Дай только солнцу за гору зайти! (Нунакавахимэ; Брандт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Неизвестного автора (древнего времени). «Дай только солнцу за гору зайти!..»
автор Принцесса Нунакавахимэ, пер. А. Брандт
Язык оригинала: японский. — См. Японская лирика (А. Брандт). Из сборника «Кодзики». Источник: Японская лирика. [1] • С немецкого перевода Ханса Бетге.Дай только солнцу за гору зайти! (Нунакавахимэ; Брандт) в дореформенной орфографии


— 11 —


Дай только солнцу за гору зайти! К
тебе я выйду скоро!
Тёмной ночью ты подойдёшь ко мне,
подобный утренней заре, с улыбкой на
сияющем лице, и руки белые, как белые
канаты из коры Taку, положишь ты на
грудь мою.
Друг к другу мы прижмёмся; лёжа,
целоваться будем; руки подложив под
головы взамен подушек, бёдра сблизим.
Не говори мне о тоске любовной, бог
великий восьми тысяч копий!
Как только солнце за гору зайдёт,
к тeбе я выйду![2]

________



Неизвестного автора (древнего времени).



Источник

A. Brandt 10-11.jpg

Примечания

  1. ЯПОНСКАЯ ЛИРИКА. Переводы А. Брандта. С.-ПЕТЕРБУРГЪ. Тип. Ю. Н. Эрлихъ (вл. А. Э. Коллинсъ), М. Дворянская 19, 1912. На сайте «stihi.ru» публикация Игоря Шевченко.
  2. Текст Ханса Бетге, с которого делался перевод:

    JAPANISCHER FRÜHLING / NACHDICHTUNGEN JAPANISCHER LYRIK / HANS BETHGE

    DIE SCHÖNE NUNA-KAWA-HIME SPRICHT ZUM GOTT DER ACHTMALTAUSEND SPEERE

    AUS ARCHAISCHER ZEIT

    Wenn erst die Sonne hinterm Berg verschwand,
    In rabenschwarzer Nacht komm ich heraus,
    Und du wirst nahen wie die Morgenröte,
    Mit Lächeln und mit strahlendem Gesicht.
    Und deine Arme, die so schimmernd weiss
    Wie Taku-Rinde glänzen, wirst du zärtlich
    Auf meinen Busen legen, der dem Schnee
    An Zartheit gleicht. Und eng verschlungen werden
    Wir liegen und uns kosen und die Arme
    Als Kissen unters Haupt uns betten, während
    Die Schenkel nahe beieinander ruhn.
    Sprich mir von Liebessehnsucht nicht zu sehr,
    Du grosser Gott der achtmaltausend Speere!
    Wenn erst die Sonne hinterm Berg verschwand,
    Komm ich heraus.

    Игорь Шевченко, комментируя перевод А. Брандта, приводит цитату из перевода первого свитка «Кодзики» Е. М. Пинус «…из которого видно, что данный текст — часть песни Нунакава-химэ, которую лучше привести полностью:

    «Тогда та Нунакава-химэ, все еще не открывая дверей, изнутри сложила [ему] песню:


    Бог Ятихоко!
    Я всего лишь женщина,
    Гнущаяся трава.
    А моя душа —
    Птица в бухте морской.
    Пусть еще пока
    Я птица ничья, 3)
    Время пройдет, и я
    Птицей стану твоей.
    Жизнь свою
    Не погуби [второпях]!
    Таковы слова,
    Вот они, слова
    Спешащих-летящих
    Ама быстрых гонцов!
    Когда солнце уйдет
    За зеленые горы,
    Явится ночь,
    Черная, как ягоды тута. 4)
    Мою молодую грудь,
    Нежную, как пушистый снег,
    Приласкай!
    И, лаская сплетемся.
    Руками, что как жемчуга,
    Руками жемчужными,
    Обними!
    И, протянувшись свободно,
    Уснем крепким сном.
    Так не взывай любовно
    [Ко мне], Бог Ятихико!
    Таковы слова,
    Вот они слова!

    Так сложила. Потому в ту ночь они не соединились, а соединились на следующую ночь».


    3) В тексте вадори (два иероглифа — ИШ) — у нас «птица ничья» (дословно: «своя птица»).
    4) В выражении нубатама-но ё-ва — «ночь, черная, как ягоды тута», слово нубатама (иначе убатама) обозначает плоды декоративного растения «белямканда». Переносное значение: «черный, как вороново крыло» (БЯРС, т. 2, с. 353). Название этих плодов является постоянным эпитетом к слову ё — «ночь».

    «Кодзики»: Мифы древней Японии/ пер. со ст.-яп., предисл. и коммент. Е. М. Пинус. — Екатеринбург: У-Фактория, 2007, стр. 119—121.» (Цит. по «Хайку-конкурс»)

    Интересно, что этот перевод А. Брандта послужил основой текста романса «Любовь» из цикла «Шесть романсов на слова японских поэтов». Соч. 21 (1932) Дмитрия Шостаковича. Композитор позволил себе сделать в текcте несколько изменений:

    1. Любовь

    Дай только солнцу за гору зайти,
    к тебе я скоро выйду!
    Тёмной ночью ты подойдёшь ко мне,
    подобна утренней заре,
    красива, как цветок, едва расцветший,
    и руку нежную, горячую
    от страсти и любви к тебе,
    я руку положу на грудь твою.
    Друг к другу мы прижмёмся;
    лёжа, целоваться будем,
    руки подложив под головы взамен подушек;
    бёдра сблизим.
    О, как люблю я,
    как люблю тебя я страстно, нежно,
    моя радость.
    Как только солнце за гору зайдёт,
    к тебе я выйду.
    Подробнее о тексте в этом вокальном цикле можно прочесть в статье С. Сретенская: Д. Шостакович, опус 21 — русский ответ Густаву Малеру.(Прим. Ред.)