Донья Клара (Гейне/Плещеев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Донья Клара
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. А. Н. Плещеев (1825—1893)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Donna Clara («In dem abendlichen Garten…»), 1823. — Из цикла «Возвращение домой», сб. «Книга песен». Опубл.: 1846[1]. Источник: Стихотворения А. Н. Плещеева. — М.: Типография В. Грачева и Комп., 1861. — С. 221—224 (Google).
Донья Клара (Гейне/Плещеев) в старой орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Донья Клара


В час ночной, в саду гуляет
Дочь алькальда молодая;
А из ярких окон замка
Звуки флейт и труб несутся.

«Мне несносны стали танцы,
И заученные речи
Этих рыцарей, что взор мой —
Только сравнивают с солнцем.

На меня всё веет скукой
10 С той поры, как ночью лунной,
Под балконом мне явился
Рыцарь с лютней звонкострунной.

Он стоял отважный, стройный,
Очи звёздами сверкали;
15 А лицом он был так бледен,
Будто мрамор древних статуй».

Так мечтала донья Клара
И смотрела вдаль аллеи;
Вдруг прекрасный рыцарь снова
20 Очутился перед нею.

И рука с рукою, тихо
Шли они… Дрожали звёзды,
Ветерок скользил по листьям,
И едва качались розы…

25 — Посмотри! кивают розы…
Как любовь они пылают…
Но скажи мне, отчего же
Ты, друг милый, покраснела?

— Мне от мошек нет покоя.
30 Мошки летом ненавистны
Точно также, как евреев
Долгоносая порода.

— Что до мошек и евреев!
Говорит с улыбкой рыцарь;
35 Посмотри с дерев миндальных
Листья белые слетают.

Бледный рой их наполняет
Воздух чистым ароматом…
Но скажи, моя подруга,
40 Ты меня всем сердцем любишь?

— Да, люблю тебя, мой милый,
И любить тебя клянуся
Тем, Кого народ еврейский
Увенчал венцом терновым.

45 — Позабудем об евреях,
Говорит с улыбкой рыцарь;
Блеском палевым облиты
Дремлют зыбкие лилеи.

Дремлют зыбкие лилеи:
50 К ним лучи склонили звёзды;
Но скажи мне, другь прекрасный,
Не обман ли эта клятва?

— Нет во мне обмана, милый!
Как в груди моей ни капли
55 Не струится крови мавров,
Ни жидовской грязной крови.

— Позабудь жидов и мавров, —
Говорит с улыбкой рыцарь,
И под сень густую миртов
60 Он уводит донью Клару.

Нежно он её опутал
Страсти пламенной сетями;
Вот слова короче стали
И длиннее поцелуи…

65 Соловья напевы льются,
Будто звуки брачной песни;
Светляки в траве зажглися,
Как огни в роскошном зале.

Под навесом листьев тёмных
70 Всё затихло… Только слышны
Шопот миртов осторожных,
Да цветов благоуханье.

Вдруг из ярких окон замка
Полились потоком звуки…
75 И очнувшись, донья Клара
Говорит в испуге другу:

— Чу! зовут меня, мой милый!
Но в минуту расставанья
Ты скажи своё мне имя…
80 Что таить его напрасно!

И смеясь лукаво, рыцарь
Доньи пальчики целует,
Кудри тёмные и плечи,
И потом ей отвечает:

85 — Я, сеннора, ваш любовник,
Сын мудрейшего из старцев,
Знаменитого раввина
В Сарагоссе, — Израэля!




Примечания

В этом стихотворении Гейне переработал сюжет испанского романса Фридрих де Ла Мотт-Фуке, вставленному им в свой роман «Der Zauberring» (часть 1, глава 19).

  1. Впервые(?) — в книге Стихотворения А. Плещеева, 1845—1846. — СПб., 1846. — С. 64—68 (РГБ); затем — в книге Стихотворения А. Н. Плещеева. — СПб.: Издание А. Смирдина сына и К°, 1858. — С. 91—95 (Google) и Стихотворения А. Н. Плещеева. — М.: Типография В. Грачева и Комп., 1861. — С. 221—224 (Google), без изменений.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.
Кроме того, перевод выполнен автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликован прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.