Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Август/10

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 10 августа
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XII. Месяц август. — С. 147—159.


День десятый
[править]

Страдание
святых мучеников
Лаврентия архидиакона, Сикста папы
и прочих с ними
[править]

Святый папа Римский Сикст[1] был схвачен вместе со своим клиром и заключен в народную тюрьму правителем римским Валерианом в то время, когда царь Декий[2] с торжеством возвращался в Рим[3] после победы над Персами. Святый Сикст родился в греческом городе Афинах; сначала он был философом, а потом стал учеником Христовым. Когда он пришел в Рим, то оказался, как человек мудрый и благочестивый, весьма полезным членом церкви Христовой; здесь в течение более или менее продолжительного времени он проходил различные иерархические степени. По убиении за исповедание Христово святого папы Стефана[4], на его место, как на верную смерть, был возведен святый Сикст: в то время не было папы, которого бы миновала чаша страданий. Когда святый папа Сикст вместе с клириками и другими христианами находился в темнице, в Риме за Христа мучили двух персидских князей — Авдона и Сенисса: их, как пленников, Декий привел с собою в оковах. После их мученической кончины[5] царь Декий и Валериан приказали привести к ним ночью святого папу Сикста в храм, известный под именем Теллюды. Когда посланные пришли за папой в темницу, он сказал христианам, разделявшим с ним узы:

— Братья и присные мои, не бойтесь временных мук, помня те великие мучения, какие для получения венца вечной жизни претерпели до нас святые; Сам Христос пострадал ради нашего спасения, оставляя нам пример для подражания[6], — не бойтесь пострадать за Христа, чтобы вместе с Ним воцариться.

Вместе с папою были взяты два диакона, Фелициссим и Агапит; они были поставлены пред Декием и Валерианом.

— Знаешь ли ты, — обратился Декий к папе, — по какой причине ты взят и представлен пред нами?

— Мне это очень хорошо известно, — отвечал папа.

— Если знаешь, — сказал царь, — то поступай так, как поступают другие на твоем месте: этим ты сохранишь жизнь себе и увеличишь число твоих клириков.

— Действительно, — подтвердил папа, — я постоянно забочусь об увеличении клира.

— Тогда принеси жертву богам и получишь начальство над всеми жрецами, — предложил царь.

Святый Сикст возразил на это:

— Я всегда приношу чистую и непорочную жертву всесильному Богу Отцу, Сыну Его, Господу нашему Иисусу Христу, и Духу Святому.

— Мы щадим твою старость, — продолжал увещевать папу царь, — пожалей и ты себя самого и клир твой, чтобы избавить его от смерти.

— До сих пор, — отвечал святый Сикст, — я заботился и сейчас забочусь как о себе, так и о клире моем, чтобы вместе с собою всех исхитить и избавить от вечной смерти.

— Ведите его, — приказал Декий воинам, — в храм Марса, пусть принесет там жертву; если он не сделает этого, то заключите его в особую темницу, Мамертинову.

Святого папу вместе с диаконами привели в храм Марса и стали убеждать принести жертву; он же сказал на это воинам:

— О ослепленные диаволом и всякого сожаления достойные люди: зачем поклоняетесь немым и глухим идолам, которые не могут оказать помощи ни себе, ни другим? Послушайте меня, дети мои, покайтесь, чем избавите души свои от вечных мук.

Но они, исполняя приказание царя, отвели папу и диаконов в Мамертинову темницу.

Святый архидиакон[7] Лаврентий, увидев, что папу ведут в тюрьму, воскликнул, обращаясь к нему:

— Куда идешь, отец мой, без сына своего? Куда, святый архиерей, спешишь без своего архидиакона? Ты никогда не совершал без моего сослужения бескровной жертвы. Чем же я теперь прогневал твое милосердие? Разве я уже недостоин того, чтобы находиться с тобою вместе? Разве ты не знаешь меня, как всегда покорного тебе служителя? И если я участвовал с тобою в принесении Божественных Таин, то почему не участвую вместе с тобою и в пролитии своей крови за Христа? Возьми же, отец мой, сына своего с собою, не оставляй, учитель, ученика твоего, принеси меня в жертву Богу, как Авраам сына своего Исаака[8] и как верховный Апостол Петр первого архидиакона Стефана[9], и после того уже, как увидишь меня приявшим мученический венец, сам приступай к нему.

Святый Сикст отвечал ему:

— Я не покидаю тебя, сын мой, но сохраняю для больших мучений: тебе предстоят за веру Христову большие подвиги. Я уже стар и поэтому выхожу на более легкую борьбу; тебе же до́лжно обнаружить над мучителем более славную победу и торжество. Не плачь: знай, что, спустя три дня после моей смерти, ты, левит, пойдешь за своим священником; тебе не нужно моего присутствия для твоей поддержки. Илия оставил Елиссея, но не лишил его чудодейственной силы[10]. Иди, воспользуйся этим временем: раздай по собственному усмотрению церковные сокровища нищим и нуждающимся.

Святый Лаврентий повиновался: взяв все церковные сокровища, не исключая и утвари, он ходил по городу, разыскивая скрывающихся клириков и убогим христиан, и помогал им по мере их нужды. Так он пришел на гору Хелион, где нашел жилище одной вдовы, со дня смерти мужа которой прошло уже тридцать два года; эта вдова, по имени Кириакия, укрывала у себя многих христиан вместе с их пресвитерами и клириками. Святый Лаврентий принес сюда ночью серебра, одежд и других необходимых предметов и стал умывать ноги как священнослужителям, так и остальным христианам. Вдова же Кириакия, поклонившись ему в ноги, сказала:

— Умоляю тебя, раб Христов, возложи руки твои на мою голову, которая у меня страшно болит.

Святый Лаврентий отдал ей полотенце, которым вытирал ноги и возложил на голову ее руки, сотворив крестное знамение, и сказал:

— Во имя Господа нашего Иисуса Христа будь здрава!

И тотчас вдова избавилась от своей болезни. В ту же ночь святый Лаврентий пошел в местность города, известную под именем Канарийской, и тут в доме одного христианина, называемого Наркисом, встретил много христиан; он умыл ноги и им, уделив от церковных сокровищ на их нужды. Здесь находился один слепой христианин: он с плачем обратился ко святому:

— Положи твою руку на мои глаза, чтобы мне видеть твое лицо.

Святый Лаврентий сказал:

— Господь наш Иисус Христос, отверзший очи слепому, да просветит тебя!

С этими словами он сотворил крестное знамение на очах слепого; последний тотчас прозрел и возрадовался, видя лицо святого Лаврентия. По выходе отсюда святый узнал, что в Непотиановых пещерах скрывается множество христиан; он направился туда, захватив с собою серебра на их нужды. Здесь он нашел до семидесяти трех христиан, считая женщин и мужчин; тут присутствовал и святый пресвитер Иустин; умыв ноги христианам и раздав последние деньги, святый Лаврентий удалился. Услышав, что святого папу Сикста вместе с двумя диаконами повели на суд в храм Теллюды, святый Лаврентий поспешил туда, желая увидеть, что там будет.

Когда папа появился на судилище перед Декием и Валерианом, то царь сказал ему:

— Жалея старость твою, мы желаем тебе добра, — послушай нас и принеси богам жертву.

— Пожалейте лучше себя, — отвечал святый Сикст, — и не хулите Бога Небесного, раскайтесь в пролитии крови святых, чтобы окончательно не погибнуть.

От этих слов Декий пришел в сильнейший гнев и сказал Валериану:

— Если его не уничтожить из числа живущих, то никто не будет повиноваться властям и слушаться их.

— Предать его смерти! — отвечал Валериан.

Тогда диаконы воскликнули, обращаясь к мучителям:

— О, если бы вы, недостойные, послушали увещаний нашего отца, — этим вы избегли бы ожидающих вас вечных мук!

— Долго ли будут, — сказал Валериан, — они жить и угрожать нам муками?! Ведите их в храм Марса, — пусть принесут жертву; если же они не исполнят этого, то отсеките им головы.

Храм Марса находился за городской стеной, пред Аппиевыми воротами. Когда святых привели сюда, святый Сикст произнес, глядя на храм:

— Да сокрушит тебя Христос, Сын Бога Живаго!

Не успели присутствовавшие при этом христиане сказать «аминь!», как началось землетрясение, часть храма обрушилась и находившийся в нем идол разбился. Святый же Лаврентий воскликнул святому папе:

— Не оставляй меня, отец мой, я уже раздал порученное мне тобою сокровище!

Воины, услыхав о сокровище, схватили святого Лаврентия и не отпускали его, а святого папу вместе с диаконами предали смерти на пригорке перед храмом, оставив тела их не погребенными. Когда наступила ночь, пришли пресвитеры с диаконами и остальными христианами и взяли честны́е тела: папу положили в гробнице, находившейся в усыпальнице Калликста, а диаконов — в усыпальнице Претекстата. Мученическую кончину за Христа святый папа Сикст и диаконы его Фелициссим и Агапит потерпели в шестой день месяца августа[11].

По убиении святого Сикста воины повели святого Лаврентия к царю и сказали ему:

— Мы схватили архидиакона Сикста: он получил от епископа сокровище и где-то спрятал его.

Услышав о сокровище, царь очень обрадовался и, призвав к себе святого Лаврентия, сказал ему:

— Где сокровища церковные, которые ты спрятал?

Святый Лаврентий ничего не ответил на это.

Тогда Декий передал его епарху Валериану со словами:

— Разведай у него о церковных сокровищах и заставь его поклониться богам: если же он не откроет сокровищ и не поклонится богам, то пусть погибнет в мучениях!

Валериан, взяв святого Лаврентия, отдал его для заключения в темницу военачальнику Ипполиту, бывшему в то же время и смотрителем тюрьмы. Ипполит затворил святого Лаврентия в темнице, где уже находились и другие узники; среди них был один грек, по имени Луциллий: он содержался в тюрьме очень долгое время и от постоянного плача сделался слепым.

— Веруй, — сказал ему святый Лаврентий, — в Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа и крестись: Он возвратит тебе зрение.

— Я уже давно имею желание креститься во Имя Христово, — отвечал слепой.

— Веруешь ли от всего сердца? — спросил святый Лаврентий.

Слепой с плачем отвечал:

— Я верую в Господа Иисуса Христа, отрицаюсь от суетных идолов и презираю их.

Ипполит терпеливо выслушивал разговор святого Лаврентия со слепцом, желая убедиться, — отверзнутся ли действительно очи слепому и как совершится это чудесное событие. Святый же Лаврентий, огласив Луциллия и благословив воду, крестил его; и тотчас отверзлись очи слепого, и он воскликнул громким голосом:

— Благословен Господь Иисус Христос, вечный Бог, даровавший мне зрение!

Услышали об этом чуде и другие слепцы и стали приходить к темнице ко святому Лаврентию. А он, возлагая на их глаза руку с крестным знамением и призывая Имя Христово, возвращал им зрение. Всё это возбуждало в Ипполите невольное удивление. Спустя некоторое время, он сказал святому:

— Покажи мне церковные сокровища.

— Если ты уверуешь, — отвечал святый Лаврентий, — во всесильного Бога Отца и в Сына Его Господа Иисуса Христа, то тебе откроется сокровище и дастся жизнь вечная.

— Если на самом деле исполнится то, что ты говоришь, то я исполню всё, что ты велишь, — сказал Ипполит.

— Послушай меня, — продолжал святый Лаврентий, — и поскорее исполни то, что тебе посоветую: отрекись от глухих и немых идолов и крестись.

Ипполит согласился и увел святого Лаврентия из тюрьмы к себе домой. Дав Ипполиту наставления относительно святой веры и огласив его, святый Лаврентий совершил над ним Святое Крещение.

— Я видел, — сказал Ипполит по Крещении, — безгрешные души в великой радости. (Это и были те именно сокровища, о которых предсказывал ему святый Лаврентий, — что они будут открыты для него: во время Крещения Господь в дивном видении показал ему небесные блаженства).

— Заклинаю тебя, — обратился потом Ипполит с просьбой ко святому Лаврентию, — Господом Иисусом Христом, — крести весь мой дом.

И святый Лаврентий крестил в доме Ипполита девятнадцать человек, мужского и женского пола. В это время Ипполиту передали приказание, чтобы он вел святого Лаврентия к Валериану. Ипполит передал об этом святому Лаврентию, и тот сказал:

— Пойдем, — как мне, так и тебе готовится мученический венец.

Когда они оба появились пред Валерианом, последний сказал святому Лаврентию:

— Оставь свое упорство и покажи нам сокровища, которыми, как говорят, ты владеешь.

— Дай мне время на два или на три дня, и я открою тебе сокровища, — предложил ему святый Лаврентий.

— Я вверяю тебе его на три дня, — обратился Валериан к Ипполиту и отпустил святого Лаврентия. Святый же Лаврентий в эти три дня собрал в дом Ипполита множество нищих, вдовиц и сирот, слепых, хромых и больных. Когда же прошли три дня, он привел всех их к Декию и Валериану, которые находились в Салюстиевой палате:

— Вот в них, — обратился святый Лаврентий к Декию и Валериану, — которых вы сейчас видите, как в сосудах, заключены вечные сокровища, и кто влагает свое имение в эти сосуды, тот с избытком снова получает его в Царствии Небесном.

Пристыженные этим поступком святого Лаврентия, Декий и Валериан весьма разгневались, но уже более не расспрашивали его о сокровищах, а стали принуждать к идолопоклонству.

— Чего ты строишь козни? — сказал Валериан. — Принеси богам жертву и брось свои волхвования, на которые надеешься.

— Зачем вы позволяете диаволу научать вас принуждать христиан к поклонению бесам? — спросил святый Лаврентий. — Посудите сами, справедливо ли поклоняться сделанному человеком идолу с живущим в нем бесом, забывая Бога Небесного, Создателя всего видимого и невидимого?

Придя в ярость, царь приказал, обнаживши святого, простереть его на земле и бить скорпионами (скорпионом называлось орудие для пыток — тонкая железная палка с острыми зубцами). Святого мученика били так жестоко, что его кровью обагрилась земля; сам же Декий в это время говорил:

— Не хули богов, не хули!

Святый же Лаврентий, перенося удары, отвечал:

— Я благодарю Бога моего, что Он удостоил меня сделаться участником в тех страданиях, какие претерпели рабы Его — святые мученики; ты же, несчастный, ослеплен безумием и яростью своей.

Тогда Декий приказал прекратить мучения и поднять с земли святого Лаврентия; затем он велел принести и поставить перед ним железный одр, доски, оловянные прутья и другие орудия для мучений; указывая на всё это, он говорил:

— Всё послужит для твоих мучений, если ты не принесешь богам жертвы.

— Я давно желал, как пиршества, подобных мучений, — отвечал святый Лаврентий, — они для вас мучения, а для нас слава.

— Если эти мучения, — издевался Декий, — для тебя составляют пиршество и славу, то скажи нам, где скрываются и другие, подобные тебе христиане: их бы привести сюда, — пусть пиршествуют вместе с тобою.

— Вы, нечестивцы, — отвечал святый Лаврентий, — недостойны того, чтобы видеть тех, имена которых написаны на Небесах.

После этого царь приказал вести связанного мученика в Тивериев дворец, куда направлялся и сам. Придя сюда, он сел в храме Дия и приказал привести к себе святого Лаврентия:

— Скажи нам, — сказал он, — где скрываются нечестивые христиане, чтобы мы имели возможность очистить от них город; сам же ты поклонись богам и не надейся на сокровища, которые утаиваешь.

— Я не открою тебе рабов Христовых, — отвечал святый, — на сокровища же я не напрасно уповаю: они мне хорошо известны.

— Не думаешь ли избавиться от мук золотом или серебром? — спросил царь.

— Я раб Христов, — отвечал мученик, — и на Него возлагаю всю мою надежду; мне известны и те небесные сокровища, которые уготовал мне и всем рабам Своим Христос, Бог мой.

Разгневанный царь велел быть святого палицами, обжигая ему бока раскаленными железными досками; во время этих мук святый Лаврентий молился Богу:

«Господи Иисусе Христе, Боже от Бога, помилуй меня раба Твоего: на меня клеветали, но я не отрекся от Тебя; меня спрашивали, и я исповедал Твое Пресвятое Имя».

Потом Декий приказал бить мученика оловянными прутьями, и святый Лаврентий воскликнул при этом:

— Господи Иисусе Христе, приими дух мой!

Тогда с Неба ему раздался Голос:

— Еще многие страдания тебе предстоит претерпеть!

Этот голос слышали все. Декий же, придя в неистовство, громко закричал:

— Мужи римские и народное собрание! Вы слышите голос бесов, утешающих этого волхва и святотатца, который не почитает богов наших, не слушает меня, царя, и не боится мук!

И затем он приказал опять протянуть святого Лаврентия и снова бить его скорпионами. Но святый мученик смеялся над муками, посрамляя Декия и молился, говоря:

«Благословен ты, Господи Боже, Отец Господа нашего Иисуса Христа! Благодарю Тебя за то, что Ты оказываешь нам, недостойным, Свою милость, но даруй мне и благодать Твою, чтобы присутствующие здесь и смотрящие на меня познали, что Ты утешитель рабов Своих».

Во время этой молитвы один из воинов, присутствовавших при мучениях, по имени Роман, уверовал во Христа и воскликнул громким голосом:

— Святый Лаврентий, я вижу пресветлого юношу, который стоит около тебя и отирает язвы и всё тело твое; заклинаю тебя Господом Христом, пославшим тебе своего Ангела, не покидай меня!

Декий сказал Валериану:

— Мы побеждены этим волхвом!

И, приказав отвязать мученика от дыбы, он отдал его Ипполиту в тюрьму. А воин Роман принес полный водонос с водою ко святому Лаврентию, упал к его ногам, со слезами умоляя, чтобы он крестил его. Когда он был крещен, неожиданно пришли другие воины, взяли его и отвели к царю; он же, прежде чем даже начали спрашивать, восклицал:

— Я — христианин!

Царь тотчас же приказал обезглавить его: тогда Романа отвели за город через Саларийские ворота и отсекли ему голову. Это было в девятый день августа месяца. Тело его вышеупомянутый пресвитер Иустин взял ночью и с честию предал погребению.

В ту же ночь Декий и Валериан, находясь в Олимпиадских банях, недалеко от дворца Салюстия, приказали приготовить судилище для представления святого Лаврентия на последнее испытание; вместе с этим они велели приготовить и все орудия для мучений. Узнав об этом, Ипполит начал плакать. Святый же Лаврентий, утешая, говорил ему:

— Не плачь обо мне, лучше радуйся, так как я иду получить славный мученический венец.

— Почему я не могу закричать при тебе «я христианин!», чтобы умереть вместе с тобою? — спросил Ипполит.

— Затаи ныне, — сказал святый Лаврентий, — свое исповедание в сердце: спустя немного времени, я позову тебя, — ты услышишь и придешь ко мне.

Когда царь вместе с Валерианом сел на судилище, к нему привели святого мученика Лаврентия.

— Оставь свое волшебство, — сказал ему Декий, — и открой нам, какого ты рода.

— Я родился, — отвечал святый, — в Испании, воспитание получил в Риме и с самых пеленок христианин; с детских лет я уже был научен Закону Божию.

— Это ли ты, — спросил царь, — называешь Законом Божиим, чтобы не почитать богов и не бояться мук?

— Закон, которому я научен, — отвечал святый, — открыл мне и заставляет почитать Бога моего, Господа Иисуса Христа; укрепляемый Его Именем, я действительно не боюсь мук, которыми ты мне угрожаешь.

— Принеси жертву богам, — сказал царь, — если же не сделаешь этого, то тебя будут мучить всю ночь.

Святый Лаврентий сказал на это:

— Моя ночь не темна, но вся сияет светом.

Мучитель приказал бить камнем святого Лаврентия в уста; святый же мученик еще более укреплялся духом, посрамляя царя, и благодарил Бога.

— Принесите железный одр, — сказал Декий, — пусть возляжет на нем в эту ночь гордый Лаврентий.

И принесли одр, представлявший собою железную решетку; его поставили пред Декием и Валерианом, а потом положили на него обнаженного святого мученика, подложив под одр горячие уголья; при этом слуги прижимали сверху святого Лаврентия железными рогатинам, поджигая его, точно это было съедобное мясо.

— Принеси жертву богам, — сказал царь.

— Я себя самого, — отвечал мученик, — принес с сокрушенным духом в жертву моему Богу как благовонное курение.

В это время слуги еще более разводили огонь, всё сильнее накаливая одр.

— Знай, несчастный, — обратился мученик к царю, — что эти горячие уголья готовят мне прохладу, а тебе вечные муки: знает Господь мой, что я, оклеветанный за исповедание Его святого Имени, не отвергся от Него, но спрошенный сказал, что я — христианин, и теперь, находясь на огне, воссылаю Ему свою благодарность.

— Где тот огонь, которым ты нам угрожал? — спросил Валериан.

— О безумные и ослепленные! — отвечал святый. — Знайте, что эти уголья, на которых вы меня жжете, душе моей служат прохладою, а вашим душам уготовляют неугасимый огонь.

Все присутствовавшие удивлялись жестокости царя, который приказал испечь живого человека. Святый же Лаврентий говорил с просветленным лицом:

— Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты укрепил меня! — и, подняв глаза на Декия и Валериана, сказал: — Вот, окаянные, вы уже испекли одну сторону тела моего, поворотите его на другую и ешьте испеченное.

Потом сказал славя Бога:

— Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты сподобил меня войти во врата Твои!

С этими словами он испустил дух. Декий и Валериан, увидав, что мученик скончался, со стыдом ушли, оставив тело на одре. Ипполит же похитил до восхождения солнечного честно́е и многострадальное тело святого мученика; обвив его плащаницею с ароматами, он дал знать святому пресвитеру Иустину. Последний тотчас пришел к Ипполиту, и оба отнесли тело к вышеупомянутой вдове Кириакии; здесь оно оставалось до вечера, и весь этот день они постились, проливая слезы. Поздним вечером, при многочисленном стечении христиан, со слезами отнесли тело в пещеру, находившуюся на земле, принадлежавшей вдове; совершив здесь всенощное моление, с честию похоронили мученика. Святый пресвитер Иустин совершил Божественную Литургию, и все приобщились Пречистых Таин Тела и Крови Христовых. Святый мученик Лаврентий окончил свою страдальческую жизнь в десятый день августа месяца. Святый же Ипполит потерпел страдания вместе с другими на третий день после святого Лаврентия, о чем на своем месте будет сказано пространнее. Да будет за всё это слава Богу нашему, во Святой Троице славимому ныне, и присно, и во веки веков. Аминь[12].

Кондак, глас 2:

Огнем божественным распалив сердце твое, огнь страстей до конца испепелил еси, страдальцев утверждение, богоносе мучениче Лаврентие, и в страданиих вопиял еси верно: ничтоже мя разлучит любве Христовы.


В тот же день преставление блаженного Лаврентия Христа ради юродивого Калужского в 1515 году.

Примечания[править]

  1. Имя Сикста, по другим Ксиста, производят от ξυστός — выглаженный, выполированный, или ξυστον — копье; другие производят от латинского sisto — твердо стоящий, твердо поставленный.
  2. Декий — император в 249—251 гг.
  3. См. стр. 84, примеч. 2.
  4. Память его — 2 августа.
  5. Память их — 30 июля.
  6. Сравн.: 1 Посл. Петра, гл. 2, ст. 21.
  7. Обязанности архидиакона состояли в описываемое время не только в служении церковном, но и в заведовании имуществом церковным, в пособии бедным, в устроении бесприютных.
  8. Кн. Быт, гл. 22.
  9. Деян, гл. 6—7.
  10. 4 Кн. Царств, гл. 2.
  11. В 258 году. Самое древнейшее свидетельство о мученической кончине св. Сикста и о почитании его, как мученика, находится у св. Киприана в письме к Сукцессу (80-ое или 82-ое); св. Киприан пострадал через пять с половиной недель после Сикста (14 сентября). Св. Сикст был епископом римским 11 месяцев с лишком или неполный год. Мощи св. папы Сикста II находятся в церкви его имени в Риме; мощи мучеников Фелициссима и Агапита — в Риме же, в церкви Богоматери Милостивой.
  12. Св. Лаврентий скончался мученически в 258 г. Место его погребения было на восточной стороне Рима, в версте от города, на Тибуртинской дороге. На этом месте, по свидетельству Анастасия Библиотекаря, святому был построен императором Константином Великим великолепный храм. Мощи, или вернее часть мощей, св. Лаврентия были положены в церкви его имени в Царьграде при Феодосии Младшем 27 сентября. В настоящее время мощи св. Лаврентия находятся в Риме, в загородной церкви во имя его по Тибуртинской дороге, а глава — в домовой церкви его имени ризничего Квиринальского дворца.