ВЭ/ВТ/Бояре

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бояре
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бомбарда — Верещагин. Источник: т. 5: Бомбарда — Верещагин, с. 42—43 • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ ВЭ/ВТ/Бояре в дореформенной орфографии


БОЯРЕ, высш. класс населения древн. удельн. и Моск. Руси. До XIV в. звание Б. имело исключительно бытовое значение и не обозначало собой чина. Б. называли б. или м. крупных землевладельцев, выделявшихся своим богатством и воен. доблестью. В связи с таким значением Б. находится и этимологическое происхождение самого слова, к-рое производится, по всем источникам, от двух слов — "бой" (вой, воин) и "боль", "болий" (большой). Есть полное основание полагать, что класс Б. существовал до возникновения княж. власти. Появление этой последней постепенно сообщило зва-нию Б. юрид. значение, в смысле создания классовых привилегий, и чисто бытовым путем подразделило класс Б. на две группы — собственно Б. (почти синонимом этого понятия был "огнищанин" — домохозяин, домочадец) и "княжих мужей". Б. входили, как составной элемент, в б. обширную группу "вольн. людей" или "вольн. слуг", жили не при дворе князя и определяли свое отношение к нему договором частного, а не публичного характера.
Рисунок к статье «Бояре». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Б. были по призванию и обычаю воинами или в составе земского ополчения, собиравшегося по постановлению веча, или в княжеской дружине, в к-рой они образовывали высший, почетный слой ("старейшую дружину"). Вступление Б. в дружину зависело от обоюдного согласия договаривающихся сторон (дружины были не только у князей, но и у богатейших Б.) и освящалось "крестным целованием". Однако, этот договор и присяга не лишали Б. их прав "вольных людей", права во всякое время покинуть князя по формуле, сохранившей свое юридич. значение до XVI в.: "Бояром и слугам межи нас вольным-воля". Это драгоценное для Б. право "отъезда", ограниченное лишь условием не вступать в дружину врага во время борьбы с ним, а позднее, и не совершать преступления, придавало особ. характер взаимн. отношениям Б. и князя. Последний в б. степени, по кр. мере, материально, зависел от первых, чем обратно. Эта зависимость, в связи с почет. обществ. положением Б., ставила их в положение естествен. и даже неизбежных советников князя, с к-рыми он "думал" по ратным и госуд. делам. Сложившаяся в Моск. Руси "Боярская Дума", как госуд. учреждение, возникла несомненно на древнем обычае княжеской "думы". По мере укрепления княжеской власти, в особ-сти же, объединения Руси и усиления Моск. князя, в подразделениях Б. и в их юридическом положении происходили многообр. изменения. Встречаются новые эпитеты, присоединяемые к основному званию: Б. "ближние", "большие", "комнатные", "путные" и "введенные". Первые три эпитета имели происхождение и значение только бытовое, выражая собой близость к князю. "Путными" Б. назывались получившие особое поручение, "путь", в сфере местн., государств. или дворцово-хозяйств. упр-ния. В большинстве случаев это были Б., отправленные на "кормление", т. е. назначенные на администр. должности в виде награды за воен. труды. Б. "введенные" были особо облеченные доверием, наиб. почтенные лица из среды Б. Они появляются впервые ок. XIV в. Это звание всегда жаловалось князем, "сказывалось". Первоначально число их было очень незначит., и в XVI и XVII вв. не более 32 ч. На них возлагались высшие воен. и админ. должности — воевод, наместников и т. п. Привилегии всех вообще Б. выражались в праве суда, в своей вотчине, в освобождении от земельных налогов и в подсудности князю или "введенному" Б. Ко времени Иоанна Грозн. можно считать право отъезда фактически упраздненным. Естественно, что ок. этого времени "боярство" как бытовое звание обратилось в жалуемый князем-царем чин. Основаниями для пожалования были именитость, родовитость лица и близость к царю, его особое расположение. Однако, соблюдение этих обоих требованй не было безусловным. Старое, основное, бытовое Б. постепенно разбавлялось т. обр. Б. пожалованными, затем — приехавшими в Москву из других уделов и бывшими удельн. князьями ("князья служебные"). Эта разнородность высш. служилого класса дала содержание известному крупному институту "местничества", сыгравшему значительную роль в истории старой Москвы. В схематическом виде взаимоотношение указан. групп было след.: потомок в. князей становился выше потомка удельных; владет. потомок удельн. князя — выше простого Б.; моск. великокняж. Б. — выше удельного Б. Место пожалованного Б. определялось не столько его родовитостью, сколько фактич. отношением сил и близостью к царю. Со времени установления в Москве поместной системы ратной службы Б. заняли положение высших служил. людей с более крупн. поместными окладами. Из их среды, по принципам местничества, назначались полк. и город. воеводы, наместники, нач-ки приказов, послы в иноз. госуд-ва и врем. правители в Москве, при продолжительных отъездах или отсутствии царя. "Вольные люди" стали поголовно обязанными "служилыми людьми", покинувшими свои вотчины, тянувшимися к царскому двору, государевыми "холопами", по выражению оффиц. актов. Несмотря на такое изменение их положения, Б., в особ-сти титулованные, бескровно боролись с московскими князьями и царями за влияние на ход госуд. жизни, в частности — дважды по вопросу о престолонаследии при Иоаннах III и IV. Но ход историч. жизни, опричнина Грозного, демократизация служилого класса и оскудение Б. вели его к упадку и утрате политич. значения. Старинные бытовые начала родовитости сменялись новыми — личных достоинств и талантов, и к концу XVII в. ряды именитого Б. так поредели, что исконное местничество было отменено без борьбы. А реформы Петра I оконч. убили Б., смененных новым "дворянством" и "шляхетством". История России записала на свои страницы много крупных имен Б., потрудившихся в ратном деле, приказах и Б. Думе. (В. И. Сергеевич, Рус. юридич. древности, т. I; Ключевский, Б. Дума др. Руси; Его же, Курс рус. истории; Павлов-Сильванский, Государевы служилые люди; М. Дьяконов, Власть моск. государей; Его же, Очерки обществ. и госуд. строя др. Руси).