ВЭ/ДО/Костюшко, Тадеуш-Андрей-Бонавентура

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Костюшко, Тадеушъ-Андрей-Бонавентура
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Кобленцъ — Крузъ. Источникъ: т. 13: Кобленцъ — Крузъ, с. 220—225 ( сканъ )ВЭ/ДО/Костюшко, Тадеуш-Андрей-Бонавентура въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


КОСТЮШКО, Тадеушъ-Андрей-Бонавентура, знаменит. вождь польск. возстанія 1794 г., г.-м. америк. войскъ, г.-л. корон. польск. арміи, гл-щій всѣми силами народ. обороны Польши, гражданинъ франц. респ-ки, род. въ 1746 г., въ имѣніи своего отца, небогатаго польск. шляхтича. Родъ К. принадлежатъ къ старин. литов.-польск. двор-ву и ведетъ происхожденіе отъ каменец. боярина и дьяка Констанція (Костюшко) Федоровича, жившаго въ началѣ XVI в. О дѣтствѣ К. почти не сохранилось свѣдѣній. Первонач. образованіе онъ, повидимому, получилъ въ Брестѣ у іезуитовъ. Въ 1765 г., 18-ти л., К. б. опредѣленъ въ одинъ изъ старш. классовъ «лейбъ-к-са кадетовъ» въ Варшавѣ и зналъ уже геометрію, архитектуру и франц. яз. Окончивъ к-съ въ числѣ лучш. учениковъ, онъ въ 1769 г., въ офицер. чинѣ бриг-pa, б. оставленъ при кад. к-сѣ, но въ томъ же г. отправленъ на казен. счетъ во Францію для усовершенствованія въ воен. наукахъ. Въ теченіе 5 л. К. слушалъ лекціи въ париж. Ecole militaire, — м. пр., лекціи по архитектурѣ у знаменитаго Перронета, — занимался въ арт. и инж. школѣ въ Мезьерѣ и имѣлъ возможность изучить крѣпостныя сооруженія въ Брестѣ и др. портахъ Франціи. Въ 1774 г. К. возвратился на родину съ званіемъ «капитана к-са кадетовъ». Тѣмъ не менѣе, по условіямъ того времени, какъ человѣкъ бѣдный, К. лишенъ б. возм-сти примѣнить свои спеціал. познанія на воен. службѣ и вынужденъ б. поселиться въ деревнѣ, живя уроками въ семьѣ богат. польск. помѣщика Сосновскаго. Въ 1776 г. К. уѣхалъ во Францію, а оттуда въ Америку, к-рая въ то время вела войну за свою незав-сть. Явившись къ Франклину, К. получилъ назначеніе завѣдывать инжен. работами въ сѣв. арміи. По плану К. и подъ его непосред. рук-ствомъ, б. укрѣпленъ Билингспортъ и устроены загражденія на р. Делаваръ для обезпеченія резиденціи конгресса отъ атакъ англ. флота. По указаніямъ К. б. выбрана позиція у горы Беллисъ, близъ р. Гудзонъ. Благодаря системѣ укр-ній, возведенныхъ имъ на этой позиціи, послѣдняя оказалась неприступной для англ-нъ. Столь же блестяще б. выполнены имъ фортификац. сооруженія при укр-ніи нѣск. позицій въ Сѣв. Каролинѣ. Въ бою при Карлстонѣ и при атакѣ ф. Джонсонъ К. командовалъ отрядами войскъ и отличился какъ боев. оф-ръ. Въ 1783 г., когда война кончилась, американ. конгрессъ, по представленію Вашингтона, постановилъ выразить К. особую благодарность отъ имени респ-ки. Онъ получилъ патентъ на чинъ ген.-бриг-ра и орд. Цинцината. Въ слѣд. г. К. вернулся въ Польшу. Т. к. за самовольный отъѣздъ за гр-цу и вступленіе въ составъ америк. войскъ К. б. исключенъ изъ списковъ польск. арміи и лишенъ офицер. званія, то, по возвращеніи на родину, онъ поселился частн. человѣкомъ въ своемъ полуразорен. небол. имѣніи Сехновичи. Только въ 1789 г., послѣ долг. хлопотъ его друзей въ Варшавѣ, К. вновь б. зачисленъ въ ряды королев. арміи съ чиномъ ген-ла и назначенъ ком-ромъ бр-ды, расположенной возлѣ прус. гр-цы. Принявъ бр-ду, К. дѣят-но занялся обученіемъ полковъ и въ строев. занятіяхъ старался примѣнить тотъ личный боев. опытъ, к-рый вынесъ изъ войны въ Америкѣ. К. первый ввелъ въ полкахъ маневры, совмѣстныя тактич. занятія войскъ всѣхъ 3 родовъ оружія и продолжит. поход. марши, выхлопоталъ отпускъ боев. припасовъ и производилъ практич. стрѣльбу. Бр-да К. б. обучена штыков. удару и всѣмъ боев. построеніямъ по новѣйшей тактикѣ. Бывая часто въ Варшавѣ, К. познакомился тамъ съ Игнатіемъ Потоцкимъ, Гуго Колонтаемъ, Нѣмцевичемъ и др. польск. политич. дѣятелями, мечтавшими о возстановленіи Велик. Польши въ прежнихъ ея гр-цахъ и подготовлявшими съ этою цѣлью войну съ Россіей. К. естественно обратилъ на себя вниманіе этого кружка и самъ легко сблизился съ нимъ и охотно примкнулъ къ его замысламъ, потому что идея возрожденія и освобожденія Польши была его завѣтн. мечтою. Продолжит. пребываніе К. во Франціи въ эпоху Вольтера и энциклопедистовъ, его непосредств. участіе въ борьбѣ Штатовъ съ Англіей за ихъ политич. незав-сть, происходившее на глазахъ у него внутр. и внѣш. разложеніе Польши, терзаемой партійн. раздорами и уже подвергнувшейся одному раздѣлу, наконецъ, вспыхнувшая во Франціи революція, — все это создало изъ К. страстн. и убѣжден. носителя идей политич. свободы. Близко сойдясь съ кружкомъ польск. патріотовъ, незадолго передъ тѣмъ совершившихъ госуд. переворотъ провозглашеніемъ знамен. конституціи 3 мая 1791 г., К., командовавшій тогда д-зіей на больш. маневрахъ подъ Брацлавомъ, началъ готовиться къ войнѣ съ Россіей, въ к-рой кружокъ И. Потоцкаго видѣлъ глав. противницу нов. госуд. строя Польши. Война съ Россіей казалась необходимой и своевременной еще и потому, что группа польск. магнатовъ, во главѣ съ гр. Ржевускимъ, Браницкимъ и Щ. Потоцкимъ, образовала въ Тарговицахъ конфедерацію (1792 г.), съ цѣлью добиться отмѣны конституціи 3 мая. Конф-рація эта б. устроена благодаря денеж. помощи со стороны Россіи. Въ нач. лѣта 1792 г. воен. дѣйствія съ Россіей б. открыты, и польск. армія, едва достигшая 17 т., б. сосредоточена близъ Кіева, подъ Васильковомъ. Послѣ ряда неудачныхъ мелк. стычекъ съ рус. войсками I. Понятовскій отвелъ армію за р. Бугъ. К. б. поручено командовать ар-рдомъ и прикрывать отступленіе. Благодаря умѣл. дѣйствіямъ К., армія Понятовскаго б. нѣск. разъ спасена отъ разгрома. 17 іюля 1792 г. ген. Каховскій, командовавшій рус. войсками, повелъ рѣшит. наступленіе. Бой произошелъ у д. Дубенки, гдѣ б. расположенъ отрядъ К. Вслѣдствіе неудач. распоряженій Понятовскаго остал. его силы за дальностью не могли принять участія въ бою, и потому вся сила удара русскихъ обрушилась на одинъ ар-рдъ К. Противъ 54 пуш. ген. Каховскаго К. имѣлъ 10. Несмотря на отчаян. сопр-леніе 8-тыс. отряда, К. б. окруженъ и, потерявъ почти всѣ пушки, съ остатками б-новъ принужденъ б. отступить.
Портрет к статье «Костюшко, Тадеуш-Андрей-Бонавентура». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Бой при Дубенкахъ рѣшилъ исходъ всей кампаніи. Понятовскій не рѣшился продолжать войну и отвелъ армію на з. Личн. мужеству, доблестямъ и боев. способ-мъ, проявленнымъ въ этомъ бою К., отдали должное даже враги. Самъ ген. Каховскій призналъ, что «непр-ль, слабѣйшій силами, даль страшный отпоръ». Какъ ни жестоко было пораженіе поляковъ подъ Дубенками, оно послужило началомъ огром. популярности К. среди польск. народа. На К. стали смотрѣть, какъ на націонал. героя, его иначе не называли, какъ «нашъ К.». Тѣмъ не менѣе К. подалъ въ отставку. Видя вокругъ себя людей, преслѣдующихъ, гл. обр., свои личн. интересы и равнодушныхъ къ судьбѣ родины, онъ пересталъ вѣрить въ успѣхъ затѣянной борьбы. «Я былъ вѣрнымъ сыномъ своей отчизны, — писалъ онъ кн. Чарторійскому, — я для нея готовъ 110 разъ пожертвовать своею жизнью. Но теперь, повидимому, въ моихъ услугахъ не нуждаются. Скоро, б. м., и тотъ мундиръ, к-рый я ношу будетъ считаться позорн. пятномъ. Кажется, наступило время похоронить свою саблю, а самому скрыться отъ этого злого и подлаго свѣта». Въ окт. 1792 г. К. уѣхалъ за гр-цу. Однако, лѣтомъ слѣд. года, онъ вернулся съ нов. надеждами на лучш. будущее. Въ Варшавѣ образовался «Союзъ», задумавшій организовать народ. возстаніе. На тайн. собраніи заговорщиковъ въ Вильнѣ б. единогласно рѣшено предложить К. стать во главѣ возстанія. К. немедленно отбылъ въ Дрезденъ, гдѣ состоялось совѣщаніе о планѣ и средствахъ возстанія. Первымъ распоряженіемъ К. было составленіе прокламацій, въ к-рой польск. народъ призывался къ вооруж. борьбѣ за свободу. Въ этомъ воззваніи предлагалось тайно организовывать отряды изъ кр-нъ и мѣщанъ, вооруженныхъ чѣмъ попало. Въ дкб. 1793 г. К. пріѣхалъ въ Варшаву для ближайш. ознакомленія съ ходомъ подготовки къ возстанію. Полученныя имъ свѣдѣнія были неутѣшит-ны: средствъ было крайне мало, расчитывать на масс. участіе кр-нъ-хлоповъ было трудно, въ особ-сти на Волыни и на Украйнѣ; мало надеждъ было и на шляхту, лишь одни мѣщане могли считаться искрен. сторонниками революціи, т. к. они видѣли въ только что отмѣнен. конституціи 3 мая залогъ своихъ правъ. Скоро, однако, сами событія помогли К. и его друзьямъ начать возстаніе съ увѣренностью въ успѣхѣ его. Подъ давленіемъ Россіи на Гродненск. сеймѣ б. постановлено распустить часть польск. войскъ. Нѣкоторые полки б. расформированы совсѣмъ, другіе б. уменьшены въ своемъ составѣ. Оф-ры и солдаты, оставшіеся внѣ службы, расходились по домамъ и явились глав. дѣятелями революціи. Броженіе въ странѣ усиливалось съ кажд. днемъ и скоро стало такимъ явнымъ, что нач-къ варшав. г-зона, ген. Игельстромъ, распорядился о соср-ченіи рус. войскъ къ Варшавѣ. Сигналъ къ открыт. возстанію подала бр-да ген. Мадалинскаго, стоявшая въ Остроленкѣ и подлежавшая расформ-нію. Получивъ приказъ объ этомъ, Мадалинскій отказался его выполнить. Когда ген. Игельстромъ выслалъ противъ него отрядъ ген. Багрѣева, Мадалинскій выступилъ съ бр-дою изъ Остроленки, перешелъ гр-цу и, захвативъ въ Солдау прус. воен. казну, двинулся къ Кракову. Находившійся въ это время въ Италіи К., узнавъ о дѣйствіяхъ Мадалинскаго и о массов. арестахъ членовъ «Союза» въ Варшавѣ, рѣшилъ начать возстаніе, хотя считалъ его еще не подготовленнымъ, и поспѣшилъ въ Краковъ. Вѣсть о приближеніи К. заставила подплк. Лыкошина, командовавшаго рус. войсками въ Краковѣ, вывести изъ города свой отрядъ. По прибытіи въ Краковъ К., иниціаторы возстанія собрались въ костелъ капуциновъ и въ присутствіи толпы народа торжественно освятили свои сабли. Былъ составленъ актъ возстанія, а К. б. провозглашенъ «наивысшимъ начальникомъ всѣхъ силъ народной обороны». Ему б. даны неограниченныя полномочія диктатора. Ставъ открыто во главѣ возстанія, К. распубликовалъ манифестъ къ польск. народу, призывая всѣхъ «спѣшить съ оружіемъ подъ знамена отчизны» и жертвовать на общее благо деньги, припасы, лошадей и др. имущ-во. Между тѣмъ, для усмиренія Мадалинскаго б. высланъ отрядъ ген. Тормасова (ок. 5 т. ч. при 18 ор.). Однако, К. успѣлъ явиться на помощь Мадалинскому раньше прибытія русскихъ. Это дало ему возм-сть не только выбрать сильн. позицію близъ дер. Рацлавицы, но и укрѣпить ее. Подъ общимъ нач-вомъ К. на позиціи находилось до 4 т. пѣхоты и кав-ріи, при 12 ор. Бой произошелъ 4 апр., длился весь день и отличался рѣдкимъ упорствомъ съ обѣихъ сторонъ. Всѣ атаки русскихъ б. отбиты, а затѣмъ К. самъ перешелъ въ наст-ніе и заставилъ русскихъ отступить съ потерею всѣхъ пушекъ. Эта побѣда К. вызвала всеобщее ликованіе въ Польшѣ. Подъ знамена К. начала толпами являться польск. молодежь. Окрыленный успѣхомъ, К. рѣшилъ идти на Варшаву, к-рая б. занята рус. г-зономъ въ 8 т. ч.; пока К. приводилъ въ порядокъ войска, въ Варшавѣ вспыхнулъ мятежъ, и рус. войска очистили городъ. 30 апр. К. объявилъ «посполитое рушеніе», по к-рому все мужское населеніе Польши и Литвы, въ возрастѣ отъ 15 до 50 л., призывалось въ ряды польск. арміи. Для вооруженія народа б. открыты всѣ арсеналы и велѣно было дѣлать пики и косы. Въ Варшавѣ начались спѣш. работы по возведенію укр-ній. 7 мая К. выпустилъ манифестъ, въ к-ромъ призывалъ всѣхъ объединиться для борьбы съ общимъ врагомъ. Манифестъ этотъ, несмотря на свою пространность и на обѣщанія разл. правъ хлопамъ, успѣха не имѣлъ. Помѣщики встрѣтили его съ недовольствомъ, видя въ немъ нарушеніе ихъ вѣков. привилегій, хлопы отнеслись къ нему съ недовѣріемъ, т. к. въ немъ заявлялось, что обѣщанныя льготы и свободы подлежатъ пересмотру на будущемъ сеймѣ. Денегъ въ казнѣ повстанцевъ не было, налоги не платились, пожерт-нія поступали туго, рекруты не являлись, и армія К., недостаточная числ-стью, терпѣла во всемъ лишенія. Попытка К. сформировать войско изъ добров-цевъ потерпѣла неудачу, т. к. удалось образовать отрядъ всего въ 2 т. ч. Чтобы привлечь къ возстанію хлоповъ, изъ к-рыхъ К. думалъ формировать отряды «косиньеровъ», (вооруженныхъ косами), онъ сталъ носить мужицкую сермягу и самъ ѣздилъ по деревнямъ, стараясь во всемъ подражать ихъ образу жизни, и пользовался каждымъ случаемъ, чтобы убѣждать ихъ присоединиться къ возстанію, обѣщая имъ за это свободу и землю. Однако, и такая агитація замѣтн. успѣха не имѣла. Вмѣсто предполагавшихся по плану возстанія 400 т. ч., «посполитое рушеніе» собрало Костюшкѣ къ осени 1794 г. едва лишь 40 т. Глав. кв-ра К. находилась у д. Поляницы, гдѣ стояли лагеремъ его гл. силы, доходившія до 16 т. ч. регуляр. войскъ и ок. 10 т. ч. косиньеровъ. Тѣмъ не менѣе, чтобы предупредить соединеніе рус. отрядовъ (Денисова, Хрущова и Рахманинова), К. рѣшилъ атаковать Денисова при д. Щековичахъ. Но Денисовъ, на помощь к-рому подоспѣли прус. войска, самъ началъ атаку и наголову разбилъ поляковъ. За этой неудачей послѣдовали другія. Одинъ изъ ближайш. сотрудниковъ К., ген. Заіончекъ, дважды потерпѣлъ пораженіе и отступилъ къ Курову. Въ то же время Краковъ сдался пруссакамъ на кап-цію. Когда к-дантъ Краковскаго г-зона б. приговоренъ верх. угол. судомъ къ смертн. казни, К. написалъ на приговорѣ: «Одобряю приговоръ до послѣд. буквы и поручаю напечатать его въ газетахъ». «Наша отчизна, — писалъ К. въ одномъ изъ приказовъ, — погибала отъ продажн. измѣнниковъ, пресмыкающихся передъ непр-лемъ. Она не м. иначе возродиться, какъ посредствомъ истребленія вредн. членовъ народа». Чтобы предупредить осаду Варшавы союзн. войсками, К. приказалъ своимъ отдѣл. отрядамъ стянуться къ Варшавѣ. Но прус. войска, простоявъ подъ Варшавой болѣе 2 мѣс., уклонились отъ встрѣчи съ К. и сняли осаду. По этому случаю врем. прав-ство рѣшила устроить большія народн. празднества, героемъ к-рыхъ д. б. быть К. Но онъ уклонился отъ этого. «Смѣю надѣяться, — заявилъ онъ, — что Богъ, освободившій столицу, освободитъ и отчизну. Тогда, какъ простой гражданинъ, а не какъ должност. лицо, я буду дѣлить всеобщую радость». Съ каждымъ днемъ положеніе К. становилось труднѣе: недостатокъ въ солдатахъ и средствахъ былъ оч. великъ. 10 снт. К. распорядился взять въ казну на нужды арміи всѣ цѣнности въ серебрѣ и золотѣ, не только хранившіяся въ казен. и обществ. мѣстахъ, но и въ монастыряхъ, церквахъ и у частн. лицъ. Все полученное т. обр. имущ-во д. б. служить обезпеченіемъ 5 % бумагъ, к-рыя выпускались врем. прав-ствомъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, въ виду явной неудачи «посполитаго рушенія», оно б. объявлено распущеннымъ 18 снт., а взамѣнъ его велѣно б. усилить рекрут. наборъ. Въ то же время энтузіазмъ, охватившій всѣхъ въ началѣ возстанія, началъ постепенно охлаждаться и замѣняться общимъ ропотомъ, к-рый сталъ проникать и въ войска. Среди польск. ген-ловъ происходили пост. ссоры и недоразумѣнія, вредно отражавшіяся на ходѣ воен. операцій и дурно вліявшія на подчиненныхъ. Дисц-на падала. Только самъ К. продолжалъ пользоваться любовью и популярностью. Его простой образъ жизни, привѣтливое обхожденіе, пост. заботы о нуждахъ солдатъ, его безупреч. поведеніе и беззавѣт. пред-сть дѣлу выдѣляли К. среди др. генераловъ и сановниковъ. Но эти же качества порождали къ К. и чувства зависти и тайн. недоброжелат-во у мног. высш. нач-ковъ. Ему льстили, его восхваляли, увѣряли въ готовности повиноваться, а на самомъ дѣлѣ уклонялись отъ его предписаній. Вѣра въ успѣш. исходъ возстанія б. оконч-но потеряна, когда стало извѣстно, что во главѣ рус. войскъ въ Польшѣ поставленъ Суворовъ. К. пытался бороться съ этимъ страхомъ къ имени Суворова, но неудачно. 4 снт. Суворовъ подошелъ къ Кобрину, гдѣ стояли польск. войска ген. Сѣраковскаго. Получивъ донесеніе о приближеніи Суворова, К., имѣвшій ложныя свѣдѣнія, отвѣтилъ Сѣраковскому, что ему опасаться нечего, т. к. «это не тотъ Суворовъ, а другой, казачій». Предоставленный собствен. своимъ силамъ, Сѣраковскій б. трижды послѣд-но разбитъ войсками Суворова и самъ едва спасся послѣ боя у д. Добрико. Узнавъ о пораженіяхъ Сѣраковскаго, К. поѣхалъ къ нему и щедро роздалъ награды остаткамъ его отряда. Впечатлѣніе въ войскахъ отъ побѣдъ Суворова было такъ сильно, что К. издалъ приказъ, въ к-ромъ объявлялъ: что, «если кто будетъ говорить, что противъ москалей нельзя удержаться, или во время битвы станетъ кричать, что москали зашли въ тылъ, тотъ будетъ разстрѣлянъ. Приказываю пѣхот. части держать позади линіи съ пушками, изъ к-рыхъ будутъ стрѣлять по бѣгущимъ. Пусть всякій знаетъ, что, идя впередъ, получаетъ побѣду и славу, а покидая поле сраженія, встрѣчаетъ срамъ и смерть». Чувствуя, что почва уходитъ изъ-подъ ногъ, и понимая, что исходъ всей кампаніи зависитъ отъ рѣшит. столк-нія съ прот-комъ, К. рѣшилъ атаковать Ферзена и не дать ему соединиться съ Суворовымъ. Никому не сообщивъ о своемъ намереніи, онъ тайно, ночью, въ сопровожденіи одного Нѣмцевича, выѣхалъ верхомъ изъ Варшавы къ мѣсту расположенія отряда Сѣраковскаго. Прибывъ на 3-й день въ лагерь польск. войскъ въ Корытницу, К. узналъ, что всѣ силы поляковъ не превышаютъ 9 т., тогда какъ у Ферзена было ок. 18 т. ч. Несмотря на несоотвѣтствіе въ силахъ, К. не измѣнилъ рѣшенія. 9 окт. (н. ст.) имъ б. выбрана позиція у д. Маціовицы, а утромъ слѣд. дня начался бой, к-рый былъ роковымъ для К. Поляки б. окружены со всѣхъ сторонъ, ихъ отчаян. сопр-леніе разбилось о силу штыков. удара русскихъ, и въ со вершен. безпорядкѣ они д. б. бѣжать. Самъ К., подъ к-рымъ б. убито 2 лошади, желая остановить свою бѣгущую к-цу, бросился за нею, ко б. настигнутъ корнетами Лисенко и Смородскимъ и 2 казаками. Конь К. споткнулся и упалъ. Казаки ударили К. пиками, а Лисенко нанесъ ему ударь саблею по головѣ. Въ этотъ моментъ другой оф-ръ узналъ К. и закричалъ: «Это К.» Тяжело ран. въ голову и ногу, въ безсознат. состояніи, К. на носилкахъ изъ пикъ б. вынесенъ съ поля сраженія. Въ Варшавѣ долго не хотѣли вѣрить плѣну К. Распространился слухъ, что его израненнаго нашли въ болотѣ и везутъ въ Варшаву. Народъ толпами бѣжалъ къ мосту, ожидая прибытія К. Когда на друг. день б. офиц-но объявлено «о постигшемъ отечество несчастьѣ», раздались крики: «Нѣтъ К. Пропала отчизна». Врем. прав-ство отправило К. письмо, въ к-ромъ заявляло, что готово уволить за него «всѣхъ непріят. плѣнниковъ. Это — голосъ всего народа. Каждый изъ насъ готовъ пожертвовать своей свободой за твою». Почти одновр-но съ отправкою этого предложенія б. получена прав-ствомъ отъ К. слѣд. любопытная записка: «Обращаюсь къ Вамъ по поводу происшествія, к-рое касается чести нашего народа и войска. Сто слишкомъ оф-ровъ б. взято въ несчаст. битвѣ въ плѣнъ. Они, по ихъ просьбѣ, содержались на честное слово. Но нашлось между ними нѣск. негодяевъ и подлецовъ, к-рые, забывъ честь оф-ра и святость дан. слова, убѣжали изъ рус. лагеря. Къ столькимъ утратамъ, к-рыя судьба намъ послала, прибавилась величайшая изъ потерь, — потеря славы и чести. Пусть нач-во примѣрн. наказаніемъ покажетъ всѣмъ и каждому, какъ оно гнушается подоб. подлостью. Прошу совѣтъ немедленно приказать задержать этихъ негодяевъ, заковать и препроводить ихъ подъ конвоемъ въ лагерь ген. Ферзена, а имена ихъ вычеркнуть изъ списковъ и напечатать въ газетахъ». Плѣнный К. б. отправленъ въ Спб., гдѣ содержался въ заточеніи до кончины Имп-цы Екатерины II. Хотя К. и б. лишенъ свободы, но съ нимъ обращались оч. хорошо. 15 нбр. 1796 г. во дворецъ гр. Орлова, гдѣ К. содержался, пріѣхалъ Имп. Павелъ I и лично возвѣстилъ ему полную свободу. Одновременно съ К., по его просьбѣ, б. объявлены свободными и остальныя 12 т. плѣн. поляковъ. Всѣ освобожденные поляки, не исключая и К., б. приведены къ присягѣ на вѣрность Россіи и Имп. Павлу. Спустя мѣсяцъ, К. выѣхалъ черезъ Финляндію и Швецію въ Лондонъ, получивъ отъ Имп. Павла щедрые подарки: деревню, 12 т. р. деньгами, карету, соболью шубу и шапку, мѣхов. сапоги и столовое бѣлье. Передъ своимъ отъѣздомъ за гр-цу онъ отправился въ Зимн. дворецъ, чтобы поблагодарить Гос-ря. Павелъ принялъ его оч. ласково и долго съ нимъ бесѣдовалъ въ кабинетѣ, куда вызвалъ Имп-цу и Насл-ка. Имп. Марія Ѳеодоровна подарила К. наборъ камей съ портретами членовъ Царск. семьи и, съ своей стороны, попросила его подарить ей ту хлопскую сермягу, к-рую носилъ К. во все время польск. возстанія. Слава и популярность К. были такъ велики, что его путешествіе по Европѣ было сплошн. тріумфомъ: всюду ему устраивались встрѣчи, клубъ виговъ въ Лондонѣ поднесъ ему почет. саблю, а въ Бристолѣ, при отходѣ корабля, на к-ромъ К. отплылъ въ Америку, собрались всѣ оф-ры мѣстн. г-зона въ парадн. мундирахъ, и огром. толпа народа, снявъ шапки, долго привѣтствовала его восторжен. кликами. Въ Америкѣ К. узналъ, что на конгрессѣ б. постановлено надѣлить его, какъ бывш. оф-ра америк. арміи, земельн. участкомъ и выдать ему ок. 20 т. долл., к-рые ему причитались, но почему-то не б. ему вручены съ 1788 г. Лѣт. 1798 г. К. выѣхалъ обратно въ Европу, т. к. до него дошли слухи, что ген. Домбровскій собираетъ польск. легіоны, расчитывая съ помощью Бонапарта добиться возстановленія незав-сти Польши. Прибывъ въ Парижъ, онъ 4 авг. 1798 г. послалъ Имп. Павлу 12 т. р. при письмѣ, въ к-ромъ въ довольно рѣзкихъ выраженіяхъ заявлялъ о своемъ отказѣ отъ полученнаго дара. Когда это письмо б. доставлено Павлу, онъ велѣлъ отослать деньги обратно и объявить К., что «отъ измѣнниковъ онъ принимать ихъ не желаетъ». По Выс. повелѣнію б. распубликовано «воззваніе всѣмъ литовскимъ людямъ», въ к-ромъ К. объявлялся измѣнникомъ Е. И. В., и жители призывались открыть его мѣстопребываніе, поймать и доставить въ ближайшую воин. команду. Такія же воззванія б. изданы въ Пруссіи и Австріи. Въ Парижѣ К. скоро увидѣлъ, что его мечты о возстановленіи Польши оч. далеки отъ осущ-ленія, и сталъ прот-комъ дѣят-сти Домбровскаго, формировавшаго польск. отряды для службы въ составѣ франц. арміи. На этой почвѣ возникла взаимн. непріязнь его съ Наполеономъ. Эта непріязнь обострилась особенно послѣ того, какъ К. узналъ, что съ вѣдома Наполеона въ Польшѣ распространяются прокламаціи отъ его имени. Въ 1807 г. К. заявилъ мин-ру Фуше, что если Наполеону нужна его помощь, то онъ готовъ ее оказать, но при условіи, что Наполеонъ дастъ письмен. обѣщаніе, опубликованное въ газетахъ, что форма правленія Польши будетъ установлена такая, какъ въ Англіи, что кр-не будутъ освобождены съ землею, и гр-цы Польши будутъ отъ Риги до Одессы и отъ Гданска до Венгріи, включая Галицію. Въ отвѣтъ на это Наполеонъ написалъ Фуше: «Я не придаю никакого значенія К. Онъ не пользуется въ своей странѣ тѣмъ вліяніемъ, въ к-рое самъ вѣритъ. Впрочемъ, все поведеніе его убѣждаетъ, что онъ просто дуракъ. Надо предоставить ему дѣлать, что онъ хочетъ, не обращая на него никакого вниманія». При такихъ условіяхъ, не встрѣчая нигдѣ поддержки своимъ планамъ и видя безнадежность какихъ-либо дѣйствій, К. уклонился отъ политич. дѣят-сти и жилъ въ полн. уединеніи на своей виллѣ подъ Парижемъ. Только послѣ взятія Парижа союзн. войсками надежды К. нѣск. оживились. Имп. Александръ I, прибывъ въ Парижъ, велѣлъ ему объявить полную амнистію и пожелалъ съ нимъ видѣться. 9 апр. 1814 г. К. обратился къ Александру съ письмомъ, въ к-ромъ просилъ его распространить амнистію на всѣхъ поляковъ, возвративъ имъ ихъ прежнія права, объявить себя польск. королемъ, даровавъ Польшѣ англ. конституцію и открывъ въ странѣ казен. школы для кр-нъ. Имп. Александръ отвѣтилъ на это, что онъ твердо рѣшилъ дать Польшѣ конституцію и просилъ К. помочь ему своими совѣтами въ заботахъ объ устр-вѣ этой страны. «Твое имя, характеръ и талантъ будутъ лучшей моей опорой въ этомъ дѣлѣ», писалъ ему Гос-рь. Состоявшееся передъ этимъ свиданіе К. съ Имп. Александромъ носило сердеч. характеръ. Однако, скоро К. пришлось снова пережить разочарованіе. Когда во время Вѣнск. конгресса онъ пріѣхавъ въ Вѣну и возобновилъ свой разговоръ о польск. вопросѣ, то Александръ далъ ему понять, что надежды на возстановленіе Польши не имѣютъ почвы. К. покинулъ тогда Вѣну и переселился въ Швейцарію, гдѣ и ум. 15 окт. 1817 г. «отъ нервной горячки». Разсматривая дѣят-сть К., какъ политич. и воен. дѣятеля, въ ней трудно найти тѣ слѣды генія, к-рые позволили бы поставить его наряду съ такими его соврем-ками, какъ Вашингтонъ, Наполеонъ или Суворовъ. Безспорно умный и талантливый, К., несмотря на широкое и глубокое свое образованіе, не проявилъ способ-ти создавать что-либо новое. Онъ не былъ творцомъ даже въ своей спец-сти, в.-инжен. дѣлѣ. Ставъ диктаторомъ и получивъ неогранич. полномочія, онъ не сумѣлъ стать единств. распорядителемъ польск. возстанія 1794 г. Въ кач-вѣ военач-ка К. также не былъ достаточно оригиналенъ. Его побѣда при Рацлавицахъ была резул-томъ его личн. беззавѣт. храбрости, рѣдкой его способ-ти никогда не теряться и фанатич. вѣры въ себя, въ свои войска и въ успѣхъ дѣла. Нельзя не отмѣтить, что во всѣхъ сраженіяхъ, гдѣ К. принималъ участіе, иниціатива боя принадлежала его прот-ку. И если, тѣмъ не менѣе, К. сталъ націон. героемъ, а имя его — символомъ надеждъ польск. народа, то этимъ онъ обязанъ всецѣло своимъ личн. нравств. качествамъ. Въ продажной и своекорыстной Польшѣ онъ былъ единств. человѣкомъ, к-рый всю свою жизнь неугасимо горѣлъ и болѣлъ одною мыслью о свободѣ, благѣ и счастьѣ своей родины, к-рый никогда не шелъ ни на какія сдѣлки съ совѣстью и к-раго нельзя б. ничѣмъ купить. Къ 1800 г. въ Парижѣ К. написалъ сочиненіе «Маневры конной арт-ріи» на франц. яз. Эта книга, по порученію амер. ген. Дэви, б. переведена на англ. яз. — «Manceuvres of Horse Artillery» of general Kosciuszko. По отзыву ген. Дэви, трактатъ этотъ «едва ли не единственный въ мірѣ по глубинѣ знанія предмета. Наиб. полно и совершенно разработана система тактики обороны». («Чтенія Имп. Моск. общ. ист. и древн.» 1866—67 гг.; Архивъ кн. Воронцова, XXIV, М., 1880; Н. Костомаровъ, Послѣд. дни Рѣчи Посполитой, Спб., 1886; Д. Масловскій, Сраж. при Маціовицахъ и штурмъ Праги 1794 г., «Воен. Сб.» 1893 г., XI; T. Korzon, Kosciuszko, biografia z dokumentow Wysnuta. Подробная и позднѣйшая монографія по архивн. док-тамъ, съ прилож. плановъ сраженій, Краковъ, 1906; Dabrowsky Henryk, Wyprawa do Wielkiej Polski w roku 1794, Poznan, 1859).