ВЭ/ВТ/Дарданелльский пролив

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дарданелльский пролив
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гимры — Двигатели судовые. Источник: т. 8: Гимры — Двигатели судовые, с. 611—615 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : МЭСБЕ : РСКД : ЭСБЕ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Дарданелльский пролив в дореформенной орфографии


ДАРДАНЕЛЛЬСКИЙ (Галлиполийский) ПРОЛИВ, в древности Геллеспонт, соединяет Эгейское море с Мраморным; длин. ок. 70 клм., шир. в среднем 4—6 клм. в зап. входе 4 клм., в самом же узк. месте, между Килид-Барим и Кале-Султание (Тшанакская теснина), немного более 1 клм. Европ. берег крутой, за исключ. небол. низменностей при устьях рек; вдоль него тянутся обнаженный, выс. 200—300 мтр., горы. Плоский азиат. берег постепенно переходит внутри страны в невыс. холмистую местность. Наиболее значит. пункт и гавань — Галлиполи, при вост. выходе из Д. Соединяя Черн. море со Средиземным, пролив имеет огромное воен. и мор. значение. Через Д. м. беспрепятственно проходить самые большие суда; навигац. трудностей плавание по Д. не представляет, но сильное течение в Мрамор. море требует осторожности: скорость его не превышает обычно 1½ мор. мили, но при сильн. сев. ветре доходит до 5 миль. Первые укр-ния Д. состояли из 4-х замков: Седул-Вар и Кале-Султание, построенных в 1462 г. султаном Магометом II, и Кум-Кале и Килид-Бар (т. наз. Новые Д.), построенные в 1659 г. вел. визирем Ахмедом-Кепрюли. Это — огромные, массив. камен. постройки, к-рые много раз перестраивались, вооружены старыми орудиями и частью пришли в негодность. Существовало еще неск. малых старых фортов. Новейшие укр-ния, б-реи или форты в Тшанакской теснине б. возведены в 1864—77 гг. по побуждению Англии и в 1886 г. б. дополнены еще небол. укреплениями. В 1892 г. заграждение б. усилено мор. минами, а укр-ния частью возобновлены и снабжены послед. усоверш-ниями (телеграф, телефон и пр.). Все укр-ния насчитывали тогда 682 ор. (наполовину нов. образца). Более новые укр-ния хорошо оборудованы и имеют значит. г-зоны, т. ч. прорыв б. бы сопряжен с тяжел. жертвами. В 1841 г. пятью европ. вел. державами б. заключен с Портою Д-ский договор, по к-рому иностр. воен. суда не имеют права прохода через пролив, а торговые подлежат контролю оттоманского прав-ства, с предъявлением судовых документов и уплатой маячного налога. Парижский договор 1856 г., Лондонский — 1871 г., а также Берлинский конгресс 1878 г. подтвердили это соглашение; тем не менее, в 1878 г. британ. суда прошли через Д., чтобы защитить Константинополь. По дополнит. условию 1891 г., суда нашего Добровол. флота, под торг. флагом, получили право свобод. прохода через Д.; в случае нахождения на борту этих судов войск, Порта д. б. заблаговр-но об этом уведомлена. Современное состояние укреплений. В наст. время Д. обороняются 3 зонами укреплений. Южная зона расположена по обоим берегам пролива, защищая его со стороны Архипелага; она состоит: 1) из б-реи у Ертегруль (две 21-см. пушки и 1 полев. ор.); 2) б-реи у замка Седул-Бар (6 пуш. 21 и 28-см. и 1 полевая), тут же имеется прожектор для освещения входа. На азиат. берегу: 1) б-рея у Кум-Кале (десять 21-см. пуш., 3 полев. ор.); 2) у Орание (две 21-см. пуш., 5 полевых). Средняя зона (глав. оборонит. линия) — проход у Кале-Султание, обороняется рядом укр-ний по обеим сторонам прохода. Наиболее важн. роль играет: 1) Намазие (21 ор. Круппа, калибром 21—35 см.), лежит южнее стар. замка Килид-Бар, а на азиат. берегу Анадоли-Меджидие (б-рея — 14 ор. Круппа, 15—28-см. клб. и 1 полевая). Кроме указанных, на европ. бер. еще есть след. б-реи: Иени-Намазие (16 пуш. 26—21-см.) и 2) Дапирмен-Буруну (7 ор. — 24—21-см.); на азиат. бер. — форт Кале-Султание (Чанак-Кале), вооруженный 4 пуш. крупн. калибров и 15 полевыми; южнее лежит б-рея Дарданус (2 креп. пуш. с запасом по 150 снарядов на ор.); к с. от форта лежит б-рея Нагара (9 ор. круп. клб. и 1 полевое). Все эти б-реи расположены близко от г-зонта воды в проливе; кроме того, по обоим берегам устроен ряд возвыш. "горных" б-рей; на европ. берегу поставлено: пушек 15-см. — 22, мортир 21-см. — 8; на азиат. берегу пуш. 15-см. — 4, мортир 21-см. — 6 и полев. пуш. — 3. Северную зону представляет ряд б-рей, обстреливающих изгиб к с. из Мрамор. моря. Для защиты б-реи европ. берега со стороны материка, на перешейке Булаир, отделяющем полуо-в Галиполи от материка, в самой узк. его части (65 т. мтр.) в 1854, 1876 и 1891 гг. выстроены 3 форта, соединенных непрерыв. линией; кроме того, построено 18 отдел. укр-ний (передовых) и 3 нов. форта. Весь этот ряд укр-ний вооружен 120 ор. старых систем. Почти все форты и б-реи — стар. постройки, каменные, ясно видимые издали. Для обслуживания б-реи имеется 26 б-нов пехоты, сведенных в 2 креп. пп., и ок. 3 т. инж. войск. В 1892 г. Бриальмоном составлен проект обороны Д., основанный на уничтожении крайн. зон и усилении за их счет гл. оборонит. зоны. Насколько известно, проект не приведен в исполнение за недостатком средств, вследствие обилия брон. установок, прожекторов и т. п.

ВООРУЖЕНИЕ УКРЕПЛЕНИЙ ДАРДАНЕЛЛЬСКОГО
ПРОЛИВА.
Укрепления. Число орудий. Стар. оруд. Число мортир. Итого оруд.
21—35-см. 15-см. Полев.
Европейский берег:            
  Дл.          
1. 21-см. 2 6 8
2 28-см. 6 1 7
3. Гамидие *) 35-см. 2 1 3
4. Меджидие. 28—24-см. 6 1 7
5. 21—35-см. 21 21
6. Иени-Намази 26—21-см. 16 16
7. Данпирмен-Буруну 21—27-см. 7 7
Итого 60 9 69
Азиатская сторона: 2 5 7
2. 10 3 13
3. Дарданус 2 2
4. 9 6 15
5. Чаментлих 4 15 19
6. 14 1 15
7. 9 1 10
Итого 50 31 81
Нагорные батареи:            
Европейский берег 22 2-см. 8 30
Азиатский берег 4 3 21-см. 6 13
Итого 26 43 14 193
Булаир, в 6 фортах и 18 укреплениях 120 120
*) У Гамидие расположен двойной ряд мин на отдельных броневых проводниках.

В истории Европы Д. пр. сыграл крупную роль. Через него, у мыса Нагара, б., по-видимому, перекинуты на европ. берег мосты Ксеркса, и в том же месте перешел на азиат. берег Александр Македонский. В древности Д. являлись ключом к берегам Черн. моря, населенным греч. и генуэз. выходцами и богатым хлебом. Турки впервые перешли через пролив в 1356 г., и эта операция в итоге повела за собою завоевание Визант. империи. Со времени падения Константинополя (1453) политич. роль Д. определялась значением пролива, как мор. пути в Мрамор. море и подступа к столице осман. царства. И только с нач. XVIII ст., со времени Петра Вел., проливы Д. и Босфор (см. это слово) приобрели важное значение для России. Однако, и до послед. времени вопрос этот трактуется у нас не самост-но, а в соответствии с политич. конъюнктурой дан. момента. Так, напр., в 1910 г. вопрос о проливах б. выдвинут в качестве возможной компенсации за аннексию Австрией Боснии и Герцеговины; в итало-тур. войну 1912 г. этот же вопрос ставился в связь со стеснениями, возникшими для рус. хлебн. экспорта. Приноровление к этим преходящим условиям минуты затемняет действит. для России значение вопроса. Освещение его с истор. точки зрения до сих пор остается пробелом в рус. литературе. Карта к статье «Дарданелльский пролив». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Приводимый ниже краткий обзор роли Д. и Босфора в рус.-тур. войнах и союзах начинается со времен Имп. Екатерины II, ибо только при ней, с созданием Черномор. корабел. флота и отправлением Балт. флота в Архипелаг, Россия получила возм-сть непосред. воздействия на проливы. Рус. Балт. флот явился перед Д. впервые в войну 1768—74 гг., немедленно же после поражения турок при Чесме. Сравнит. слабость укр-ний вполне допускала прорыв через Д., если не для взятия Константинополя, то для нанесения Турции тяжел. моральн. удара, значение к-раго было бы широко учтено при заключении мира. Это отвечало бы и желанию Имп-цы: "потрясению в Европе самого основания оных (тур. сил), вкупе со столицею злочестия магометанского". Такого же мнения держались и флагманы нашего флота, и хотя гр. Орлов и не рискнул использовать Чесму для нанесения этого удара, но к.-адм. Эльфинстон всё-таки произвел в Д. внушит. демонстрацию. Преследуя тур. флот, он с эс-дрою вошел в пролив, стал на якорь посреди его и демонстративно, под сильн. огнем б-рей с обоих берегов, приказав играть музыкантам и бить в литавры и барабаны, уселся с оф-рами пить чай на палубе, сам не отвечая туркам ни одним выстрелом. В Константинополе эта демонстрация произвела удручающее впечатление, но гр. Орлов и после неё не решился идти на прорыв и ограничился блокадой Д. При значит. отдаленности базы (порт Ауза на о-ве Парос) блокада не м. б. действительной и еще более ослаблялась теми инструкциями, к-рые давал из Петербурга гр. Панин, опасавшийся недоразумений с нейтр. державами. При этих условиях не только не б. достигнута цель, поставленная гр. Орловым, оголодить Константинополь, но через те же Д. проскакивали иногда тур. воен. суда (алжирская эскадра), направлявшиеся в Константинополь на пополнение сильно поредевшего после Чесмы флота. Наряду с этим, блокада Д. сделала наш флот, особенно после победы под Патрасом, полным хозяином всего Леванта, и этот период ознаменовав удач. действиями рус. отрядов у бер. европ. и азиат. Турции, Сирии и Африки, а разобщенность Египта и Сирии от Константинополя едва не повела к отложению этих провинций от Турции. Тесн. блокада Д. сильно сократила подвоз припасов в столицу и остановила посылку провинц. тур. войск, предназначавшихся на усиление действующей против России армии. Черномор. же флот, базировавшийся на Керчен. пролив и удачно оперировавший у Суджук-Кале, под Балаклавой и Керчью, был еще слишком слаб, чтобы предпринять что-либо против Босфора. Война 1787—91 гг. протекала в неск. иной обстановке. Балт. флот, совершенно готовый идти в Архипелаг, д. б. остаться в Балтике по случаю начавшейся войны со Швецией; действия же в Архипелаге б. возложены на корсарские эскадры, снаряжавшиеся в Триесте и Сиракузах. Наши корсары держались перед Д., захватывая суда, шедшие в Константинополь, разоряя тур. селения в Архипелаге и отвлекая на себя отряды воен. судов и нек-рую часть сухоп. сил непр-ля. Первые удач. действия корсаров создали в Константинополе панику, т. ч. для успокоения умов султан приказал провести через Д. из Архипелага неск. тур. судов под рус. флагами; эти суда д. б. изображать рус. корсаров, будто бы взятых в плен. Однако, деят-сть наших корсаров не могла иметь влияния на свободу передвижений значит. тур. сил. Отсутствие же рус. кораб. флота перед Д. невыгодно отзывалось на нашем положении в Черн. море: едва успевал Ушаков разбить одну эскадру "крокодила моря битв" (Гуссейн-паша), как ей на смену являлись вызванные Портой в Черн. море эс-дры алжирская, тунисская, дульциниотская, триполийская. При блокаде Д. со стороны Средизем. моря сильн. Балт. флотом этого, конечно, не было бы, и энергия Ушакова, громившего тур. берега от Синопа до Анапы, могла бы быть направлена ближе к цели, на Босфор и Константинополь. Союз с Турцией 1798—1806 гг., открывший рус. флоту проливы для совмест. с Турцией действий против Бонапарта, положил основание утверждению России на Средизем. море. Черномор. флот (Ушаков) проходит через Босфор и Д., развивает в Средизем. море кипуч. боев. деят-сть: берет у фр-зов с боя Цериго и все Ионич. о-ва, блокирует итал. Адриатику до самой Венеции, освобождает от фр-зов ряд итал. городов, бомбардирует Геную; малочисл. десант. отряд берет с боя Неаполь, другой десант занимает Рим. Имп. Павел образует Республику Семи о-вов (Ионических), под номин. протекторатом России и Турции; в действ-ности респ-ка становится центром рус. влияния и базой для нашего флота и войск в Средизем. море. На смену возвратившимся в Севастополь гл. силам флота приходят новые эс-дры из Балт. и отдел. суда из Черн. морей, и адм. Сенявин занятием Катаро (см. это слово) наносит жесточайший удар замыслам Наполеона; флот наш берет с боя Далматские о-ва, заставляет исполнять свои требования Австрию; черногорцы, бокезцы и далматинцы присягают на вечное подданство Имп-ру России и т. д. Всё это было возможно только при условии свободы прохода наших воен. судов через Босфор и Д., т. к. всё снабжение флота боев. и кораб. припасами и хлебом по тем временам могло идти из адмиралт. магазинов Николаева и Севастополя. И, наоборот, только свобода плавания через Д. и Босфор дала России возм-сть стать твердой ногою на Средизем. море, компенсируя сплошные неудачи (в начале царст-ния Александра I) боровшейся с Наполеоном армии сплошными же победами нашего флота. В июле 1806 г. Наполеон писал: "Постоянною, конечною целью моей политики является заключение тройствен. союза между мною, Портою и Персией, направленного косвенно или скрытно против России... Конечною целью всех переговоров д. б. закрытие Босфора для русских и запрещение прохода из Средизем. моря всех их судов, как вооруженных, так и не вооруженных". Война 1806—12 гг. Первоначальный план войны заключался в прорыве нашего флота из Средизем. моря через Д. и из Черного через Босфор и взятии Константинополя с моря, при одноврем. наступлении на него нашей Дунайск. армии. Имея много шансов на успех, этот план всё-таки не б. осуществлен, отчасти под влиянием неудачи англ. адм. Дукворта (см. это слово), отчасти по нерешит-сти сухоп. нач-ков и глав. ком-ра Черномор. флота, адм. марк. де-Траверсе. Взамен прорыва Сенявин, овладев ключем к Д., о-вом Тенедос, установил блокаду, прекратившую тур. торговлю к в. от линии Венеция — Египет, и в двух последоват. сражениях (одно в самом Д. пролива) разбил на-голову тур. флот. Тесная блокада Д. дала весьма ощутит. результаты: в Константинополе началась голодовка, приведшая к бунту; чернью и янычарами б. убиты все министры и султан Селим III свергнут с престола, Последовавший в 1807 г. Тильзитский мир самым пагубным образом отразился на нашем флоте: спасая потерпевшую поражение армию, Александр I отдал Наполеону все завоевания флота в Средизем. море, не исключая даже трофеев, добытых флотом в боях с турками, а впоследствии предоставил в его распоряжение и самый флот; одновр-но б. заключено перемирие с Турцией, по к-рому ей возвращался о-в Тенедос. Безвинно осужденный на унижение, лишенный всех баз (все Ионич. о-ва, Катаро, Примор. область, Далмация и Тенедос), к-рые отвоевал в борьбе с Наполеоном и Турцией, победоносный флот наш частью нашел свой конец в гаванях Тулона, Триеста и Венеции, частью б. распродан Франции, Сардинии и Испании, частью попал на содержание к Англии. Турция быстро оценила значение Тильзит. мира; обеспеченная со стороны Д., она вскоре нарушила перемирие и с упорством продолжала войну до самого 1812 г., когда Россия, вступившая в новую борьбу с Наполеоном, поторопилась заключить Бухарест. мир. Закрытие Д. и Босфора, провозглашенное в 1806 г. Наполеоном, сразу подорвало жизнеспособность нашего флота, привело к крушению всю рус. политику в Средизем. море и на четверть века обессилило рус. флот. Война 1806—12 гг. интересна еще и тем, что в ней впервые появляется у Д. во враждебной для России позиции англ. флот (адм. лорд Коллингвуд, Мартен и Пажет); начиная с этой войны, Англия неуклонно повторяет ту же политику во всех рус.-тур. войнах. Что же касается Босфора, то он в войну 1806—12 гг. не оставил заметного следа по слабости как нашего Черноморского, так и уцелевшего от разгрома Сенявиным тур. флота. Война 1828—29 гг. началась в обстановке, весьма тяжелой для наших мор. сил Средизем. моря, явившихся туда, впервые после Тильзит. трагедии, в 1827 г. (Наварин). Связанный лондон. договорами и непосред. участием в греч. делах, флот наш (адм. гр. Гейден) не мог развернуть свои действия в Архипелаге и д. б. ограничиться захватом египет. судов; но, при всей тяжести этих условий, при пристальном враждеб. внимании флотов Англии, Франции и Австрии, он всё-таки выполнил тяжелое дело, — зимнюю блокаду Д., к-рую такой авторитет. знаток Средизем. моря, как адм. Коллингвуд, считал делом невозможным ни для каких судов в мире. Наш флот (адм. Рикорд) держал в блокаде Д. со 2 нбр. 1828 г. до конца войны. Блокада Рикорда не позволила егип. флоту придти на помощь Турции в Черн. море и послать подкр-ние сухоп. войскам. Действия нашего Черномор. флота по плану войны б. с самого начала связаны с движениями армии; к концу же войны создалась обстановка, почти завершавшая план предыдущей войны (1806—12 гг.): занявшая Адрианополь наша армия грозила Константинополю, флот Средизем. моря стоял у Д. и вошел в сношения с отрядом армии Дибича, занявшим Энос на берегу Эгейск. моря; Черномор. флот готовился к прорыву через Босфор и взятию Константинополя с моря. Спешно заключенный Турцией мир едва не б. нарушен из-за медлит-сти, проявленной Портой в исполнении нек-рых статей договора; адм. Грейг, в случае возобновления воен. действий, решил немедленно прорываться через Босфор и атаковать Константинополь, для чего просил у Дибича одну бр-ду для овладения европ. б-реями Босфора. Дибич согласился и сообщил ему, что Константинополь в этом случае явится общею целью действий армии и флота. Быстрое исполнение Портой рус. требований избавило Турцию от опасности, грозившей её столице. В этой войне отрицат. роль сыграло отсутствие с нашей стороны надлежащей блокады Босфора, что позволило тур. флоту безнаказанно неск. раз выходить в Черн. море; но и это не м. б. поставлено в упрек адм. Грейгу: флот б. связан движением через Балканы армии, овладевая по мере этого движения необходимыми для поддержания связи румелийскими прибреж. городами. Помощь, оказанная Россией Турции против восставшего егип. паши Магомет-Али в 1833 г., выразилась в отправлении в Босфор Черномор. флота и высадке там 10 т. рус. войск; в случае надобности эти силы б. бы направлены и на защиту Д. Появление рус. флота и войск возымело должн. действие: угрожавший самому Константинополю Магомет-Али д. б. искать примирения с Портой. Россия же заключила с Турцией Ункиар-Искелесийский договор, обеспечивший закрытие Портой проливов для всех держав, с к-рыми России пришлось бы вести войну. Договор этот вызвал сильное недовольство Англии и Франции, до самой его отмены не перестававших держать (особенно Англия) свои эс-дры перед Д. Война 1853—65 гг. простым перечислением держав, примкнувших к Турции против России, дает ответ на вопрос о роков. значении для России проливов. Адм. Нахимов и Корнилов, по-видимому, сознавали необходимость блокады Босфора, чтобы всеми силами, хотя бы и парусного, Черномор. флота обрушиться на непр-ля немедленно по выходе его из пролива; но ни тот, ни другой не рискнули на это. Еще до Синопского боя Корнилов писал Нахимову: "Опять предостерегаю от англичан; Вам известно, как они решительны, когда дело идет об истреблении чужих к-блей по одиночке; и всё опасаюсь, что они выскочат из Босфора, чтобы на вас напасть". Англ-не "выскочили", и Черномор. флот кончил медлен. самоубийством. В войну с Турцией 1877—78 гг. России, почти не имевшей флота в Черн. море и вовсе не имевшей его в Средиземном, особенно пришлось считаться с невозм-стью для себя воздействовать на Д. и Босфор. Свободные от рус. блокады Д. позволили Порте доставлять в Константинополь значит. подкр-ния из Египта и друг. провинций. Отсутствие достаточно сильного Черномор. флота и необходимость считаться с враждеб. поведением Англии, пославшей эс-дру через Д. к Принцевым о-вам (1 час ходу до Константинополя), ставили гл-щего рус. армией иногда в полн. невозм-сть исполнять Выс. повеления; напр.: "В случае, если бы англ-не сделали где-либо высадку, следует немедленно привести в исполнение предположенное вступление наших войск в Константинополь. Предоставляю Тебе в так. случае полную свободу действий на берегах Босфора и Д., с тем однако же, чтобы избежать непосред. столкновения с англ-нами, если они сами не будут действовать враждебно" (телеграмма Имп. Александра II В. К. Николаю Николаевичу 30 янв. 1878 г.). Те же условия самым невыгод. для России образом б. учтены на Берлин. конгрессе. Краткий обзор роли, к-рую Д. и Босфор играли в рус.-тур. войнах, приводит к след. выводам: блокада Д., как показал опыт войн 1768—74, 1787—91, 1806—12 и 1828—29 гг., сильно понижает сопротивляемость Турции, не позволяя ей использовать против России войска своих отдален. провинций и заставляя самую Порту уделять часть сил на защиту средиземномор. владений; она вводить расстройство в тур. торговлю, затрудняет снабжение Константинополя съест. припасами и в одном случае повела даже к тяжелому внутр. кризису, закончившемуся coup d’état. Отсутствие блокады, наоборот, сильно повышало шансы Турции, находившей в этих случаях неизмен. поддержку Англии. Блокада Д. является, т. обр., актом политич., стратег., финанс. и морал. воздействия на Турцию. Обстановка и результаты рус.-тур. войн показывают с очевидностью, что никакие дипломат. ухищрения и гарантии открытия для России проливов не м. заменить её утверждения хотя бы на одном Босфоре. К этому ведут и опыт прежних войн, и неизменные стратег. интересы, и примеры здравой политики др. стран, уже решивших должн. обр. вопросы о своих собств. "Дарданеллах и Босфоре": Англия — Гибралтар и Суэць, Германия — Кильский канал, Соед. Штаты — Панамский канал и пр. ("Инж. Журн." 1896 г., №№ 10, 11 и 12; А. С***, Атака и оборона берегов; Стебницкий, Заметки о Босфоре; Овчинников, Записка "Босфор и Дарданеллы").