МСР/ВТ/Минорный строй

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Минорный строй
Музыкальный словарь Римана
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Донской — Оратория. Источник: т. 2: Донской — Оратория, с. 858—859 ( скан · индекс )МСР/ВТ/Минорный строй в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Минорный строй (минорный лад, м. наклонение) — строй, в котором тоникой (аккордом, пригодным для заключения) является минорный аккорд. С тех пор как был установлен принцип заместительства (представительства) созвуков, т.е. принцип понимания тонов в смысле замещаемых ими аккордов, принято рассматривать строй как систему, построенную на трех созвуках: тонике, доминанте и субдоминанте; при этом м. с. строится на минорной тонике, минорной субдоминанте и мажорной доминанте, напр. (срв. Функции):

[IMG]

Эти три аккорда и в самом деле чаще всего встречаются в минорной гармонии. Они же образуют минорную гамму, в которой содержится шаг на увеличенную секунду:

A . H . c . d . f ⌣ gis . a.

Лишь в 19-м веке решились признать этот звукоряд настоящим типом минорной мелодики, нормальной минорной гаммой [так назыв. „гармонической“]; одинокая, более ранняя попытка была сделана впрочем еще в 1766 Г. Г. Лингке (см.). Раньше же, со времени образования современных строев из церковных ладов, м. гамма представлялась в виде:

вверх: A . H . c . d . e . fis . gis . a,
вниз: a . g . f . e . d . c . H . A,

Это так назыв. „мелодическая минорная гамма“ (впервые установленная в кач. нормальной Рамо 1722). Нет сомнения, что такая гамма действительно имеет мелодический характер, чего нельзя сказать о гармонической м. гамме вследствие скачка (hiatus) f ⌣ gis. Новейшая музыка учит, однако, что всякая гамма может быть покрыта внегаммовой гармонией (при чем не произойдет никакой модуляции), срв. Тональность. Спор о том, какому виду м-ой гаммы отдать первенство, был бы поэтому напрасным. Гаммы представляют собой, с точки зрения современного понимания сущности гармонии, ничто иное как типы мелодической фигурации, т.е. заполнения пробелов между тонами какого-либо аккорда промежуточными тонами; последние могут быть различны, смотря по отношению аккорда к тонике, и даже для самой тоники они не всегда одинаковы. Простейшим видом гаммы на тонике будет, однако, та, которая пользуется только тонами обеих доминант, принадлежащих к одному и тому же наклонению; точно также, простейшему виду м-го с-я, выраженному тремя созвуками, свойственна не приведенная выше мажорная доминанта, а доминанта минорная:

[IMG]

Исходным пунктом, объединяющим отношения тонов минорного аккорда (см.), является его верхний тон (в a-moll-ном аккорде — тон е); если мы поведем гамму от этого тона к его нижней октаве, то получим:

[IMG]

Схема этой гаммы абсолютно сходства со схемой мажорной гаммы; разница только в том, что первая строится вниз от исходной ноты, а вторая — вверх:

[IMG]

Эта чистая (натуральная) минорная гамма — любимейшая гамма древних греков (дорийская; срв. Греческая музыка, срв. еще Фригийский церковный лад и Церковные лады); очень часто встречается она также в народных русских песнях (см. Мельгунов). Истинное значение ее было впервые выяснено К. Фортлаге („Das musikalische System der Griechen in seiner Urgestalt“, 1847) и О. Краусгаром („Der akkordische Gegensatz“, 1852); за ними последовали К. Ф. Вейцман, А. ф. Эттинген, ф. Тимус, Риман, Тюрлингс, Гостинский, Юрий Арнольд, Мельгунов, Фр. Маршнер, И. Клаузер; до Фортлаге защищал идею гаммы с малой секундой уже Блэнвиль („Troisième mode“, „Mode hellénique“), за коим опять-таки в последнее время последовал Никола д’Ариенцо. При таком способе понимания м-го строя, мажорная доминанта в миноре является чем-то подобным минорной субдоминанте в мажоре („Molldur“ Гауптмана). Только этот способ и в состоянии дать твердый базис для установления начал минорной гармонии и своеобразной мелодики греческих, шотландских, скандинавских, русских, венгерских и чешских напевов, адекватная гармонизация которых так долго казалась неразрешимой задачей. Замечательно, что до появления многоголосия, мелодии понимались гораздо чаще в смысле чистого минора; то же наблюдается и по сие время у народов незнакомых с многоголосием, тогда как у народов с музыкальной культурой, основанной на многоголосии, замечается противоположная склонность.