Лентапедия/Шаймиев, Минтимер/Полная версия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шаймиев, Минтимер
Лентапедия
Список статей Лентапедии  • Последнее обновление: 08.02.2012, 13:27:23  • Статья на сайте Lenta.ru  • Архив



Это полная версия статьи. Краткую версию см. здесь.

Шаймиев, Минтимер[править]

Государственный советник Республики Татарстан
Государственный советник Республики Татарстан с апреля 2010 года, старший советник президента Международной федерации шахмат Кирсана Илюмжинова с января 2011 года, сопредседатель Высшего совета партии «Единая Россия» с декабря 2011 года. Первый президент Республики Татарстан (с 1991 года по 2010 год), председатель Верховного Совета Татарской АССР (1990-1991 годы). В середине 1990-х годов являлся одним из российских лидеров, возглавлявших борьбу национальных республик за независимость от федерального центра. По данным ряда СМИ, через своих родственников осуществляет контроль над 70 процентами экономического потенциала Татарстана.

Минтимер (от стяжения татарских слов «минле» и «тимер», то есть «железный с родинкой» -«отмеченный богом», «счастливый», и в то же время «крепкий как железо»[1][2]) Шарипович Шаймиев родился 20 января 1937 года в деревне Аняково Актанышского района в крестьянской семье. В 1954 году поступил в Казанский сельскохозяйственный институт на факультет механизации, который окончил в 1959 году[1][3][4][5].

После вуза Шаймиев работал сначала инженером, потом главным инженером Муслюмовской ремонтно-технической станции. В 1962 году занял должность управляющего Мензелинским районным объединением «Сельхозтехника»[6][1]. В 1963 году вступил в ряды КПСС[6].

В 1966 году (в возрасте 29 лет) Шаймиев был удостоен первой государственной награды — ордена Ленина[7] и в 1967 году перешел на партийно-административную работу: сначала работал инструктором, затем был заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом Татарского обкома КПСС[1]. В 1969 году Шаймиев занял должность министра мелиорации и водного хозяйства республики[1][4]. В 1983 году Шаймиев был назначен первым заместителем председателя совета министров Татарской АССР, затем два года работал секретарем Татарского обкома КПСС. В 1985 году он возглавил совет министров Татарской АССР, а в 1989 году стал первым секретарем Татарского обкома КПСС[1].

В 1989 году Шаймиев был избран народным депутатом СССР[6]. В 1990 году на XXVIII съезде КПСС он был введен в состав ЦК КПСС, и в том же году переназначен на пост первого секретаря Татарского республиканского комитета КПСС[8][6].

СМИ называли Шаймиева в числе российских лидеров, возглавлявших борьбу национальных республик за суверенитет и максимально возможную независимость от Москвы[9]. На первой сессии Верховного совета Татарии 12-го созыва в апреле 1990 года Шаймиев был избран председателем Верховного совета Татарской АССР, и в том же году ВС республики принял декларацию ее о государственном суверенитете[1][6].

12 июня 1991 года Шаймиев на всенародном голосовании был избран первым президентом Республики Татарстан (альтернативных кандидатур не предлагалось)[1][6]. Первый президентский срок Шаймиева был отмечен принятием Конституции Республики Татарстан в ноябре 1992 года[10]. «Российская газета» отмечала, что больше всего вопросов и опасений у экспертов вызывали статья 23 («граждане Республики Татарстан обладают гражданством Российской Федерации…») и статья 66 (ее вариант был предложен лично Шаймиевым): «Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией — Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения» (хотя работа над этим договором в то время уже велась, подписан он был значительно позже — лишь в феврале 1994 года[11]). Под термином «ассоциированное», отмечала «Российская газета» со ссылкой на Шаймиева, следовало понимать «нерушимость границ и построение наших (России и Татарстана) взаимоотношений на основе двустороннего договора, совместное решение… проблем». Издание отмечало, что после принятия такой формулировки никто с уверенностью не мог сказать, "является ли республика «российским регионом»[12][13].

СМИ много писали о том, что в период экономических реформ начала 90-х годов Шаймиев выступал сторонником постепенного вхождения в рынок, широкого развития малого и среднего бизнеса[6]. Эксперты отмечали, что в отношении сельского хозяйства Шаймиев призывал не допустить развала устоявшихся форм хозяйствования[6]. В 1995 году «Коммерсант» писал о том, что татарскому АПК выделялись значительные кредиты на закупку удобрений, сельхозтехники и импортных технологий — правительство не скрывало того, что в местном сельском хозяйстве решающую роль играло государственное регулирование. Все это плюс провозглашенный им курс на «адресную социальную защиту населения» способствовало укреплению авторитета Шаймиева в глазах жителей Татарстана[13].

12 июня 1991 года президентом России был избран Борис Ельцин[14]. Однако ранее Верховный совет Татарстана принял решение не проводить на своей территории официальных выборов президента РСФСР, но и не препятствовать тем, кто захочет принять в них участие. «Российская газета» расценила это решение как явно антиельцинский и даже антироссийский шаг. Издание отмечало, что Ельцин в этой ситуации выступил сторонником спокойного диалога и противником применения каких-либо санкций к республике (в результате, по данным издания, около одного миллиона избирателей Татарстана проголосовало за Ельцина и около 400 тысяч человек — за его соперника на выборах Николая Рыжкова)[15].

В апреле 1991 года президент СССР Михаил Горбачев и руководители 10 союзных республик подписали соглашения о совместной подготовке проекта нового Союзного договора, призванного сохранить Советский Союз[16]. Одним из разработчиков проекта выступал Шаймиев. Он отмечал, что в создаваемом документе «заложены такие положения, которые, по сути, не меняют положения бывших автономий». При этом Шаймиев подчеркивал, что экономический потенциал Татарстана «более высокий, чем у ряда союзных республик, даже вместе взятых» и что «процесс обретения суверенитета необратим»[8]. По данным ряда СМИ, когда Горбачев и председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов стали вести, по выражению журнала «Итоги», "осторожные переговоры с автономиями на предмет «ответить своим суверенитетом на суверенитет республик», Шаймиев выступил активнейшим участником ново-огаревского процесса, ставя своей целью подписание Татарстаном союзного договора в качестве союзной республики[17]. Однако подписание Союзного договора не состоялось — оно было назначено на 20 августа 1991 года[16], тогда как 19 августа группа политиков из окружения Горбачева предприняла попытку государственного переворота, объявив о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП)[18]. Шаймиев не присоединился числу председателей Верховных советов республик, входивших в состав РСФСР и подписавших заявление о неподчинении решениям и указаниям ГКЧП[19]. На заседании президентского совета 19 августа Шаймиев заявил, что «на территории Татарстана будут действовать законы СССР и ТаССР», распоряжения же российского руководства для Татарстана он объявил недействительными. На следующий день Шаймиев обратился к «демократически избранным органам власти, народным депутатам всех ступеней» с призывом «полнее использовать предоставленные им полномочия для обеспечения строжайшего соблюдения законности, постановлений ГКЧП». В эти дни, сообщало издание, жители Казани вышли на улицы с протестом[20], и, как указывала «Российская газета», несколько демонстрантов были задержаны. Однако 23 августа, когда путч в Москве был подавлен, их освободили с формулировкой «в связи с изменением обстановки»[21].

После событий августа 1991 года партийная вертикаль в стране перестала существовать, и наступил период перераспределения полномочий: региональных руководителей исполнительной власти президент России Борис Ельцин стал назначать своими указами, а параллельно с этим шло становление местных парламентов, в результате чего в субъектах федерации установилось двоевластие. Чтобы избежать распада России, был подготовлен Федеративный договор, который главы субъектов РФ подписали 31 марта 1992 года[22]. Однако Татарстан к Федеративному договору не присоединился — Шаймиев не поставил под ним свою подпись[23][6]. Ранее он заявлял, что Татарстан, подписав этот документ, «потеряет свое суверенное лицо»[24]. Главной ошибкой Федеративного договора татарский лидер называл придание областям и краям России статуса субъектов федерации[6]. Впоследствии в постановлении Конституционного суда Республики Татарстан по делу о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан указывалось: «Уважая право многонационального народа Республики Татарстан на выражение своей воли в решении вопроса о государственно-правовом статусе республики путем референдума, назначенного на 21 марта 1992 года, Республика Татарстан не участвовала в инициированном 13 марта 1992 года подписании Федеративного договора»[25].

Тем не менее, накануне состоявшегося 21 марта 1992 года[24] референдума о государственном суверенитете Татарстана Шаймиев отмечал, что Казань не давала повода для конфронтации с Москвой. «Просто надо, чтобы наш голос был услышан. Мы за переговоры, цивилизованный подход в отношениях», — подчеркивал руководитель республики[26]. На референдуме перед жителями Татарстана был поставлен вопрос: «Согласны ли вы, что Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправного договора?»[27], — и большая часть явившихся на участки избирателей сказали «да»[28][25]. ИТАР-ТАСС сообщал, что Шаймиев в своих комментариях по поводу результатов голосования отметил, что они «позволят сохранить многовековую дружбу народов, проживающих в республике»[24]. Тот факт, что в крупных промышленных центрах республики больше половины избирателей проголосовали против республиканского суверенитета, Шаймиев объяснил боязнью коллективов расположенных там оборонных заводов разорвать экономические связи с поставщиками[29][24].

В декабре 1992 года в интервью газете «Вечерняя Казань» Шаймиев назвал беловежские соглашения лидеров России, Украины и Белоруссии о ликвидации СССР и создании Содружества независимых государств «поиском путей к возрождению нового Союза». Тогда же он высказал свое мнение по поводу разделения союзов на «славянские» и «исламские»: по его словам, подобное противопоставление является надуманным журналистами и дискредитирует идею СНГ[30].

В 1992 году в ходе возникшего острого конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти в стране Шаймиев выступал с осуждением противостояния и призывал стороны к поиску компромисса[6]. В декабре 1992 года было подписано постановление «О стабилизации конституционного строя Российской Федерации», замораживавшее решения по спорным вопросам до проведения референдума об основных положениях новой конституции[31]. Однако позднее ряд политиков высказали сомнения в целесообразности проведения референдума. В их числе был и Шаймиев: он как участник заседания Совета глав республик в составе Российской Федерации в беседе с журналистами заявил, что «есть законно избранные органы власти, которые работают». «Есть и правительство, которому доверяет Верховный совет и президент. Получается, будто народ требует референдума, но этого нет», — отмечал татарский лидер. По его словам, «если две ветви власти в Москве и Петербурге не могут договориться, то это не значит, что подобное происходит во всей России»[32].

Уже в марте 1993 года участники VIII внеочередного съезда народных депутатов России отменили декабрьское соглашение властей и приняли решение считать проведение референдума нецелесообразным. Они также объявили вступившими в силу замороженные ранее поправки к конституции, ограничивающие власть президента[33]. В итоге был проведен референдум о доверии президенту и одновременно голосование по проекту новой конституции и проекту закона о выборах в федеральный парламент. Результаты плебисцита не смогли разрешить конфликтную ситуацию, поскольку Ельцину, полномочия которого референдум подтвердил, не удалось добиться согласия избирателей на смену депутатского корпуса[34]. Однако Татарстан в этом референдуме участия не принимал: основной причиной этого председатель ВС Татарстана Фарид Мухаметшин назвал осуждение населением РТ политики России, «где происходит обнищание народа в то время, когда в Татарстане такого обнищания нет, и население одобряет мягкое вхождение в рынок, предусмотренное руководством республики Татарстан». Представитель же оппозиционной фракции «Народовластие» в парламенте Татарстана Александр Штанин заявлял, что референдум не состоялся потому, что избиратели просто не были предупреждены о месте и времени его проведения. Кроме того, Штанин обвинил руководство Татарстана в том, что местные радио и телевидение, финансировавшиеся из республиканского бюджета, регулярно призывали своих зрителей и слушателей не принимать участие в референдуме[35].

В сентябре 1993 года Шаймиев и Мухаметшин направили президенту Ельцину письмо, в котором заявили, что не войдут в состав Совета Федерации. Причиной подобного решения было названо отсутствие крупномасштабного договора между Россией и Татарстаном о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения. Вместе с тем Шаймиев и Мухаметшин выразили готовность участвовать в работе СФ на правах наблюдателей[36].

Тем временем конфликт между парламентариями и президентом России, длившийся с конца 1992 года, перерос в вооруженное противостояние: в сентябре-октябре 1993 года сторонниками Верховного Совета в Москве была предпринята попытка захвата телецентра «Останкино», а войска, верные Ельцину, расстреляли здание Белого дома. Шаймиев одобрил действия Ельцина: по его словам, президент РФ предпринял шаги, «адекватные возникшей ситуации». В интервью ИТАР-ТАСС лидер Татарстана подчеркнул, что вместе с тем важно «не отступать от демократических принципов строительства правового государства». Он также высказал мнение, что в сложившейся ситуации «стабилизирующую роль мог бы сыграть Совет Федерации»[37].

Ряд публикаций в прессе был посвящен теме партстроительства в республике, возглавляемой Шаймиевым. Так, в 1993 году СМИ сообщили о формировании в Татарстане «президентской партии» «Единство и прогресс». Инициаторами ее создания называли советника президента республики Рафаиля Хакимова и председателя постоянной комиссии ВС РТ Алексея Колесника, которые без обиняков говорили о подготовке к предстоящим выборам органов власти и намерении поддерживать кандидатуру Шаймиева[38]. «Коммерсант» отмечал, что и президент Татарстана не скрывал своих симпатий к программным установкам новой политической структуры. В декабре того же года состоялся учредительный съезд Республиканской партии Татарстана «Единство и прогресс» (РПТЕП)[39]. Впоследствии, накануне президентских выборов 1996 года, «Вечерняя Казань» писала, что на них проигрыш Шаймиеву не угрожает, поскольку у него есть не только "витринное «Единство и прогресс», но и «подлинная партия власти» (очевидно, имелся в виду административный ресурс)[40].

Весной 1995 года Шаймиев принял участие в создании Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом — Россия», став одним из 49 членов его оргкомитета[41]. Впоследствии он решил не входить в состав НДР, хотя и заявил о поддержке движения[42]. «Коммерсант» отмечал, что к концу 1995 года авторитет Шаймиева в Татарстане было настолько велик, что достаточно было ему публично поддержать главу НДР Виктора Черномырдина, как местный список движения, выступавший под девизом «Туган илем Татарстан» («Родной край Татарстан»), набрал в республике большинство голосов на парламентских выборах в декабре 1995 года[43][13]. Несколько лет спустя, в 2000 году, эксперт центра «Панорама» Владимир Прибыловский подчеркивал, что хотя Татарстан и не относится к регионам, где «административный ресурс» стремится к 100 процентам", тем не менее влияние Шаймиева на результаты выборов на территории республики очень велико[44].

15 февраля 1994 года был подписан «Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан»[45]. Этот документ констатировал, что Республика Татарстан как государство объединена с Российской Федерацией конституцией РФ, конституцией РТ и договором о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. В результате его подписания, отмечали аналитики, были сняты как противоречия, возникшие во взаимоотношениях Москвы и Казани, так и политическая напряженность в республике, и связывали успешное разрешение конфликта с умением Шаймиева идти на разумные компромиссы[7][46]. Накануне подписания договора Шаймиев, выступая перед татарскими парламентариями, заявил: «Нужно сказать, рождается совершенно новый, не известный в практике документ»[47]. На основании договора Татарстан должен был платить в федеральный бюджет лишь налог на прибыль (13 процентов), подоходный налог с физических лиц в размере 1 процента и НДС, устанавливаемый ежегодно. СМИ сообщали, что республика оставляла себе земельный налог, доходы от приватизации, а также акцизы на алкогольную продукцию и нефть[46] — именно стремление Татарстана самостоятельно распоряжаться нефтяными доходам, по мнению ряда изданий, вызвало договор к жизни[13]. В том же 1994 году Шаймиев стал членом Совета Федерации Федерального Собрания РФ[1].

В июле 1995 года был опубликован указ Шаймиева «О регулировании земельных отношений в Республике Татарстан»[48]. СМИ отмечали, что в России это был первый вступивший в силу документ, допускающий частную собственность на землю[7].

Характеризуя политическую обстановку в Татарстане в середине 90-х годов, «Коммерсант» отмечал, что в республике в тот период фактически полностью была сохранена властная структура, существовавшая в советские времена — разница была лишь в названиях. Районами в Татарстане руководили не первые секретари КПСС, а назначенные главы администраций (газета приводила слова министра сельского хозяйства Татарстана Фатиха Сибагатуллина о том, что избрание глав администраций «породило бы их безответственность перед правительством, которое на самом деле и отвечает за все перед обществом»). Рассуждал «Коммерсант» и о причинах популярности Шаймиева. В частности, отмечалось, что команда татарского президента смогла сформировать у населения республики представление о том, что Татарстан, по выражению издания, «является островком политической и экономической стабильности» (в основном, это стало возможно благодаря доходам от экспорта нефти). При этом, как отмечали местные наблюдатели, самому Шаймиеву удавалось держаться в стороне от повседневной политической борьбы, играть роль «отца государства» (СМИ неоднократно отмечали, что в республике Шаймиева за глаза называли Бабаем — «мудрым отцом», «дедом»[4][49])[13]. Своим главным достижением за время своего первого президентского срока Шаймиев называл доверие людей. «Я всегда понимал: Татарстан — это родина не только татар, но и русских, и представителей других национальностей. Когда люди поняли, что Шаймиев надежен в этом отношении, произошел перелом… Я оправдал надежды в этой части сполна, что не принял только лишь одну сторону», — говорил глава Татарстана[2].

В 1996 году состоялись вторые выборы президента Республики Татарстан. СМИ отмечали недоумение наблюдателей по поводу переноса срока выборов с июня на март (на июнь были назначены выборы президента России, и голосование в республике можно было бы организовать за счет федеральных средств). СМИ озвучили различные версии этого решения. Согласно первой, Шаймиев пожертвовал тремя законными месяцами своего президентского срока ради посевной кампании, согласно второй — выборы были перенесены из-за возможной победы кандидатов от КПРФ или ЛДПР (если бы у них было достаточно времени на избирательную кампанию), а еще одни вариант связывал перенос выборов в Татарстане с возможной отменой выборов российского президента (по мнению наблюдателей, угроза «коммунистического реванша» могла подтолкнуть окружение Ельцина к такому шагу[50]). В местной прессе высказывалось также предположение о том, что Шаймиев как крупная политическая фигура, способная «разбить голоса коммуно-патриотов», может выдвинуть свою кандидатуру на выборах главы Российской Федерации. И если он так не поступит, отмечала газета «Вечерняя Казань» и «упустит исторический шанс — выступить спасителем России, о нем в тридцатом веке будут помнить только историки, а не все благодарное человечество»[51]. Однако Шаймиев в президенты России баллотироваться не стал.

Против Шаймиева, выдвинувшего свою кандидатуру в президенты РТ, выступили оба местных оппозиционных движения — коммунисты и националисты, но при этом и они не сомневались в победе на выборах действующего главы Татарстана[13]. При этом из четырех кандидатов на президентский пост только Шаймиев сумел преодолеть 50-тысячный подписной барьер, остальные же сошли с дистанции. В результате выборы главы республики вновь прошли на безальтернативной основе, несмотря на то, что Шаймиев, по некоторым сведениям, негласно дал распоряжение главам администраций районов всячески помогать в сборе подписей в поддержку других претендентов. Приводили СМИ и другую информацию: по словам лидера татарских коммунистов Александра Салия, в сельских районах республики местное руководство препятствовало сбору подписей в поддержку коммунистов[43]. После своего избрания 24 марта 1996 года (за него проголосовали 97 процентов избирателей[3]) татарский президент, как отмечал «Коммерсант», подчеркивал, что у себя в Татарстане он коммунистов победил и намерен продолжать начатые экономические реформы[13].

Осенью 1997 года, когда возник скандал, связанный с «делом писателей» (группы высокопоставленных чиновников из окружения первого заместителя председателя правительства и министра финансов РФ Анатолия Чубайса, которых, как и самого Чубайса обвинили в том, что несоразмерно высокие гонорары — около 90 тысяч долларов каждому, полученные ими за соавторство при написании книги «История российской приватизации», были скрытой формой взятки[52]), Шаймиев открыто поддержал Чубайса и его людей. После этого журналист Сергей Доренко и депутат Госдумы Николай Гончар заявили, что выступления татарского лидера в защиту Чубайса связаны тем, что он якобы получил от Чубайса ряд налоговых льгот (доказательств при этом представлено не было)[6][53]. В ответ на этот демарш администрация Шаймиева подготовила текст заявления, в котором подчеркивались заслуги Чубайса в реформировании России, однако, по данным СМИ, оно так и не было подписано[6]. В октябре 1997 года Генеральная прокуратура России возбудила против одного из авторов книги — вице-премьера Альфреда Коха — уголовное дело «по признакам злоупотребления должностными полномочиями». Кох ушел в отставку, а в ноябре были удовлетворены просьбы об отставке еще двух авторов — заместителя председателя правительства РФ — министра государственного имущества Максима Бойко и генерального директора Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при ГКИ РФ Петра Мостового[52]. Чубайс также подал рапорт об отставке, но Ельцин его не принял[54], однако через несколько дней Чубайс был освобожден от должности министра финансов, но первым вице-премьером продолжал оставаться до марта 1998 года[55].

В феврале 1999 года СМИ писали о трехнедельном отсутствии Шаймиева на работе, которое совпало по времени с празднованием пятилетия договора между Россией и Татарстаном. Позднее оно было объяснено госпитализацией лидера Татарстана в связи с гипертоническим кризом. Однако звучали и другие версии: ряд наблюдателей посчитали, что госпитализация для Шаймиева стала дипломатичным способом избежать участия в юбилейных торжествах[56].

Много внимания СМИ уделяли созданию «губернаторских» партий в конце 90-х годов. В этот период руководители регионов предприняли попытку объединения[57]. Во второй половине 1998 года мэр Москвы Юрий Лужков, по мнению ряда аналитиков, претендовавший на президентское кресло[58], создал и возглавил Общероссийскую политическую общественную организацию «Отечество»[59][60]. В феврале 1999 года СМИ сообщили о появлении движения «Голос России» под руководством заявлявшего о своих президентских амбициях губернатора Самарской области Константина Титова (Шаймиева упоминали в числе тех, кто «пока не вступил» в ряды движения)[61]. Появлялись также слухи о «партии Шаймиева»[62]. В марте 1999 года Шаймиев заявил, что «только движения регионов могут занять место коммунистов в Государственной Думе и создать там демократическое большинство», поддержав тем самым движения Титова и Лужкова[63].

В начале февраля 1999 года в высших эшелонах российской власти разразился скандал, связанный с фигурой генерального прокурора РФ Юрия Скуратова. Неожиданно для всех Скуратов подал Ельцину прошение об отставке, и в прессе высказывались самые разные догадки относительно его шага[64][65][66][67] (позднее сам Скуратов публично признал, что вынужден был сделать это под давлением ряда лиц из окружения президента[68]). Отставку генпрокурора должен был утвердить Совет Федерации, однако в марте сенаторы, в числе которых было много глав российских регионов, в том числе и Шаймиев, отставку Скуратова не поддержали[69])[70][71][72][73][74]. Накануне повторного голосования в Совете Федерации по поводу Скуратова в апреле 1999 года президент пообещал губернаторам перераспределить полномочия между центром и регионами (в пользу последних) в обмен на отставку генерального прокурора, однако сделка не состоялась, и Скуратов вновь сохранил свой пост[75]. На следующий день после голосования, 22 апреля 1999 года, в Москве прошло первое заседание учредительного комитета общественно-политического блока «Вся Россия». Сообщалось, что идея создания избирательного блока, представляющего интересы регионов, была сформулирована Шаймиевым: по его мнению, регионы должны были провести в Государственную Думу достаточное количество региональных депутатов, которые смогут отстаивать интересы республик, краев и областей[76]. В дальнейшем именно Шаймиева называли «неформальным лидером» «Всей России» (его нежелание возглавить блок официально «Коммерсант» объяснял стремлением избежать преждевременной конфронтации с «конкурирующими» блоками Лужкова и Титова[77]). В тот же день было объявлено о планах объединения лужковского «Отечества» и «Всей России» в один избирательный блок. По оценкам аналитиков, блок, по сути являясь антипрезидентским, был способен потеснить коммунистов на декабрьских парламентских выборах 1999 года. Шаймиев заявил о желании нового объединения стать «щитом, который обеспечил бы большинство в Госдуме, способное затем сформировать правительство»[73][78]. При этом татарский лидер подчеркнул, что новый блок создается на паритетных началах, а «не под какого-то конкретного лидера»[79], однако СМИ лидером нового образования называли Лужкова (не исключалось, что к блоку может присоединиться и движение Титова)[73]. Называли в числе возможных лидеров «партии регионов» и премьер-министра Евгения Примакова, чьи заслуги в этом качестве отмечал Шаймиев[80]. Примакову в то время — на фоне готовящегося в Госдуме голосования по импичменту Борису Ельцину — грозила отставка[74], что вскоре и произошло: глава правительства покинул свой пост в мае 1999 года[81].

Несмотря на то, что ряд аналитиков высказывали сомнение в реальности объединения[78], в августе 1999 года о создании предвыборного блока «Отечество — Вся Россия» (ОВР) во главе с Примаковым и Лужковым было объявлено официально[82][9]. СМИ отмечали, что этому предшествовали попытки Кремля не допустить объединения губернаторов вокруг Лужкова: накануне Шаймиева для специальной беседы об этом вызывал в Кремль президент Ельцин, многочисленные консультации с главами регионов проводил глава президентской администрации Александр Волошин. Власти намеревались ввести в состав будущего блока, который мог претендовать на победу в парламентских выборах, действующего премьер-министра страны Сергея Степашина, но Шаймиев и Лужков, в конце концов, на это не пошли, и Степашин не сумел выступить в роли «спасителя Кремля» (через пять дней правительство Степашина было отправлено в отставку, а место премьера занял глава ФСБ Владимир Путин[83][84]). Лидеры объединившихся блоков предложили пост главы «Отечества» — «Всей России» и, следовательно, первый номер в избирательном списке Примакову[85].

Однако Кремлю, уже назвавшему нового премьер-министра Владимира Путина преемником Ельцина на президентском посту, удалось противопоставить на выборах своим противникам — ОВР и КПРФ — созданную незадолго до голосования партию «Единство» во главе с главой МЧС Сергеем Шойгу[86]. По итогам состоявшихся в декабре 1999 года выборов КПРФ и «Единство» получили примерно одинаковое количество голосов, а блок ОВР оказался лишь третьим[59]. Расклад сил в новой Думе существенно изменился в пользу прокремлевских партий (нового главу правительства также поддержал «Союз правых сил», неожиданно получивший четвертый результат на выборах), что повысило шансы Путина, соперниками которого называли Примакова и Лужкова, стать следующим президентом РФ[87][88][70][89] (в марте 2000 года Путин победил на президентских выборах[90]). Однако уже в апреле 2001 года Лужков и Шойгу выступили с совместным политическим заявлением о начале интеграционного процесса, в июле бывшие конкуренты на выборах в Государственную Думу 1999 года объединились в Общероссийский союз «Единство» и «Отечество», впоследствии преобразованный в Общероссийскую общественную организацию "Союз «Единство и Отечество». 1 декабря 2001 года Союз был преобразован во Всероссийскую партию «Единство и Отечество» — «Единая Россия»[91]. Тогда же Шаймиев был избран сопредседателем Высшего совета партии «Единая Россия»[4][5]. Лидер фракции ОВР в Госдуме Вячеслав Володин в те дни отмечал: «Определять политику партии однозначно будут Лужков, Шойгу и Шаймиев. Их авторитет непререкаем»[92].

В 2000 году «Ведомости» опубликовали список российских регионов с «сомнительной избирательной репутацией», в которых избиратели которых почти поголовно поддержали кандидатуру Владимира Путина на пост президента Российской Федерации. В их числе упоминался и Татарстан. Издание, выразив убежденность в том, что на этих выборах, как и на прочих, местные губернаторы и президенты использовали «сильнейший административный ресурс», цитировало Шаймиева, который однажды сказал: «На что мы ориентируем избирателя, так он и голосует. И это свидетельствует об авторитете власти»[44].

В мае 2000 года Путин назначил своим полномочным представителем в Приволжском федеральном округе лидера думской фракции СПС, бывшего премьер-министра РФ Сергея Кириенко[93][94][95]. Ряд СМИ утверждали, что Шаймиев, а также президент соседнего Башкортостана Муртаза Рахимов откровенно негативно отнеслись к самой идее введения института полпредов, не желая даже частично уступать центру свою независимость, и для того, чтобы преодолеть сопротивление глав республик, Кириенко пришлось приложить немало усилий[96]. Сообщалось, что главе президентской администрации Александру Волошину (которому, по некоторым данным, Кириенко был обязан назначением на этот пост) и его заместителю Владиславу Суркову неоднократно приходилось летать в Казань и Уфу, чтобы помочь новому полпреду в его противостоянии с лидерами поволжских республик[97]. И, тем не менее, в 2004 году журнал «Вслух» отмечал, что хотя республики и начали выполнять все инструкции и рекомендации центра, Кириенко не мог посещать Татарстан и Башкирию с рабочим визитом без предварительного — не менее чем за неделю — уведомления о времени и цели своего приезда[97].

СМИ писали о том, что при новом полпреде Татарстану было предложено изменить ряд положений его конституции и привести ее в соответствие с основным законом Российской Федерации[23]. Поправки были внесены, и, тем не менее, Конституционный суд РФ своим определением от 27 июня 2000 года признал не соответствующим конституции РФ целый ряд положений конституции Татарстана, в том числе — в части закрепления суверенитета (государственного суверенитета) республики[98].

В сентябре 2000 года Шаймиев был избран членом президиума Госсовета РФ (занимал этот пост до марта 2001 года)[1], а в июне 2001 года он был включен в состав созданной по указу президента Путина комиссии по подготовке предложений по разграничению полномочий между федеральными, региональными и местными уровнями власти[99]. Сообщалось, что члены этой комиссии, возглавляемой первым замруководителя кремлевской администрации Дмитрием Козаком, разработали концепцию разграничения полномочий в РФ, а также поправки к закону «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ» и новую редакцию закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»[100]. В 2003 году комиссия в соответствии с указом «О мерах по развитию федеративных отношений и местного самоуправления в РФ» была преобразована в постоянно действующую комиссию по вопросам федеративных отношений и местного самоуправления[100]. В 2000 году «Новая газета» писала о том, что посты в руководстве республики Татарстан занимали «сплошь друзья, родственники или приближенные Шаймиева и его сыновей». По данным издания, тех, кто пытался противодействовать «засилью шаймиевского клана», в лучшем случае увольняли с работы. Отмечалось, что МВД республики возглавлял бывший телохранитель Шаймиева генерал-лейтенант Асгат Сафаров. На время публикации заметки, отмечала газета, в Татарстане уже три года не выдавали российских паспортов, а только справки, что, по сути, превращало население в крепостных[101].

В 2001 году власти Татарстана объявили о начале перехода с кириллицы на латиницу. Такому решению, отмечалось в прессе, предшествовала дискуссия между сторонниками алфавитов. При этом аналитики сходились во мнении, что действия Казани нацелены на сближение с Турцией, использующей латиницу и приветствующую проекты перехода на этот вид графики в других странах. В ряду аргументов против отказа от кириллицы основным называлась угроза утраты будущими поколениями тех пластов татарской культуры, которые существуют только на кириллице[102][103]. 15 ноября 2002 года Госдума приняла поправку к закону «О языках народов РФ», согласно которой алфавиты государственного языка России и республик должны строиться на основе кириллицы. Ряд СМИ восприняли эти действия как «акцию возмездия», поскольку никаких содержательных аргументов в пользу кириллицы приведено не было[104]. «Известия» отмечали, что Казань усмотрела в этом попытку ограничить суверенитет республики[102].

В 2001 году, накануне истечения второго президентского срока Шаймиева, Госдума одобрила поправку, согласно которой отсчет сроков полномочий губернаторов стал вестись не с первого избрания, а с осени 1999 года, когда было введено подобное ограничение[46]. В результате Шаймиев в получил возможность быть избранным на пост главы республики в третий раз, что и произошло 25 марта 2001 года[1]. Выборы не были безальтернативными (у Шаймиева было четыре соперника), однако действующий руководитель Татарстана победил с подавляющим преимуществом. Отмечалось, что в очередной раз победу ему обеспечил сельский электорат, явка которого составила более 90 процентов. «Независимая газета» отмечала, что Шаймиев, приветствуя укрепление вертикали власти в стране, начатое Кремлем, утверждал: «Населению нашей республики будет трудно понять предпринимаемые президентом Путиным шаги по укреплению власти в государстве, потому что в Татарстане всегда была сильная власть»[105].

В 2002 году «Независимая газета» опубликовала статью о грубых нарушениях демократического принципа разделения властей, закрепленного в Конституции России, в том числе — о совмещении должности депутата с должностью главы местной исполнительной власти. Газета отмечала, что Татарстане вообще в тот период не было профессионального парламента — больше двух третей его депутатов совмещали депутатские полномочия с основной работой. Депутатов, избранных в Госсовет республики по административно-территориальным округам, Шаймиев назначал главами городских и районных администраций Татарстана (им было отдано 63 мандата из 130). Депутатами Госсовета являлись также руководитель администрации президента, премьер-министр, руководители всех крупных промышленных предприятий, в том числе и «Татнефти»[106].

Издание отмечало, что вся система выборов в высший законодательный орган Татарстана направлена на то, чтобы воспрепятствовать формированию организованной политической оппозиции, возникновению независимых политических партий. В качестве примера «НГ» приводила национальное движение в республике, которое благодаря этим мерам не смогло оформиться в самостоятельную политическую партию: власть сумела расколоть «националов» и скомпрометировать наиболее сильных лидеров. Однако это не коснулось «монополии коммунистов и партии чиновников», которая, по словам издания, сохраняя свою суть неизменной, в разные годы именовалась по-разному: «Единство и прогресс», «Вся Россия», «Отечество — Вся Россия», «Единство», «Татарстан — новый век». Отмечала газета и то, что в Татарстане региональные отделения «Яблока», СПС, ЛДПР существовали только на бумаге. По данным издания, большинство татарских отделений крупных российских партий де-факто возглавляли бизнесмены криминального или полукриминального толка[106].

В 2002 году татарским депутатам снова пришлось внести в свою конституцию ряд серьезных поправок для того, чтобы она не противоречила федеральной[107], — после того как Конституционный суд РФ в январе 2002 года потребовал, чтобы Госсовет республики привел конституцию Татарстана в соответствие с федеральной в течение 6 месяцев. В новой редакции сохранилось не 167 статей, как раньше, а 124, причем они были расположены в ином порядке и написаны с использованием других формулировок[108]. Положения прежней 61 статьи — наиболее спорной, в которой речь шла о суверенитете Татарстана, его международной правосубъектности и ассоциированности с Российской Федерацией — Шаймиев обсуждал в ходе личной встречи с президентом РФ Владимиром Путиным[106]. Новая версия конституции Татарстана вступила в силу 11 мая 2002 года. При этом в Казани утверждали, что речь идет именно о новой редакции основного закона, а не о полностью новом документе, и не стали переносить дату празднования Дня конституции[109]. Однако и после всех изменений в основном законе республики сохранились положения, противоречащие конституции России (статья, определяющая статус Татарстана как суверенной республики; приостановленная, но все же сохранившаяся в тексте[110] статья о требовании к соискателю поста президента республики знать оба «государственных языка» — татарский и русский; и некоторые другие)[111]. Правда, если ранее в документе было написано: «Республика Татарстан — суверенное демократическое государство», — и государственный суверенитет назывался его «неотъемлемым качественным состоянием» (статья 1)[98], то после 2002 года в конституции пояснялось, что «суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан», а сама республика именовалась «демократическим правовым государством» и «субъектом Российской Федерации»[110]. При этом, по одним оценкам, если Татарстан и признал себя субъектом федерации, то сделал это «очень изощренно», уступив центру ровно столько суверенитета, сколько потребовал Конституционный суд[108], а по другим — суть изменений заключалась в «возвращении „блудного“ региона в унитарное стойло»[106].

В апреле 2003 года Шаймиев стал участником первого партийного скандала в Совете Федерации, когда сенаторы отказались прекращать полномочия представителя Татарстана в СФ и одного из руководителей «Партии жизни» Рафгата Алтынбаева. По словам Алтынбаева, «единоросс» Шаймиев объяснил свое решение об отзыве тем, что они с ним "не могут плыть в разных «политических лодках». Члены СФ мотивировали свой отказ «политической подоплекой» происходящего. При этом, отмечала «Независимая газета», они нарушили закон «О порядке формирования Совета Федерации», согласного которому верхняя палата парламента была обязана выполнить волю исполнительных или представительных властей региона, пожелавших отозвать или назначить того или иного сенатора[112].

В июне 2006 года Шаймиев вновь вступил в полемику с Советом Федерации. В ответ на многочисленные скандалы, связанные с досрочным прекращением полномочий нескольких сенаторов, татарский президент заявил, что они были предсказуемы, поскольку Совет Федерации "в основном состоит из «денежных мешков» — заседают в нем люди, «которые зачастую не имеют абсолютно никакого или же имеют весьма отдаленное отношение к тем регионам, от которых они делегированы». Чтобы избежать подобного, Шаймиев предложил изменить принцип формирования СФ. По его мнению, законодательную ветвь власти могли бы представлять заместители председателей законодательных собраний, а исполнительную — кто-либо из членов правительства того или иного региона[113].

Третий президентский срок Шаймиева должен был окончиться в марте 2006 года[46], однако в сентябре 2004 года президент Путин предложил отказаться от прямых выборов глав субъектов федерации, обосновав это необходимостью усовершенствования государственного механизма[114]. 28 февраля 2005 года Шаймиев на заседании Госсовета Татарстана, обсуждавшего поправки к местной конституции о порядке избрания президента республики, заявил: если республиканскому парламенту будет «навязана кандидатура, не устраивающая депутатов и общественность», то парламент будет готов к самороспуску. Газета «Время новостей» расценила подобное заявление как намек, адресованный Кремлю[115]. 9 марта 2005 года, в ходе встречи в Москве между Шаймиевым и Путиным, российский президент высказал пожелание, чтобы татарский лидер и дальше руководил республикой. Как заявил Шаймиев после возвращения в Казань, выдвигаться на четвертый срок он не собирался, но после личного обращения Путина передумал и, в соответствии с процедурой наделения полномочиями глав республик, поставил перед президентом вопрос о доверии к себе, не дожидаясь 2006 года[116]. 25 марта 2005 года Шаймиев был утвержден в должности президента Государственным советом Республики Татарстан по представлению президента Российской Федерации Владимира Путина[117][4][1].

Осенью 2006 года была предпринята очередная попытка разрешить ряд спорных вопросов в отношениях между Татарстаном и федеральным центром. 4 ноября 2006 года президенты России и Татарстана подписали законопроект «Об утверждении договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан», а два дня спустя он был внесена на рассмотрение в Госдуму. Однако депутаты отложили обсуждение этого документа, а спикер Совета Федерации и лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов открыто выступил против одобрения этого законопроекта Федеральным собранием на том основании, что практика установления подобных отношений с регионами может привести к нарушению единства страны[49]. Ряд аналитиков, в том числе директор Центра аналитических исследований и разработок Александр Салагаев, предположили, что позиция Миронова связана с ситуацией, которая сложилась в Татарстане с представителями «Справедливой России» (по данным на февраль 2007 года, в республике существовали два конфликтующих между собой отделения партии, ни одно из которых не было зарегистрировано). Свою роль могли сыграть и высказывания Шаймиева, сопредседателя Высшего совета «Единой России», в адрес партии Миронова, которую президент Татарстана назвал не партией, а «не совсем удачной реанимацией избирательного блока»[118].

В результате в феврале 2007 году Совет Федерации отказался ратифицировать принятый Госдумой договор о разграничении полномочий между Татарстаном и Россией[119]. «Газета» писала, что это решение для Шаймиева стало полной неожиданностью и было воспринято им очень болезненно. Выступая на заседании Казанской городской думы, глава Татарстана обвинил верхнюю палату Федерального собрания в «политизации голосования» (судя по всему, отмечало издание, речь шла о предвыборной борьбе между «Единой Россией» и «Справедливой Россией»)[120]). Он напомнил о приближающихся выборах и подчеркнул, что все население республики поддерживает договор. В этой связи, отметил Шаймиев, партиям, движениям есть еще время задуматься о своей привлекательности в глазах избирателей Татарстана[119]. В марте того же года пресс-служба Шаймиева распространила неожиданное сообщение о том, что он отправился в отпуск. Рядом изданий эта информация была воспринята как косвенное подтверждение того, что Шаймиев вскоре может покинуть свой пост[120][121].

Однако этого не произошло. 2 июля 2007 года на отчетно-выборной конференции регионального отделения «Единой России», которое состоялось в Казани, было окончательно определено, что Шаймиев возглавит региональный список партии на предстоящих выборах в Госдуму (аналитики отмечали, что это будут первые выборы, на которые татарский лидер пойдет не по федеральному, а по региональному списку)[122]. Два дня спустя, 4 июля 2007 года, Договор о разграничении полномочий с Татарстаном после внесения уточняющих изменений был повторно внесен в Госдуму и одобрен ее депутатами[123], а 11 июля Совет федерации проголосовал за принятие Договора в его новом варианте[124][125].

В октябре 2007 года были утверждены списки кандидатов от партии «Единая Россия» на выборах в Госдуму РФ. Как и предполагалось ранее, Шаймиев возглавил список «единороссов» в Республике Татарстан[126]. После победы «Единой России» на выборах, состоявшихся 2 декабря 2007 года[127], от депутатского мандата он, как и ожидалось, отказался[128].

Эксперты называли Шаймиева прекрасным хозяйственником, которому доверяют его земляки, отмечая его опыт, знания и профессионализм[49]. Шаймиева называли в числе глав регионов — «политических тяжеловесов», отмечая, что по степени влиятельности его можно сравнить разве что с мэром Москвы Лужковым[46], а среди лидеров национальных республик России многие считают его самым авторитетным[4]. В прессе подчеркивалось, что Татарстан относится к числу успешно развивающихся субъектов России, при этом главным предметом гордости республики ряд СМИ называли ее мощный энергетический сектор[49]. Так, в 2006 году объем внутреннего регионального продукта (ВРП) Татарстана вырос в сопоставимых ценах по сравнению с 2005 годом на 6,5 процента, чему, по мнению экспертов, способствовало, в первую очередь, наличие в регионе значительных запасов нефти, причем подчеркивалось, что в последние годы республика делала упор не на добычу нефти, а на ее переработку[46]. Однако в том же году ряд изданий, в том числе «Страна.Ru», высказывали иную точку зрения: по их данным, нефть не приносит больших денег в бюджет республики, поскольку в федеральный центр уходят практически все основные доходы, получаемые за счет высокой цены на нефть в виде 100-процентой экспортной пошлины и 95-процентного налога на добычу полезных ископаемых[49].

Ряд аналитиков связывали значительное влияние Шаймиева на ситуацию стране и получение им весомых субсидий на развитие Татарстана с тем, что он смог удачно использовать страх федерального центра перед националистической угрозой и продемонстрировать умение сдерживать ее, обеспечивая тем самым стабильность в республике[46]. Еще одним фактором успеха Шаймиева СМИ называли его «почти беспрецедентные лоббистские возможности». Отмечалось, что во многом благодаря его усилиям в Налоговый кодекс РФ были внесены поправки о дифференцированном налоге на добычу полезных ископаемых в зависимости от выработанности месторождений (больше половины нефти Татарстана добывается из истощенных скважин). В 2007 году журнал «Эксперт Волга» рассказывал о реализации грандиозного проекта — строительства комплекса нефтехимических и нефтеперерабатывающих заводов в Нижнекамске стоимостью более 130 миллиардов рублей (часть средств на развитие его инфраструктуры будет выделена из Стабилизационного фонда РФ). Издание сообщало о создании особой экономической зоны (ОЭЗ) «Алабуга», где планируется развернуть крупное производство зарубежных автомобилей. В ряду достижений Шаймиева пресса в 2007 году называла получение из федерального бюджета значительной суммы (более 19 миллиардов рублей за два года) на реконструкцию Казани, благодаря чему она стала первым российским городом, где в «постперестроечную эпоху» началось строительство метро[46].

В 2007 году на основании данных Федерального аналитического центра Татарстан был назван вторым субъектом Российской Федерации после Москвы по совокупности экономических показателей и третьим после столицы и Санкт-Петербурга — по социальному развитию. Электронная газета «Страна. Ru», ссылаясь на ежегодный доклад экспертов ООН, в январе 2007 года писала, что Татарстан занимает третье место в России по так называемому индексу человеческого потенциала, включающему в себя данные о продолжительности жизни, уровне образованности, доходах на душу населения и другие критерии качества жизни[49]. О Шаймиеве писали, что он много внимания уделяет конверсии оборонных предприятий, возрождению села и выступает за социальную ориентированность экономики. В качестве примера социальных программ рядом изданий называлась успешно реализованная программа ликвидации ветхого жилья (в частности, Шаймиев своим указом обязал с начала 1995 года отчислять на финансирование программы в Казани 15-тысячный акциз с каждой проданной тонны нефти[13])[7]. Президент Путин, приехавший в Казань на 70-летний юбилей Шаймиева, в своей поздравительной речи отметил огромный личный вклад татарского президента в строительство подлинно федеративного государства в переходный период начала 1990-х годов. «Именно такие политики, как лидер Татарстана, сыграли в процессе трансформации России позитивную и конструктивную роль», — отметил российский президент[46]. СМИ приводили слова лидера Татарстана, сказанные им накануне юбилея, когда в ответ на поздравления он заявил: «Это мой юбилей, но не мои годы», — и недвусмысленно добавил, что прощаться и подыскивать себе преемника он пока не собирается[49].

После того как в марте 2008 года новым президентом РФ был избран[129][130] Дмитрий Медведев, политиками вновь стала высказываться идея возвращения губернаторских выборов. В июне 2008 года Шаймиев предложил вернуть всенародные губернаторские выборы и лишить президента права распускать региональные парламенты за отказ утверждать предложенную им кандидатуру на пост главы региона[131]. Его предложения были поддержаны президентом соседнего Башкортостана Рахимовым[132]. Однако, по мнению некоторых экспертов, заявления губернаторов «ельцинского призыва», в том числе Шаймиева и Рахимова, были вызваны не столько желанием демократизировать вертикаль власти, сколько сомнениями «в возможности продления собственного политического долголетия по воле Москвы»[133].

В сентябре 2008 года фамилия Шаймиева активно упоминалась в СМИ в связи с сообщениями о его мнимой кончине. Они появились после того, как 12 сентября бывший пресс-секретарь президента Татарстана Ирек Муртазин разместил в своем блоге информацию о том, что Шаймиев скончался[134]. В тот же день пресс-служба главы Татарстана распространила официальное опровержение[135]. В том же месяце Следственное управление СКП РФ по Татарстану возбудило уголовное дело по факту распространения в интернете ложных сведений о кончине президента Татарстана[136]. Однако только появление в конце сентября видеоинтервью Шаймиева, данное им порталу Life.ru, окончательно развеяло слухи о кончине татарского президента[136].

В декабре 2008 года стало известно, что Муртазин как независимый кандидат решил участвовать в выборах депутатов Госсовета республики. В том же месяце Шаймиев подал заявление в Следственный комитет с просьбой привлечь журналиста к ответственности за распространение «заведомо ложных сведений, порочащих его честь и достоинство, подрывающих его репутацию, а также за распространение сведений о его частной жизни, составляющих личную семейную тайну». Тогда было возбуждено второе уголовное дело, по которому Муртазин проходил уже в качестве обвиняемого в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенными публично и с использованием СМИ, с угрозой применения насилия». По мнению следователей, он делал это «с помощью текстов, размещенных в его блоге, книге о Шаймиеве и в выпусках издаваемых им газет». Новое дело следствие объединило с предыдущим. В рамках объединенного уголовного дела с Муртазина была взята подписка о невыезде. Сам же бывший пресс-секретарь свою вину не признал и от дачи показаний отказался[137][138][139].

В августе 2009 года в Кировском райсуде Казани начались слушания по делу Муртазина. Выступивший в суде на слушании дела своего бывшего пресс-секретаря Шаймиев попросил наказать обвиняемого по всей строгости закона. Журналисты же обратили особое внимание на ту часть выступления президента, где он, рассуждая о том, что Муртазин в своей книге посягнул на власть как на основу государства, заявил: «По факту — представители власти есть отдельная социальная группа»[140][141]. В ноябре того же года суд признал Муртазина виновным в клевете и в возбуждении ненависти или вражды. Журналист был приговорен к 1 году 9 месяцам колонии-поселения и взят под стражу в зале суда[142].

22 января 2010 года после заседания Государственного совета Шаймиев обратился к президенту Медведеву с просьбой не рассматривать его кандидатуру на пост президента Татарстана после истечения полномочий в марте 2010 года. Вместо себя на пост главы республики он предложил выдвинуть премьер-министра Рустама Минниханова[143]. 28 января 2010 года Медведев выдвинул кандидатуру Минниханова на пост нового президента республики, а 4 февраля ее единогласно поддержал Госсовет республики. Пресса отмечала, что президент Татарстана выбрал преемника, который не пойдет на радикальные преобразования в республике, благодаря чему окружение Шаймиева и старая экономическая элита сохранит влияние в регионе[144][145][146].

Шаймиев говорил, что после отставки «не хочет занимать никакую должность». В марте Госсовет Татарстана «в целях всестороннего использования опыта и знаний президента Татарии» ввел должность государственного советника республики (согласно принятому закону ее должно занимать «лицо, прекратившее исполнение полномочий первого президента Республики Татарстан»). Должность госсоветника не была включена в список государственных должностей республики, подчеркивалось, что работа на ней не будет оплачиваться. Тем не менее, госсоветник должен был иметь резиденцию в Казанском кремле и секретариат из числа сотрудников аппарата президента[147][148].

25 марта 2010 года, после истечения срока полномочий, Шаймиев уступил свой пост Минниханову[149][150]. В апреле того же года Шаймиев вступил в должность государственного советника Республики Татарстан[151].

Еще до отставки Шаймиев заявил, что после ухода с поста президента намерен заняться возрождением Булгарского музея-заповедника[144]. 24 февраля 2010 года Шаймиев, еще находясь в должности, подписал указ о создании Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры Татарстана[152], при помощи которого Шаймиев пытался осуществить проект по восстановлению древнего города Булгар и монастырского острова Свияжск. При этом летом 2010 года в прессе сообщалось, что пожертвования в созданный Шаймиевым фонд осуществляли как чиновники и представители бизнеса, так и простые жители Татарстана, причем порою фактически принудительно[153].

В январе 2011 года президент Международной федерации шахмат (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов, до 2010 года занимавший пост президента Республики Калмыкия, назначил Шаймиева своим старшим советником[154][155]. В феврале 2012 года Шаймиев был включен в список доверенных лиц Путина, который в это время выступал в качестве кандидата на назначенных на март президентских выборах[156][157].

СМИ отмечали, что Шаймиев неоднократно и публично заявлял, что считает себя атеистом, что однако не мешало ему держать под жестким контролем республиканское Духовное управление мусульман. Так, сообщалось, что в феврале 1998 года Шаймиев поставил во главе ДУМ РТ Гусмана Исхакова, который, по данным «Независимой газеты», неоднократно, особенно во время избирательных кампаний, доказывал ему свою преданность. Издание объясняло «исключительно политическими целями» решение Шаймиева назначить на пост главы попечительского совета Российского исламского университета госсоветника при президенте РТ по политическим вопросам, директора Института истории АН РТ Рафаиля Хакимова (в результате подготовка кадров для республиканского Духовного управления оказалась подконтрольна президенту)[158]. В 2006 году во время деловой поездки по арабским странам Шаймиев посетил Мекку. Рассказывая об этом, он отмечал: «Если бы я, мусульманин, находясь на святой земле, не совершил малый хадж, то это было бы оскорбительно и для тех, кто меня принимал, и для меня самого»[4]. В 2007 году Шаймиев был удостоен Международной премии имени короля Фейсала за многолетнюю деятельность на благо ислама. В прессе отмечалось, что за время президентства Шаймиева в Татарстане появились издания Корана, исламская литература, медресе и исламские общества, был основан Российский исламский университет[7], построено большое количество мечетей. Наряду с этим в Татарстане восстанавливались и строились новые православные храмы. На вопросы о религиозном воспитании в республике Шаймиев заявлял, что в школах Татарстана основы ни одной из религий в одностороннем порядке преподаваться не будут[159][4]. При этом Шаймиев выступал против введения в российской армии института военного духовенства[160]. В 2005 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вручил Шаймиеву орден Преподобного Сергия Радонежского I степени «за плодотворные труды по укреплению мира и дружбы между народами»[7].

Шаймиев имеет ряд государственных орденов и медалей, большую часть которых он получил еще в советский период. Среди них — орден Ленина (1966), орден Трудового Красного Знамени (1971), орден Октябрьской Революции (1976), орден Дружбы народов (1987). В 1997 году Шаймиеву была вручена почетная грамота правительства Российской Федерации, а также орден «За заслуги перед Отечеством» II-й степени[1], в 2007 году он получил орден «За заслуги перед Отечеством» I-й степени[46], а в 2010 году — III-й степени[161][162]. После своей отставки с поста президента Татарстана Шаймиев был награжден орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан»[149].

Шаймиев избран почетным членом Президиума международного парламента Всемирной конфедерации рыцарей, работающих под эгидой ООН; академиком Академии технологических наук Российской Федерации; почетным академиком Международной академии информатизации; почетным профессором Московского государственного института международных отношений МИД РФ. Он лауреат многочисленных премий: Международной премии Татарского народа имени Кул Гали, премии Союза журналистов РФ «За открытость в общении с прессой», национальной премии в области развития связей с общественностью «Серебряный Лучник», учрежденной Союзом журналистов, Торгово-промышленной палатой РФ и Российской ассоциацией по связям с общественностью, национальной театральной премии РФ «Золотая маска» в номинации «За поддержку театрального искусства России» по итогам сезона 1997-1998 годов. В 1998 году Международный биографический центр Кембриджа (Великобритания) присвоил Шаймиеву международное звание «Человек года», а в июне 2001 года ему была вручена серебряная медаль имени Авиценны за большой вклад в сохранение культурно-исторических ценностей[1].

Ряд изданий отмечали, что семья Шаймиева контролирует более 70 процентов экономического потенциала Татарстана, включая «дорожные деньги» и ТЭК республики[101]. По итогам 2005 года, которые подвел журнал «Финанс.», Радик Шаймиев, в то время номинально являвшийся советником гендиректора группы (российско-американского АО[101]) «ТАИФ» («Татарско-американские инвестиции и финансы»[163]), занял в списке самых богатых граждан России 56 место с состоянием в 23 миллиарда рублей (около 800 миллионов долларов)[164]. Правда, в следующем году он, по данным того же издания, опустился в рейтинге на 245 место, так как его состояние сократилось до 5,8 миллиарда рублей (220 миллионов долларов). Зато в списке самых богатых россиян в 2006 году появился Айрат Шаймиев — на 366 месте с состоянием 3,7 миллиарда рублей (140 миллионов долларов)[165]. По итогам 2005 года в свой список миллиардеров Радика Шаймиева включил и русский Forbes, оценивший его состояние в 780 миллионов долларов (61-е место)[166]. Оба сына Шаймиева — автогонщики, чемпионы Европы по автокроссу[4][164][167][168]. Упоминался в СМИ и племянник Минтимера Шаймиева Ильшат Фардиев — генеральный директор акционерного общества «Татэнерго» (по данным "Коммерсанта, его прочили в преемники президента Татарстана)[169].

По данным прессы, Шаймиев любит литературу, театральное и изобразительное искусство, народные песни, много времени посвящает шахматам, охоте и коллекционированию (коллекционирует ружья). Также занимается плаванием, катается на беговых и горных лыжах (по его распоряжению под Казанью был возведен горнолыжный спортивный комплекс «Веденская слобода»[49])[7]. Увлекается Шаймиев и верховой ездой (в прессе отмечалось, что, зная любовь Шаймиева к лошадям, в Татарстане практически все главы районных администраций открыли у себя ипподромы[13])[7].

Шаймиев женат. Свою супругу, Сакину Шакировну Шаймиеву, президент Татарстана называет «надежным тылом»,[49]. Она экономист по профессии, впоследствии — домохозяйка[6]. У Шаймиевых двое сыновей. По данным СМИ, старший сын Айрат окончил энергетический институт. Он является генеральным директором ОАО «Дорожный сервис Республики Татарстан». Младший, Радик, архитектор по образованию, по данным на 2005 год входил в совет директоров акционерного общества «Татнефть», а также возглавлял внешнеторговую фирму СП «ООО НИРА-Экспорт»[169], по некоторым данным, занимавшуюся транспортировкой нефти на Запад[101][170][171] (на официальном интернет-сайте «Татнефти» Радик Шаймиев в списке членов совета директоров в 2006-2007 годах уже не числился[172]).

Использованные материалы[править]

  1. а б в г д е ё ж з и й к л м Президент Республики Татарстан. Жизненный путь. — Официальный сервер Республики Татарстан
  2. а б Рашид Галямов. Минтимер Шаймиев: Мы нашли золотую середину. — Татарская рассылка, 29.08.2003. — № 5
  3. а б Новости СНГ и стран Балтии на 11.30 мск /08.30 по Гринвичу/. — ИТАР-ТАСС, 25.03.1996
  4. а б в г д е ё ж з Андрей Лапик, Айдер Муждабаев. Эра Минтимера. — Московский комсомолец, 19.01.2007
  5. а б Четвертая высота. — Профиль, 28.03.2005
  6. а б в г д е ё ж з и й к л м Лидеры губернаторского профсоюза: Минтимер Шаймиев. — Деловая пресса, 09.08.1999. — № 4
  7. а б в г д е ё ж Биография. Минтимер Шаймиев. — ИТАР-ТАСС, 19.01.2007
  8. а б Алексей Челноков. Вопрос суверенитета — дело нашего народа. — Независимая газета, 25.07.1991
  9. а б Дмитрий Виноградов. Четвертый президентский срок. — Газета.Ru, 10.10.2006
  10. Конституция Республики Татарстан. — Предпринимательское право, 10.06.1996
  11. Петр Столяров. Российско-татарстанские переговоры. — Коммерсантъ, 16.02.1994
  12. Дмитрий Михайлин. Татарстан выбрал войну конституций? — Российская газета, 11.11.1992
  13. а б в г д е ё ж з Лев Амбиндер, Андрей Гоголев. Лидер в борьбе региональных элит. — Коммерсантъ, 30.03.1996
  14. Владимир Прибыловский. Президент России Борис Ельцин. — Независимая газета, 04.07.1996
  15. Владимир Кузничевский. Оправдались ли прогнозы? — Российская газета, 20.06.1991
  16. а б Михаил Горбачев. Биографическая справка. — РИА Новости, 02.03.2006
  17. Галина Ковальская. Авторитарный демократ. — Итоги, 25.05.1999
  18. Что случилось с Горбачевым? — Коммерсантъ, 26.08.1991
  19. Президент Республики Башкортостан, член Высшего Совета партии. — Единая Россия (официальный сайт партии), 27.05.2003
  20. Хроника переворота и сопротивления. — Независимая газета, 22.08.1991
  21. Ирина Муравьева. Когда же был искренен президент Татарстана? — Российская газета, 28.08.1991
  22. Павел Пчелкин. Времена, третье октября. — Первый канал, 03.10.2004
  23. а б Гузэль Фазуллина. Разделенный суверенитет. — Эксперт, 20.11.2000
  24. а б в г М. Шаймиев — за сувереннное лицо Татарстана. — ИТАР-ТАСС, 24.03.1992
  25. а б Постановление Конституционного суда Республики Татарстан по делу о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан. — Официальный сервер Республики Татарстан, 07.02.2003
  26. Александр Линьков. Диктат центра недопустим, диктат национальный тоже. — Российская газета, 18.03.1992
  27. Дмитрий Михайлин. Вопрос референдума сформулирован. — Российская газета, 26.02.1992
  28. Виталий Марсов. Татарстан не подпишет Федеративного договора с Россией. — Независимая газета, 24.03.1992
  29. Дмитрий Михайлин. Нет победителей у этой победы. — Российская газета, 27.03.1992
  30. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев: «Не вижу от СНГ опасности для суверенитета Татарстана». — PostFactum, 20.12.1992
  31. Съезд — что решили — 2. — Коммерсантъ, 15.12.1992
  32. Президент Татарстана выразил сомнение в проведении всероссийского референдума. — РИА Новости, 09.02.1993
  33. Вероника Куцылло. Съезд (отчет). — Коммерсантъ, 16.03.1993
  34. Ольга Одинцова, Олег Родин. Осторожный народ России сказал: ничего пока не менять, но предварительные результаты референдума более благоприятны для президента, чем предполагала оппозиция. — Независимая газета, 27.04.1993
  35. 27 апреля состоялась пресс-конференция председателя ВС РТ Фарида Мухамедшина. — НЕГА, 29.04.1993
  36. Руководители Татарстана не войдут в состав Совета Федерации. — PostFactum, 07.09.1993
  37. Президент РФ предпринял шаги, "адекватные возникшей ситуации, — заявил в интервью ИТАР-ТАСС Президент Татарстана Ментимер Шаймиев. — ИТАР-ТАСС, 06.10.1993
  38. В Татарстане создается президентская партия. — PostFactum, 06.08.1993
  39. Лев Амбиндер. Съезд партии Шаймиева. — Коммерсантъ, 18.12.1993
  40. Георгий Кузнецов. Кому доверяет президент. — Вечерняя Казань, 07.02.1996
  41. Наш дом — Россия (НДР). — ИЭГ Панорама
  42. Г. В. Белонучкин. «Федеральное Собраниe: Совет Федерации, Государственная Дума». — Справочник. Члены Движения «Наш дом — Россия» (НДР) в Совете Федерации «губернаторско-спикерского» созыва, сформированном 23 января 1996. — М., ИЭГ Панорама, Фонд развития парламентаризма в России
  43. а б Андрей Гоголев. И один в поле воин. — Коммерсантъ, 09.02.1996
  44. а б Алексей Германович. Корректировка? — Ведомости, 28.03.2000
  45. Президент РФ Борис Ельцин выступил на церемонии подписания договора с Республикой Татарстан. — РИА Новости, 15.02.1994
  46. а б в г д е ё ж з и Евгения Газизова, Ольга Попова. Особый рецепт. — Эксперт Волга, 29.01.2007. — № 4 (44)
  47. Минтимер Шаймиев о договоре между Татарстаном и Россией. — РИА Новости, 07.02.1994
  48. Лилия Кузнецова. Опубликован Указ Президента Республики Татарстана «О регулировании земельных отношений в Республике Татарстан». — WPS, 14.07.1995
  49. а б в г д е ё ж з Айдын Мехтиев. Прощаться Бабай не собирается. — Страна. Ru, 19.01.2007
  50. Борис Ельцин: Биография. — Фонд первого президента России Б. Н. Ельцина
  51. Мурат Сиразин. Будет ли Шаймиев президентом России? — Вечерняя Казань, 06.01.1996
  52. а б Наталья Геворкян, Сергей Доренко. Вице-премьерный показ. — Коммерсантъ-Власть, 18.11.2002
  53. Поддержку А.Чубайса президентом Татарстана Н.Гончар объясняет налоговыми послаблениями, установленными для республики Минфином. — Эхо Москвы, 16.11.1997
  54. Наталья Константинова. Борис Ельцин не решился уволить Анатолия Чубайса. — Независимая газета, 18.11.1997
  55. Анатолий Борисович Чубайс. — Сайт Анатолия Чубайса (chubais.ru)
  56. Возвращение президента. — Время и деньги, 24.02.1999
  57. Борис Вишневский. Губернаторская власть хуже царской? — Независимая газета, 06.05.1999
  58. Мэр Москвы готовится к битве за Кремль. — Газета.Ru, 06.08.1999
  59. а б Глеб Черкасов. У них не получилось. — Время новостей, 04.03.2002. — № 37
  60. Сведения о Мэре Москвы. — Официальный сервер Правительства Москвы
  61. Евгений Красников. Партия власти опять двуглава. — Московские новости, 23.02.1999
  62. Рамаз Чиаурели. Титов нам друг, но истина дороже. — Коммерсантъ, 23.02.1999
  63. Владимир Шевчук. Движения регионов — реальная сила на предстоящих выборах в Государственную Думу, считает президент Татарстана. — РИА Новости, 11.03.1999
  64. Игорь Клочков. Равнение на вылет. — Власть, 09.02.1999
  65. Александр Рыклин. Виртуальные войны с реальным нацизмом. — Итоги, 09.02.1999
  66. Инесса Славутинская. Отставьте меня в покое. — Профиль, 08.02.1999
  67. Наталья Пачегина. Малютка Скуратов. — Профиль, 08.02.1999
  68. Мария Балынина. Совет Федерации не утвердил отставку Юрия Скуратова с поста генерального прокурора РФ. — РИА Новости, 17.03.1999
  69. Игорь Клочков. Вместо Скуратова уволен Бордюжа. — Коммерсантъ, 20.03.1999
  70. а б Николай Ульянов. Политические итоги: от хаоса к стабильности. — Независимая газета, 31.12.1999
  71. Наталья Панчегина, Ольга Казанская, Владимир Григорьев, Леонид Шанц. Порнометражный фильм. — Профиль, 20.03.1999. — № 11 (133)
  72. Минтимер Шаймиев против отставки генпрокурора России. — Время и деньги, 17.03.1999
  73. а б в Дмитрий Пинскер. Непотопляемая птица Феникс. — Итоги, 27.04.1999
  74. а б Ирина Холмская. Союз губернаторов. — Коммерсантъ, 23.04.1999
  75. Дмитрий Князь. Предвыборный холдинг. — Итоги, 04.05.1999
  76. Заседание оргкомитета блока «Вся Россия». — Татар-информ, 22.04.1999
  77. Шамиль Идиатуллин. Шаймиев не хочет называться главой «Всей России». — Коммерсантъ, 22.04.1999
  78. а б Наталья Архангельская, Искандер Хисамов. Приятное пробуждение. — Эксперт, 26.04.1999
  79. Укрепление федерализма в России требует гибкости и политической зрелости. — Единая Россия (официальный сайт партии), 21.02.2007
  80. Владимир Шевчук. Личность Евгения Примакова является стабилизирующим фактором в российской политике и экономике, заявил президент Татарстана Минтимер Шаймиев. — РИА Новости, 16.03.1999
  81. Сергей Агафонов, Мария Дементьева. Почему Ельцин уволил Примакова. — Новые Известия, 15.05.1999
  82. Владимир Прибыловский. Отечество — Вся Россия. — ИЭГ Панорама, 29.08.1999
  83. Николай Бардуль, Константин Смирнов, Елена Трегубова. Наследник. — Коммерсантъ, 10.08.1999
  84. Александр Привалов. Ельцин прозрел. — Известия, 10.08.1999
  85. Ирина Холмская, Константин Левин. Номер с видом на Кремль. — Коммерсантъ, 05.08.1999. — № 138
  86. Данила Гальперович. Партия власти. — BBC News, Русская служба, 10.11.2003
  87. Stephen Mulvey. Analysis: Putin, next stop president? — BBC News, 20.12.1999
  88. Урсула Зенгер. Борьба за власть. — Tages-Anzeiger (пер. InoPressa.Ru), 06.12.1999
  89. Евгения Альбац. Путин будет обязан Ельцину. — Общая газета, 10.01.2000
  90. Вероника Злотницкая. Избранные. — Профиль, 03.04.2000
  91. История партии «Единая Россия». — Единая Россия. Вологодское региональное отделение. — Версия от 30.04.2010
  92. Дмитрий Камышев, Ирина Нагорных, Сюзанна Фаризова. Будет такая партия. — Коммерсантъ, 01.12.2001
  93. Биография главы Росатома Сергея Кириенко. — ИА REGNUM, 15.11.2005
  94. Кириенко Сергей Владиленович. — Sem40, 18.05.2000
  95. Ольга Морозова. «Эффективный полпред» переквалифицировался. — Коммерсантъ, 16.11.2005. — № 215
  96. "Как хорошо иметь такого полпреда". — Газета.Ru, 08.12.2001
  97. а б Сергей Миронов. Четырехлетка досрочно. — Вслух, 27.04.2004
  98. а б Конституция Республики Татарстан (старая редакция, изменена в апреле 2002 г.). — Официальный сервер Республики Татарстан, 30.11.1992
  99. Ирина Нагорных. Кремль приступил к разграничению регионов. — Коммерсантъ, 27.06.2001. — № 110
  100. а б Дмитрий Камышев. Владимир Путин создал комиссию по вопросам федерализма. — Коммерсантъ, 02.12.2003. — № 220
  101. а б в г Анатолий Ковалев. О клане Шаймиева замолвите слово. — Новая газета, 18.12.2000
  102. а б Александр Садчиков. Депутаты отстояли родные буквы. — Известия, 16.11.2002
  103. Жители Татарстана протестуют против перехода на латиницу. — NEWSru.com, 17.09.2001
  104. Михаил Виноградов. Татарстан отказывается признать запрет латиницы. — Русская мысль, 07.11.2002. — № 4434
  105. Вера Постнова. Шаймиев — снова президент. — Независимая газета, 27.03.2001. — N 53 (3963)
  106. а б в г Вера Постнова. Многопартийность Татарстану не грозит. — Независимая газета, 01.02.2002. — 17 (2571)
  107. Алаев Юрий. Новая Конституция Татарстана принята в первом чтении. — Страна.Ru, 28.02.2002
  108. а б Шамиль Идиатуллин. Казань не поступилась принципами. — Коммерсантъ, 13.05.2002
  109. Владимир Шевчук. Новая редакция конституции Республики Татарстан вступила в силу. — РИА Новости, 11.05.2002
  110. а б Конституция Республики Татарстан. — Официальный сервер Республики Татарстан, 19.04.2002
  111. Новая Конституция Татарстана вступит в силу через 10 дней. — Страна.Ru, 26.04.2002
  112. Ольга Тропкина. Первый партийный скандал в Совете Федерации. — Независимая газета, 24.04.2003
  113. Шаймиев „наехал“ на сенаторов. — Московский комсомолец, 08.06.2006
  114. Выступление президента России Владимира Путина на расширенном заседании правительства с участием глав субъектов РФ 13 сентября 2004 года. — Независимая газета, 14.09.2004. — № 197 (3310)
  115. Екатерина Гордеева. Конь на переправе. — Время новостей, 14.03.2005. — № 41
  116. Президент РТ поставил вопрос о доверии к себе, после того как Путин высказал пожелание, чтобы Шаймиев руководил Татарстаном и после истечения его полномочий в марте 2006 года. — Татар-информ, 11.03.2005
  117. Президент Татарстана вступил в должность. — Татар-информ, 25.03.2005
  118. Вера Постнова. Шаймиев готов к компромиссу с Мироновым. — Независимая газета, 26.02.2007
  119. а б Шаймиев: Татарстан продолжит переговоры с центром по разграничению полномочий. — NEWSru.com, 22.02.2007
  120. а б Ирек Муртазин. Татарстан затаил дыхание. — Газета (GZT.Ru), 11.03.2007
  121. Julian Evans. Playing political poker with Putin is high-stakes game. — The Times, 09.04.2007
  122. Шаймиев возглавил татарский список. — Газета.Ru, 02.07.2007
  123. Госдума утвердила договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и Татарстана. — Прайм-ТАСС, 04.07.2007
  124. СФ одобрил Договор о разграничении полномочий между федеральным центром и Татарстаном. — Газета (GZT.Ru), 11.07.2007
  125. Совет Федерации проголосовал за Договор о разграничении полномочий с Татарстаном. — ИА Татар-информ, 11.07.2007
  126. Федеральный список кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутый от Всероссийской политической партии «Единая Россия». — Единая Россия (официальный сайт партии), 02.10.2007
  127. Результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва. — Официальный сайт ЦИК РФ (vybory.izbirkom.ru), 08.12.2007
  128. Список зарегистрированных депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва. — Российская газета, 19.12.2007
  129. ЦИК подвел итоги выборов президента. — Газета.Ru, 07.03.2008
  130. Обнародованы окончательные итоги выборов президента РФ. — РБК, 07.03.2008
  131. Казанский мечтатель. — Коммерсантъ, 21.06.2008. — № 105(3922)
  132. Президент Рахимов за возврат к выборам глав регионов, а губернатор Хлопонин в целом против: есть «нюансы». — NEWSru.com, 18.06.2008
  133. Иван Сухов. Демократы чистой воды. — Время новостей, 11.09.2008. — № 167
  134. Пришла страшная весть… — Блог Ирека Муртазина (irek-murtazin.livejournal.com), 12.09.2008
  135. Прокуратура РТ начала проверку по факту распространения ложной информации о состоянии М.Шаймиева. — Официальный сервер Республики Татарстан, 12.03.2007
  136. а б Журналисты нашли Минтимера Шаймиева: он живой и в гавайской рубашке. — Полит.ру, 26.09.2008
  137. Ирина Бегимбетова, Андрей Смирнов. Личную тайну Минтимера Шаймиева дополнили социальной рознью. — Коммерсантъ, 22.12.2008. — № 233/П (4050)
  138. Ирек Муртазин: «Написать на меня заявление Шаймиева убедили люди из его окружения». — Клуб регионов, 11.12.2008
  139. Ирина Бегимбетова. Слухи о смерти Минтимера Шаймиева уложились в две статьи. — Коммерсантъ, 11.12.2008. — № 226 (4043)
  140. Шаймиев дал показания в суде. — Газета (GZT.Ru), 11.08.2009
  141. Шаймиев в суде признал власть отдельной социальной группой. — ИА REGNUM, 11.08.2009
  142. Осужден бывший пресс-секретарь президента Татарстана. — Коммерсантъ-Online, 26.11.2009
  143. Рабочая встреча с Президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым. — Официальный сайт президента РФ, 22.01.2010
  144. а б Минтимер Шаймиев провел операцию «Преемник». — Newsland, 04.02.2010
  145. Ирина Дурницына. Парламент Татарстана наделил Минниханова полномочиями президента. — РИА Новости, 04.02.2010
  146. Р.Минниханов стал новым президентом Татарстана. — РБК, 04.02.2010
  147. Всеволод Бойко. Минтимеру Шаймиеву воздали должность. — Коммерсантъ, 13.03.2010. — № 43 (4343)
  148. Ольга Кондрева. На безвозмездной основе. — Российская газета, 14.03.2010
  149. а б Ирина Дурницына. Шаймиев награжден орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан». — РИА Новости, 25.03.2010
  150. Ирина Дурницына. Рустам Минниханов вступил в должность президента Татарстана. — РИА Новости, 25.03.2010
  151. Первый президент Татарстана Шаймиев назначен госсоветником республики. — Интерфакс, 22.05.2010
  152. Шаймиев учредил Фонд возрождения памятников истории и культуры. — ИА REGNUM, 24.02.2010
  153. Ян Гордеев. Добровольно-принудительное возрождение. — Независимая газета, 09.07.2010
  154. Любовь Шебалова. Минтимер Шаймиев сделал новый ход. — Коммерсантъ, 24.01.2011. — № 10/П (4551)
  155. Минтимер Шаймиев будет советником еще и Кирсану Илюмжинову. — ИА REGNUM, 24.01.2011
  156. ЦИК РФ утвердил список доверенных лиц кандидата в президенты РФ Владимира Путина. — ИТАР-ТАСС, 06.02.2012
  157. ЦИК опубликовал полный список доверенных лиц Путина. — Комсомольская правда, 07.02.2012
  158. Борис Юрьев. «Отче наш» по-губернаторски. — Независимая газета, 20.10.2003
  159. Шаймиев Минитмер: Преподавать основы только одной из религий будет оскорблением для остальных конфессий. — IslamNews, 13.09.2006
  160. Stephane Kovacs. La saga hongroise de la famille Sarkozy. — Le Figaro, 07.02.2007
  161. Встреча с Президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым. — Официальный сайт президента РФ, 06.02.2010
  162. Максим Иванов, Ирина Бегимбетова. Президенты России и Татарии сбились со счета. — Коммерсантъ, 08.02.2010. — № 21/П (4321)
  163. Максим Оленев. Верхи наши тяжкие… — Всероссийское Генеалогическое Древо (www.vgd.ru)
  164. а б Рейтинг миллиардеров — 2006. — Финанс., 13.02.2006. — № 6 (143)
  165. Рейтинг российских миллиардеров-2007. — Финанс., 12.02.2007. — № 6 (192)
  166. Кирилл Вишнепольский. Кто есть кто в Золотой сотне 2006. — Русский Forbes, 01.05.2006
  167. Александр Медведев. Чешская компенсация за немецкую неудачу. — Республика Татарстан (rt-online.ru), 11.07.2003. — № 139 (24955)
  168. Чемпионат Европы: автогонщики Татарстана продолжают борьбу. — TatCenter.ru, 04.07.2003
  169. а б Афанасий Сборов. Младший сын премьера взял первую высотку. — Коммерсант, 26.08.2005. — № 159 (3243)
  170. Левон Титешвили. Особо важные дети. — Новые Известия, 17.12.2004
  171. Екатерина Добрынина. Любимое чадо губернатора. — Российская газета, 16.07.2004
  172. Органы управления ОАО «Татнефть» на 2006-2007 г.г. — Татнефть (tatneft.ru)