ВЭ/ВТ/Лихачевы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лихачевы
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Линтулакс — Минный отряд Балтийского флота. Источник: т. 15: Линтулакс — Минный отряд Балтийского флота, с. 19—23 ( скан ) • Другие источники: РБСВЭ/ВТ/Лихачевы в дореформенной орфографии


ЛИХАЧЕВЫ. 1) ∗Дмитрий Федорович Л., воен. инж-р, г.-м., нач-к инж-ров кр-сти Карс; род. в 1853 г., ум. в 1908 г. Военное и спец. образование получил в Ник. инж. уч-ще (окончил в 1873 г.) и в Ник. инж. ак-мии (окончил в 1879 г.). Офиц. службу начал в 6-м саперн. б-не, с к-рым принимал участие в рус.-тур. камп. 1877—78 гг. По переводе в воен. инж-ры, первонач-но находился на службе в Одес. воен. округе, на крепостн. работах в Николаеве и Очакове. С 1885 г. Л. состоял производ-лем работ по постройке нов. укр-ний в кр-стях Варшаве и Ковне, что продолжалось до 1898 г., когда он б. назн. инсп-ром инж. работ Кавказск. воен. округа. В 1906 г., с назначением нач-ком инж-ров Карсск. кр-сти, б. произв. в г.-м. В в.-инж. литературе Л. известен как автор талантливого проекта креп. форта и изобретатель скрывающейся установки для креп. противоштурмовых пушек. То и другое описано им в статье: «Заметки по вопросам долговр. фортификации» («Инж. Журн.» 1899 и 1900 гг.). Иллюстрация к статье «Лихачевы». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Предложенный им тип креп. форта для того времени представлялся совершенным, отвечавшим всем боев. и технич. требованиям; во многом он не утратил этих качеств и для наст. времени. В проекте удачно б. применены почти все те общие идеи и указания, к-рые выдвинула долговр. форт-ция после изобретения фугасн. бомб; вместе с тем лично автору принадлежит разработка полезн. и современ. деталей в устройстве форта. В проекте (см. черт.) проведен принцип независ-ти вала от рва. Такое начертание дало возм-сть автору достигнуть хорошей фронтал. обороны окружающей форт мес-ти и в то же время ограничить число фланкирующих построек. Оборона эта знач-на: на головн. фасе 120 стрелков, 6 полев. пушек на колесн. лафетах и 6 скорострельных на тумбах; на каждом боков. фасе 60 стрелков, 6 полев. пушек, в 2-этажн. промеж. капонирах 4 пушки; наконец, на горжев. фасе — 260 стрелков и 3 полев. пушки в казематах у середины фаса. Форт имеет: а) бетон. бруствер и валганг на головн. и бок. части фасов; б) для всех людей и орудий на время бомбард-ки форта — бетон. убежища; в) по всем фасам — непрер. кругов. казематир. сообщение, а также с капонирами и полукап-рами. Скрывающаяся установка Л., для механич. подъема на валганг скоростр. орудий на тумбах, состоит из подъемника Б (см. черт.), выдвигаемого вместе с орудиями на откидной щит А по колодцу-щели у подошвы внутр. крутости бруствера; пушки находятся в гориз-ном положении, парал-но бр-веру и, под-нятые наверх и повернутые на 90°, становятся сразу в положение для стрельбы; при этом, закраины тумбы при повороте входят в соотв-щие пазы и закрепляют неподвижн. систему. Ров форта имеет сильную фланк. оруд. оборону, но сравнит-но слабые преграды штурму, только в виде камен. к.-эскарпа, выс. ок. 3 сж., на напольн. фасах и примкнут. эскарпа в горже. Г-зон форта и вооружение слишком велики: 3 р. пех., 1 рота креп. арт-рии и 50 ор. Еще в 90-х гг. прошл. столетия Л. проектировал и устроил в одной из кр-стей оч. оригин. приспособление для быстр. механ. подачи противоштурм. колесн. орудий из казематов-убежищ на бетонный валганг.

2) ∗Иван Федорович Л., адм-л, род. в 1826 г., 13 л. поступил в Мор. к-с, в 1843 г. произв. в мичманы, с оставлением в офицер. классе. Начав службу в Черн. море, Л. вернулся в Балт. море уже лейт-м в 1850 г. и осенью того же года отправился в кругосв. плавание на корв. Оливуца. С окт. 1851 г. он командовал им до 1853 г. Произведенный в кап.-лейт-ты, Л. состоял нек-рое время пом-ком редактора «Мор. Сб.», а в 1854 г., с нач. Вост. войны, отправился в Севастополь, где и занял долж-ть флаг-оф-ра при в.-адм. Корнилове. Каждый из 4 фл.-оф-ров Корнилова имел спец. поручение; Л. д. б. составить план эвакуации нашей позиции на Корабел. стороне и переправы оттуда войск к глав. силам в город, а позднее, под видом наблюдения за правил. сообщением осажден. города с Сев. стороной, подготовлял и держал наготове все переправочные средства, равно как и следил за постройкой моста через Сев. бухту. Л. остался заведующим всеми сообщениями по бухте и при преемнике Корнилова, М. П. Станюковиче, до конца осады. При самом отст-нии войск Л. не присутствовал, т. к. накануне б. сильно контужен в голову и отнесен в госп ль. Вскоре по окончании войны, за к-рую Л. б. произв. в капитаны 2-го и 1-го ранг., Л. привел из Балт. моря в Черное 3 винт. корвета и нек-рое время оставался в Николаеве в долж-ти нач-ка штаба при заведующем мор. частью, к.-адм. Г. И. Бутакове. В 1858 г., вернувшись в Спб., Л. б. назн. ад-том к В. Кн. Константину Николаевичу. Находясь в пост. близк. сношениях с Вел. Князем и пользуясь его полн. доверием, Л. принял деят. участие в разработке всех начатых при нём преобраз-ний по мор. вед-ву; между прочим, в янв. 1859 г. он подал ген.-адм-лу «записку о состоянии флота» (Архив адм. Лихачева, № 79), в к-рой доказывал необходимость для наших судов и их личн. состава дальн. плаваний и образования в морях Д. Востока самост-ной эс-дры. «Поручите распоряжение ими, — писал он, — одному из лучш. воен. моряков… У вас образуются современем наст. адм-лы, к-рые будут страшиться одного только суда моряков всех наций, будут бояться одной ответ-ности перед отечеством, вверившим им драгоцен. средства и интересы, и к-рых не будет вгонять в идиотизм страх нач-ва в лице разн. деп-тов и разн. ком-ров, главных и неглавных». При постройке новых судов Л. предлагал отдавать предпочтение новейш. типу, каким в то время были блиндир. фр-ты. «В наш век нескончаемых совершенст-ний и преобраз-ний в мор. иск-ве, — писал он, — единственное средство не быть позади других, — это стремиться быть впереди всех». К постройке броненос. судов б. приступлено только в 1863 г., образование же отдел. эс-дры на Д. Востоке б. поручено самому Л. В 1859 г. наш полномоч. посол в Пекине, г.-м. Н. П. Игнатьев, д. б. заключить с кит. прав-ством договор о гр-цах; недовольный ходом переговоров, Игнатьев в конце 1859 г. прислал донесение, что не м. ничего добиться от кит. прав-ства, и просил разрешения выехать из Пекина в Монголию, в Китай же в виде демонстрации двинуть из Сибири войска; это пожелание разделялось всецело и ген.-губ-ром гр. Муравьевым-Амурским. Для обсуждения создавшегося положения Имп-р Александр II созвал небол. ком-т, в к-рый пригласил и Вел. Князя. Зная Л., В. Кн. показал ему донесение Игнатьева. Мнение Л., поддержанное Вел. Князем, б. принято в ком-те, и самому Л. приказано отправиться на Восток и собрать там эс-дру. Порученное ему дело Л. выполнил блестяще. Прибыв на Восток в кон-це мрт., он быстро сформировал эс-дру и лично руководил выполнением всего дела. 20 мая г.-м. Игнатьев прибыл на эс-дру, где и оставался ок. 2½ мес. Затем, вслед за союзн. силами англ-н и фр-зов, Игнатьев двинулся в Пекин; китайцы б. разбиты, и с ними заключень весьма выгодный для нас Пекинск. договор (см. Игнатьев, Н. П.). Тем временем Л. по пути в Печил. зал. зашел на транспорте Японец в залив Посьета и оставил на берегу десант, с приказанием при появлении иностр. судов поднять рус. флаг и объявить порт собств-стью России. Поступок Л. встретил горячую оценку со стороны гр. Муравьева, назвавшего занятую бухту «Лихачевской», а также полное одобрение со стороны Вел. Князя, к-рый в письме к Л. сообщал, что Гос-рь в высшей степени доволен им и его распоряжениями. За свою деят-сть на Востоке Л. получил орд. св. Владимира 3 ст., а в апр., имея всего 35 л., чин к.-адм. Сам Л. придавал большое значение действиям флота; в письмах к Вел. Князю он писал: «Если истинные и тяжелые подчас (как, напр., настоящая) заслуги наши будут проходить незамеченными, то этому убеждению в пользе флота никогда не народиться в нации, а без него и развитие флота, лишенное поддержки обществ. мнения, будет всегда трудною и непрочною затеей». К сожалению, с полн. отсутствием такой поддержки, не только со стороны широк. слоев общ-ва, но даже правит. кругов, пришлось встретиться Л. при проведении в жизнь одной из его заветнейш. мыслей — приобретения о-ва Цусима. Намерение Л. б. встречено с полн. сочувствием лишь Вел. Кн.; с его разрешения б. сделаны первые шаги для занятия о-ва: послан в мрт. 1861 г. корв. Посадник, под ком. фл.-ад. Н. А. Бирилева, в одну из бухт Цусим. зал. Л. посылал в Петербург донесение за донесением, в к-рых доказывал необходимость для России о-ва Цусимы и торопил прав-ство принять какое-нибудь решение, с полн. основанием опасаясь вмешат-ва в наши планы Англии. Энергия Л. разбилась о медлит-сть и осторожность мин-ства иностр. дел и полную несостоят-сть нашего консула в Японии, Гашкевича. Осенью 1861 г. англ-не заявили протест; дипломатия забила тревогу, и Л., с разрешения Вел. Кн., спешно отправился в Спб., чтобы личн. докладом подвинуть дело. Это ему не удалось; против Л. были мин-ства иностр. дел и морское; Россия отказалась от Цусимы, инициатор же всего предприятия б. зачислен в резерв. флот (1862 г.). Этот первый уход от дел Л. был не долог; год провел он за гр-цей, посвятив его изучению новых броненос. судов; 8 авг. 1863 г. Л. снова зачисляется на действител. службу и назначается ком-щим отрядом кр-ров в Балт. море. В 1864—66 гг. Л. командует первой, только что оборудованной бронен. эс-дрой; за успешную её орг-зацию его награждают орд. св. Станислава 1 ст. и св. Анны 1 ст. с меч. и зачисляют в свиту Гос-ря. Плодотворная деят-сть Л. нашла себе справедл. оценку в приказах сменившего его в 1867 г. Г. И. Бутакова, но в дальнейшем талантл. орг-затор, полный сил и энергии, б. отстранен от строев. службы во флоте. В дкб. 1866 г. он б. назн. чл. арт. отд-ния мор. техн. ком-та, а в 1867 г. получил место мор. агента во Франции и Англии, на к-ром и оставался в продолжение 17 л., до самой своей отставки. В новом положении Л. проявил ту же кипучую энергию. В Спб. как будто были довольны его деят-стью; Л. получал награды (1871 г. — орд. св. Владимира 2 ст., 1874 г. — чин в.-адм., 1877 г. — орд. Бел. Орла, 1880 г. — орд. св. Александра Невского, 1883 г. — алмаз. знаки того же орд.), но о возвращении в Россию не было и разговора. Один только раз, в 1882 г., мор. мин-ство сделало попытку вернуть Л. к более практич. деят-сти: новый ген.-адм. предложил Л. занять место председ-ля техн. ком-та в реформир. мор. мин-стве; но на этот раз Л. сам отказался работать в обстановке, к-рая совершенно не соответствовала его взглядам. Вел. Кн. Константин Николаевич ушел от дел, в мор. вед-ве царило новое напр-ние, подчиниться к-рому Л. считал для себя невозможным. Одновр-но с отказом Л. отправил адм. Шестакову и свое прошение об отставке, и 28 авг. 1883 г. он б. уволен по болезни, с тем же чином в.-адм., с мундиром и пенсией. Сам Л. о своем уходе пишет так: "Я вышел в отставку, не унося с собой другой награды за службу, кроме личн. чувства избавления от участия в фатальном, как мне всегда казалось, преступном деле реакции и нравствен. понижения или «притупления», что было тогда лозунгом для Шестакова и сотрудников его «реформ» (журн. «Море» 1909 г., № 3. Письмо Л.). При выходе в отставку Л. было 57 л., и казалось, что актив. деят-сть его закончена; но на самом деле это было не так. «Оторванный силою разных обстоят-в от своего поприща, — говорит он в одном из писем, — думаю, что осталось еще нечто сделать для родного каждому из нас дела. И вот с тех пор, что нахожусь в отставке, начал помещать нек-рые свои работы и заметки в „Мор. Сб.“ и „Кр. В.“. Делая это, я думаю, что исполняю свой долг относ-но прежн. товарищей, стараясь помочь им в разъяснении того или другого из многочисл. вопросов нашей спец-сти. Никакой другой цели я не преследую и с ред-рами б. условлено, что статьи мои будут оставаться не подписанными, — именно для того, чтобы они не носили никакого характера личности». И вот, в течение целого ряда лет в мор. журналах появляются статьи Л.: «Военные суда будущего»; «Практические приемы вычисления водоизмещения и остойчивости»; перевод «О дальнейшем развитии герман. флота»; «О тяжелой арт-рии»; Разбор книги адм. Эллиота под названием «Тактические этюды»; «Пробелы мор. воспитания»; «Число миноносок и самодвижущихся мин»; «По поводу столк-ния бр-сцев Кампердоун и Виктория» и др. Продолжая жить за гр-цей, Л. получал чуть ли не все мор. журналы и газеты, ни одно из событий родн. флота не ускользало от его проницат. взгляда. В 1888 г. в журнале «Рус. Судоходство» появилась статья Л., без подписи, под заглавием «Служба генерального штаба во флоте», в которой автор со свойственной ему силой таланта и убеждения развивал взгляд на необходимость учреждения во флоте особого органа, занимающегося собиранием точн. сведений о силах иностр. флотов, заблаговрем. изучением мор. театров и составлением стратегич. планов ведения войны, и, сообразно с этим, развитием программы родн. флота, его подготовкой к войне, орг-зацией обороны побережий и т. д. Т. обр., Л. один из первых поставил на очередь вопрос о необходимости мор. ген. штаба. Не смущаясь тем, что и другие мор. державы еще не имели таких штабов, Л. писал, что «в этом случае ничто не мешает нам сделать первый шаг и показать пример хорошего порядка и устр-ва. Нужно только небольшое усилие патриотизма и веры в самих себя, в собств. разум и здравый смысл». Разбирая подробно обяз-ти, возложенные по положению 1886 г. на нач-ка гл. мор. штаба, «лица, обяз-ти коего перечисляются в наказе в 32 пунктах», Л. писал: «Эти 32 пункта представляют столь же пеструю мозаику, как одеяло, сшитое из лоскутков, частью домашнего, частью чужеземн. происхождения». «В этой преизбыточности наставлений выразилась, м. б., только общая черта излишней и иногда пустоцветной плодовитости нашего бюрократич. законодат-ва». Касаясь воен. образования, Л. говорит: «Гл. цель образования мор. оф-ров, цель, к-рая для флота д. б. дороже всего и к-рой все другие соображения д. уступать место, — это приготовление хороших капитанов». При изучении стратегии, «разбирая историч. примеры, должно оставить веру в принятые авторитеты и сложившиеся предания; иметь в виду одни только факты и смотреть на них с беспристраст. равнодушием ученого, не уклоняясь от раскрытия наших собств. ошибок и промахов; настаивать на них даже более, чем на чём-нибудь другом, ибо изучение ошибок, в особ-ти наших собственных, поучит-нее, чем изучение успехов, и ложный патриотизм не д. закрывать нам глаза на наши промахи и неудачи. Больше и лучше любит свое отечество тот, кто имеет дух раскрывать его ошибки и недостатки». «Всё преподавание в ак-мии генер. штаба д. б. направлено к тому, чтобы просветить ум и сформировать верность воен. взгляда и логич. прямоту суждения слушателей». Касаясь «морского ценза», введенного при Шестакове, Л. замечал, что если вообще допустимо мерило дост-в и способ-ти, то мерило это д. б. по преимущ-ву нравственное, основанное на степени практич. и теоретич. знания и опытности кандидатов, а не на слепом только счете лет службы и числа сделанных кампаний. Нечего опасаться того, что тот или другой более способный оф-р опередит своих товарищей и в более ранн. летах достигнет высш. положения. Гл. цель состоит не в том, чтобы никого не обойти и не обидеть, а в том, чтобы извлечь из способ-тей имеющегося личн. состава наибол. выгоду на пользу флота и отеч-ва". Наконец, Л. писал: «Мы требуем не замкнутой корпорации, а только воен. образования генер. штаба и требуем его для больш-ва строев. оф-ров флота». — Статья эта, содержащая полное осуждение существовавшего в 1888 г. порядка, произвела сильн. впечатление. «Мысли Ваши, — писал Л-ву Дубасов, — изложены с такой яс-ностью и твердостью, что не понять их нельзя; но мысли эти до такой степени новы для той массы, к-рая копошится в будничной служеб. суете, и тех правящих, к-рые носят на себе, как старый удобн. халат, рутину сложившегося порядка, что эта масса и эти правящие остались в нек-ром недоумении и даже страхе перед призраком нового порядка, к-рый непременно д. наложить на каждого суровую нравств. ответ-ность. Нужно ли искать друг. доказат-в глуб. упадка, к-рый бедный флот наш переживает». «Мне сдается, — прибавлял Дубасов, — что Россия переживает тяж. время, печать к-раго наложена на все наши учреждения… Я думаю, что нам суждено еще дорого рассчитаться за наши грехи и пройти через тяжелые злополучия». Всё это оправдалось в 1904 г. С такой же горькой искр-стью реагировал Л. и на гибель бр-сца Гангут. В брошюре «Дело о гибели бр-сца Гангут 12 июня 1897 г. ок. Транзунда», основываясь на печатавшихся в «Кр. В.» отчетах судебн. процесса, Л. беспощадно называет все ошибки своими именами и глав. причину катастрофы видит в отсутствии мор. духа. «Беда тому флоту, в к-ром заведется и укоренится зараза равнодушия. Ни громад. сооружения, ни все новейш. изобретения, ни миллионы, отпускаемые щедротою гос-тва, не избавят его от „спасования“ перед соперником, в к-ром господствует более живой, более горячий и более мор. дух». Брошюра эта б. названа другом Л., адм. Асланбековым, «вечевым колоколом», но и ей не суждено б. пробудить от сна рус. флот и мин-ство. Всё осталось по-прежнему, до самой катастрофы. К литературным трудам Л. надо отнести и статью «Реформы, в к-рых нуждается личный состав флота» (1899 г.), две историч. заметки: «Роль Черном. флота в Крым. войну и затопление наших воен. судов в Севастоп. бухте в 1854 г.» (1901 г.) и «В Севастополе 50 л. тому назад» (1904 г.). В самом конце своей жизни Л. предпринял больш. работу: «Беседы о задачах народ. образования» в 7 вып. (составляют библиографич. редкость, имеются только в Имп. публ. библ-ке), в к-рой затрагиваются самые больные стороны рус. действ-ности: от студенч. волнений он переходит к средн. образованию, затем к начальному, говорит о широк. постановке этого дела и, наконец, приходит к заключению, что главнейш. роль в воспитании молод. поколений принадлежит женщине. Старый холостяк, Л. так заканчивает одну из своих статей: «В общем успехе дела воспитания будущих поколений не дост-ву начальн. школ, а дост-ву материнск. воспитания будет принадлежать первенствующая рол, и до тех пор, пока женщина не будет на высоте своего призвания, как воспитательница грядущих поколений, одни школы, при всевозмож. их соверш-ве, мало помогут успеху народ. воспитания». Следует отметить еще одну сторону деят-сти Л.: отлично изучив археологию и древн. языки, он познакомился со славянск. наречиями и серьезно увлекся историей церковно-славян. и рус. языков; купленное им богатое собрание археологич. древностей принесено в дар г. Казани. Уже в преклон. возрасте Л. пришлось пережить войну с Японией; осущ-ление его мысли об учреждении мор. ген. штаба состоялось за год до смерти Л., в 1906 г. Тяж. действ-ность совершенно разбила его силы, и 15 нбр. 1907 г. он ум. Со смертью Л. сошел в могилу один из талантливейших рус. адм-лов, человек, к к-рому всецело можно отнести слова из его брошюры по поводу гибели Гангута: он был «жив. примером преданности долгу и одушевл. любви к своему призванию, способным дать нравств. толчок внутр. настроению всего сословия, пробудить в нём заснувшие идеалы». После Л. остался богат. архив, к-рый находится в мор. ген. шт. в Спб. В № 11 «Мор. Сб.» за 1912 г. помещен биограф. очерк Л. вместе с его классич. работой: «Служба ген. шт. во флоте».

3) ∗Петр Гаврилович Л., г.-м., герой Кавказа и Бородина, род. в 1758 г., начал службу в арт-рии фурьером в 1774 г. В 1783 г., находясь в составе Кубан. егер. к-са, Л. участвовал в закубан. походе Суворова и за отличие б. произв. в подпор-ки. В 1786 г. Л. б. назн. ротн. оф-ром в Арт. и Инж. кад. к-с (ныне 2-й), но в след. году вернулся в строй 1-го Бомбардир. п. и с нач. рус.-швед. войны 1788—90 гг. б. назн. на суда гребн. флотилии пр. Нассау-Зигена. За «отлично оказанные подвиги в швед. войне» Л. б. произв. в кап-ны, но в 1791 г., по расстроен. здоровью, вышел в отставку с чином майора. В 1792 г. Л. вернулся на службу подполк. В 1797 г. Л. б. поручено форм-ние 17-го (впоследствии 16-го) егер. п.; в том же году он б. произв. в полк-ки, а в след. — в г.-м., с назначением шефом сформированного им полка. На этом посту Л. проявил большую самост-ность и как боев. нач-к и как воен. админ-р. Охрану гр-цы с Кабардою он построил не на пассив. обороне её в ожидании нападения и отражения его, а на актив. началах поиска врага и атаке его первым. Цел. ряд эксп-ций его в горы, кончавшихся разгромом кабардин. аулов, заставил горцев далеко обходить грозное Константиногор. укр-ние. Систему обучения и боев. подготовки своего полка Л. изменил радикально для того времени. Отказавшись от муштры и лин. учений, он дал преобладающее влияние гимнастике, воен. играм, стрельбе и ученью на мес-ти с применением к ней. Он изменил также и обмундир-ние и снаряжение своих егерей. Кивера, мундиры, гамаши, ранцы и патрон. сумы б. заменены им мягкими черкес. папахами, зелеными простор. куртками с такого же цвета шароварами, сапогами выше колен, холщев. мешками и поясн. патронташем. Так одетые и снаряженные, «зеленые егеря» Л. ходили на походе так быстро, что на первых 10—12 вер. не отставали от казаков, в рассып. строю так искусно применялись к мес-ти, что сливались с травою и кустами и могли вплотную почти подползать к прот-ку, стреляли столь метко, что горцы не выдерживали их огня. В 1800 г. Л. участвовал со своим полком в усмирении Абазинск. владельцев, в 1804 г. содействовал поражениям кабард. скопищ у Баксана (9 мая), за р. Чегемом (14 мая) и у р. Зеленчука (в конце этого года), а в 1806 г. — в знаменитом дагестан. походе Глазенапа, закончившемся занятием Дербента. Когда в последнем вспыхнул бунт против местн. хана и жители прислали ген. Глазенапу просьбу о скорейш. занятии города рус. войсками, Л. убедил Глазенапа не медлить исполнением их просьбы и сам вызвался ехать в Дербент. На напоминание ему об участи вероломно убитого кн. Цицианова, Л. отвечал словами: «Честь — мой бог. Я умру спокойно, если должно, чтобы я умер для пользы отечества». Взяв 6 сот. каз. и 1 ор., он прошел в одну ночь 60 вер. и явился под Дербентом. Вызвав к себе всё население навстречу, Л. вступил в Дербент, но не принял ключей города, предоставив эту честь следовавшему за ним Глазенапу. Затем, под нач-вом Булгакова, Л. участвовал в усмирении Кубинского ханства, при чём опять-таки вызвался один проникнуть в горы для свидания с кубинск. владетелем Шейх-Али-ханом, чтобы отговорить его от дальнейш. сопр-ления. Отважная поездка эта, совершенная Л. с малочисл. конвоем, увенчалась полн. успехом, и Шейх-али-хан распустил войска. Наградами Л. за эти подвиги были орд. св. Владимира 3 ст. и св. Анны 1 ст. и брилл. перстень с вензел. изображением имени Имп. Александра I. В фвр. 1807 г. Л. ознаменовал себя нов. подвигом, штурмом Ханкальск. ущелья и б. за это награжден орд. св. Георгия 3 ст., как «образец муж-ва и неустрашимости», по выражению Булгакова в реляции. Послед. подвигом 15-летн. службы Л. на Кавказе было усмирение им в том же 1808 г. восстания карабулаков. Вслед за сим за болезнью и ранами он вышел в отставку. Но через год, в виду предполагавшейся войны с Австрией, снова вступил в службу, б. назн. шефом Томск. пех. п. и совершил с ним поход в Галицию. В 1811 г. он получил в команд-ние 24-ю пех. д-зию, с к-рою и принял участие в Отеч. войне, в геройск. обороне Смоленска и в Бородин. битве, в к-рой д-зия Л. защищала б-рею Раевского. Совершенно больной, не будучи уже в силах ходить, Л. не покинул своего поста и, сидя на поход. стуле в перед. углу укр-ния, руководил его обороной. «Стойте, ребята, смело и помните — за нами Москва», говорил он своим солдатам. Когда фр-зы ворвались на б-рею, Л., собрав остаток сил, с обнажен. шпагой бросился в толпу непр-ля, ища смерти… Сбитый с ног ударом приклада и исколотый штыками, Л., полуживой, б. взят в плен и представлен Наполеону. Последний выразил ему свое восхищение доблестью защитников б-реи и подал ему назад его шпагу. Л. отказался ее принять, сказав: «Плен лишил меня шпаги и я могу ее принять обратно только от моего Государя». Отправленный во Францию, Л. скончался от ран по дороге, в Кенигсберге. (В. Потто, Кавказ. война, т. I, Спб., 1887; А. И. Михайловский-Данилевский, Воен. галерея Зимн. дворца, т. I., Спб., 1846; Воен. галерея 1812 г., Спб., 1912).

Портреты генералов Российской империи. ВЭС (Том 14 и 15. СПб, 1911-1915).jpg
Портреты генералов РИА. Военная энциклопедия Сытина (Том 15. Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg