Годива (Теннисон; Минаев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Годива
автор Альфред Теннисон (1809—1892), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
На перепутьи, 1871
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Godiva («I waited for the train at Coventry…»), опубл. в 1842. — Опубл.: 1869[1]. Источник: Д. Д. Минаев. На перепутьи. — СПб.: Издание книгопродавца-типографа Б. Н. Плотникова, 1871. — С. 186—189.. Годива (Теннисон; Минаев) в дореформенной орфографии


Годива


Я поезда ждал утром в Ковентри;
Облокотясь у моста на перила,
На городские башни я смотрел
И городское древнее преданье
Невольно мне на ум пришло…
На свете
Не мы одни, мы, дети поздних лет,
Готовые смеяться над прошедшим
И толковать о правде и неправде,
Не мы одни любили свой народ
10 И гнётом наших братьев возмущались.
Жила когда-то женщина и долго
О подвиге её не позабудут.
И имя этой женщины — Годива.
Граф Леофрик, Годивы муж жестокий,
15 Поступками своими в Ковентри
Пугал народ; когда на целый город
Тяжёлую он подать наложил,
То множество рыдавших матерей
С младенцами в руках пришло к Годиве
20 И слышала Годива общий вопль:
„Отдавши подать, с голода умрём мы!“

Пошла Годива к мужу. Грозный граф
Попался ей на встречу в галерее,
Собаками своими окружённый,
25 И стала говорить ему она
О просьбе бедных женщин и с мольбою
Молила: „Пощади их! Ведь они
От подати умрут голодной смертью!“
Но удивлённый граф ей отвечал:
30 „Да ты и ноготь пальца пожалеешь
Отдать за этот вздор!“ — „O, нет, готова
Я жизнь отдать,“ ответила Годива, —
„И это докажу я, чем ты хочешь,
Какое ни предложишь мне условье.“
35 И злобный граф ей отвечал со смехом:
„Когда проехать можешь ты нагая
По городу, то подать отменю я.“
Затем ушёл он быстрою походкой,
Собаками своими окружённый.

40 В душе Годивы буря поднялась,
В ней целый час борьба происходила,
Но жалость победила наконец
Её смущение. Герольду повелела,
При звуке труб, Годива объявить
45 Народу об условии тяжёлом,
Которым можно снять с него налог,
И если к ней любовь живёт в народе,
То пусть никто до самого полудня,
Пока она по улицам поедет,
50 Не выглянет из окон и ворот,
Пусть город весь в домах своих запрётся.
Потом Годива скрылась в свой покой;
Украшенный орлами брачный пояс
С себя сняла и на одно мгновенье
55 Промедлила, как летняя луна
В волнистых и прозрачных облаках,
Потом тряхнула смело головою,
Вкруг пояса рассыпалась коса
И, сбросивши одежду торопливо,
60 С крыльца Годива робко соскользнула
И кралась от колонны до колонны.
Вот к главным воротам она пришла,
Где ждал её в парадной сбруе конь,
Под пурпуром и золотом, сверкавший.
65 По городу поехала Годива,
Лишь только целомудрием одета;
Был воздух тих и робкий ветерок
Не смел смутить её своим дыханьем.
Как сотни глаз, смотрели окна зданий,
70 И лай собак невольно вызывал
Стыдливости румянец на щеках
Трепещущей Годивы; каждый шаг
Её коня огнём в ней отзывался,
Но вот она проехала веcь город
75 И через арку поле увидала
С душистымй весенними цветами.
Потом она поехала назад,
Лишь только целомудрием одета,
На улице не встретив ни души.
80 Один нашёлся только негодяй,
Который, просверливши щель в окошке,
Взглянул и в ту ж минуту навсегда
Лишился зренья… Этого не зная,
Проехала Годива мимо. Вдруг
85 По звуку труб узнал счастливый город,
Что полдень наступил и что Годива
Спасла народ от подати тяжёлой
И вечно жить останется в народе.




Примечания

См. также перевод Михайлова.

  1. Впервые — в журнале «Дело», 1869, № 2, с. 158—160.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.