Война России с Турцией 1877—1878 года (Гарковенко 1879)/Несколько слов вместо предисловия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Война России с Турцией 1877—1878 года
автор П. Гарковенко (1825—1893)
См. Оглавление. Из сборника «Павел Евстафьевич Гарковенко. Война России с Турцией 1877—1878 года. — СПб: Типография К. Индриха, 1879.». Источник: Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе Война России с Турцией 1877—1878 года (Гарковенко 1879)/Несколько слов вместо предисловия в дореформенной орфографии


 

[I]
Несколько слов вместо предисловия

Кровь лилась, стоны страдания раздавались повсюду; это были стоны мучеников — наших единоверцев и единоплеменников, которых в течение нескольких веков резали, мучили, казнили и насиловали враги христианства — мусульмане.

Было много безуспешных попыток к применению в среде Славян равноправности, общечеловеческих и гражданских прав; но всё это, благодаря враждебному взгляду мусульманства, оказывалось не только неприменимым, но и немыслимым.

Но вот, вняв своим сострадательным ухом к плачу Славян, Император Александр II извлек меч и за ним понеслись русские богатыри выручать из рабства погибавшие под турецким игом славянские населения Турции и в 1877 году вспыхнула жестокая война России с Турцией — война за веру, за свободу человечества!… Это было не мщение за бесчеловечный деспотизм турок, не стремление наказать за бесчеловечное эксплуатирование православных христиан на востоке и частое кровопролитие в среде безоружных, безответных христиан Балканского полуострова, — а просто стремление вооруженною рукою понудить турок к тому, чтобы, однажды навсегда, они положили предел пятивековому бесчеловечному обращению с людьми, которые виноваты только тем, что они Славяне и, христиане.

Император Александр II разом покончил с турками тем, что, одержав полную победу над ними в Европе и Азии, освободил Болгарию от ненавистного, тяжелого рабства, дав ей значение «княжества» и право избирать из среды своей князя.

Если война, вообще говоря, принадлежит истории, то война 1877—78 годов всецело принадлежит истории Славянства и служит краеугольным камнем прочной самостоятельности и независимости некоторых княжеств Балканского полуострова; но для Болгар победа наша над турками открыла новую страницу в истории Болгарского народа, с которой начнется его новая, самостоятельная жизнь под управлением своего собственного князя в пределах родной земли, которая в [II]течение нескольких веков обливалась кровью предков и родичей и оглашалась воплями страдальцев.

Русские, сбросив оковы с порабощенных, доказали Турции, что славянские племена имеют сильных защитников, защитников бескорыстных и великодушныхь. С победой, одержанной над турками, сопряжено было важное значение России в глазах всей Европы, потому что русские, в борьбе с не менее сильным врагом умели поддержать свою нравственную честь и прежнюю военную славу. — И теперь, как всегда, Россия не покраснеет пред памятью предков - героев, победами которых славна и сильна и которых именами — гордится.

С войны 1877—78 годов венок победной славы принадлежит всему русскому воинству безразлично. Если руководившие войной вожди-полководцы имеют право на лавры за уменье вести войну и одерживать победы, то не меньшее право имеют на это наши простые воины за то, что стойкостью, выносливостью и беспримерною храбростью во всякое время дня и ночи давали возможность своим начальникам приводить стратегические идеи в исполнение и одерживать победы. В страшные жары, в сильную вьюгу и холод, наши воины шли навстречу опасности, безропотно выполняя команду своего начальника. Выдерживая сильные натиски неприятеля и страшную пальбу, храбрые успевали там, где окончательно было невозможно надеяться. Вообще — русский солдат в эту войну, пред лицом всей Европы и её военных представителей, показал себя до такой степени «солдатом», что нашей русской армии позаводовали все европейские военные агенты, бывшие на войне. Русский воин, будучи хорошим исполнителем дисциплины, одарен хладнокровием, смелостью, выносливостью в тяжелые минуты битвы; в тоже время религиозен, добр и ласков даже с такими врагами, как турки и — прекрасный товарищ!

Можно ли после этого отказать русскому солдату в том, что он обладает такими совершенствами, какие действительно можно позавидовать любой Европейской армии.

Весьма понятно что Государь Император, зная добрые качества наших русских солдат, жалел их, отпуская на войну, исход которой был тогда неизвестен. Но надежды Его оправдались, хотя было немало погибших на поле битвы… Что делать! Вечная память и мученический венец погибшим за святое и правое дело!

Отдав должное храброму воинству за победы, оказанные на обоих театрах войны, находим не менее нужным сказать, что вся Россия сочуственно отнеслась к делу войны - не словом, а делом.

[III]

Кроме добровольцев, решившихся променять мирные занятия на бранный меч, кроме лиц, посвятивших себя делу ухода за страждущими и ранеными на поле брани, все остальные русские без различия пола, от мала до велика, кто чем мог, приносили свою посильную лепту нуждам войны.

Теплое участие слышалось повсюду. Известие о неудаче — наводило полное уныние; победа вызывала с уст каждого «Слава Богу!», крестное знамение, молебны, общий восторг и взаимные поздравления.

Вообще такое событие, как минувшая война, не скоро забудется; слишком много свидетелей войны, слишком много участников этой горячей эпохи. Еще до сих пор не изгладились из народной памяти те живые впечатления славных боев под Плевной, под Карсом и проч. и из уст в уста переходят характиристические сцены и рассказы из боевой жизни героев. Весьма часто, а особенно после Сан-Стефанского мира, стали требовать книг с изложением полного хода событий из войны 1877—78 годов. Каждому патриоту желательно и хочется иметь более подробную летопись событий, интересную особенно по счастливому окончанию и по завидным лучам военной славы, озарившей Россию.

Частые требования на эту книгу побудили нас прибегнуть к составлению сборника, содержащего все замечательные и достоверные военные события, совершившиеся, как в Европейской, так и в Азиатской Турции. Поспешность, с которою была составлена книга, по требованию читающей публики, не помешала нам издать наш сборник довольно подробно.

Эту книгу, хотя не можем предложить, как «историю войны» — последняя всегда требует для своей разработки многолетнего труда и должна содержать более одного тома, — но можем думать, что она может быть прекрасным материалом для составителя истории войны, а для каждого читателя — любителя серьезного чтения — справочной книгой.

Считаем нужным заметить, что наш сборник, если может занять видное место на библиотечной полке, то найдет также местечко в скромном убежище небогатого патриота; также по значению содержания можно быть уверенным, что она найдет много читателей в военных госпиталях и библиотеках.

Кроме описания полного хода той или другой битвы, книга наша обогащена разного рода эпизодами, анекдотами, сценами из бытовой, боевой жизни нашего воина, с типичными подробностями, чтобы лучше развернуть картину военных действий пред читателями, и смягчить [IV]этими аксесуарами тяжелый, суровый вид войны. Вь ней читатель увидит солдата в бою и на отдыхе.

Так как вымысел там не позволителен, где требуется истина, хотя иногда печальная или суровая, мы, благодаря богатству материала, всё содержание сборника составили по сообщениям корреспондентов и сведениям собранным из правительственных газет и журналов, и из официальных источников — в чём конечно просим извинения гг. редакторов и корреспондентов.

Война с её событиями принадлежит веку и истории, а не нам; мы только свидетели — очевидцы или участники совершавшегося акта, и требует соблюдения полной правды. Нужно отдать в этом отношении полную благодарность писателямь-корреспондентам за ту правду и чувство, которые они вносили в свои рассказы о войне. Нужно благодарить за ту тонкую наблюдательность, которая не оставляла их даже в самые тяжелые минуты их походной жизни.

Книга украшена портретами героев и многими рисунками из замечательных военных подвигов[1] и мы были бы очень счастливы, если бы старый ветеран минувших битв, читая о славе русского оружия, мог сказать с нами вместе: «богатыри не выведутся на Руси», а молодой воин, читая нашу книгу, вспоминал бы недавное минувшее, и питал в себе надежду, что он в рядах славных героев не будет последним и увлекался бы желанием подражать доблестным подвигам.

Составитель.

Примечания[править]

  1. В данном скане отсутствуют какие бы то ни было иллюстрации. Либо предполагалось включить их в книгу, но это не было сделано, либо страницы с иллюстрациями не были отсканированы. — Примечание редактора Викитеки.

 


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии во всём мире, поскольку автор умер по крайней мере 100 лет назад.