. ландверная система, сущность которой заключалась въ томъ, что военно-обязанные, прослужившіе извѣстные сроки въ рядахъ постоянной А., зачислялись затѣмъ въ ту часть вооруженныхъ силъ, которая формировалась лишь въ военное время (ландверъ). Всѣ отдѣльныя постановленія, касавшіяся реорганизаціи А. были затѣмъ объединены закономъ 1814 г., согласно которому вооруженныя силы Пруссіи получили слѣдующую организацію: 1) постоянныя войска; въ мирное время содержались лишь кадры этихъ войскъ; въ военное время они разворачивались до установленныхъ штатовъ путемъ призыва подъ знамена лицъ, числящихся въ резервѣ; 2) ландверныя войска, формировавшіяся лишь въ военное время, и 3) ландштурмъ — народное ополченіе, въ составъ котораго входило все непризванное въ постоянныя войска и ландверъ мужское населеніе страны, способное носить оружіе, въ возрастѣ отъ 17 до 49 л.; изъ него формировались милиціонныя ополченія для обороны страны при вторженіи въ ея предѣлы непріятеля. Комплектованіе войскъ производилось по территоріальной системѣ. Съ образованіемъ въ 1871 г. Германской имперіи прусскія постановленія о комплектованіи арміи закономъ 1874 г. были распространены на всѣ союзныя государства имперіи. Въ Австріи до 1852 г. господствующей системы комплектованія войскъ не было, и рекруты поставлялись въ войска на основаніи мѣстныхъ узаконеній. Въ 1852 г. привилегіи различныхъ областей въ отношеніи отбыванія военной службы были отмѣнены, и тогда же воинская повинность была сдѣлана общеобязательной, но не личной, такъ какъ каждый военно-обязанный имѣлъ право поставить вмѣсто себя замѣстителя. Послѣ войны 1866 г., обнаружившей полную несостоятельность военной системы Австро-Венгріи, тамъ была введена всеобщая воинская повинность на принципахъ личной и общеобязательной службы. Военная система Австро-Венгріи была построена на началахъ прусской, но съ нѣкоторыми существенными отступленіями, вызванными дуалистическимъ политическимъ строемъ этого государства. Соотвѣтственно такому устройству австро-венгерской монархіи вооруженныя ея силы получили своеобразную организацію, покоящуюся на дуалистическихъ началахъ. Онѣ дѣлятся на: 1) общеимперскую А., подчиненную обще-имперскому министру, и 2) на двѣ А. второй линіи — австрійскій ландверъ и венгерскій гонведъ. Сверхъ обязанности службы въ дѣйствующей А. и въ ландверѣ (гонведѣ) все способное носить оружіе мужское населеніе страны обязано службою въ возрастѣ 19—42 г. въ ландштурмѣ. Во Франціи, какъ было сказано раньше, система военнаго устройства подверглась коренному измѣненію въ эпоху великой революціи. Въ самомъ же началѣ революціи была уничтожена прежде существовавшая А. и взамѣнъ ея была создана по мысли Лафайета національная гвардія; когда же разгорѣлась война съ сосѣдями, то закономъ Журдана о конскрипціи (1798 г.) во Франціи была введена общеобязательная и личная воинская повинность. Отъ принципа личнаго отбыванія повинности было, однако, вскорѣ (1800) сдѣлано серьезное отступленіе въ томъ смыслѣ, что для лицъ, слабыхъ здоровьемъ, и для лицъ, могущихъ принести государству большую пользу на гражданской службѣ или своими учеными трудами, было допущено замѣстительство. Законъ Журдана о конскрипціи съ нѣкоторыми видоизмѣненіями сохранилъ свою силу и въ эпоху имперіи. Въ 1818 г. конскрипція была отмѣнена, и производство рекрутскихъ наборовъ было допущено при недоборѣ охотниковъ, при чемъ въ этихъ случаяхъ военно-обязаннымъ предоставлялось въ самыхъ широкихъ размѣрахъ право замѣстительства и обмѣна номеровъ жребія. Въ 1855 г. право замѣстительства во Франціи было отмѣнено и замѣнено выкупомъ; лица, желавшія освободиться отъ личнаго отбыванія воинской повинности, вносили опредѣленную денежную сумму въ особую дотаціонную кассу, на средства которой уже само правительство нанимало замѣстителей изъ старыхъ солдатъ, желавшихъ остаться на вторичную службу. Война 1866 г., наглядно доказавшая преимущество прусской военной организаціи, заставила французское прав-ство издать новый законъ о комплектованіи А. (законъ маршала Ніеля 1868 г.), которымъ было отмѣнено право выкупа и возстановлено право замѣстительства. Законъ 1868 г. не успѣлъ еще оказать существеннаго вліянія на организацію вооруженныхъ силъ Франціи, какъ вспыхнула воина съ Пруссіей. Вопросъ о преобразованіи военной системы былъ предложенъ на обсужденіе національнаго собранія сейчасъ же послѣ войны, и въ 1872 г. палатой почти единогласно былъ принятъ новый законъ о комплектованіи А., основанный на принципѣ общеобязательнаго и личнаго отбыванія воинской повинности и не допускающій ни выкупа, ни замѣстительства. Блестящіе успѣхи нѣмецкаго оружія сдѣлали введеніе всеобщей воинской повинности во всѣхъ большихъ государствахъ политическою необходимостью. Австро-Венгрія вводитъ ее въ 1868 г., Италія въ 1871 г. Франція и Японія въ 1872 г., Россія въ 1874 г. Вслѣдъ за этими государствами всеобщая воинская повинность вводится и другими государствами, за исключеніемъ Англіи, которая до настоящаго времени, въ силу особыхъ условій ея географическаго положенія и политической жизни, продолжаетъ комплектовать свои войска путемъ вербовки. Въ настоящее время принципы общеобязательности и личнаго отбыванія воинской повинности наиболѣе послѣдовательно проведены во Франціи закономъ 1905 г. Введеніе всеобщей воинской повинности, сокращеніе сроковъ дѣйствительной службы подъ знаменами и созданіе второлинейныхъ армій придаютъ вооруженнымъ силамъ современныхъ государствъ совершенно особый характеръ. Онѣ являются вооруженнымъ народомъ, вмѣщающимъ въ себѣ все мужское населеніе страны, физически годное къ военной службѣ. Часть этихъ вооруженныхъ силъ (постоянная А.) содержится въ мирное время; укомплектовываясь во время войны до штатовъ военнаго времени людьми, ранѣе прошедшими черезъ ея ряды и зачисленными затѣмъ въ запасъ, ландверъ или резервъ, — эта А. получаетъ значеніе А. первой линіи и предназначается для веденія главныхъ военныхъ операцій. А. второй линіи, появившаяся впервые, какъ это мы видѣли, въ Пруссіи, имѣетъ назначеніемъ усиленіе А. первой линіи и веденіе различнаго рода второстепенныхъ и вспомогательныхъ операцій (оборона и блокада крѣпостей, обезпеченіе сообщеній дѣйствующей А., поддержаніе порядка въ занятыхъ войсками непріятельскихъ земляхъ и т. п.). Эта А. носитъ названіе въ Германіи и Австріи — ландвера, въ Венгріи — гонведа, во Франціи — территоріальной А. и т. д. Въ составъ этихъ войскъ преимущественно входятъ лица, прошедшія черезъ ряды постоянной А. и ея резерва. Наконецъ, въ случаѣ крайняго напряженія военныхъ силъ, въ современныхъ государствахъ формируется народное ополченіе (ландштурмъ), въ составъ котораго до извѣстнаго возраста входитъ все способное носить оружіе мужское населеніе страны, не вошедшее въ составъ постоянной А. и А. второй линіи. Очень долгое время постоянныя А. содержались одной и той же численности какъ въ мирное, такъ и въ военное время. Въ современныхъ государствахъ постоянная А. въ цѣляхъ использованія для военнаго дѣла всего мужского населенія страны, способнаго носить оружіе, является, въ сущности, лишь кадрами для тѣхъ А., которыя формируются въ военное время путемъ призыва подъ знамена резервистовъ (запасныхъ). Поэтому сроки службы въ дѣйствующей А. повсюду сокращаются, а состояніе въ резервѣ увеличивается. Хотя въ настоящее время государства и несутъ громадныя экономическія жертвы для содержанія постоянныхъ А., но, тѣмъ не менѣе, ни одно государство, желающее сохранить свою независимость, имѣть значеніе среди другихъ государствъ и обезпечить себѣ миръ, не можетъ отказаться отъ этой формы вооруженной силы и ограничиться одними лишь милиціонными войсками. Боевыя преимущества постоянныхъ А. и вѣчная опасность вооруженнаго столкновенія — вотъ основные мотивы, побуждающіе большинство современныхъ государствъ содержать постоянныя А. Россія, Германія, Франція, Италія, Испанія, Японія и др. не только не уменьшаютъ численности своихъ постоянныхъ А. но съ каждымъ годомъ ихъ увеличиваютъ, увеличивая и военный бюджетъ. Даже тѣ государства (Англія, Сѣв.-Ам. Соед. Штаты), которыя до настоящаго времени, въ сиду своего географическаго положенія, имѣли сравнительно небольшія постоянныя А., разсчитывая, въ случаѣ войны на милицію и флотъ, — послѣ опыта послѣднихъ войнъ начинаютъ ихъ значительно усиливать. (Развитіе русской вооруженной силы — см. Русская Армія[ВТ 1]). (Редигеръ, Устройство и комплектованіе вооруженной силы. Спб., 1900; Л. Штейнъ, Ученіе о военномъ бытѣ, какъ часть науки о государствѣ. Спб., 1875; Еллинекъ, Общее ученіе о государствѣ. Спб., 1908; Іенсъ, Военное дѣло и народная жизнь. Варш., 1898; Пузыревскій, Переходъ къ регулярной арміи. Спб., 1889; Ф.-д.-Гольцъ, Вооруженный народъ. Спб., 1886; Hintze, Staatsverfassung und Heeresverfassung. Dresd., 1906; Ratzenhofer, Die Staatswehrf. Stut., 1881; Hueber, Du rôle de l’armée Dans l’Etat et des principes de l’institution militaire. Paris, 1872; Laband, Das Staatsrecht. B. IV, Tub., 1901; Meynert, H. Geschichte des Kriegswesens und der Heerverfassungen in Europa. Wien, 1868).

Въ отношеніи стратегическомъ, А. означаетъ соединеніе значительной. массы вооруженныхъ силъ на одномъ театрѣ войны, подъ нач. одного лица, для достиженія опредѣленной цѣли. Сообразно съ этимъ, А. называется дѣйствующею, осадною, наблюдательною, оккупаціонною и т. п. Кромѣ сего, А. можетъ получить названіе по театру, на которомъ дѣйствуетъ; такъ, въ, 1877—78 гг. у насъ были А.: Дунайская и Кавказская. При сосредоточеніи на одномъ театрѣ войны весьма значительныхъ силъ, непосредственное руководство всѣми ими становится невозможнымъ для одного лица, а потому, при достиженіи численности войскъ извѣстнаго предѣла или разброскѣ отдѣльныхъ группъ на большія разстоянія, становится необходимымъ въ отношеніи непосредственнаго руководства дѣйствіями значительныхъ массъ на полѣ сраженія, — раздѣлить ихъ на частныя А., т.-е. А., дѣйствіями каждой изъ коихъ могъ бы на полѣ сраженія непосредственно руководить одинъ человѣкъ, командующій А. Милліонныя массы будущаго, вѣроятно, будутъ раздѣляться на нѣсколько частныхъ А., а въ дальнѣйшемъ развитіи вооруженныхъ силъ — даже на группы частныхъ А. Впервые частныя А. на одномъ театрѣ войны появились въ Россіи въ 1812 г., у Наполеона — въ 1813 г. и, наконецъ, у нѣмцевъ — въ войнахъ 1866 и 1870—71 гг. Послѣдняя изъ этихъ войнъ дала много примѣровъ организаціи частныхъ А., какъ передъ войной, такъ и во время хода операцій, изъ которыхъ можно сдѣлать выводы, касающіеся силы частныхъ А. и ихъ состава. — Численность А. опредѣляется способностями человѣка управлять войсковыми массами; среднихъ способностей командующій А. можетъ руководить массой отъ 120 до 150 тыс. чел. Это будетъ А. изъ 4—5 корпусовъ. А. должна придерживаться извѣстной ширины фронта при наступленіи, дабы въ данное время успѣть сосредоточиться. Желательно, чтобы А. на маршѣ могла въ 1 сутки сосредоточиться къ угрожаемому пункту, а для этого наиболѣе удаленному корпусу не должно дѣлать болѣе одного перехода въ 25 вер. Это соображеніе опредѣляетъ ширину фронта въ среднемъ въ 50 вер. Въ средней Европѣ на такомъ фронтѣ можно встрѣтить приблизительно пять параллельныхъ дорогъ; въ сутки пѣхота можетъ пройти глубину корпусной колонны изъ 30.000 чел.; поэтому на пяти дорогахъ можетъ двигаться А. въ 5 корпусовъ, около 150.000 чел. А. должна занимать такую площадь при расположеніи на ночлегѣ, которая могла бы дать ей суточное продовольствіе на мѣстѣ. Изъ опыта извѣстно, что при средней густотѣ населенія въ Европѣ войска могутъ найти на сутки продовольствіе тамъ, гдѣ на 1 версту стратегическаго фронта А. приходится не болѣе 3 или 3½ тыс. чел. Слѣд., и эта норма опредѣляетъ численность А. въ 150—165 тыс. чел., т.-е. въ 5 корпусовъ. Однако, въ настоящее время, при развитіи техники и возможности использовать ее какъ для управленія войсками, такъ и для подвоза боевыхъ и продовольственныхъ припасовъ, а равно для сосредоточенія всѣхъ силъ къ угрожаемому пункту, — можно считать, что при благопріятныхъ условіяхъ частная А. въ 5 пѣх. корпусовъ (2-хъ или 3-хъ дивизіоннаго состава), силою въ 200—250 тыс. чел., представитъ вполнѣ удобоуправляемую массу. — Составъ А. долженъ, давать ей полную самостоятельность въ дѣйствіяхъ, т.-е. она должна состоять изъ всѣхъ родовъ войскъ со всѣми вспомогательными учрежденіями и заведеніями. Въ 1812 г; у русскихъ было три частныхъ А.: 1-я — Барклая-де-Толли, 120 тыс., 2-я — Багратіона, 40 тыс., и 3-я — Тормасова, 40 тыс. чел., между тѣмъ Наполеонъ свои 485 тыс. чел. не раздѣлялъ на частныя А. Въ 1866 г. прусскія силы были сведены въ двѣ А.: 1-ю, 140.000 чел. и 2-ю, 115.000 чел. Въ 1870 г. къ 6 авг. въ нѣмецкихъ А. было: въ 1-й — 96.000 чел., во 2-й — 228.000 чел. и въ 3-й — 167.000 чел. При развертываніи въ 1870 г. французской А. на границѣ группировки корпусовъ не было никакой, и только послѣ боя подъ Вейсенбургомъ 4 авг. рѣшено было образовать: у Страсбурга, подъ нач. Макъ-Магона, группу изъ 1-го, 5-го, и 7-го корпусовъ; затѣмъ у Меца, подъ нач. Базена, группу изъ 2-го, 3-го и 4-го корпусовъ. Гвардія оставлена подъ командою императора. 6-й корп. въ Шалонѣ и резервы составляли тоже отдѣльныя части. Результатъ этой организаціонной неурядицы былъ, какъ извѣстно, самый плачевный. Въ русско-японскую войну 1904—05 гг. вооруж. силы Россіи на театрѣ войны въ мартѣ 1904 г. составляли одну Маньчжурскую А. въ 215.000 чел. Съ подходомъ подкрѣпленій изъ Россіи и развитіемъ операцій выяснилась невозможность руководить дѣйствіями всѣхъ вооруженныхъ силъ одному командующему А., а потому, еще до раздѣленія на частныя А., приходилось формировать въ составѣ Маньчжурской арміи группы, изъ нѣсколькихъ корпусовъ каждая, представлявшія собой по существу частныя А. Такъ, въ сентябрьск. наступленіи на р. Шахэ имѣлись двѣ такихъ группы: Зап. отрядъ ген. бар. Бильдерлинга, въ составѣ 17-го и почти всего 10-го арм. корпусовъ и Вост. отрядъ ген. бар. Штакельберга, въ составѣ 1-го, половины 2-го, 3-го, частей 4-го и 5-го Сиб. корпусовъ и дивизіи ген. Самсонова; общій резервъ арміи тоже представлялъ маленькую частную А. въ составѣ 1-го арм., почти всего 4-го и 6-го Сиб. корпусовъ. Наконецъ, къ началу 1905 г. Маньчжурская А., достигшая боевой численности 310.000 чел. при 1.350 оруд., была раздѣлена на три частныхъ А., силою каждая, въ среднемъ, около 100.000 чел. при 400 оруд. У японцевъ вооруженныя силы въ Маньчжуріи, достигшія на главномъ театрѣ въ это время 300.000 чел. при 1.000 орудіяхъ, были раздѣлены на 5 частныхъ А. и армейскій резервъ, силою: 1-я, 2-я и 4-я А. — около 60.000 чел. каждая, 3-я — около 50.000 чел., 5-я и арм. рез. — по 30—35 тыс. чел. — Всѣ частныя А. управляются главноком-щимъ только путемъ оріентированія командующихъ арміями относительно общей идеи операціи и общаго положенія дѣлъ на театрѣ военныхъ дѣйствій. Задачи на каждый день, въ большинствѣ случаевъ, командующіе частными А. должны ставить уже сами. — Органами командующаго А. по управленію А. и раіономъ, въ которомъ она оперируетъ, являются: полевое управленіе А. и окружное управленіе пограничнаго военнаго округа. Права и обязанности всѣхъ ихъ чиновъ и командующаго А. опредѣлены у насъ въ "Положеніи о полевомъ управленіи войскъ въ военное время" (приказъ по воен. вѣд. 1890 г., № 62). — Составными частями частной А., непосредственно подчиненными командующему ею, являются въ большинствѣ государствъ корпуса, представіяющіе собой соединеніе всѣхъ родовъ войскъ (у японцевъ дивизіи, организованныя на тѣхъ же началахъ, какъ корпуса). Корпусамъ, а также и отрядамъ, составляемымъ изъ нѣсколькихъ дивизій, кои назначаются къ дѣйствію въ особомъ раіонѣ или отдѣляются во время войны отъ А. для выполненія особыхъ предпріятій, можетъ быть присвоено названіе отдѣльнаго корпуса. Права командира отд. корпуса и его обязанности приравниваются къ таковымъ же командующаго частною А.

Примѣчанія редакторовъ Викитеки

  1. Указанной статьи нѣтъ въ данномъ изданіи.