Викитека:Анонсы/2008/28

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

← 2007 - Анонсы за 2008 год -  2009 →

Недели: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52


Существует старинное гаданье на зеркалах: смотреть через зеркало в другое зеркало, поставленное напротив первого так, что они дают взаимное отражение — сияющий бесконечный коридор, уставленный параллельными рядами свечей. Гадающая девушка (так гадают только одни девушки) смотрит в тот коридор; что она там увидит — то, значит, с ней и случится.

Однажды, — было это весной, в половине двенадцатого часа вечера, — девушка Джесси Тренган забавлялась вышеописанным способом, сидя одна у себя в спальне. Она поставила против туалетного зеркала второе, зажгла две свечи и воззрилась в сверкающий туннель отражения.

Джесси Тренган через месяц должен был исполниться двадцать один год. Это была своенравная, весёлая и добрая девушка. Описать её наружность — дело нелёгкое. Бесчисленные литературные попытки такого рода — лучшее тому доказательство. Ещё никто не дал увидеть женщину с помощью чернил или типографской краски. Случается изредка различить явственно лоб, губы, глаза или догадаться, как выглядят за ухом волосы, но более того — никогда. Самые удачные иллюстрации только смущают; говоришь: «Да, она могла быть и такой», — но ваше скрученное или разбросанное впечатление всегда иное, хотя бы оно было бессильно дать точный образ. Переход к дальнейшему непоследователен, но необходим: у Джесси были тёмные волосы, красивое и открытое лицо, стройное и привлекательное телосложение. Её профиль вызывал в душе образ втянутого дыханием к нижней губке лепестка, а фас был подобен звонкому и весёлому «здравствуйте». В понятие красоты, по отношению к Джесси, природа вложила свет и тепло, давая простор лучшим чувствам всякого смотрящего на неё человека, за исключением одного: это была её родная сестра, Моргиана Тренган, опекунша Джесси.

…см. продолжение романа «Джесси и Моргиана»


Мы шли через обширный красивый сад, и, пока Хонс с неестественной для него суетливостью, сбиваясь и путаясь, рассказывал мне действительно слегка подозрительную историю своего обогащения (перепродал чьи-то паи), я с любопытством осматривался. Чрезвычайно нежные, поэтические тона царствовали вокруг. Бледно-зелёные газоны, окружённые светло-жёлтыми лентами дорожек, примыкали к плоским цветущим клумбам, сплошь засаженным каждая каким-нибудь одним видом. Преобладали левкои и розовая гвоздика; их узорные, светлые ковры тянулись вокруг нас, заканчиваясь у высокой, хорошо выбеленной каменной ограды маленькими полями нарциссов. Своеобразный подбор растений дышал свежестью и невинностью. Не было ни одного дерева, нежно цветущая земля без малейшего тёмного пятнышка производила восхитительное впечатление.

— Что ты скажешь? — пробормотал Хонс, заметив моё внимание. — Заметь, что здесь нет ничего тёмного, так же, как и в моём доме.

— Тёмного? — спросил я. — Судя по твоим сапогам. Но всё-таки, конечно, у тебя есть в доме чернила.

— Цветные, — горделиво произнёс Хонс. — Преимущественно бледно-лиловые. Это моя система возрождения человечества.

Моя недоверчивая улыбка пришпорила Хонса. Он сказал:

— Мы войдём… и ты узнаешь… я объясню…

…см. продолжение рассказа «Имение Хонса»