МСР/ВТ/Народная песня в России

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Народная песня в России
Музыкальный словарь Римана
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Донской — Оратория. Источник: т. 2: Донской — Оратория, с. 902—905 ( скан · индекс )МСР/ВТ/Народная песня в России в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Народная песня в России. Народные русские песни (под словом „песня“ в русск. языке одинаково подразумевается как напев, так и текст) по богатству эпического содержания, по красоте мелодии, оригинальности голосоведения и своеобразности ритма занимают высокое место среди песен других народностей. В последнем мнении сходятся как музыканты, так и ученые исследователи.

История собирания. Наиболее подвинуто вперед исследование великорусской песни. Первый значительный сборник р. н. п. — Кирши Данилова — относится к 30-м или 40-м годам 18-го века; в печати этот сборник появился только 1802, под заглав. „Древние Российские стихотворения“ Кирши Данилова (2-е изд. 1818, 3-е изд. с нотами 1878, М.; напевы былин, вероятно, южные). 1770—74 в СПБ. вышло „Собрание разных песен“, в 4 част., 336 №№, М. Д. Чулкова; без напевов, но ценное по тексту (впервые напечатаны чисто народные песни); 2-е изд., 6 том. под назван. Новиковского песенника. В 1782 появилось „Собрание русских простых песен“ (32 №№) Васил. Федор. Трутовского, священника и, вместе, гусляра и певца при дворе Екатерины II (издание редкое, с напевами; первый шаг к гармонизации народных песен; последняя сделана на немецко-итал. лад). 1790 вышло „Собрание русских песен с их голосами“ Ив. Прача, (100 №№; 2-е изд. 1806, 150 пес; 3-е изд. 1815, 4-е — 1896) — первая серьезная, теоретически обдуманная работа по данному вопросу; высказывается между прочим предположение о происхождении р. н. музыки от греков. Несмотря на выраженное составителем желание быть точным, многие песни искажены, гармонизация в западноевропейском духе, не всегда соответствующем н. п-м. „Песни рус. народа“ Сахарова (ч. 1 — II, СПБ. 1839; ч. III — V. СПБ.) не всегда точны, но как материал для исследователя интересны; без напевов. Следующие сборники песен с фп. не представляют материала, в научном смысле полезного для изучения народной песни: Кашина (М. 1833, 2-е изд. М. 1841), А. Снегирева, (1836—37), А. Гурилева (Москва), М. Бернарда, Варламова. Песни этих сборников можно назвать ложно-народными, т. к. текст часто изменен, мелодия нередко подделана под романс и гармонизация не соответствует народному стилю. В 1851—54 вышло „Собрание русских нар. песен“ М. А. Стаховича, первый ценный сборник с напевами, тщательно записанными самим автором. В 50-х же годах 19-го века появился замечательный исследователь народного быта, Пав. Ив. Якушкин, собиравший песни непосредственно от народа, странствуя коробейником. Изданы: „Рус. песни, собранные П. Якушкиным“, СПБ. 1860; „Народные рус. песни из собрания П. Якушкина, 1865; оба сборника без напевов (напевы былин погибли во время пожара), но в высшей степени ценны по тексту; эти записи перепечатаны в собрании сочинений П. Якушкина в одном томе. В 1869—74, в Москве, изданы „Песни, собранные П. В. Киреевским“; песни эти собраны с 30-х гг., но их не разрешали печатать; без напевов, но представляют богатый материал в смысле филологическом; изданы под ред. Бессонова, издавшего еще собрание духовных стихов под назв. „Калеки перехожие“ в неск. выпусках, с прилож. напевов. В 1860 К. П. Вильбоа издал сборник: „Р. н-я песни, записанные под пение; с аккомп. фп.; текст под ред. Ап. Григорьева“. В предисловии Вильбоа (см.) делает попытку выяснить особенности р. нар. хорового исполнения. В 1860 он издал еще „100 р. песен, запис. с народного напева“ (СПБ.). В 1866 вышел в свет замечательный „Сборник р. народных песен“, составленный М. Балакиревым (см.) для одного голоса с фп. Первая точная запись схемы песни; аккомпанемент разработан художественно, но не всегда вытекает из самой песни; текст записан не с голоса, а с пересказа. В 60-х же годах вышел сборник: „64 Рус. нар. песни“, на 3, 4 и 6 гол. сост. Н. Афанасьевым (см.). Запись (но не выбор) мелодий и гармонизация довольно удачны. 1876 2-й сборник, его же: „Р. песни, перелож. с аккомп. фп.“. 1870 в СПБ. вышел сборник П. Воротникова (см.) „80 р. нар. песен“; текст и мелодия записаны тщательно; гармонизация искусственная. В 1872 вышел сборник: „Песни для одного голоса с сопровождением фп.“, В. Прокунина (под редакцией П. Чайковского); в сопровождение введены подголоски — первый опыт записи народного контрапункта. В 1875 СПБ. „Сборник рус. нар. песен“ Рубца, гармонизация в европейском стиле. В 1875 вышел первый „Сборник р. н. песен“ Римского-Корсакова, отличающийся приблизительно теми же качествами, что сборник Балакирева; уступает последующим его работам. Некоторый интерес представляют сборники: Ф. Логовского „Нар. песни Костр., Волог., Новг., Нижег. и Яросл. губ.“, (Череповец, 1877) и Н. Абрамычева: „40 пес. Вятской губ.“ (1874). Эпохой в истории собирания и изучения н. п. является сборник Ю. Мельгунова „Р. н. п-и, непосредственно с голосов народа записанные и с объяснением изданные“ (М. вып. I 1879, вып. II, 1885). Взгляды Мельгунова (см.) более или менее отразились на всех позднейших сборниках. В 1882 вышел ценный сборник „40 нар. песен, собранных Т. И. Филипповым“; гармонизация Римского-Корсакова, представляющая дальнейшее развитие народного контрапункта. В 1888 (СПБ.) появился сборник H. B. Пальчикова „Крестьянские песни, запис. в селе Николаевке, Мензелинского у., Уфимской губ.“; ценный труд, особенно по массе точно записанных подголосков, не сведенных, однако, воедино, как у Мельгунова. В 1889 (М.) вышел „Сборник рус. нар. лирических песен“ Н. М. Лопатина и В. П. Прокунина. Первая попытка указать внутреннюю связь между вариантами песен разн. местностей; аккомпанемент разработан в духе народного контрапункта. В 1889 (М.) изд. „Вечера пения Д. А. Славянского“; неточная запись, гармонизация не народная. В 1890 (СПБ.) издан ценный сборник „Крестьянские песни (18 №№), записан. в, Тамбовской губ. В. М. Орловым, при участии Е. И. Якубенко“. Хоровое исполнение записано с пения крестьян. В 1894 (СПБ.) появился интересный сборник „25 р. нар. песен, собранных и положен. на 2 голоса А. Архангельским для школ и др. учебных заведений“; гармонизация проста и приближается к народной. По инициативе Т. Филиппова в 1897 при Имп. Теографическом Обществе основана песенная комиссия, задачей которой является записывание (между прочим, при помощи специальных экспедиций) и издание памятников народного музык. творчества. Ею изданы: „Песни русского народа“: т. I (1894; архангельск. и олонецк. губ.; текст записан Истоминым со всеми особенностями местного наречия, напевы Г. Дютшем [См.], без гармонизации); т. II (1899; Вологод., Вятск., Костромск. губ.; текст записан Истоминым, напевы Ляпуновым [См.]); т. III (печатается; Ярослав., Владимир. и Рязанс. губ.); в предисловиях к обоим томам — особенности народной певческой терминологии. 4, 5, 6 и 7-й тома готовятся к печати. Тою же коммисией изданы: сборники песен для одного голоса с фп. (Балакирева — 30 песен, Лядова — 35, 35, 50 песен, Петрова — 20 сибирских песен, Ляпупова — 35) и для хора (Петрова — 50, Некрасова 50, 50 и др.). 1894 Имп. Академией наук издан замечательный труд Д. Гильфердинга „Онежские былины“ (некоторые с напевами). 1895—1902 выходит по инициативе В. К. Георгия Михайловича, под ред. проф. Соболевского, собрание великорусск. песен, свод всех, собранных и напечатанных доселе песен (вышло 7 томов, без напевов). 1903 изд. Академией наук „Русские народн. песни“, собранные и фиксированные Б. Линевой при помощи фонографа (первый опыт в этом роде) в Костромск., Новгородск. Уфимск. и др. губ. и затем записанные с точным сохранением голосоведения каждого из голосов хора. В 1899 при Моск. Имп. Об. Любит. Естествозн., Антропологии и Этнографии учреждена музыкально-этнографическая комиссия, имеющая целью собирание и изучение народных песен русских и инородческих и снарядившая уже поездки с этой целью к Белому морю, по Волге и на Кавказ; добытые материалы составят том „Трудов“ этой комиссии; ею же издана программа для собирания н. п-н и музыкальных материалов.

Характерные черты р. н. п. покуда трудно установить окончательно. Подмечены следующие особенности. Мелодия построена большей частью на натуральн. гаммах мажорной и минорной (см. Минор), но не исключены и так назыв. церковные лады. В более древних песнях мелодия вращается в пределах пятиступенной гаммы (см.). В мелодии преобладает диатонизм; нередки перемещения тоники (модуляции); движение по ступеням, если оно захватывает значительную часть гаммы, происходит большей частью в нисходящем порядке; скачки больше чем на квинту редки; кроме тоники, песня заканчивается нередко доминантой от тоники; вводный шаг на полутон мало употребителен. Гармония строится контрапунктически из основного напева и его вариантов — подголосков, при чем многоголосные комбинации чередуются с унисонами (октавами), особенно частыми при разграничении отделов песни и почти обязательными при ее заключении. Кроме унис. и октавы излюбленные созвучия — квинты, терции, иногда кварты. Полные аккорды получаются лишь случайно, при контрапунктическом движении голосов. Ритм напева неразрывно связан с текстом, в виду чего не всегда поддается делению на такты; задача облегчается введением смешанных тактов, но и это не всегда устраняет затруднения. Впрочем, большинству песен (особенно быстрых) свойствен однородный ритм. Гипотеза Мельгунова о родстве ритма русских песен с древне-греческой ритмикой вряд ли может найти признание уже по одному тому, что основание последней — долгота и краткость слогов — чужды русскому языку. Капитальное исследование о ритме р. н. п. принадлежит П. Сокальскому (2-я часть „Русской народн. музыки“); его мысли о „вольном метре“ впрочем не могут считаться вполне доказанными, ибо он нередко делал выводы на основании одного текста, без напева.

Малорусскиe н. п. в нынешнем своем виде во многом отличаются от великорусских (ритм напевов сильней эмансипировался от текста, в нем больше элементарной, „квадратной“ симметрии; в мелодии меньше диатонизма и чаще встречаются шаги на аккордовые интервалы; рядом с натуральными ладами часто применяется и мелодический минор и т.п.; см. Лисенко). В заведомо старинных песнях разница эта гораздо меньше и нередко совершенно исчезает. То же отчасти можно сказать и о белорусских песнях, до сих пор наименее исследованных. Из сборников малорус. песен можно указать: М. Максимович, „Украинские народные песни“, 2 т. 1834 и к ним „Голоса украинских песен“, Алябьева, 1834 (изд. Максимовича); Артемовский „Народн. украински писни“, Киев; Рудченко, Н. „Чумацкия песни“ (отчасти с напевами); Чубинского „Труды этногр.-стат. эксп. в юго-зац. край“, с напев.; Бигдай „Малорус. песни“, 13 выпусков, с напевами; многочисленные сборники Лисенко (см.); Рубец „216 малор. песен“; М. Вовчек „200 украинск. песен“ и др. Собрание песен галицких малоруссов изданы Я. Головацким в 4 томах в „Чтениях Общ. истории и древностей при Моск. Университете“. Сборники белорус. песен: сборники Я. Чечота („Piosnkiwieśniacze z nad Niemna etc.“, Вильна, 1837, -39, -44, -45); „Белорус. песни“ П. Бессонова (Москва, 1871), И. Носовича (1860), П. Шейна (СПБ. 1874), Дембовецкого (Опыт описания Могилевской губ.), Янчука, („По Минской губ.“), Зин. Радченко („Сборник малорус. и белорусск. песен“, с аккомп. фп., СПБ. 1881, вып. I); малорус. и белор. песни См. также в изд. Краковской Академ. наук. Литературу о Н. р. п. см. стр. 773.

О н. п. польских и других славянских народностей см. стр. 901. Литовские мелодии можно найти в „Grammatik der Litauischer Sprache“ Kurschat’a и в изд. Краковской Академии „Melodye Litewskie“ A. Юшкевича. Латышские н. п-и изданы Chr. Bartsch’ем („Dainu Baisai“, мелодии, 2 т. 1866 и 1889), А. Юрьяном и И. Витолем. Еврейские н. п-и изданы Гинзбургом и Мареком („Евр. н-я п-и в России“ СПБ. 1901; напевы приготовляются к изданию). Народные мелодии армянские (народных певцов „ашугов“), персидские и курдские изданы в переложениях Н. Тигранова и Егиазарянца. Мелодии чувашских песен напечатаны В. Мошковым в казанских „Известиях Общ. Археологии, Ист. и Этногр.“ за 1893; тамже за 1894 тем же собирателем напечатаны „Мелодии оренбургских и ногайских татар“. Мелодии татар-нагайбаков, собранные С. Рыбаковым, помещены в „Русск. музык. газете“, 1896, № 11 (в этой же газете, также как в „Этнографич. Обозрении“ за разные годы, есть еще материал по русским и инородческим песням). Рыбакову же принадлежит большое собрание песен уральских мусульман (башкир, киргиз татар и пр.), изданное в известиях Акад. Наук. В „Артисте“ № 45 помещена статья М. Ипполитова-Иванова о „грузинской н. п.“ с приложением напевов; в „Этногр. Обозрении“ (кн. XXXVI) напеч. статья А. Корещенко: „Наблюдения над восточной музыкой, преимущественно кавказской“ с музык. примерами; сборники грузинских песен с напевами: Бенашвили (Кутаис. 1886), Каргаретели (Тифл. 1898), Чхиквадзе (1896), мингрельских — Гроздова (Кутаис 1892), осетинских, кумыцких, сванетских, черкесских — Аракчиева (готовятся к изданию в моск. муз.-этногр. комиссии), духовные песнопения этих народностей изданы Коридзе, П. и В. Карбеловыми, Молоденовым. „Мусульманские песни“ А. Гречанинова представляют обработку башкирских, татарских и др. песен из собрания Рыбакова. То же, но в более широких рамках, представляет собою сборник „Этнографический концерт“ Н. Кленовского (песни народностей русских, славянских и инородческих).