Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Ноябрь/10

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 10 ноября
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. III. Месяц ноябрь. — С. 191—204.


День десятый
[править]

Страдание
святого мученика
Ореста
[править]

Когда в Риме царствовал нечестивый император Диоклетиан, к нему однажды пришел один из его сановников, по имени Максимин, и сказал:

— Великий государь, избранник богов и верховный вождь, молю тебя, повели мне пройти Киликийские и Каппадокийские страны и предать различным мучениям ненавистных христиан, противников наших богов и твоей власти. Я сожгу их в огне, потоплю в воде, раздроблю их тела на колесах и сломаю их кости, убью мечом, отдам на съедение зверям, и, погубляя их всякими способами, истреблю и самую память на земле о тех, кои не поклоняются великим богам и не повинуются твоему владычеству.

Такая речь Максимина очень понравилась царю, и он отвечал ему:

— Даю тебе власть уничтожить все нечестивое христианство не только в Киликии и Каппадокии, но и во всем моем царстве, да умножится и возвеличится слава отечественных богов, наших владык и покровителей всей земли.

Приняв такую власть от царя, Максимин с великою гордостью и озлоблением, подобно тому, как хищный волк на овец, или как лев, рыкающий на слабейших зверей, отправился губить неповинных христиан. Достигнув Каппадокийской страны, он вошел в один город, называемый Тианы[1], и когда стал там спрашивать о христианах, то услыхал от граждан, что в этом городе есть врач, христианин, по имени Орест, который каждодневно с большим усердием учит народ почитать Сына Божия Иисуса Христа и говорит, что нет другого бога, кроме Единого Истинного Бога, сущего на Небесах. Князь Максимин, услыхав это, повелел тотчас взять Ореста и привести к нему на суд.

Когда Орест быль приведен на нечестивый суд, князь гордо посмотрел на него и грозно спросил:

— Кто ты такой? Скажи нам твое имя.

Святый отвечал:

— Я — раб Господа моего Иисуса Христа, Единого Бога всех, имя мое — христианин, ибо Кого я раб, Того именем и похваляюсь.

Князь сказал ему:

— Так как ты дерзнул называть богом Христа, а себя исповедал христианином, то ты достоин казни; но оставь свое безумие и принеси жертву богам, чтобы тебе не претерпеть мучений.

Святый Орест отвечал на это:

Бози, иже небесе и земли не сотвориша, да погибнут[2], а я еще от отрочества своего научился приносить жертву хвалы Богу Живому, Коего почитаю чистым сердцем, твоим же бесстыдным и суетным бесам, которых ты называешь богами, не поклонюсь.

Князь снова спросил Ореста:

— Отчего ты не скажешь нам твоего имени, которое тебе дано при рождении?

— Я сказал тебе, — отвечал святый, — что я — христианин, и это имя для меня гораздо славнее имени, данного мне родителями, и выше всех знаменитых имен в мире. Если же ты желаешь знать то имя, какое я имею от рождения, я скажу тебе: от плотского рождения я получил имя Орест, от духовного же рождения называюсь христианином; а так как духовное рождение выше плотского, то я и считаю для себя большею честью называться христианином, нежели Орестом.

Тогда князь, надеясь хитростью соблазнить раба Христова, стал ему говорить так:

— Жалею я, Орест, твою молодость, и желаю пощадить тебя; слышал я, что ты и во врачебном деле искусен, и потому не буду тебя губить, но советую исполнить царское распоряжение. Сделав так, ты будешь мне вместо сына, будешь почитаем и прославляем всеми; о тебе узнает царь, и от него ты получишь великую милость.

Но святый отвечал:

— Не прельстишь меня, князь, хитрыми твоими словами, ибо я не ищу временной почести и не избегаю поношения за Господа моего, но готов претерпеть за Него всевозможные мучения, потому что желаю обрести Его благоволение и наречься Его сыном в Царстве Небесном, ибо даде нам область чадом Божиим быти, верующим во имя Его[3].

На сие князь сказал Оресту:

— Безумный и дерзкий человек, ты прельщаешься, считая Единым Богом Христа, Коего, как злодея, распяли Иудеи.

Орест отвечал ему:

— Если бы ты узнал великую силу Распятого, то отверг бы суетное почитание идолов и поклонился бы Тому, Кто действительно есть Бог, рожденный от Истинного Невидимого Бога, соединивший Своею волею Божеское естество с человеческим и избавивший нас от пагубного диавольского прельщения.

Выслушав ответ Ореста, князь сказал ему:

— Своими лукавыми словами ты раздражаешь мой слух; неужели ты и меня хочешь обратить в твою нечестивую веру? Знай, что своих богов я не оставлю и вашему Христу не поклонюсь, а тебе скажу: оставь твоего Христа, поклонись нашим богам и принеси им жертвы, и если это сделаешь, получишь власть, равную моей.

Но сие не прельстило святого, и он ответил князю:

— Я покланяюсь вечному Богу, всегда мне оказывающему благодеяние, — Господу Иисусу Христу, и Ему служу, бесам же вашим не принесу жертвы и никогда не буду участником в вашем пагубном нечестии.

После этого князь привел святого Ореста в идольский храм, украшенный золотом и серебром и наполненный драгоценными идолами, и там сказал ему:

— Поклонись, Орест, сим честным богам.

Но святый отвечал на это:

— Ты сильно ошибаешься, князь, не зная истины: твои боги сделаны на соблазн людям из золота, серебра, меди и из железа; они не видят, не слышат, так как сделаны руками людей, и не могут ни себе помочь, ни кому-нибудь другому сделать добро, — ради чего же я буду им покланяться?

Тогда князь снова сказал святому:

— Ответь мне в последний раз, Орест, поклонишься ли ты богам, или нет — иначе ожидают тебя мучения.

Святый отвечал:

— Ты думаешь, князь, что я страшусь твоих угроз? Нет, не надейся устрашить меня мучениями, но сделай, что желаешь; ведь ты не знаешь, что со мною Господь Иисус Христос, мой помощник.

После сего князь повелел обнажить святого Ореста и сильно бить его тут же в идольском храме. А святый, когда начали его мучить, поднял руки к Небу и говорил:

— Призри с Небесе, Боже мой, и помоги мне, рабу Твоему.

Святого били без снисхождения различными орудиями: палками, веревками и воловьими жилами — и столько времени били его, что сорок воинов переменились, орудия сломались и разорвались, а на теле святого не осталось целого места, свободного от ран, и обнажились его внутренности. Но святый Орест все мужественно переносил, так что все удивлялись такому его терпению.

В то время как святого били, князь говорил ему:

— Принеси жертву богам, — и я отпущу тебя.

Но страдалец ничего не отвечал на это. Потом князь приказал опалять ребра святого раскаленным железом, возливать на раны его уксус, смешанный с желчью, и посыпать их солью. А святый мученик, возведя свои очи к Небу, молился:

— Боже! Сотвори со мною знамение во благо: и да видят ненавидящии мя, и постыдятся[4].

И так помолившись, он дунул на идолов, стоявших в храме, и они тотчас все упали и рассыпались в прах. Тогда святый громким голосом сказал князю:

— Где же сила твоих богов, отчего же они не помогли себе?

Все бежали вон из храма, объятые сильным ужасом, вышел и святый мученик, и как только вышел, весь храм потрясся и развалился.

Князь приказал отвести святого Ореста во внутреннюю темницу и повелел темничному сторожу не давать святому ни хлеба, ни воды, но мучить его голодом и жаждою. А святый Орест, войдя в темницу, поднял свои руки к Небу и стал молиться:

— Господи Иисусе Христе, научивший меня благочестию еще от юности моей, и отогнавший от меня всякое нечестивое пожелание, заблуждение и прельщение, создавший небо, землю и море для людей, приведший в Свой покой святых Твоих Авраама, Исаака и Иакова! Молю Тебя, не оставь и меня, ибо я всего себя отдал Тебе, сопричисли и меня к лику пострадавших за Твое Имя и наследовавших Твое Царство.

Так молился святый и пробыл в темнице без пищи и питья семь дней. На восьмой день князь велел вывести святого из темницы и привести к нему на суд, где сказал ему:

— Дерзкий и нечестивый человек, враг наших богов, ты все еще ожесточен и не желаешь покориться! Знай же, что если ты не поклонишься богам, то я предам тебя ужасным мучениям и без снисхождения лишу тебя жизни, а твое нечестивое тело повелю утопить в воде.

Святый Орест на это ответил:

— Я готов претерпеть всякие мучения, ибо я в сердце своем всегда ношу образ Господа моего Иисуса Христа.

Тогда мучитель, исполнившись ярости, повелел принести двенадцать железных гвоздей, длиною в пядень[5], и вбить их в пятки святому Оресту. Когда это было сделано, князь повелел привязать святого Ореста к дикому коню и влачить до тех пор пока святый не умрет. Конь, сильно гонимый, влачил святого по дорогам и по полям, по терновнику и по острым каменьям, и в сих мучениях святый страстотерпец Орест предал дух свой Господу Богу[6], будучи увлечен конем за двадцать четыре поприща[7] от города. Тело его мучитель повелел бросить в реку, называемую Фива. Но вдруг явился некий светлый, как солнце, человек и, собрав мощи святого, предал их погребению на горе, близ города Тианы. Богу нашему слава, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Списатель сего жития[8], приготовив уже его к печатанию во святой великой Киево-Печерской Лавре, в 1685 году от Рождества Христова, и окончив описание страданий сего святого мученика Ореста в одну ночь святого поста пред Рождеством Христовым, незадолго до заутрени, в сонном видении, получил откровение о еще бо́льших страданиях святого мученика. Во сне явился ему сам святый мученик Орест и, смотря на него веселым взором, сказал:

— Я больше пострадал за Христа, нежели ты написал.

Сказав так, мученик открыл свою грудь и показал в левом боку великую рану, проникающую до самых внутренностей, и сказал:

— Сие мне железом прожжено.

Потом, открыв правую руку до локтя, показал рану около самого локтя, говоря:

— Сие мне перерезано.

В сей ране были видны перерезанные жилы. Также, открыв левую руку, святый показал на ней такую же рану, как и на правой руке, и сказал:

— И здесь мне перерезано.

После сего, наклонившись, мученик обнажил до колена ногу и показав на сгибе колена рану, а также обнажив и другую ногу до колена и показав такую же рану на том же месте, сказал:

— А сие мне косою рассечено.

Затем, став прямо и смотря в лицо написателю жития сего, мученик сказал:

— Видишь, что я больше пострадал за Христа, нежели ты написал.

Когда списатель думал, какой же сей Орест, не тот ли, который пострадал в числе пяти мучеников[9], то святый мученик ответил на его мысль:

— Я не тот Орест, который пострадал в числе пяти мучеников, но тот, житие коего ты написал сегодня.

Во время сих слов святого Ореста послышался благовест к Утрене, и видение окончилось.

Страдание священномученика
Милия
[править]

Святый епископ Милий происходил из Персидской страны[10]. Приняв Святое Крещение, он еще в юных летах занялся изучением Священного Писания. Достигши совершенных лет, он задумал служить в военном звании при бывшем тогда Персидском царе. Но ему было видение от Бога, в котором с угрозами запрещено было поступать в военное звание. После этого он, получив христианское образование[11], пребывал в непрестанных молитвах о себе и о своем народе, и, спустя некоторое время, оставил свой город и предался иноческой жизни в Сузах, в стране Еламской[12]. Затем он был рукоположен в сан епископа Геннадием, мучеником и исповедником. Святый Милий много потрудился, обличая и словами и делами обитавших там закоренелых язычников, за что подвергся со стороны их грубым оскорблениям; наконец раздраженная толпа избила его и полумертвого бросила за городом. Это вынудило его оставить Сузы. Удаляясь, святый предрек скорую гибель Сузам.

Не прошло и трех месяцев, как предсказание это исполнилось. На этот город сильно разгневался царь[13], вследствие злоупотреблений и заговора градоправителя и других знатных еламитян, и выслал войско, которое разрушило вконец самый город, а жителей избило мечами. Святый же отправился в Иерусалим, а оттуда к Аммону[14], ученику великого Антония, в пустыню Нитрийскую[15]. Пробыв там два года, он возвратился в Персию. По дороге он зашел к одному иноку, проживавшему в пещере. Войдя в вертеп, он увидал огромного змия и сказал:

— Оружие Господне да погубит тебя, змий!

И, сотворив крестное знамение, святый дунул на змия, и змий тотчас издох. Отсюда он отправился в свой город, где построил церковь, для того, чтобы выпросить прощение непокорившемуся и уже претерпевшему строгое наказание народу.

По прошествии многих лет, он отправился в Ктезифон[16], где в это время происходил Собор против одного епископа, по имени Папы[17]. На этом Соборе Милий обличил епископа сего в его неправильных притязаниях. И после того, как епископ Папа сталь укорять и унижать святого, похваляясь своими трудами, святый предрек ему имевший вскоре постигнуть его суд Божий. И действительно, на следующий же год осужденный Папа умер.

Из Ктезифона Милий отправился в другой город. Князь этого города быль сильно болен уже два года. Узнав о пришествии святого, он послал просить его, чтобы он посетил страждущего и помолился о нем. Когда посланный передал это святому, последний сказал ему:

— Иди и скажи пославшему тебя больному: так велит епископ: во имя Иисуса Христа, Коего я, недостойный, проповедую, препояшь, не взирая на болезнь твою, чресла свои и приди ко мне, чтобы я увидал тебя.

Как только посланный воротился и передал князю повеление святого, болезнь князя прошла, и он выздоровел, как будто никогда и не болел. Пришедши к святому, он припал к честным стопам его и, обнимая их, целовал. При этом он воссылал благодарение Богу, прославившему так святого мужа. Это преславное чудо обратило многих ко Христовой вере. Святый Милий в стране той изгонял из людей бесов; расслабленную жену, в течение 10 лет не сходившую с одра, исцелил, взявши за руку; одного мужа, ведшего неправильный суд и даже давшего ложную клятву и ни во что поставившего слова святого, он, для назидания многим, наказал проказою, как Елисей Гиезия[18]. Ввиду этого, многие приходили к нему и исповедывали христианскую веру. Много чудесных знамений сотворил святый Милий и в других местах.

Наконец, он воротился на родину и там обратил многих ко Христу. Услыхав о сем, правитель области Гормизда Гуфриз повелел заключить в темницу Милия и двух его учеников. Когда затем святые исповедники, по его приказанию, были приведены к нему на суд, жестокий правитель стал допрашивать их об их вере, угрожая смертию, если они не докажут истинности своей веры. Но Милий на сие безбоязненно отвечал:

— Вера моя — истинная, и я не стану из-за лживых речей твоих защищать ее. Мое учение чисто, и для твоего нечистого слуха я не буду раскрывать его, но скажу тебе истину. Горе тебе, безбожный злодей, и всем, подобно тебе, оскорбляющим Бога! По правде Своей Он в будущем веке осудит вас на геенну и ее страшный мрак, и вы будете вечно мучиться плачем и скрежетом зубов, ибо вы не хотите познать Подателя благ, коими похваляетесь и утешаетесь.

Видя твердую веру исповедников Христовых и раздраженный обличением святого Милия, Гормизда в гневе вскочил и пронзил мечем грудь святого. Также и брат правителя Нерсес, объятый таким же бешенством, ударил святого ножом в сердце. Страстотерпец же Христов, еще дыша, сказал царю и его брату:

— Так как вы совещались убить меня, совершенно неповинного, то завтра, в тот же час, в который пронзили меня, вы прольете кровь друг друга, и ваша мать останется бездетною.

Сказав это, он предал дух свой. Двух учеников святого нечестивые правители повелели побить камнями[19]. Тела святых мучеников, при пении церковном, были преданы верующими честному погребению.

На другой день нечестивый правитель отправился вместе с своим братом на охоту, не обратив никакого внимания на слова святого. Увидавши оленя, они оба устремились за ним и погнались в след оленя. Когда, измучив оленя, они стали стрелять в него, то по ошибке, попали друг в друга и так скончались.

Память святых апостолов
Олимпа, Родиона, Сосипатра, Ераста и Куарта
[править]

Святые принадлежали к лику семидесяти апостолов Христовых. Из них Олимп или Олимпан, о котором вспоминает Апостол Павел в Послании к Римлянам[20], последовал за Апостолом Петром в Рим, и там, по повелению Римского императора Нерона, был усечен мечом в тот же день, в который распят святый Апостол Петр.

Точно так же и апостол Родион, или Иродион, бывший сродником святому первоверховному Апостолу Павлу[21] и проповедывавший слово Божие в Патрах[22], где был и епископом, спутешествовал Апостолу Петру в Рим и в день распятия его был обезглавлен[23].

Святый апостол Сосипатр был родом из Ахаии[24] и также приходился сродником Апостолу Павлу, о чем упоминает сам Апостол Павел в послании к Римлянам[25]. Вместе с святым Апостолом Иасоном он был учеником Апостола Павла и предпринимал Апостольские путешествия. Потом был епископом Иконийской[26] церкви и в маститой старости скончался в мире[27].

Подобным образом в мире отошел ко Господу и святый апостол Ераст, о коем также упоминает святый Апостол Павел в послании к Римлянам[28]. Святый Апостол Ераст был сначала диаконом и казнохранителем Иерусалимской церкви, а потом епископом в Панеаде[29].

Святый апостол Куарт или Кварт, упоминаемый святым Апостолом Павлом[30], много пострадал за свое благочестие, обратил многих греков к вере во Христа и мирно скончался в сане епископа города Берита[31].

Ныне все сии святые Апостолы предстоят пред престолом Божиим в вечном веселии, приемля от Бога воздаяние за многочисленные свои подвиги и труды[32].

Кондак апостолов, глас 2:

Божественным светом ум озаривше, витийская плетения мудре разористе: и языки вся уловивше, Апостоли славнии, Владыце приведосте, Троицу Божественную славити научающе.

Примечания[править]

  1. Тианы — древний город Каппадокии, у подножия Тавра, близ Киликийских ущелий.
  2. Кн. Прор. Иеремии, гл. 10, ст. 11.
  3. Еванг. от Иоанна, гл. 1, ст. 12.
  4. Псал. 85, ст. 17.
  5. Пядень — древняя мера длины. Она равнялась пространству от конца большого пальца до конца мизинца.
  6. Кончина мученика Ореста последовала около 304 года. Память его празднуется еще 9 июля.
  7. Поприще — мера расстояний, равняющаяся нашим 690 саженям. Следовательно, двадцать четыре поприща составляют тридцать три версты с небольшим.
  8. Т. е. св. Димитрий Ростовский.
  9. Память коих празднуется Церковию 13-го декабря.
  10. Из области Рахизинской.
  11. Научное образование св. Милий получил в Бет-Лапете, в 80 верстах от Испагани, одного из значительнейших городов Персии.
  12. Еламская страна, или область, лежала по ту сторону Тигра, между южною Месопотамиею, Мидиею, Вавилониею и Ираном. Сузы — древнейший город Персидский, бывший богатою столицею Сузианы и резиденцией первоначально Еламских, затем Персидских царей.
  13. Здесь разумеется Персидский царь Сапор II.
  14. Скончался в 350 году. Память его совершается 4-го октября.
  15. Пустыня Нитрийская — излюбленное место подвижничества древнехристианских отшельников, в Нижнем Египте, в 70-ти милях от Александрии.
  16. Селевкия-Ктезифон — двойной город на р. Тигре, один из важнейших древних торговых пунктов на Востоке.
  17. Это было в 334 году. Церковной раздор произошел из-за того, что один епископ Папа, еще за десять лет до этого отказавшийся от кафедры, заявил незаконные притязания на власть в Церкви.
  18. 4 Кн. Царств, гл. 5.
  19. Это было в 341 году 13-го ноября, но ради св. Иоанна Златоустого память их перенесена на 10 ноября.
  20. Гл. 16, ст. 15.
  21. Посл. к Римл., гл. 16, ст. 11.
  22. Патры, ныне Патрас, — богатый торговый город в королевстве Греческом, на берегу Патрасского залива.
  23. Блаженная кончина Апостолов Олимпа и Родиона последовала в 67 году.
  24. Провинция в Греции.
  25. Гл. 16, ст. 11.
  26. Икония — город на высокой плодоносной равнине внутри Малой Азии, при подошве горы Тавра; был некогда главным городом Ликаонской области; ныне — Кония, главный город Малоазийской Турецкой области Карамании.
  27. В I веке, на о. Корфу, где он вместе с ап. Иасоном, проповедывал христианство
  28. Гл. 16, ст. 23.
  29. Город на севере Палестины (иначе — Кесария Филиппова).
  30. Гл. 16, ст. 23.
  31. Берит — нынешний Бейрут — древний город Финикии, на берегу Средиземного моря. В настоящее время главный административный город Азиатско-Турецкой Сирии и важнейший торговый пункт Сирийского побережья, с населением до 80 000 жителей.
  32. Вместе с сими святыми апостолами Церковь воспоминает в сей день и апостола Тертия, память и изображение коего см. 30 октября. В церковной службе ныне воспеваются все шесть свв. апостолов.