Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Сентябрь/12

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 12 сентября
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. I. Месяц сентябрь. — С. 262—269.


[262]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 16.png
День двенадцатый

Житие и страдание
святаго священномученика
Автонома

Святый Автоном был епископом в Италии в царствование Диоклетиана. Когда настало жестокое гонение на христиан, Автоном вспомнил слова Господа, сказанные в святом Евангелии: «Е҆гда̀ го́нѧтъ вы̀ во гра́дѣ се́мъ, бѣ́гайте въ дрꙋгі́й»[1], и, оставив Италию, переселился в Вифинию, где по Божию произволению остановился в одном селении, называемом Сореос[2]. Здесь святый Автоном принят был некоторым страннолюбцем Корнилием. У него он прожил довольно долгое время и, проповедуя Христа, обратил многих еллинов к христианской вере. И немало приобрел он здесь душ Богу, ибо множество народу собиралось в дом Корнилия слушать учение святаго Автонома. Он же подобно Апостолам проповедовал Слово Божие со дерзновением, ибо в нем действовал тот же Дух Святый, Который некогда в огненных языках сошел на святых Апостолов. Посредством проповеди Автонома Дух Святый возжигал сердца человеческие к любви Божией и благочестию, так что слушающие его учение умилялись и охотно воспринимали [263]Священномученик Автономпроповедь его, прося у него Святаго Крещения. И в той местности он так много людей привел ко святой вере, что дом Корнилия уже не мог вмещать всего собрания верующих. Тогда святый Автоном выстроил христианам церковь во имя воеводы Небесных Сил, святаго Архистратига Михаила, вручая под его защиту всех новопросвещенных им; сам же, посвятив Корнилия в диакона и поручив ему словесное стадо Христово, пошел в Ликаонию и Исаврию[3], желая и там быть проповедником благочестия.

Потрудившись в сих странах в деле проповедания Слова Божия довольно долгое время, святый Автоном снова возвратился к Корнилию: ему хотелось посетить приобретенное им стадо Христово. Он поставил Корнилия пресвитером и вместе с ним стал служить спасению рода человеческого.

Когда нечестивый царь Диоклетиан прибыл в Никомидию с целью погубить всех находящихся там последователей Христовых, тогда идолопоклонники стали отыскивать и святаго Автонома — как самого известного из христиан. Но святитель, желая еще более народа привести от тьмы бесовской к свету познания Истинного Бога, не предал себя в руки мучителей. Храня себя для блага церкви, святый Автоном отплыл в Клавдиополь, находившийся на берегу моря Евксинского[4], где и сеял семена Слова Божия, кои, падая на добрую почву сердец челове[264]ческих, вскоре по благодати Божией принесли многие духовные плоды. Устроив здесь как должно всё относящееся ко благочестию и наставив верующих на путь спасения, святый Автоном опять возвратился в Сореос.

Увидав, что число верующих здесь еще более умножилось, святый поставил Корнилия епископом, а сам отправился в Асийскую страну[5], где стал искоренять терние безбожия и распространять святую веру в Единого Бога. И здесь, по благодати Божией, он многих избавил от заблуждения и вечной погибели, разрушая проповедью идольские жертвенники и созидая в сердцах человеческих духовные храмы — Духу Святому.

Вскоре святый Автоном снова посетил Корнилия и порученную ему паству. Увидев, что все поучаются здесь Закону Божию и преуспевают в добродетелях, Автоном был утешен сим и благодарил Бога, что труды его были не напрасны и что его духовные чада, коих он породил благовествованием, умножились.

Близ города Сореос находилось одно селение, по имени Лимна; жители сего города были еще омрачены тьмою идолослужения. И вот, отправившись к ним, святый Автоном стал проповедовать им Христа и, обратив здесь многих в христианство, научил их тайнам святой веры, просветил Крещением, и чрез то присоединил их к избранному стаду Христову.

Однажды местные жители, оставшиеся в неверии, совершали праздник одному из своих скверных идолов и, принося жертву бесам, ликовали в своем идольском храме; тогда христиане, которых в то время было уже много, собравшись, пришли к празднующим язычникам, ниспровергли их жертвенники и разбили всех идолов, храм же их разрушили до основания. Сим они показали неверным, что боги их ничтожны, ибо они не могут сопротивляться, когда их сокрушают, и не вопиют, если их разбивают.

Язычники, разгневавшись на христиан за такое тяжкое посрамление, решили отомстить им за сокрушение своих идолов и стали ждать удобного для сего времени.

[265]Узнав однажды тот день, когда служитель Господень Автоном должен был в выстроенной им церкви архистратига Михаила в городе Сореос приносить бескровную жертву Богу, они из Лимны вместе с язычниками других окрестных сел собрались в бесчисленном количестве и тайно приготовились внезапно напасть на храм Божий и убить пастыря христиан, святаго Автонома, что им и удалось исполнить.

Во время совершения Божественной Литургии язычники во множестве напали на церковь: одни из них имели в руках оружие, другие — палки или камни; они разогнали из церкви всех бывших там христиан и бесчеловечно убили святаго Автонома: они замучили его в алтаре, так что последний весь обагрился святою его кровию. Так, принося Богу бескровную жертву, святитель сам был принесен как кровавая жертва в пренебесный жертвенник[6].

Убив святаго Автонома, язычники набросали на него множество камней, коими они его убили. Совершив торжество в честь того, что отомстили христианам за поругание своих богов, все они разошлись. И лежал святитель убитым, — и было тогда великое смущение в церкви и неутешный плач верующих по причине убиения их отца и доброго пастыря. Некая же диаконисса[7], по имени Мария, взяв святое тело священномученика, с благоговением предала его погребению.

По прошествии многих лет по погребении святаго Автонома, в то время, когда Константин Великий вступил на престол, некий вельможа, по имени Севириан, послан был царем в Александрию. Боясь морского волнения, он поехал не морем, но сушею по берегу моря. По смотрению Божию пришлось им идти мимо того места, где лежало тело священномученика Автонома; и вдруг лошади сразу остановились и никак не могли ехать далее. Как их ни били бичами, ни одна не могла двинуться с места; их облегчили от тяжестей, которые они везли, но и тогда они не могли продолжать путь: как будто какая невидимая рука их удерживала; — и был Севириан в большом недоумении.

[266]Вместе с Севирианом ехал некий благочестивый муж, который был наделен даром прозревать тайны Божии. Он сказал Севириану:

— Следует тебе на сем месте воздвигнуть церковь тому мученику, тело коего здесь погребено; и если ты дашь обет сделать сие, то увидишь, что лошади твои быстро пойдут далее.

Севириан с радостию обещал сделать это, и лошади его действительно тотчас же тронулись и быстро побежали. Севириан же, до возвращения своего из Александрии, построил на том месте небольшой молитвенный храм в честь святаго мученика; а возвратившись, воздвиг над гробом его прекрасную церковь.

По прошествии многих лет один священник, не зная, что в сей церкви под землею лежат святые мощи святаго Автонома, разобрал ее вследствие ветхости, а новую построил на другом месте, близ моря[8]. То же место, где под спудом лежали мощи святаго, было шестьдесят лет пусто, — до самой смерти византийского царя Зинона[9], — и никто не знал о том многоценном сокровище, которое было сокрыто в недрах земли. В то время один из царских телохранителей, по имени Иоанн, исполняя некое царское повеление, находился в вышеупомянутых местностях — в г. Сореосе и Лимне; он однажды пошел на охоту, и случилось, что на том самом месте, где некогда стояла церковь над мощами святаго, он увидел зайца и, натянув лук и пустив стрелу, убил его; убив много и других зверей, он возвратился домой. Но вот ночью, когда он уже спал на одре своем, явился ему во сне священномученик Автоном и повелел ему создать церковь на том самом месте, где накануне он убил зайца. Иоанн, проснувшись, решил приложить всё свое старание, чтобы исполнить повеленное ему и в скором времени создал дивную церковь во имя священномученика Автонома; мощи же его обрел в земле целыми и совершенно нетленными, и от них стало совершаться много чудес, и многие больные получили здесь исцеление.

О самом обретении мощей святаго Автонома блаженный Симеон Метафраст[10] говорит так:

[267]«Видя достославного подвижника, препобеждающего свойства человеческой природы, я встал на славословие Божие; и вот, проникая некогда очами в гроб святаго мученика Автонома, я узрел, что его святые мощи остаются непобежденными силою смерти. Смерть, похваляющаяся в три дня разрушить весь состав живого существа, не могла, в продолжение столь многих лет, уничтожить ни одного волоса у сего славного мужа. Глава его и волосы были невредимы, лицо цело, кожа крепка, — не истлел ни один волос на ресницах его: лишь очи его сомкнулись. И когда я глядел на него, мне казалось, что смерть заставила его лишь хранить молчание, а всё его тело и все его составы сохраняет целыми: ни с головы его ничто не отпало, ни от прочих частей тела ничто не отделилось».

Так прославляет Господь тех, кои прославляют Его в святых телесах своих. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение ныне, всегда, и во веки веков. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память святаго священномученика
Корнута,
епископа Никомидийского

Святый священномученик Корнут жил в окрестностях Никомидии[11], в селении Саталы (Сарсала, Сурсана). Он был ревностным исповедником имени Христова. Во время гонения на христиан послан был в ту страну Иконийский[12] правитель Перенний. Когда многие христиане разбежались от его преследований в потаенные места, св. Корнут, уже достигший маститой старости, предстал пред ним сам. На вопрос правителя о том, кто он, престарелый святитель смело ответил: «Я — христианин» и начал открыто исповедовать, что Христос есть Истинный Бог, Творец всего, и обличать идольскую лесть. Ему обвя[268]зали ноги тонкими бечевками и повлекли по городским улицам, причем из прорезанных бечевками ног ручьями текла кровь. Среди своих мучений священномученик благодарил Бога. Потом, после новых мук, он был усечен мечом[13].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 8.png
Память святаго мученика
Иулиана

В царствование Диоклетиана и Максимиана назначен был правителем Галатийской области[14] Антонин. Ему донесли, что в одной пещере в горе скрывается Иулиан с другими 40 христианами, и что они совершают там христианское богослужение. Когда, по повелению правителя, его взяли и начали уговаривать выдать прочих христиан, бывших с ним, он не согласился. Перед тем, как предстать на суд, святый Иулиан воскликнул громким голосом, обращаясь в сторону своих спостников, оставшихся в пещере:

— Вот, меня уже взяли на суд, и я иду на мученический подвиг за Христа, не выдав вас! Но вы поревнуйте о том, чтобы последовать за мною в моем подвиге!

Когда святый Иулиан предстал пред правителем Антонином, последний сказал ему:

— Приступи к богам и принеси им жертву.

Святый мученик с дерзновением отвечал ему:

— Неугоден мне совет твой; нет для нас, христиан, лучшего жребия, как умереть за ту святую веру, в коей мы воспитаны.

Тогда правитель велел раскалить железный одр и, обнажив мученика, положить его на нем. Святый страдалец, приведенный к тому месту, осенил себя крестным знамением и взошел на раскаленный одр. Тогда явился Ангел Господень, остудил пламя и сохранил святаго мученика невредимым.

[269]— Кто ты? — спросил Антонин мученика, — и каким образом ты так легко погасил огонь?

— Я — Божий слуга; имя мое — Иулиан, — ответил святый страдалец. Игемон опять спросил его:

— Кто твои родители?

Мученик отвечал:

— Мать моя — старица, а отец отошел ко Господу.

Антонин приказал привести его мать и, гневно взглянув на нее, сказал ей:

— Уговори своего злого сына принести фимиам богине; если же ты не сделаешь того, я предам твое тело на поругание.

Доблестная мать святаго мученика ответила на это игемону:

— Если против воли моей осквернят мне тело, то это не только не сочтется мне в вину, но будет для меня залогом вечной славы и блаженного воздаяния.

Игемон, посрамленный сими словами старицы, велел отпустить ее, а святаго Иулиана осудил на усечение мечом. Достигши вместе с воинами места казни, святый мученик попросил у них времени для молитвы.

«Благодарю тебя, Господи, — молился он, — что Ты укрепил меня и помог мне остаться твердым даже до пролития крови. Подай, Господи, тем, которые будут брать землю с места погребения моего, прощение грехов и избавление от страстей. И пусть не найдет на их поля никакое тлетворное насекомое: ни саранча, ни гусеницы, ни что другое, а равно да избавлены будут они от налета хищных птиц! И прими мой дух с миром!»

И послышался с неба Голос:

— Подвигоположник твой — Христос отверз тебе врата Царствия Своего. Вниди в них, ибо ты законно подвизался за Имя Его!

Сей голос слышали и те сорок христиан, которые были скрыты в пещере. Они пошли на место страдания святаго мученика, но нашли его уже скончавшимся. Пред всеми воинами громко исповедали они Христа, Истинного Бога. Тогда воины, связав их, привели к игемону, и тот велел им отсечь головы[15].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png


  1. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 23.
  2. Вифиния — область в Малой Азии, см. стр. 308, примеч. 2. — Сореос, или Сореи, — находилась на правой руке у судов, входивших в залив Никомидийский или Астаценский.
  3. Ликаония — область Малой Азии, рядом с Исаврией, также малоазийской областью, с городом того же имени. Исаврия принадлежала ранее то Фригии, то Писидии, то Ликаонии.
  4. Евксинское море, или Понт, — древнее название Черного моря, которое по преданию называлось ранее «Аксинским», то есть негостеприимным, по причине бурь; когда же берега его, начиная с VII века, стали покрываться греческими колониями, то оно стало называться «Евксинским», то есть гостеприимным.
  5. Асия — римская провинция, заключавшая в себе западную часть Малой Азии, иначе — Проконсульская Азия.
  6. Кончина священномученика Автонома последовала около 313 года, вскоре после гонения Диоклетиана.
  7. Об обязанностях диаконисс и значении сего учреждения в древнехристианской Церкви см. на стр. 225 прим. 1.
  8. Это было около 430 года; обретение же нетленных мощей святаго Автонома последовало лет чрез 60.
  9. Византийский император Зинон царствовал с 474 по 491 год.
  10. Симеон Метафраст — известный церковный писатель X в. († 940 г.), составитель и собиратель Житий Святых: его труды в этой области послужили впоследствии главным источником для Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского. Метафраст повторяет здесь свидетельство другого лица, жившего чрез 200 лет по смерти святаго Автонома и называющего себя современником императора Юстина (518—527 гг.).
  11. О Никомидии см. примеч. 2 на стр. 44.
  12. Икония — город на высокой плодоносной равнине внутри Малой Азии, при подошве горы Тавра; был некогда главным городом Ликаонии, ныне — Кония, главный город Малоазийской турецкой области Карамания.
  13. Мученическая кончина св. Корнута последовала в царствование римского императора Декия (249—251 гг.).
  14. Галатия — небольшая гористая, но плодородная провинция Малой Азии, лежащая между Фригией, Вифинией, Понтом и Каппадокией. Страдания и мученическая кончина св. Иулиана происходили в весьма древнем городе Анкире — ныне Ангора, главный город одной из областей Малой Азии.
  15. Кончина св. Иулиана и с ним 40 других мучеников Христовых последовала в первые годы IV века.