Евгений Онегин. Примечания Пушкина/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Евгений Онегин. Примѣчанія Пушкина
авторъ Александръ Сергѣевичъ Пушкинъ (1799—1837)
ОглавленьеПосвященье 1 2 3 4 5 6 7 8 Примѣчанія Путешествіе Онѣгина
Евгений Онегин. Примечания Пушкина/ДО въ новой орѳографіи


ПРИМѢЧАНIЯ

КЪ ЕВГЕНIЮ ОНѢГИНУ



1. Писано въ Бессарабіи.

2. Dandy, франтъ.

3. Шляпа à la Воlіѵаr.

4. Извѣстный рестораторъ.

5. Черта охлажденнаго чувства, достойная Чальдъ-Гаральда. Балеты Г. Дидло исполнены живости воображенія и прелести необыкновенной. Одинъ изъ нашихъ романтическихъ писателей находилъ въ нихъ гораздо болѣе Поэзіи, нежели во всей Французской литературѣ.

6. Tout le monde sut qu’il mettait du blanc; et moi, qui n’en croyois rien, je commencai
de le croire, non seulement par l’embellissement de son teint et pour avoir trouvé des tasses
de blanc sur sa toilette, mais sur ce qu’entrant un matin dans sa chambre, je le trouvai
brossant ses ongles avec une petite vergette faite exprès, ouvrage qu’il continua fièrement
devant moi. Je jugeai qu’un homme qui passe deux heures tous les matins à brosser ses ongles,
peut bien passer quelques instants à remplir de blanc les creux de sa peau.

(Confessions de J. J. Rousseau.)

Гримъ опередилъ свой вѣкъ: нынѣ во всей просвѣщенной Европѣ чистятъ ногти особенною щеткой.

7. Вся сія ироническая строфа не что иное, какъ тонкая похвала прекраснымъ нашимъ соотечественницамъ. Такъ Буало, подъ видомъ укоризны, хвалитъ Лудовика XIV. Наши дамы соединяютъ просвѣщеніе съ любезностію и строгую чистоту нравовъ съ этою восточною прелестію, столь плѣнившею Г-жу Сталь. (См. Dix ans d’exil.)

8. Читатели помнятъ прелестное описанiе Петербургской ночи въ идилліи Гнѣдича:

«Вотъ ночь: но не меркнутъ златистыя полосы облакъ.
Безъ звѣздъ и безъ мѣсяца вся озаряется дальность,
На взморьѣ далекомъ сребристыя видны вѣтрила
Чуть видныхъ судовъ, какъ по синему небу плывущихъ.
Сіяньемъ безсумрачнымъ небо ночное сіяетъ,
И пурпуръ заката сливается съ златомъ востока:
Какъ будто денница за вечеромъ слѣдомъ выводитъ
Румяное утро. Была то година златая,
Какъ лѣтніе дни похищаютъ владычество ночи;
Какъ взоръ иноземца на сѣверномъ небѣ плѣняетъ
Слiянье волшебное тѣни и сладкаго свѣта,
Какимъ иногда не украшено небо полудня;
Та ясность, подобная прелестямъ сѣверной дѣвы,
Которой глаза голубые и алыя щеки
Едва стѣняются русыми локонъ волнами.
Тогда надъ Невой и надъ пышнымъ Петрополемъ видятъ
Безъ сумрака вечеръ и быстрыя ночи безъ тѣни;
Тогда Филомела полночныя пѣсни лишь кончитъ,
И пѣсни заводитъ, привѣтствуя день восходящій.
Но поздно; повѣяла свѣжесть на Невскія тундры;
Роса опустилась; . . . . . . . . . . . .
Вотъ полночь; шумѣвшая вечеромъ тысячью веселъ,
Нева не колыхнетъ; разъѣхались гости градскіе;
Ни гласа на брегѣ, ни зыби на влагѣ, все тихо:
Лишь изрѣдка гулъ отъ мостовъ пробѣжитъ надъ водою,
Лишь крикъ протяженный изъ дальней промчится деревни,
Гдѣ въ ночь окликается ратная стража со стражей.
Все спитъ . . . . . . . . . . . . . .»

9. Вьявь богиню благосклонну
Зритъ восторженный піитъ,
Что проводитъ ночь безсонну,
Опершися на гранитъ.

(Муравьевъ. Богинѣ Невы).

10. Писано въ Одессѣ.

11. См. первое изданіе Евгенія Онѣгина.

12. Изъ первой части Днѣпровской Русалки.

13. Сладкозвучнѣйшія Греческія имена, каковы, напримѣръ: Агаѳонъ, Филатъ, Ѳедора, Ѳекла и проч., употребляются у насъ только между простолюдинами.

14. Грандисонъ и Ловласъ, герои двухъ славныхъ романовъ.

15. Si j’avois la folie de croire encore fu bonheur, je le chercherois dans l’habitude. (Шатобріанъ).

16. Бѣдный Іорикъ! — восклицаніе Гамлета надъ черепомъ шута. (См. Шекспира и Стёрна).

17. Въ прежнемъ изданiи вмѣсто домой летятъ, было ошибкою напечатано зимой летятъ (что не имѣло никакого смысла). Критики, того не разобравъ,находили анахронизмъ въ слѣдующихъ строфахъ. Смѣемъ увѣрить, что въ нашемъ романѣ время расчислено по календарю.

18. Юлія Вольмаръ, новая Элоиза, Малекъ-Адель, герой посредственнаго романа М-е Cottin. Густавъ де Линоръ, герой прелестной повѣсти Баронессы Крюднеръ.

19. Вампиръ, повѣсть, неправильно приписанная Лорду Байрону. Мельмотъ, геніальное произведеніе Матюрина. Jean Sbogar, извѣстный романъ Карла Нодье.

20. Lasciate ogni speranza voi ch’entrate. Скромный Авторъ нашъ перевелъ только первую половину славнаго стиха.

21. . Журналъ, нѣкогда издаваемый покойнымъ А. Измайловымъ довольно неисправно. Издатель однажды печатно извинился предъ публикою тѣмъ , что онъ на праздникахъ гулялъ.

22. Е. А. Баратынскій.

23. Въ журналахъ удивлялись, какъ можно было назвать дѣвою простую крестьянку, между тѣмъ какъ благородныя барышни, немного ниже, названы дѣвчонками!

24. «Это значитъ,» замѣчаетъ одинъ изъ нашихъ критиковъ: «что мальчишки катаются на конькахъ.» Справедливо.

25. Въ лѣта красныя мои
Поэтическій Аи
Нравился мнѣ пѣной шумной,
Симъ подобіемъ любви
Или юности безумной, и проч.

(Посланіе къ Л. П.)

26. Августъ Лафонтенъ, Авторъ множества семейственныхъ романовъ.

27. Смотри: Первый Снѣгъ, стихотвореніе Князя Вяземскаго.

28. См. описанія Финляндской Зимы въ Одѣ Баратынскаго.

29. Зоветъ котъ кошурку
Въ печурку спать.

Предвѣщаніе свадьбы; первая пѣсня предрекаетъ смерть.

30. Такимъ образомъ узнаютъ имя будущаго жениха.

31. Въ журналахъ осуждали слова: хлопъ, молвь и топъ, какъ неудачное нововведеніе. Слова сіи коренныя Русскія. «Вышелъ Бова изъ шатра прохладиться и услышалъ въ чистомъ полѣ людскую молвь и конскій топъ.» (Сказка о Бовѣ Королевичѣ.) Хлопъ употребляется въ просторѣчіи вмѣсто хлопаніе, какъ шипъ, вмѣсто шипѣнія.

Онъ шипъ пустилъ по змѣиному.

(Древнія Русскiя стихотворенія.)

Не должно мѣшать свободѣ нашего богатаго и прекраснаго языка.

32. Одинъ изъ нашихъ критиковъ, кажется находитъ въ этихъ стихахъ непонятную для насъ неблагопристойность.

33. Гадательныя книги издаются у насъ подъ фирмою Мартына Задеки, почтеннаго человѣка, не писавшаго никогда гадательныхъ книгъ, какъ замѣчаетъ Б. М. Федоровъ.

34. Пародія извѣстныхъ стиховъ Ломоносова.

Заря багряною рукою
Отъ утреннихъ спокойныхъ водъ
Выводитъ съ солнцемъ за собою,— и проч.

35. Буяновъ, мой сосѣдъ,
. . . . . . . . . . . . . .
Пришелъ ко мнѣ вчера съ небритыми усами,
Растрепанный, въ пуху, въ картузѣ съ козырькомъ....

(Опасный Сосѣдъ.)

36. Нашя критики, вѣрные почитатели прекраснаго пола, сильно осуждали неприличіе сего стиха.

37. Парижскій рестораторъ.

38. Стихъ Грибоѣдова.

39. Славный ружейный мастеръ.

40. Въ первомъ изданіи шестая Глава оканчивалась слѣдующимъ образомъ:

А ты, младое вдохновенье,
Волнуй мое воображенье,
Дремоту сердца оживляй,
Въ мой уголъ чаще прилетай,
Не дай остыть душѣ поэта,
Ожесточиться, очерствѣть,
И наконецъ окаменѣть
Въ мертвящемъ упоеньи свѣта,
Среди бездушныхъ гордецовъ,
Среди блистательныхъ глупцовъ,

ХLѴІІ.

Среди лукавыхъ, малодушныхъ,
Шальныхъ, балованныхъ дѣтей,
Злодѣевъ и смѣшныхъ и скучныхъ,
Тупыхъ, привязчивыхъ судей,
Среди кокетокъ богомольныхъ,
Среди холопьевъ добровольныхъ,
Среди вседневныхъ, модныхъ сценъ
Учтивыхъ, ласковыхъ измѣнъ,
Среди холодныхъ приговоровъ
Жестокосердой суеты,
Среди досадной пустоты
Расчетовъ, думъ и разговоровъ,
Въ семъ омутѣ, гдѣ съ вами я
Купаюсь, милые друзья.

41. Левшинъ, авторъ многихъ сочиненій по части хозяйственной.

42. Дороги наши — садъ для глазъ:
Деревья, съ дерномъ валъ, канавы;
Работы много, много славы,
Да жаль, проѣзда нѣтъ подъ часъ.
Съ деревьевъ, на часахъ стоящихъ,
Проѣзжимъ мало барыша;
Дорога, скажешь, хороша —
И вспомнишь стихъ: для проходящихъ!
Свободна Русская ѣзда
Въ двухъ только случаяхъ: когда
Нашъ Макъ-Адамъ, или Макъ-Ева.
Зима свершитъ, треща отъ гнѣва,
Опустошительный набѣгъ,
Пугь окуетъ чугуномъ льдистымъ,
И запорошитъ ранній снѣгъ
Слѣды ея пескомъ пушистымъ.
Или когда поля проймётъ
Такая знойная засуха,
Что черезъ лужу можетъ въ бродъ
Пройти, глаза зажмуря, муха.

(С т а н ц і я . Князъ Вяземскій.)

43. Сравненiе, заимствованное у К***, столь извѣстнаго игривостію воображенія. К... разсказывалъ, что будучи однажды посланъ курьеромъ отъ Князя Потемкина къ Императрицѣ, онъ ѣхалъ такъ скоро, что шпага его, высунувшись концемъ изъ телѣжки, стучала по верстамъ, какъ по частоколу.

44. Rout, вечернее собраніе безъ танцевъ, собственно значитъ толпа.