ВЭ/ДО/Абдурахман-хан

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

АБДУРАХМАНЪ-ХАНЪ, Эмиръ афганскій, род. въ 1844 г. Съ юныхъ лѣтъ, будучи назначенъ правителемъ Ташъ-Кургана, принималъ участіе въ нѣсколькихъ походахъ, предпринимавшихся для подавленія возстаній отдѣльныхъ афган. племенъ. Съ вступленіемъ на престолъ Ширъ-Али-хана (1864), братья, въ томъ числѣ и отецъ А., Афзулъ-ханъ, стали оспаривать у новаго эмира власть. Послѣ плѣненія Афзулъ-хана, А. бѣжалъ въ Бухару, но не встрѣтивъ особаго сочувствія со стороны бухарскаго эмира, встревоженнаго въ это время взятіемъ русскими Ташкента и движеніемъ ихъ къ Самарканду, вернулся въ Балхъ, продолжая войну противъ Ширъ-Али. Будучи разбитъ на-голову подъ Газни, А. бѣжалъ къ границѣ Индіи, но не довѣряя англичанамъ, вскорѣ затѣмъ черезъ Персію прибылъ въ Мешедъ, оттуда — въ Хиву и далѣе, черезъ Бухару, явился въ Самаркандъ къ ген. Абрамову.Emir Abd or-Rahman, Rawalpindi, April, 1885 Wellcome L0020789.jpgАбдурахманъ, эмиръ афганскій Въ своей автобіографіи А. съ особымъ удовольствіемъ вспоминаетъ время, проведенное имъ у русскихъ (10 лѣтъ, съ 1870 по 1880 г.), оттѣняя встрѣченную имъ сердечность со стороны русскихъ властей. Въ 1878 г. началась 2-ая англо-афганская война. Живя въ изгнаніи въ Самаркандѣ, А. внимательно слѣдилъ за всѣми перипетіями этой борьбы, поджидая удобнаго случая для того, чтобы заявить свои права на престолъ. Въ началѣ 1880 г., послѣ вторичнаго занятія англо-инд. войсками Кабула, афганскій эмиръ Якубъ-ханъ былъ низложенъ и отправленъ въ Индію. Страна, не имѣвшая эмира, занятая иноземными войсками, раздираемая междоусобіями, впадала въ состояніе анархіи. Съ другой стороны, и положеніе англо-инд. войскъ представлялось затруднительнымъ: начиналась народная, партизанская война, угрожавшая затянуть борьбу на продолжительное время. При такой обстановкѣ, когда обѣ стороны искали выхода изъ создавшагося труднаго положенія, А. рѣшилъ выйти на политическую арену и попытать свое счастье въ борьбѣ за престолъ своихъ предковъ. Весной 1880 г. онъ покидаетъ Самаркандъ и появляется въ Афганскомъ Туркестанѣ, гдѣ въ теченіе нѣсколькихъ недѣль собираетъ вокругъ себя значительное количество сторонниковъ. Вѣсть о возвращеніи А. въ Афганистанъ быстро облетаетъ страну и во многихъ мѣстахъ принимается населеніемъ съ нескрываемой радостью. Въ такихъ обстоятельствахъ англичане рѣшаютъ использовать появленіе А. съ цѣлью выйти изъ того затруднительнаго положенія, въ которомъ они оказались. По распоряженію вице-короля Индіи, навстрѣчу А., для переговоровъ съ нимъ, посылается дипломатическій чиновникъ Лепель Гриффинъ. При этомъ, пользуясь обособленностью западныхъ областей Афганистана и нахожденіемъ въ Гератѣ сердаря Эюбъ-хана, брата и сторонника низложеннаго Якубъ-хана, враждебнаго А., англичане предлагаютъ послѣднему въ управленіе лишь В. Афганистанъ, предполагая образовать изъ Гератской и Кандагарской областей особое ханство. Этимъ расчлененіемъ страны на двѣ самостоятельныя части, англичане надѣялись ослабить Афганистанъ. Однако, А. не пошелъ на эти условія: онъ заявилъ, что долженъ управлять страной въ тѣхъ же границахъ, въ которыхъ она была оставлена его дѣдомъ Достъ-Магометомъ. Послѣ продолжительныхъ переговоровъ съ А., видя его упорство, его возраставшую популярность въ странѣ и опасаясь волненій среди афганцевъ, англичане уступили, и А., избранный въ маѣ 1880 г. на Кабульскомъ дурбарѣ (собраніи афганскихъ старшинъ) эмиромъ Афганистана, былъ признанъ въ этомъ званіи англичанами. Вскорѣ по вступленіи на престолъ и послѣ эвакуаціи англо-инд. войскъ, А. пришлось выдержать борьбу съ Эюбъ-ханомъ Гератскимъ, при чемъ первоначально побѣда была на сторонѣ послѣдняго. Но въ сент. 1881 г. Эюбъ-ханъ былъ, наконецъ, разбитъ и бѣжалъ въ Гератъ, но т. к. эта крѣпость оказалась уже занятой А., убѣжалъ въ Персію, а затѣмъ — въ Индію. Подчинивъ своей власти Гератъ и Кандагаръ, А. возвратился въ Кабулъ, энергично принявшись за укрѣпленіе своей власти. Вожди, которые представлялись опасными, были усмирены, изгнаны изъ страны или назначены на такія должности, гдѣ они были подъ постояннымъ надзоромъ эмира. По отношенію къ упорствующимъ были приняты весьма рѣшительныя мѣры. Съ 1883 г. А. сталъ получать отъ англо-индійскаго правительства годовую субсидію въ размѣрѣ 1.200 тыс. рупій (впослѣдствіи увеличена до 1.800 тыс.) съ опредѣленнымъ назначеніемъ на оборонительныя мѣры на с.-з. границѣ. Нѣсколько разъ А. пришлось усмирять возстанія различныхъ афганскихъ племенъ. Такъ, въ 1886 г. возстали гильзайскія племена, но эти плохо вооруженные и недисциплинированные дикари были, однако, скоро усмирены; возстаніе повторилось въ 1887 г., но еще съ меньшимъ успѣхомъ. Въ 1888 г. А. пришлось имѣть дѣло съ возмущеніемъ, доставившимъ наибольшее испытаніе его власти. Его двоюр. братъ Мухаммедъ-Исхакъ-ханъ, управлявшій полунезависимо Афганскимъ Туркестаномъ, объявивъ себя эмиромъ, поднялъ знамя возстанія. А. въ это время былъ боленъ. Узнавъ о возстаніи, онъ отправилъ противъ Исхакъ-хана отрядъ изъ 13 б. пѣх., 4 пол. кавалеріи и 26 оруд. подъ общимъ нач. Гулямъ-Хайдаръ хана. Войска двинулись черезъ Баміанъ; одновременно приказано было двигаться противъ мятежниковъ правителю Катагана и Бадахшана. 23 сент. эти отряды соединились, а 29-го произошелъ упорный, кровопролитный бой въ долинѣ Газни-гакъ, въ 3-хъ мил. къ ю. отъ Ташъ-Кургана. Численность войскъ Исхакъ-хана простиралась до 24 т. чел. Бой продолжался съ ранняго утра до поздней ночи. Сначала всѣ шансы были на сторонѣ противника: на лѣвомъ флангѣ колонна правителя Катагана была отрѣзана отъ главныхъ силъ и потерпѣла жестокое пораженіе; много солдатъ А. начали перебѣгать къ Исхакъ-хану. Но послѣдній, не принимавшій личнаго участія въ сраженіи, видя бѣгущихъ къ нему солдатъ эмира, вообразилъ, что войска его разбиты, и обратился въ бѣгство, что вызвало панику въ его отрядѣ и дало возможность Гулямъ-Хайдару одержать побѣду. Въ 1890—1892 гг. А. вновь пришлось имѣть дѣло съ серьезнымъ возстаніемъ хезарейцевъ, населяющихъ горную часть Афганистана между Кабуломъ, Газни, Келати-Гильзаемъ и Гератомъ. Лишь послѣ упорной горной войны, продолжавшейся болѣе 2-хъ лѣтъ, эмиру удалось подчинить этихъ свободолюбивыхъ горцевъ своей власти. Въ 1893 г. А. былъ заключенъ съ Англіей новый договоръ относительно разграниченія сферы вліянія въ нѣкоторыхъ пограничныхъ областяхъ. Согласно этого договора, въ составъ Афганистана былъ включенъ Кафиристанъ. Жители этой страны не пожелали, однако, терять свою самостоятельность, что побудило эмира заставить ихъ подчиниться вооруженной силой. Войска эмира вторгнулись въ Кафиристанъ въ концѣ 1895 г. 4-мя колоннами съ разныхъ сторонъ и въ теченіе 40 дней страна была занята. Съ русскими у А. было 2 столкновенія. Первое, извѣстный бой въ 1885 г. при Ташъ-кепри или Кушкѣ, когда эмиръ находился въ Индіи, куда ѣздилъ для свиданія съ вице-королемъ. Второе въ 1892 г., на Памирахъ. А. слѣдуетъ отнести къ числу наиболѣе талантливыхъ правителей Афганистана. Обладая недюжиннымъ умомъ и неутомимой энергіей, онъ много сдѣлалъ для своей страны какъ устроитель ея и какъ военачальникъ. Упорными усиліями и подчасъ мѣрами жестокости, ему удалось достигнуть объединенія и успокоенія страны, создать сносный административный строй и улучшить финансовое положеніе; онъ организовалъ афганскія войска наподобіе регулярныхъ, устроилъ мастерскія для выдѣлки оружія и боевыхъ припасовъ и другихъ предметовъ снаряженія, усилилъ оборонительныя средства на границѣ, провелъ стратегическія дороги и проч. Какъ искусный политикъ, А., сознавая всю трудность положенія Афганистана между двумя сильнѣйшими государствами — Россіей и Англіей, сумѣлъ создать сравнительно независимое положеніе для страны. Много обязанный Россіи, гдѣ въ трудный періодъ жизни пользовался широкимъ гостепріимствомъ и связанный съ англичанами, отъ которыхъ получалъ пособіе, А., однако, съ одинаковымъ недовѣріемъ относился къ обоимъ сосѣдямъ, хотя, судя по запискамъ его, симпатіи его, несомнѣнно, лежали больше на сторонѣ Россіи. А. держался своеобразнаго взгляда на доступъ въ Афганистанъ иностранцевъ и на разрѣшеніе имъ предпріятій. Онъ всѣми мѣрами препятствовалъ въѣзду чужеземцевъ и категорически отклонялъ всякія попытки получить какія бы то ни было концессіи, считая свою страну слишкомъ мало развитой, чтобы устоять противъ вліянія иностранцевъ. Этого правила держится теперь и его преемникъ. А. умеръ 20 сент. 1901 г. (Л. Н. Соболевъ. Англо-афганская распря, очеркъ войны 1879—1880 гг. Афганистанъ по послѣднимъ офиціальнымъ источникамъ, въ пер. А. Косминскаго, журн. «Сред. Азія», іюнъ 1910 г. Автобіогр. Абдурахманъ-хана, эмира Афганистана, въ пер. съ анг. М. Грулева).