Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июль/30

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 30 июля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XI. Месяц июль. — С. 662—680.


День тридцатый
[править]

Память
святых апостолов (из семидесяти):
Силы, Силуана, Крискента
и других с ними
[править]

Святый апостол Сила, которого старшие Апостолы избрали на служение делу проповеди Слова Божия, нес большие труды во благовестии учения Христова, сначала вместе со святым верховным Апостолом Павлом, а потом и один, без него. Когда от Иерусалимского Собора было составлено к Антиохийской Церкви послание о том, чтобы не обрезывать язычников, принимающих святую веру Христову, святый Сила был послан сюда вместе с другими заслуженными мужами, как об этом пишет святый Лука в Деяниях Апостольских:

«Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили, избравши из среды себя мужей, послать их в Антиохию с Павлом и Варнавою, именно: Иуду, прозываемого Варсавою, и Силу, мужей начальствующих между братиями»[1].

Пришедши в Антиохию, они собрали народ и отдали послание. Прочитавши его, все очень обрадовались полученному наставлению. Иуда же и Сила, обладая даром пророчества, усердно наставляли верующих, утешая и утверждая их в вере. Сила пожелал остаться в Антиохии, а Иуда возвратился в Иерусалим. После этого Апостол Павел возымел намерение для проповеди пойти в другие страны и в спутники себе избрал святого Силу. Порученные братией благодати Божией, они отправились и побывали в Сирии и Киликии, утверждая здесь Церкви. Проходя чрез Дервию и Листру, они встретили там Тимофея и вместе с ним пошли в Македонию. Когда они были в Филиппах, то изгнали пытливого духа из одной служанки, которая чрез прорицания доставляла большой доход своим господам. Когда последние увидали, что пропала надежда дохода их, то схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам, обвиняя их в том, что они возмущают жителей города. Собралось много народа, а начальники, сорвавши одежды с Павла и Силы, повелели быть их палками. После многих ударов они заключили святых апостолов в темницу, заковав ноги в колодки. В полночь, когда Павел и Сила, воспевая, молились Богу, вдруг произошло такое великое землетрясение, что темница заколебалась, двери сами собой открылись и оковы ослабели. Темничный сторож пробудился и, увидевши, что двери темницы открыты, выхватил нож и хотел себя убить, думая, что узники убежали, но Апостол Павел, отозвавшись к нему, удержал его от самоубийства. С трепетом сторож припал к Павлу и Силе, а затем вывел их из темницы и привел в свой дом, где омыл их раны, и крестился сам и все домашние его. Отсюда святые Апостолы Павел и Сила пошли в Амфиполь, Аполлонию и Солунь. Многие из Греков и немало благородных женщин присоединились к ним. Евреи же, из зависти и непокорства, пригласивши некоторых негодных людей, возмутили против Апостолов народ и стремились погубить их. Братья ночью отослали Павла и Силу в Берию, но и здесь пришедшие из Солуни евреи возбудили народ против проповедников Слова Божия. Поэтому Павел ушел в приморские страны, а Сила и Тимофей остались здесь. Ушедши чрез несколько дней, они нашли святого Павла в Коринфе[2]. Здесь святый Сила стал епископом. Потрудившись довольно времени в проповедовании Слова Божия и совершивши в течение жизни некоторые знамения и чудеса, он отошел ко Господу.

Святый апостол Силуан трудился в проповедовании Слова Божия вместе с верховными Апостолами Петром и Павлом; они оба в своих писаниях упоминают о нем. Святый Петр в первом своем Соборном послании пишет так:

«Сие кратко написал я вам через Силуана, верного, как думаю, вашего брата»[3].

Святый Апостол Павел во втором послании к Коринфянам тоже говорит:

«Сын Божий Иисус Христос, проповеданный у вас нами, мною и Силуаном»[4].

Отсюда ясно, что святый Силуан с каждым из верховных Апостолов трудился в проповедании учения Христова, будучи участником в их трудах и болезнях. В Солуни же он был епископом и, подъявши много скорбей ради веры, отошел здесь ко Христу, венчающему все подвиги.

О святом Апостоле Крискенте вспоминает святый Апостол Павел во втором Послании к Тимофею, говоря: «Крискент в Галатию»[5], т. е. был послан на проповедь. В Галатии же он был епископом: затем проповедовал о Христе в Галлии и в городе Виенне поставил епископом своего ученика Захарию, возвратился снова в Галатию, и здесь мученически скончался в царствование Траяна[6].

О святом Апостоле Епенете также вспоминает Апостол Павел в послании к Римлянам: «Приветствуйте возлюбленного моего Епенета, который есть начаток Ахаии для Христа»[7]. Епенет был епископом в Карфагене.

В том же послании к Римлянам Апостол Павел вспоминает и Апостола Андроника: «Приветствуйте Андроника и Юнию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между Апостолами и прежде меня еще уверовавших во Христа»[8].

Кондак, глас 4:

Лозие явистеся Христова винограда, гроздие приносяще мудрии в добродетелех, вино нам спасения источающе: еже приемлюще веселия исполняемся, празднующе всечестную вашу память, в нюже молитеся о оставлении грехов наших, Господни апостоли.

Страдание святого священномученика
Валентина
[править]

В Омврии, итальянской области, в городе, называемом Интерамна, был епископом святый Валентин, получивший от Бога дар врачевания. Он, исцеляя в людях всякие болезни и недуги молитвой и призыванием Пресвятого Имени Иисуса Христа, обращал неверных от идольского служения к Богу (в то время языческое многобожие еще господствовало в мире и нечестивые цари, владевшие Западом и Востоком, преследовали христиан). В эти дни три схоластика[9], родом из Афин[10] веры языческой и по имени: Прокул, Ефив и Аполлоний, пришли для учения в Рим, желая получше ознакомиться с языком и римской наукой. Они нашли одного ученого наставника, опытного в обоих языках: латинском и греческом, по имени Кратона, поступили к нему в учение и жили в его доме. Случилось одному из сыновей Кратона, именем Херимону, сильно заболеть; болезнь состояла в том, что хребет его согнулся, голова очутилась между колен, и он никак не мог выпрямиться. Многих врачей призывали, но они никакой пользы не могли принести больному. Страдал он таким образом около трех лет и потерял всякую надежду на исцеление. Пришел как-то в дом Кратона трибун[11], по имени Фронтон; увидевши больного, он сказал:

— Такая болезнь была у моего родного брата, и он получил исцеление от некоего христианского епископа, называемого Валентином, который живет в городе Интерамне.

Сообщивши об этом, трибун советовал Кратону послать к сему епископу своего больного сына; сказал он о своем брате еще и то, что он, получивши исцеление, не пожелал оставить епископа и, привлекаемый его добротой, привязался к нему любовью. Услышавши всё это, Кратон послал к епископу некоторых почетных, верных и преданных ему мужей с просьбой, чтобы он пришел к нему, так как невозможно было в такой путь отправлять больного отрока. Человек Божий для славы Господней не поленился придти из своего города в Рим к пригласившему его мужу, и принят был им с большой честью. Показавши святителю больного Херимона, Кратон стал просить, чтобы он исцелил сына, как исцелил брата трибуна. Святый Валентин сказал:

— Если ты хочешь, будет исцелен сын твой.

— Половину своего имения не пожалею отдать тебе, если ты только можешь исцелить сына моего, — ответил Кратон.

— Удивляюсь, — возразил святый, — тебе, что ты, будучи мудрым учителем, не понимаешь сказанных мною слов. Опять говорю тебе, если пожелаешь, выздоровеет больной, ибо если уверуешь во Христа моего, всё будет возможно для верующего. Верующий несравненно более приятен Богу, чем неверующий, который полагает свою надежду в мирских и ничтожных вещах и почитает за богов изображения некогда живших злых людей, сделанные из дерева, камня или какого-либо вещества. Как возможно допустить, чтобы богами были те, которые, будучи погружены в дурные дела и упражняясь в жестоких мучениях, ни одного часа не имеют свободного от мерзостных беззаконий? Если веру, предлагаемую тебе мною, ты примешь, отказавшись от языческого нечестия, и — возложишь свою надежду на Единого Бога, невидимого и всемогущего, то будет дано здоровье твоему сыну, как ты желаешь. Ту же половину имения, которую ты предлагаешь мне, раздай нищим, пусть они молят Бога о тебе и твоем сыне. Меня же ты никаким образом не убедишь, чтобы я что-либо взял от тебя за исцеление твоего сына; прошу только одной веры. Итак, веруй в Сына Божия Иисуса Христа, что Он есть Истинный Бог, откажись от всех своих идолов — и ты увидишь своего сына здоровым.

Кратон сказал на это:

— Хотя я не знаю, в чем собственно состоит ваша вера, но слышал, что всякий спасается по своей вере; вера одного не может помочь другому и наоборот, чье-либо неверие не может повредить другому.

Святый епископ отвечал:

— В жизни человеческой есть такое, что не может другим ни помочь, ни повредить; и отеческое неверие не может вредить вере сыновней, но в нужде и при исцелении больных вера одного может способствовать другому, например, верой отец в состоянии помочь сыну, сестра брату и господин рабу. В Писании мы читаем, что сотник по вере получил выздоровление своего умирающего раба[12]; начальник синагоги свою умирающую дочь увидал возвращенной к жизни[13], а сестры, плачущие о своем умершем и погребенном брате Лазаре, увидали его на четвертый день воскресшим по слову Господа, и возрадовались[14]. Есть и другие многочисленные примеры в Ветхом и Новом Завете, ясно показывающие, что вера одного может помочь другому. Бывает и так, что неверие одного приносит вред другим, например, неверие одного человека — Фараона причинило различные казни всему Египту и даже погубило его со всем его воинством.

Слушая эти и подобные им речи епископа, учитель Кратон пал к ногам его и сказал:

— Верую в Проповедуемого тобой, что Он есть Истинный Бог и нет другого, кроме Того, Кто повелевает болезням и смерти уйти, и они уходят; повелевает жизни — и возвращается.

Святый епископ Валентин на это сказал ему:

— Веру христианскую следует обнаруживать не только словами, но и делом.

— Каковы же, — спросил учитель, — те дела, которыми может обнаружиться вера?

— Откажись, — поучал епископ, — от идолов, сделанных руками человеческими, и прими святое омовение, чтобы причислиться к сынам Божиим.

— Каким же образом, — спросил Кратон, — вода, омывающая только телесную скверну, может очистить от грехов?

— Вода, — разрешил его недоумение святый, — когда над ней будет призвано Имя Пресвятой Троицы, получает таинственно Духа Святаго, Который и очищает все грехи крещающегося в сей воде человека.

— Наша беседа всё растягивается, — сказал Кратон, — а жизнь сына моего Херимона сокращается.

Святый Валентин на это сказал:

— Если ты не будешь веровать тому, чего никогда не мог ни слышать, ни видеть, сын твой не может быть здоров.

— Что же это такое, — недоумевал Кратон, — чего я не мог ни видеть, ни слышать?

— Слышал ли ты, — пояснял святитель, — когда-либо про Деву, непорочно зачавшую и родившую и по рождении оставшуюся Девой? Видел ли ты кого-либо, ходящего по морю, как по суше? Слышал ли ты, чтобы кто одним словом укрощал бурю морскую, чтобы Он в конце концов был распят, умер, погребен, в третий день воскрес из мертвых, на глазах многих вознесся на Небо, причем Ангелы, ясно явившиеся людям, засвидетельствовали, что Он снова придет с Неба судить живых и мертвых? Если ты веруешь сему, что всё так произошло, то приступи и прими Крещение, чтобы и сын твой получил здоровье, и ты сам сподобился жизни вечной?

— Всё, что ты говоришь, сделаю, — согласился учитель, — только пусть сын мой будет здоров.

На это сказал святый епископ:

— Так как вся премудрость, мирская, которой ты учителем считаешься, пред Богом ничтожество и ты не можешь так совершенно веровать, как требует самая вера, то дай мне слово, что ты со всем своим домом обратишься ко Христу и крестишься после того, как сын твой по моей вере получит здоровье!

Тогда учитель Кратон, призвавши жену свою и всех домашних, пал к ногам святителя, и все обещались сделаться христианами, если исцелеет Херимон. Были здесь и вышеупомянутые юноши: Прокул, Ефив и Аполлоний, они также, желая выздоровления сыну своего учителя, обещались сделаться христианами. После этого святый епископ повелел приготовить отдельную комнату и пребывать в молчании день и ближайшую ночь; сам же, взявши в эту комнату больного, затворился с ним в одиночестве. Больной был согнут телом, как бы в круглый клубок: голова была между коленами, ноги на плечах и спине, ни одна часть тела не была свободна, не в состоянии он был даже языком говорить и только стонал; никто из врачей не мог ни понять, ни излечить этой болезни. Святый епископ Валентин, взявши свою власяницу, на которой он обыкновенно молился, постлал ее на землю и положил на нее больного полумертвого отрока, а сам всю ночь молился и славословил Бога. В полночь в той комнате воссиял небесный свет, так что находящимся вне казалось, как будто внутри загорелся огонь, а после полночи отрок встал здоровым и начал громким голосом хвалить Бога. Родители и все бывшие в доме, услышавши голос Херимона и произносимые им слова, очень обрадовались, так как в течение трех лет они слышали только его стоны. Подошедши к дверям, они начали стучать и просить святого, чтобы он открыл им и они увидели бы Херимона. Но святый ответил, что он не откроет им до тех пор, пока не совершит своих обычных молитв; и ждали они до утра, радуясь случившемуся. Когда начался день, святый епископ открыл дверь и, выведши отрока совершенно здоровым, как будто он никогда и не болел, передал его родителям. Тогда учитель Кратон со всем своим домом уверовал во Христа и крестился; все радовались духом о Боге, Спасителе своем.

Исцелившийся отрок Херимон, по принятии Крещения, не пожелал оставить своего врача святого Валентина; точно также и вышеуказанные три юноши, оставивши после Крещения мирскую мудрость, привязались со всем усердием к духовному учителю Божиему архиерею и стали его учениками, подражателями его святой жизни и искателями своего спасения. И другие схоластики — одних с ними лет юноши и отроки, побуждаемые их увещаниями и примером честной и целомудренной жизни, обращались к вере Христовой и Святому Крещению, так что стало стекаться к ним множество схоластиков, которые, послушавши их богодухновенного учения, научались небесной мудрости и вступали на путь истинный. Когда же сын начальника города, именем Авундий, уверовавши во Христа и крестившись, возгорелся божественной ревностию и явно пред всеми исповедал себя рабом Христовым, то отец его и другие начальники сильно разгневались, схватили первоучителя христианской веры святого епископа Валентина и беспощадно были его; они склоняли его к идолопоклонству, но он не пожелал исполнить воли их; поэтому его снова мучили еще более люто и затем заключили в темничные оковы. Святый же радовался, что сподобился пострадать за Христа, Господа своего, и украшенный подобно апостолам принятыми ранами, как дорогими украшениями, хвалился ими и говорил:

— Я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем[15] и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых[16].

При этом своих учеников, приходивших к нему в темницу, он укреплял в святой вере. Узнавши об этом, начальник сильно разъярился и, пославши за ним ночью, вывел его из темницы и отсек ему голову. Так окончил свой страдальческий подвиг святый епископ Валентин. Ученики святителя Прокул, Ефив и Аполлоний, взявши честно́е тело его, отнесли в город Интерамна, купили в предместьи небольшую часть земли и погребли с честью, пребывая при гробе несколько дней и ночей в посте, молитвах и славословии Господа. К ним собирались бывшие в городе верующие и множество неверных; последние, послушавши их душеспасительных речей и Христовой проповеди, просвещались верой. Спустя некоторое время, об этом стало известно градоначальнику Леонтию, и он, схвативши сих трех отроков, посадил их в темницу. Когда же увидел, что народ волнуется и жалеет их, так как все любили их, то приказал ночью убить их: днем осудить их на смерть он боялся, чтобы волнующийся народ не отнял их. Так святые мученики ночью были усечены мечом и отошли к немерцающему свету Небесного Царствия. Выше помянутый святый Авундий, сын римского начальника, когда пришел к своим возлюбленным друзьям и узнал об убиении их, очень опечалился; взявши честны́е тела, он с честью похоронил их при гробе своего учителя святого Валентина, прославляя Господа Иисуса Христа, Который живет и царствует со Отцем и Святым Духом в бесконечные веки веков. Аминь.

Страдание святого мученика
Полихрония
[править]

Нечестивый Римский царь Декий[17], замучив многих христиан, отправился со всем своим войском в Персию; победивши персидское воинство и взявши в плен страну, он овладел областями: Вавилонией, Вактриною, Ирканией, Ассириею; нашедши в этих землях многих христиан, царь стал их преследовать и всячески мучить. Был тогда в Вавилоне епископ Полихроний, а с ним три пресвитера: Пармений, Елима и Хрисотель и два диакона: Лука и Муко; схвативши их, Декий приказал тотчас вести их для принесения идольской жертвы. Но святый Полихроний смело сказал:

— Мы самих себя приносим в жертву Господу нашему Иисусу Христу; бесам же и ничтожным идолам, сделанным руками человеческими, никогда мы не поклонимся.

Декий приказал епископа с пресвитерами и диаконами заключить в темницу, а сам начал строить в городе Вавилоне храм своему мерзкому богу Сатурну, которому сделал и позолоченного идола. В Рим к начальнику Валериану он написал о своей благополучной победе над Персами, которая, по его мнению, дана была ему от богов, и приказал устроить в Риме большой праздник в честь богов, христиан же мучить и убивать.

Валериан поступал в Риме согласно этому приказанию царя. Когда мерзкий храм Сатурну был окончен в Вавилоне, нечестивый Декий призвал на свой суд епископа Полихрония с пресвитерами и диаконами и сказал:

— Ты тот богохульник, который ни богов не почитает, ни царских повелений не исполняет?

Святый епископ, не отвечая ни одним словом, стоял молча. Тогда царь обратился к пресвитерам и диаконам:

— Начальник ваш онемел!

Но пресвитер Пармений сказал:

— Не онемел отец наш, но не желает осквернять своих чистых и святых уст, исполняя повеление Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: не пометайте бисер ваших пред свиниями: да не поперут их ногами своими и вращшеся расторгнут вы[18]. Хорошо ли чистые уста осквернять гноем?

Разгневанный Декий сказал:

— Так мы гной?

И тотчас приказал пресвитеру отрезать язык. Когда святому Пармению отрезали язык, он, несмотря на это, ясно произнес, обращаясь к святому Полихронию:

— Святый отче, молись за меня, ибо я вижу на тебе Царя — Духа Святаго, Который твои уста закрывает, а в мои влагает медяной сот.

Так дивен Бог во святых Своих: имеющему язык повелевает молчать, а тому, у кого язык отрезан, дает дар слова, чтобы показать Свою всемогущую силу. И сказал Декий епископу:

— Полихроний, принеси жертву богам и будешь мне другом, и новый храм Сатурна я поручу тебе.

Епископ ничего не ответил ему. Декий, пришедши в ярость, приказал камнем бить его по устам, святый же, когда его били, воздевши руки к Небу и подняв глаза, испустил дух. Декий оставил тело мученика поверженным пред храмом Сатурна. В ближайшую ночь два благородные мужа, из персидских князей, по имени Авдон и Сеннис, тайные христиане, взяли сокровенно тело святого епископа Полихрония и погребли его близ городской стены. Декий же отправился в город Кордуву, находившийся в стране Персидской, и приказал узников — пресвитеров и диаконов, вести за собой закованными в железо.

Когда святых вели, то железные оковы спадали с их шеи и рук. Пришедши в город Кордуву, Декий приказал представить на суд приведенных узников и сказал им:

— О безумные, и вы желаете погибнуть? Вот, предлагаю вам принести жертву бессмертным богам!

Но пресвитер Пармений, которому был отрезан язык, громко ответил:

— О окаянный, убеждающий нас поклониться идолам, сделанным руками человеческими! Лучше ты поклонись Господу нашему Иисусу Христу: если не поклонишься Ему, то погибнешь вместе с богами твоими.

Декий приказал всех их повесить для мучений. Но святые и в таком положении благодарили Бога, говоря пресвитеру Пармению:

— Молись о нас, отче!

Он же сказал:

— Бог, Отец Господа нашего Иисуса Христа, пусть даст нам в утешение Духа Святаго, Который царствует во веки веков.

И все ответили:

— Аминь!

Декий же в ярости вскричал:

— Вот волшебство! Человек без языка говорит: не есть ли это явное доказательство волшебства?

На это пресвитер Пармений ответил:

— Господь наш Иисус Христос, давший некогда немому язык, и мне, грешному, при отрезанном языке, дал способность говорить; ты же и имея язык и говоря, — нем, так как не славишь Истинного Бога!

Декий приказал жечь их огнем, прикладывать раскаленные железные доски к бокам и железными крючьями терзать тела их. Когда так мучились святые, послышался Голос с Неба, сказавший:

— Приидите ко Мне, смиренные сердцем!

Декий, услышавши этот голос, объяснил и его волшебством, и приказал снять мучеников и отсечь им головы, а тела их бросить за городом на дороге и приставить сторожей, чтобы кто-либо не взял их и не предал погребению. Так окончили свое мучение за Христа святые страстотерпцы три пресвитера: Пармений, Елима и Хрисотель и два диакона: Лука и Муко. Брошенные тела их выше названные два князя, которые вместе с царем пришли сюда, ночью похитили и погребли в своем селе близ Кордувы. В это же время царь Декий послал по всей Персии искать христиан и мучить их; некоторые из слуг его сказали ему:

— Царь, те пленники, которых ты помиловал и которым дал жизнь и свободу, христиане; они убирают тела христианские, погребают их на своем селе и богам не кланяются, даже приказаний твоих не исполняют.

— Кто эти нечестивцы? — с гневом спросил царь.

Слуги назвали Авдона и Сенниса. Немедленно царь приказал позвать их к себе и, когда они явились, сказал:

— Неужели вы настолько безумны, что не понимаете, что не по иному чему вас победили и покорили под власть Римскую, как за непочтение к богам?

На это они ответили:

— Потому Христос и сделал нас победителями над диаволом, что мы презираем богов ваших.

С гневом Декий сказал им:

— Вы не знаете разве, что жизнь ваша в моих руках?

— Жизнь наша, — ответили святые, — в руках Бога нашего, и мы кланяемся Тому, Кто сошел с Неба на землю для нашего спасения.

Декий приказал заковать их железными веригами и заключить в тесную темницу. Святые, когда их заковали в цепи, сказали:

— Вот слава наша, которую мы всегда надеялись получить от Господа нашего!

В тот же день два другие благородные мужа, Олимпий и Максим, были обвинены пред царем, что они христиане, и царь, тотчас взявши их, приказал бить их палками без допроса, говоря:

— Не достойны они того, чтобы слушать слова их, так как они не почитают богов, и заслуживают смерти, считая своим Богом умершего человека.

Святый Максим возразил на это:

— Хорошо ты сказал «умершего», но почему не сказал также и «воскресшего»?

— Назовите нам сокровища ваши, — сказал Декий.

Отвечал святый Олимпий:

— Сокровище наше — золото, серебро и всякое богатство — есть Господь наш Иисус Христос, ради Которого мы не щадим здоровья нашего и презираем все богатства земные!

Когда святых жестоко били, они говорили:

— Слава Тебе, Господи Иисусе Христе, что Ты благоизволил сопричислить нас к рабам Твоим!

Декий всё больше приходил в ярость и приказал бить мучеников оловянными прутьями; потом передал их своему наместнику, некоему Анисию, который продолжал мучить их и, наконец, отсек им головы секирой, а тела их бросил на съедение псам. Пять дней лежали тела не погребенными и ничто не коснулось их; на шестой день христиане, взявши ночью честные останки, погребли их с честью.

После этого нечестивый Декий пошел в Рим, и с ним были ведены закованные в цепи святые мученики из Персии Авдон и Сеннис, которых Декий вел при себе для своей славы, чтобы устроить зрелище римлянам. В это время начальник Валериан в Риме взял святого папу Сикста, его клир и многих христиан и заключил их в темницу. Много дней папа находился в темнице; сюда приходили к нему тайные христиане, приносили своих детей, приводили также родственников и знакомых, которые от идольского нечестия обращались ко Христу; они были в темнице крещены папой. В эти дни Декий со славой и великим торжеством вступил в Рим, ведя за собою двух персидских князей — Авдона и Сенниса как пленников. Затем, после этого, Декий созвал весь Римский Сенат вместе с начальником Валерианом и представил им приведенных из Персии князей, связанных цепями, но одетых по-княжески; хотя они были измождены разными мучениями в пути, но для славы Декия украшены были золотом, серебром и дорогими уборами с драгоценными камнями. Указывая на них пальцем, Декий сказал:

— Посмотрите на врагов, которых боги и богини предали в наши руки. Это — враги Римскому царству!

Посмотревши на них, весь Римский Сенат удивился их благородному виду и, объятый жалостию к ним, пришел в умиление. Такую благодать Господь дал рабам Своим, что взирающие на них скорее приходили в умиление, чем в ярость. Декий приказал позвать главного Капитолийского жреца, по имени Клавдия, который и явился, принеся с собою идола и треножник, и сказал Декий святым:

— Принесите жертву богам, и вы станете свободными римскими князьями, будете владеть всеми вашими имениями, обогатитесь еще другими богатствами и получите от нас большие почести!

Но святые ответили:

— Мы только себя приносим в жертву Богу нашему Господу Иисусу Христу; твоим богам ты сам приноси жертву!

После этого царь повелел к утру приготовить зрелище, чтобы на нем персидских князей Авдона и Сенниса отдать на съедение зверям. Когда настало утро и всё было приготовлено к зрелищу, царь Декий не явился и вместо себя прислал начальника Валериана. Последний, пришедши и выведши мучеников, прежде всего стал склонять их к идолослужению, говоря:

— Пощадите вы свое благородство и возложите фимиам на алтарь богов; если не сделаете этого, то погибнете от зубов зверей.

— Мы уже говорили, — сказали святые, — что только Господу нашему Иисусу Христу приносим жертву хвалы и кадило молитвы, и Ему одному кланяемся, идолов же рукотворенных никогда не будем почитать.

Стоял тут идол Солнца, и приказал Валериан воинам, чтобы они вели мучеников к сему идолу и принудили поклониться ему, но святые, подошедши к идолу, плюнули на него. Тогда Валериан пришел в ярость и приказал святых мучеников бить оловянными прутьями, а потом вести нагими на то особо устроенное место, где их должны были съесть звери на глазах народа, смотрящего с возвышающихся ступеней. И стали святые нагие телом, но во Христа облеченные духом, и осеняли себя крестным знамением. Выпущены были на них сначала два льва, а потом четыре медведя, но звери не вредили им и лежали у их ног, как стражи. Тогда Валериан сказал:

— Это, очевидно, волшебство христианское!

И повелел зверей отвести, а оруженосцам войти и убить мучеников. Святые были заколоты мечами; зацепивши за ноги, тела их извлекли и бросили пред идолом Солнца для устрашения христиан, как повелел мучитель; лежали они здесь три дня. Один тайный христианин, по имени Кирин, саном иподиакон, живя близ того места, похитил ночью тела мучеников и похоронил их в своем доме в оловянной раке. Так закончили жизнь святые мученики Авдон и Сеннис, князья персидские. Святый папа Сикст с клиром был замучен после них; страдание его вместе с архидиаконом Лаврентием воспоминается в десятый день августа. Честны́е мощи двух святых мучеников Авдона и Сенниса находились в земле до воцарения Константина Великого; в дни же его царствования, по Божьему откровению, они были обретены верующими и перенесены в Понтианову гробницу в честь и славу Христа Бога нашего со Отцем и Святым Духом славимого во веки. Аминь[19].

Память святого
Иоанна Воина
[править]

Сей святый Иоанн служил в войске[20] в царствование императора Юлиана Отступника[21] и вместе с другими воинами послан был убивать христиан. Тем, кто видел его при исполнении этого дела, он казался гонителем христиан, но тайно он оказывал им немалую помощь. Так, одних прежде, чем они были схвачены, он извещал, чтобы они могли убежать, а других уже после того, как они были схвачены, освобождал. Он оказывал милосердие не только гонимым христианам, но и тем, которые просили у него помощи, давая им всё то, в чем они нуждались. Упражняясь в молитвах и посте, святый Иоанн посещением больных и утешением скорбящих украшал жизнь свою и совершенствовал себя в добродетели. Проведши жизнь свою так богоугодно, он отошел к Господу и был погребен на том месте, где погребали странников[22]. Впоследствии же времени он в откровении рассказал одной женщине о всех деяниях своих, которые совершил в жизни своей, а также назвал ей и имя, которое носил. Говорят, что кроме сего святый Иоанн совершил и другие чудеса. Особенно же он известен тем, что удерживает от бегства рабов, обличает воровство и открывает похищенное. Такими делами чудотворения обогатил Бог святого Иоанна за его добродетельную жизнь.

Примечания[править]

  1. Деян., гл. 15, ст. 22.
  2. Деян., гл. 16—18.
  3. 1 Посл. Петра, гл. 5, ст. 12.
  4. 2 Посл. к Коринф., гл. 1, ст. 19.
  5. 2 Посл. к Тимоф., гл. 4, ст. 10.
  6. — Император в 98—117 гг.
  7. Посл. к Римл., гл. 16, ст. 5.
  8. Посл. к Римл., гл. 16, ст. 7. — Блаженный Феодорит в толковании на послания св. ап. Павла (2 Посл. к Коринф., 1, 19 и 1 Солун., 1, 1) полагает, что упоминаемый здесь Апостол Силуан есть одно лицо с Апостолом Силою. За это говорит и то, что Сила совсем не упоминается в посланиях, тогда как он был одним из ревностнейших сотрудников святых Апостолов, Силуан же упоминается у Апостолов в таких случаях, которые приличны Силе. Западные толковники (Визелер, Мейер и другие) и Силуана, о котором говорит Апостол Петр в первом Послании (5, 12) считают за Силу. Крискент, по 6-ой песни канона в греческой минее проповедовавший в Галлии и бывший архипастырем Кархидона, по заметке в греческих минеях, был епископом Нового Кархидона в Испании, соседней с Галлиею. В славянской минее вместо Кархидона стоит Халкидон, а слова «в Галлии тя» заменены: «помазанием радования».
  9. Схоластик — ученик.
  10. В Греции.
  11. Военный чин.
  12. Еванг. от Матф., гл. 8, ст. 5—13.
  13. Еванг. от Матф., гл. 9, ст. 23—25.
  14. Еванг. от Иоан., гл. 11, ст. 1—44.
  15. Посл. к Галат., гл. 6, ст. 17.
  16. Посл. к Колос., гл. 1, ст. 24.
  17. Декий — император в 249—251 гг.
  18. Еванг. от Матф., гл. 7, ст. 6.
  19. В римском мартирологе памяти святых мучеников указаны в разные дни; св. Димитрий Ростовский всех их соединил в одну дружину, как пострадавших от одного и того же Декия и как происходящих из одних и тех же стран. Мощи Авдона и Сенниса с IX века находятся в церкви св. Марка в Риме; здесь (в Риме) они были от самой кончины святых.
  20. В прологе Амвросианской библиотеки и у Никодима говорится, что святый Иоанн был воином в полку, составленном из солдат скифского племени Таифалов. Преосвященный Сергий в «полном месяцеслове Востока» (т. II, стр. 220) высказывает предположение о его славянском происхождении.
  21. Юлиан — родной племянник императора Константина Великого, царствовал с 361 до 363 года. Отступником он называется потому, что, будучи с детства христианином, по вступлении на престол отрекся от христианской веры и стал ревностным язычником. Желая ослабить христианство и восстановить в Римской империи падавшее язычество, он употреблял против христиан сперва хитрые меры, а потом перешел и к мерам насилия, но общего гонения на христиан он не воздвигал, — были только частные случаи преследования их.
  22. Год кончины святого Иоанна неизвестен. Известно только, что он умер и погребен в Константинополе.