Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/18

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 18 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 402—412.


[402]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 13.png
День восемнадцатый

Страдание
святых мучеников
Леонтия, Ипатия и Феодула

В царствование Веспасиана[1] в Риме жил один сенатор, по имени Адриан, — человек жестокий, немилостивый и изобретательный на всякое зло. Он услыхал о христианах, что они, гнушаясь идольскими жертвами, хулят почитаемых Римлянами и Греками богов, так как признают только Единого Истинного Бога — Христа, к вере в Которого и обращают многих; исполнившись ревности по своих суетных богах, Адриан пошел к царю и просил его, чтобы он дал ему власть принуждать христиан к идолопоклонству с правом мучить и убивать не хотящих поклоняться богам. Царь назначил Адриана игемоном[2] в Финикийскую страну с полномочием гнать всех верующих во Христа. Когда Адриан, по выходе из Рима, приближался уже к Финикии, ему стало известно, что в городе Триполе[3] находится военачальник Леонтий, разоряющий отеческие законы, а именно: укоряя древних богов, он учил не поклоняться и не приносить им жертв, чем многих, его слушав[403]ших, отвращал от почитания идолов. Адриан тотчас же послал в Триполь трибуна[4] Ипатия со спирою[5] воинов, поручив ему схватить Леонтия и держать под стражею до его прибытия.

Раб Христов Леонтий был родом из Греции; высокого роста, сильный и мужественный, он отличался храбростью в сражениях, в которых одержал много побед; поэтому среди воинов Леонтий пользовался известностью и уважением. К тому же, от природы одаренный разумом, обладая развитым жизненным опытом и книжным учением, Леонтий был мужем совета и правления. Зная же, что существует Один только Истинный Бог — Господь Иисус Христос, Леонтий всю свою жизнь отдал на служение Ему, веруя не словом только, но и делом. Милостивый к нищим, он питал алчущих, одевал нагих, давал приют странным — словом, украшал себя всеми добрыми делами, за что и был удостоен Господом победного венца.

Когда спира воинов приблизилась к Триполю, трибун Ипатий неожиданно и внезапно заболел горячкой, причину которой объяснял своим воинам следующим образом:

— Я знаю, по какой причине постиг меня настоящий недуг: боги разгневались на меня за то, что, отправляясь в этот путь, я не принес им достойной их жертвы; вот, они и наказывают меня болезнью.

Видя, что трибуна действительно постигла тяжелая болезнь, воины соболезновали ему, печалясь его печалью; прошло три дня, а больной ничего не ел, так как недуг усиливался с часу на час, угрожая смертельным исходом. В ночь с третьего дня на четвертый трибуну явился в видении Ангел Господень и сказал:

— Если хочешь быть здоров, то вместе с твоими воинами воззови трижды к Небу: «Боже Леонтия, помоги мне!» Если сделаешь это, сейчас же исцелишься.

Быстро приподнявшись и открыв глаза, палимый внутренним жаром трибун увидал святаго Ангела, который стоял пред ним в виде прекрасного юноши, облеченного в белоснежную одежду.

— Я, — сказал он Ангелу, — послан с воинами взять Леонтия [404]и блюсти его под стражей до пришествия игемона Адриана, а ты мне повелеваешь призвать на помощь Бога Леонтия.

Во время этих слов больного трибуна Ангел скрылся от очей его; в ужасе трибун разбудил спавших близ него друзей и сказал им:

— Послушайте, что мне виделось: лишь только я забылся первым сном, предо мною предстал какой-то светлый юноша и советовал мне вместе со всеми вами призвать Бога Леонтия, обещая за это выздоровление. Юношу, пробудившись, я видел и очами, после чего он вскоре исчез.

— Не такое это трудное дело, — сказали друзья, — мы все исполним его, лишь бы ты был здоров.

Один из друзей трибуна, по имени Феодул, особенно сильно удивлялся видению и подробно расспрашивал больного, какой именно видом был явившийся юноша; трибун охотно удовлетворил его любознательности. И разгоралось сердце Феодула любовию к неведомому для него Богу Леонтия. Когда воины, пробудившись от сна, собрались около болящего трибуна и узнали от него о бывшем ему видении, то, поднявшись все, без исключения, воскликнули, глядя на Небо, вместе со страждущим:

— Боже Леонтия, помоги!

Тотчас же трибун поднялся здравым, как будто и не болел; наступил час обеда, и трибун начал со своими друзьями есть, пить и веселиться. Чудо же, проявленное над трибуном, исполнило Феодула еще бо́льшего удивления, — он сидел отдельно, размышляя в молчании:

— Кто такой Леонтий и кто Бог Леонтия?

Между тем друзья приглашали Феодула принять участие в пиршественной трапезе, но он, предпочитая ей голод, ничего не желал вкусить. Видя же, что воины под влиянием вина забыли о приказании игемона, Феодул сказал им:

— Вот, Адриан завтра или послезавтра настигнет нас, а мы и не думаем отыскивать мужа, взять которого нам повелено; если хотите, я и трибун пойдем прежде вас к городу и поищем того, за кем посланы.

Убедив затем трибуна пойти с ним, Феодул и Ипатий оба направились к городу.

Только что они поднялись на верх горы, где находился Триполь, как Леонтий вышел им навстречу и приветствовал их такими словами:

[405]Святый мученик Леонтий— Радуйтесь о Господе, братья!

— Радуйся и ты, брат! — отвечали трибун и Феодул.

— Кого вы пришли сюда искать? — спросил Леонтий.

— Царю Веспасиану, — сказали они, — стало известно, что в этом городе живет некоторый муж, по имени Леонтий, человек благородный, разумный, добродетельный и храбрый воин; место жительства его мы и посланы узнать; вслед за нами идет игемон Адриан, управлению которого царь поручил всю эту Финикийскую страну; игемон сам желает видеть Леонтия как человека любезного богам, чтобы потом с великою честью послать его к царю, и весь сенат Римский хочет видеть Леонтия, так как всем известно о его мужественной храбрости в боях, в искусстве управления, о его благочестии и многих других славных делах.

Услышав это, блаженный Леонтий сказал:

— Вижу, что вы люди пришлые, и не знаете того, что делается в этом городе. Пойдемте ко мне; отдохните от пути, а я вам покажу Леонтия, которого вы называете другом ваших богов; в действительности же он вовсе не друг почитаемых вами богов, но знайте его за христианина, верующего в Господа Иисуса!

Ипатий и Феодул говорили между собою:

— Кто этот человек, называющий Леонтия христианином? Не родственник ли его?

Потом они спросили неизвестного им мужа:

— Как тебя зовут?

— О имени моем, — отвечал тот, — так пишется в книгах: на а҆́спида и҆ васїлі́ска настꙋ́пиши и҆ попере́ши льва̀ и҆ ѕмі́ѧ[6], ибо [406]мне до́лжно попрать льва — диавола, невидимого врага, и змия — игемона, врага видимого; мне до́лжно победить, как аспидов и василисков, и советников его, ревностных служителей бесов. И когда я восторжествую над всем полчищем льва, тогда само дело явит мое имя.

Слова эти казались загадочными трибуну и Феодулу; пытаясь объяснить их себе, они в недоумении следовали за удивительным мужем в его дом. Святый Леонтий угостил их, устроив для них трапезу. Вкусив от нее, они сказали хозяину:

— Мы весьма довольны твоим угощением, добрый муж! Окажи до конца свое благодеяние к нам, — покажи Леонтия, которого мы ищем. Когда же прибудет Адриан, мы расскажем ему, как много ты сделал для нас, и за это он удостоит тебя великой чести, так что ты будешь находиться в общении с друзьями царя.

— Я — Леонтий, которого вы ищете, — отвечал на это святый, — я тот воин Иисуса Христа, которого взять Адриан послал вас.

Тогда трибун и Феодул припали к ногам Леонтия, говоря:

— Раб Вышнего Бога! Прости нам грех наш и поспеши умолить за нас твоего Бога, чтобы Он и нас избавил от идольского нечестия и лютого зверя Адриана, ибо мы хотим быть христианами.

Затем они передали ему, как явился больному Ангел и как недуг оставил трибуна вслед за призванием Бога Леонтия.

Видя проявление силы Христовой, святый Леонтий исполнился радости; простершись на земле крестообразно, он начал так молиться Богу со слезами:

«Господи Боже, хотѧ́й всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ сп҃сти́сѧ и҆ въ ра́зꙋмъ и҆́стины прїитѝ[7], призри на нас в час сей: Ты соделал, чтобы за мною последовали те, за коими должен был следовать я; сохрани и меня, овцу Твою, и их со мною вместе просвети светом Твоего милосердия. Излей на них благодать Твоего Святаго Духа, созижди в них сердце чистое и, осенив их Святым Твоим знамением, соделай их Твоими непобедимыми воинами, — вооружи и укрепи их на врага — диавола и на слуг его. Да сотрут сии рабы Твои главу невидимого змея и видимого злобного зверя Адриана».

[407]После теплой молитвы святаго Леонтия светлый облак осенил трибуна Ипатия и друга его Феодула и крестил их, оросив дождем, причем святый Леонтий призывал в это время над крещаемыми имя Пресвятой Троицы — Отца, и Сына, и Святаго Духа.

По чудесном Крещении он восхвалил Бога, сказав:

— Слава Тебе, Боже мой, призирающий на молитву любящих Тебя и исполняющий желание боящихся Тебя!

Облекши новокрещенных в белые одежды, святый Леонтий повелел носить пред ними возжженные свечи. В это время пришли в город и остальные воины, отставшие в пути; они расспрашивали о Леонтии, а также о своем трибуне и Феодуле. Когда воины нашли их, то чрезвычайно изумлялись и недоумевали, увидев горящие свечи и белые одежды на Ипатии и Феодуле. Узнав же, что последние обратились в христианство и крестились, воины сначала смутились, а потом стали негодовать; тогда же весть о Крещении Ипатия и Феодула дошла и до некоторых граждан города; последние подняли мятеж с криком:

— Да будут преданы сожжению бесчестящие наших богов!

В городе возникли раздор и смута: одни защищали Леонтия с остальными христианами, а другие хотели их умертвить, но, впрочем, ожидали прибытия игемона, не осмеливаясь самовольно причинить какое-либо зло христианам.

По прошествии двух дней игемон Адриан приблизился к городу; вышедшие навстречу граждане сообщили ему все о Леонтии и о других, руководимых последним, христианах.

— Некоторый муж, — рассказывали они, — Леонтий по имени и христианин по вере, всех отвращает от богов наших своими, ему лишь известными, волшебными хитростями. Он прославляет в то же время какого-то человека, которого Иудеи, после заушений, предали смерти, а Пилат, после биения, распял. Наконец, этот же Леонтий чародейством обольстил даже царских воинов, убедив их принять галилейскую веру; и вот уже третий день, как он держит их, предварительно облекши в белые одежды, безвыходно в своем доме, и вместе с ними славит своего, некогда распятого, Христа, оскорбляя бесчисленными хулениями наших богов.

Адриан тотчас же послал воинов взять Леонтия, трибуна Ипатия и Феодула, приказав заключить их в темницу и дер[408]жать под стражей до суда. Затем, войдя в город, игемон посвятил день отдыху. Находясь в темнице, святый Леонтий непрестанно поучал своих союзников в Христовой вере и укреплял их на предстоящий мученический подвиг, указывая на будущее воздаяние; всю же наступившую ночь они провели в молитве и псалмопении, славя Бога. Утром следующего дня игемон сел на судилище, когда ему представляли из темницы для допроса святых узников.

— Ты ли Леонтий? — обратился игемон к святому Леонтию.

— Я, — отвечал последний.

— Какого ты, — продолжал допрос игемон, — чина и как твоим волшебным чародейством прельстил этих воинов, некогда верных слуг царя нашего, заставив их служить теперь твоему Богу?

— Я, — объяснил святый Леонтий, — воин Христа моего, я сын того Истинного Света, и҆́же просвѣща́етъ всѧ́каго человѣ́ка грѧдꙋ́щаго въ мі́ръ[8], и каждый, приходящий к этому Свету, не споткнется[9]. Ипатий и Феодул знают теперь, что начало, действие и осуществление упоминаемого мною Света есть Сам Христос, Сын Божий и Бог безначальный, соприсносущный Отцу, Свет от Света, Бог от Бога; познав Его, они оставили твоих богов, сделанных из дерева, камня или костей бессловесных животных; эти бездейственные и бессильные боги легко уничтожаются.

Игемон, раздосадованный безбоязненною речью святаго Леонтия, приказал слугам бить его. Он же, перенося побои, возвел очи свои на Небо, откуда ожидал себе помощи, и говорил при этом игемону:

— Безумный мучитель! Ты, думая причинить мне страдания, сам более того мучишь себя, угрызаясь своим сердцем.

После долгих побоев игемон приказал снова отвести в темницу святаго Леонтия; затем он обратился к Ипатию и Феодулу:

— По какой причине вы отвергли с детства внушенные вам отеческие обычаи и оставили воинскую награду, опечалив царя?

— Мы получили, — отвечали святые, — лучшую награду у Царя [409]Небесного: Им дарованы нам хлѣ́бъ сходѧ́й съ нб҃сѐ[10], и чаша вина, истекшая из ребр Христовых.

— Таким непотребным и бессмысленным речам, — сказал Адриан, — вас обучил нечестивый Леонтий, а я говорю вам: исполните волю царя. Разве вы не знаете его повеления — удостаивать великой чести и наград воинов, чтущих богов, а отвращающихся от них — умерщвлять, предавая лютым мучениям?

— Наше воинское достоинство на Небесах, — возразили святые Ипатий и Феодул, — и потому делай с нами, что хочешь; как ревнитель богов скверных, ты ополчаешься на нас, неповинных; но вскоре погибнет и твоя жизнь, — сокращено время дней твоих.

В ярости Адриан приказал трибуна, обнаживши, повесить на мучилищном дереве и строгать его тело железными когтями. Феодула же велел простереть на земле и бить без милосердия. Святые мужественно переносили все эти муки; помня наставление святаго Леонтия, они ничего не произносили, кроме следующей молитвы: сп҃си́ ны бж҃е, ꙗ҆́кѡ ѡ҆скꙋдѣ̀ прпⷣбный[11]. Видя, что святые пребывают тверды и непоколебимы в Христовой вере, мучитель осудил их на смерть чрез усечение мечом. Влекомые на смерть, святые Ипатий и Феодул воспевали:

— Ты наше прибежище, Господи! В руки Твои мы предаем души наши.

С радостью они простерли под меч свои выи за Христа и, по усечении, отошли к Господу, чтобы приять из десницы Его уготованный им венец.

После этого святый Леонтий снова был изведен на судилище игемона.

— Пощади, Леонтий, — сказал ему игемон, — свою жизнь, чтобы тебе не испытать тех тяжких мук, какие понесли прельщенные тобою трибун и Феодул. Послушайся меня, принеси жертву богам и тогда удостоишься великой чести не только от меня, но от самого царя и Римского Сената, ибо царь и вельможи сильно желают тебя видеть.

— Я не хочу, — отвечал святый Леонтий, — видеть лицо твоего царя, враждебного и мерзостного моему Богу. Лучше, если желаешь, будь ты, Адриан, друг моему Христу; и если станешь [410]им, то я покажу тебе, какие честь, богатство и спасение ты получишь в вечной жизни.

Со злобным смехом Адриан спросил:

— Ты хочешь, очевидно, чтобы я получил такое же спасение, какое выпало на долю трибуна и Феодула? Бессмысленная голова! Или ты не знаешь, от какой казни они погибли?

— Та казнь, — возразил святый, — не казнь, а лучшая жизнь, мир и радование: теперь они радуются, водворившись среди чинов ангельских.

— Выслушай внимательно, что я скажу, — предложил игемон святому Леонтию: — кто из людей, не лишенных ума, презрел это солнечное сияние и великих богов Дия, Аполлона, Нептуна, Венеру и прочих затем лишь, чтобы позорною и мучительною смертью окончить свои дни? Поистине никто, кроме очарованных тобою!

— Не слыхал ли ты, — спросил святый Леонтий игемона, — слова Писания: бо́зи ꙗ҆зы̑къ бѣ́сове[12], и҆ подо́бни и҆̀мъ да бꙋ́дꙋтъ творѧ́щїи ѧ҆̀, и҆ всѝ надѣ́ющїисѧ на нѧ̀[13]; кто же из здравомыслящих людей захотел бы уподобиться немому камню или бездушному веществу, каковы в действительности и есть ваши боги, чтобы, принося им жертвы, погибнуть бесконечною смертью?

В сильном гневе мучитель повелел мученика, простертого на земле, бить нещадно четырем сильным слугам, а особому глашатаю при этом восклицать:

— Уничижающие наших богов и не повинующиеся повелениям царей погибнут подобною смертью.

Били святаго мученика до тех пор, пока бьющие не изнемогли. Святый же Леонтий говорил мучителю:

— Если и всё тело мое обратишь в одну рану, всё-таки не победишь ума моего, не будешь господином моей души.

Тогда игемон велел повесить святаго на мучилищном дереве и строгать всё тело его, ребра и голени острыми железными орудиями. Долго строгали святаго мученика; в тяжких страданиях он возвел очи свои к Небу и обратился к Богу с такою молитвой:

— Боже мой, Ты моя надежда, спаси меня!

Тогда мучитель сказал палачам:

[411]— Снимите его с дерева; я знаю, что он затем поднимает глаза к небу, чтобы умолить богов наших дать ему облегчение.

Услыхав это, святый Леонтий громко и гневно воскликнул к игемону:

— Погибни ты с богами твоими, опасный и скверный мучитель! Я молюсь моему Богу, чтобы Он даровал мне мужество и силы для перенесения налагаемых тобою тяжких мучений.

Мучитель повелел снова повесить его, но уже вниз головою, привязав к шее тяжелый камень. Долгое время находился в таком положении святый Леонтий, так молившийся вслух:

— Господи, Иисусе Христе, укрепивший рабов Твоих Ипатия и Феодула при исповедании Твоего пресвятаго Имени, утверди и меня, смиренного и грешного раба Твоего, дабы я возмог перенести настоящие мучения. Не оставь меня, моя Надежда!

— Я знаю, Леонтий, что ты сделаешься другом наших богов, — сказал игемон.

— Я — раб Вышнего Бога, — возразил мученик, — а ты — раб твоих богов, с которыми ты и воины твои погибнете.

Весь день терпел святый Леонтий такие мучения; когда приблизился вечер и солнце уже начало склоняться к западу, игемон приказал снять святаго Леонтия с мучилищного дерева и бросить его в темницу до утра. Всю ночь воспевал святый Леонтий в заключении: гдⷭ҇ь просвѣще́нїе моѐ и҆ сп҃си́тель мо́й, когѡ̀ ᲂу҆бою́сѧ?[14]. Ему явился Ангел Господень и сказал:

— Мужайся, Леонтий! Господь Бог, Которому ты верно служишь, послал меня к тебе, чтобы я пребывал неотступно с тобою.

И радовался святый и веселился о Господе, Боге своем.

Воссияло солнце, и снова Адриан, севши на судилище, потребовал к себе святаго Леонтия.

— Как, Леонтий, что надумал? — спросил он.

— Я пришел, — отвечал святый, — к одному заключению — не обращать внимания на твои пустые речи; много раз я говорил раньше и теперь снова повторю, что никогда не оставлю Бога моего, Творца Неба, земли, моря и всего, что их наполняет, Господа Иисуса Христа, Сына Божия, претерпевшего для нашего спасения крестные мучения; в Нем одном я полагаю свою надежду.

— Послушай меня, Леонтий! — увещевал игемон. — Принеси [412]жертву богам; клянусь тебе моими богами, что в таком случае ты получишь от царя и великую честь, и многие богатства.

— Какая честь и какие богатства поднебесной могут заставить меня, — спросил святый Леонтий, — послушать тебя и отречься от Бога моего? Весь мир недостоин Христа Владыки, Которого я люблю всем моим сердцем, из любви к Которому страдаю и готов претерпеть всё; твоим же богам не принесу жертвы.

Окончательно убедившись, что невозможно победить непобедимого воина Христова, т. е. склонить его к языческому нечестию, игемон издал следующий смертный приговор святому Леонтию:

«Леонтия, не только не хотевшего подчиниться велению царя и принести богам жертвы, но и хулившего отеческих богов, повелеваем, растянув на мучилищном древе в четыре стороны, бить до тех пор, пока от мучений не извергнет душу свою».

Святаго Леонтия распростерли, привязав к четырем колам, вбитым в землю, затем четыре сильных воина долго и жестоко били его, пока в мучениях он не предал святую душу свою в руки Божии; тело же его, брошенное вне города, взяли верные и предали честно́му погребению близ пристани Трипольской.

Это страдание святаго мученика Леонтия описал раб Христов «Кур нотарий», видевший мучение своими глазами; обо всем написал он на оловянных дощечках, которые и положил при мощах мученика в его гробе для последующих христианских поколений, дабы всякий, читающий или слушающий, воздел к Небу руки свои и воздал славу Богу, укрепившему на такой подвиг раба Своего. Совершил страдание свое святый Леонтий 18-го июня в царствование в Риме Веспасиана, а в Церкви — Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь[15].


Конда́къ, гла́съ г҃:

Мꙋчи́телей посрами́лъ є҆сѝ лꙋка̑ваѧ кова̑рства, и҆ є҆́ллиновъ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ безбо́жное слꙋже́нїе, возсїѧ́лъ є҆сѝ бг҃оразꙋ́мїе всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ, ᲂу҆че́ньми бл҃гоче́стїѧ бг҃омꙋ́дре мч҃нче. сегѡ̀ ра́ди твою̀ па́мѧть почита́емъ любо́вїю, премꙋ́дре лео́нтїе.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png


  1. Царствовал с 70 г. по 79 г.
  2. Игемон — областной правитель.
  3. Триполь — приморский финикийский город с гаванью; был расположен при подошве самой высокой точки Ливана.
  4. Трибун — начальник над отрядом воинов в 1000 человек.
  5. Спира — рота (Деян. 10, 1) или полк (Деян. 21, 31).
  6. Псал. 90, ст. 13.
  7. Сравн.: 1 Посл. к Тим., гл. 2, ст. 4.
  8. Еванг. от Иоан., гл. 1, ст. 9.
  9. Сравн.: Еванг. от Иоан., гл. 11, ст. 9—10.
  10. Еванг. от Иоан., гл. 6, ст. 33.
  11. Псал. 11, ст. 1.
  12. Псал. 95, ст. 5.
  13. Псал. 134, ст. 18.
  14. Псал. 26, ст. 1.
  15. О св. мученике Леонтии упоминает Константинопольский Собор, бывший при Патриархе Мине (536—552 гг.); в Триполе финикийском ему была посвящена церковь. В Константинополе память св. Леонтия торжественно праздновалась в двух местах — в храме его имени и близ Камаридия.