На Новый 1797 Год (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На Новый 1797 Год
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1797. Дата создания: 1797. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 16—27.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


НА НОВЫЙ 1797 ГОД

1.Занес последний шаг — и, в вечность
Ступя, сокрылся прошлый Год;
Пожрала мрачна неизвестность
Его стремленье, быстрый ход.
Где ризы светлы, златозарны,
Где взоры голубых очес[1]?
Где век Екатерины славный?
Уж нет их! — В высоте небес
Явился Новый Год нам в мире
И Павел в блещущей порфире.

2.Он поднял скиптр — и пробежала
Струя с небес во мрак темниц[2];
Цепь звучно с узников упала
И процвела их бледность лиц;
В объятьях семьи восхищенных
Облобызали возвращенных
Сынов и братьев и мужей;
Плоды трудов, свой хлеб насущньй,
Узрел всяк в житнице своей.
Подобно, утра царь воздушный,
Выходит солнце в подвиг свой:
Блеснет лишь посреди эфира,
Бывает благодетель мира
Отрадой, светом, теплотой.

3.Он принял меч — и луч горящий
В руке его увидел враг;
Пронесся дух животворящий
В градах, в домах, в полках, в судах.
Всех ранний петел возбуждает,
От сна всяк к делу поспешает
И долг свой тщательно творит;
Всяк движется, стремится, внемлет:
На стогне крепко страж стоит,
Перед зерцалом суд не дремлет,
Скрывает Злость главу свою
Под царским бдительным призором;
Орел с высот так быстрым взором
Шипящу в мраке зрит змию.

4.Воссел на трон — и осветилась
Душа его огнем щедрот:
Седина почестьми покрылась;
Сбирают бедных, вдов, сирот;
Увечных воев награждают;
Прощенье недруги внимают,
Заслуги получают мзду.
Так Бог в величии, во славе,
Во благовременну чреду,
Льет благодать своей державе
В зарях, в росах, в дождях, в лучах;
Все руки к небу воздевают
И от него все ожидают
Себе возможных твари благ.

5.Россия, лавром отягченну
От браней вознеся главу,
Внимает через всю вселенну
Гремящую о нем молву:
Кто сей, щедрей Екатерины
И ревностней еще Петра[3]?
Садить в сердца блаженства крины,
Потоки злата и сребра
Воздержностью пролить желает,
Собою роскошь истребляет?

6.Кто сей, по образу Атланта
На рамена поднявший свет,
Шагами твердыми гиганта
Неробко чести в храм идет?
Грозит противным не войною,
Но мирной, масличной лозою,
Нося при ней готовый гром?
Он дерзких взглядом усмиряет;
Христова Церковь Павла в нем[4]
Избранный тот сосуд встречает,
Который мир, любовь и свет,
Все добродетели во нравы
И жажду неземныя славы
В благочестивы души льет;

7.Кто мудр ума по просвещенью,
А сердцем больше щедр и благ;
Аттиле вслед к распространенью
Границ не ступит ни на шаг;
В той истине уверен твердо,
Что царство не войной цветет,
Он кровь народов милосердо
Своих и вражиих блюдет.
Водимый истиной святою,
Законов под одной чертою,
Полсвету скорый суд дарит[5],
Обогатит торговлей грады,
Плодом, стадами вертограды,
Людьми пустыни заселит;

8.По долгу строг и правосуден,
Но нежен, милостив душей;
На казнь жестоку медлен, труден[6],
Ждет исправления людей;
Виновных милует, прощает,
Несчастных слезы отирает,
Покоем жертвует драгим,
Участвовать в трудах супруге[7]
И сыновьям велит своим;
Чистосердечья ищет в друге[8],
Блаженством общим дорожит,
Народной споспешая льготе.
По доблести и по щедроте
Аврелий зрится в нем и Тит.

9.Лети, о Новый Год! ты смело
С сей вестью росских в слух сынов;
Свершай предположенно дело
Судьбами искони веков;
Спеши во древнюю столицу,
Обрадуй тысячи сердец,
Надень на Павла багряницу
И на главу его венец
Взложи от камени честнаго[9],
В залог нам века золотаго.

10.Спеши, укрась его супругу
Подобной почестью царя,
Веселье лей земному кругу,
Как восходящая заря;
Нам будущих веков блаженных,
Обильных, мирных, несравненных,
Начальник красный будь и вождь!
Да с твоего отнынь полета
Во благовременьи нам дождь
Весной прольется и средь лета
И, недра напоив земли,
Произрастит златыя нивы;
А ветры, парус вздув игривый,
Поставят в пристань корабли;

11.Да мы под Павловым владеньем
Еще светлее процветем,
И век его бессмертным пеньем
На лирах сердца воспоем;
Победы громки позабудем
И всех земных народов будем
Счастливей внутрь, а вне сильней;
О бывшем не вздохнем блаженстве,
Коль будет дух наш благ полней,
Коль предуспеем в совершенстве,
В делах и мира и войны;
Да здравье нам цветет царево
И дом его, как райско древо,
Супруга, дщери и сыны!

12.А ты, о вождь полков нетленных[10],
Летел что средь небесных сил
Ко дню твоих торжеств священных,
Как Павел на престол всходил!
Храня его твоей рукою,
Времен впредь цепью золотою
Крылаты годы сопряги;
Веди их всех цветов стезями
И счастье Россов береги,
Да с верными себе сынами
Отец наш ввек не узрит зла;
Но брань ли взникнет, иль коварство,
Вкруг облесни мечем ты царство, —
И их следы покроет мгла!

1797

Комментарий Я. Грота

По восшествии на престол императора Павла, Державин, назначенный в правители канцелярии верховного совета, несколько раз просил у государя инструкции, и наконец своею настойчивостью навлек на себя гнев царский: он был лишен нового своего звания и вместе права являться ко двору. Чтобы «возвратить к себе благоволение монарха», он написал оду на восшествие его на престол (под заглавием: На Новый 1797 Год) и поднес ее императору чрез одного из приближенных его, Сергея Ивановича Плещеева[11]. «Она полюбилась и имела свой успех. Император позволил ему, чрез адъютанта своего князя Шаховского, приехать во дворец и представиться, и тогда же дан приказ кавалергардскому начальнику впускать его в кавалерскую залу по прежнему» (Зап. Державина, Р. Б., стр. 394). В Объяснениях своих Державин также замечает, что эта ода возвратила ему во дворце вход за кавалергардов (см. Том I, стр. 599), право, которое принадлежало ему по званию сенатора. Похвалы, воздаваемые в этой замечательной оде Павлу I, совершенно оправдываются отзывами других тогдашних писателей, которые, согласно с Объяснениями Державина, свидетельствуют, что в начале своего царствования этот государь опроверг своими действиями все мрачные ожидания и многими чертами великодушия, милосердия и справедливости обратил общие опасения в радостные надежды (см. особенно Зап. Болотова, Рус. Архив 1864, вып. 1).

Ода на Новый 1797 Год была в первый раз напечатана в Аонидах того же года (кн. II, стр. 15) с подписью Д—н, потом в издании 1808 г., ч. II, XI.

Значение приложенных рисунков: 1) Минувший Год в виде Сатурна с коронами, скипетрами и другими знаками величия погружается в вечность; а двуличный Янус с двумя ключами в левой руке, в правой же со скипетром представляет Новый Год. 2) Мрачные облака означают кончину Екатерины II, а звезда — восшествие на престол императора Павла I (Об. Д.).

  1. Где взоры голубых очес? — Ср. в Изобр. Фелицы (Том I, стр. 273): «Небесно-голубые взоры».
  2. Струя с небес во мрак темниц и проч. — В первые дни своего царствования император Павел оказал великие милости и множество людей, а особливо содержавшихся за оскорбление Величества, освободил из тюрем; набранных по указу Екатерины рекрут возвратил в домы; хлеб, забранный из сельских магазинов для провиантского департамента в казну, приказал отдать обратно. Тогда же он, кроме драгоценных вещей и нескольких миллионов денег, роздал до трех сот тысяч душ крестьян. Он тотчас принялся за устройство армии, ввел в войска строгую дисциплину, укомплектовал полки и сам подавал пример такой деятельности, что все служащие, как военные, так и гражданские чины, стали очень рано являться к должности (Об. Д.). Рекрутский набор, начатый Екатериною (по 10 чел. с 1000), был великою тягостью для всей России; отмена его Павлом I произвела общий восторг и привязала к нему весь народ любовию: «повсюду слышны были единые только пожелания всех благ новому государю» (Рус. Архив 1864, вып. 1, столб. 70).
  3. Кто сей, щедрей Екатерины и проч. — «Удивительная щедрота, неутомимая заботливость в отправлении дел, в первые дни оказанные, ежели бы соображены были с благоразумием, то бы государь сей по справедливости был наивеличайший; но последующее время доказало, что это было движение какого-нибудь первого внушения или осыпать благодеяниями, или повергнуть в несчастие. Он имел весьма острый и просвещенный ум и сердце чувствительное и склонное к добру (ср. строфу 7-ю); но недостаток благоразумия или чрезвычайно вспыльчивый нрав все то в ничто обратили» (Об. Д.). — Не налагая новых податей, он увеличил содержание войск, уменьшил количество бумажных денег и заплатил часть внешнего государственного долга (История войны в 1799 г., Спб. 1852, т. I, стр. 30). Прежняя пышность придворного штата исчезла; камергерам, вместо шитых мундиров, даны были мундиры военного покроя; камер-юнкеров же вовсе не назначалось более (Реймерс, т. II, стр. 9). Стихи: «Грозит противным не войною» и проч. относятся к тому, что император в начале своего царствования не раз изъявлял намерение отступить от завоевательной политики Екатерины (см. следующую оду, примеч. 1). Он решился не принимать прямого участия в войне с Франциею и не посылать против нея обещанных императрицею 60 т. войск; а между тем деятельно принимал меры к улучшению армии (История войны в 1799 г., т. I, стр. 23; Рус. Архив 1864, вып. I, столб. 67).
  4. Христова Церковь Павла в нем и проч. — Под избранным сосудом, т. е. апостолом Павлом, Державин тут разумел императора Павла, показавшего при вступлении на престол большое благочестие. Он стал было приближать к себе мистиков. Новиков возвращен был из ссылки и вместе с Лопухиным, Баженовым и др. пользовался особенным благоволением государя; но противная партия, как то: князь Безбородко, Куракины и особенно Екатерина Ивановна Нелидова, угождая склонностям императора, скоро успели удалить мартинистов (Об. Д.). О вызове и удалении И. В. Лопухина см. Записки его, ч. I, стр. 56—70. Под Баженовым должно разуметь знаменитого архитектора, Василия Ивановича (род. 1737, ум. 1799), которого Павел Петрович, будучи еще великим князем, в 1792 г. вызвал из Москвы и определил по своему ведомству. Вступив на престол, он осыпал Баженова милостями, произвел его через чин в действительные статские советники и назначил вице-президентом академии художеств (Митроп. Евгения Словарь свет. писат., М. 1845). Мнение о том, что сам государь, еще бывши великим князем, принадлежал к масонским ложам (см. Том I, стр. 793), подтверждается следующею песнию масонов:

    «Не чудно возложить оковы
    На слабы смертных телеса,
    Но взять под власть сердца свободны —
    Прямые зрятся чудеса.
    А если обладать душею
    Того, кто участью своею
    На свете превосходит всех,
    С каким примером — не умею
    Сравнить великий сей успех.

    «О старец, братьям всем почтенный,
    Коль славно, Панин[* 1], ты успел!
    Своим премудрым ты советом
    В храм дружбы сердце царско ввел.
    Венчанна мира красотою
    Пленил невинной простотою
    И, что есть смертный, вразумил;
    Власть пышну с службою святою
    И с человечеством смирил.

    «Не мни, что рабством утесненный
    Тебе ласкает слабый льстец;
    Масонов ревность то вещает
    И оных искренность сердец.
    В порфире дружбы удаленный,
    Союзов братских отчужденный,
    Последуя стезе твоей
    И в наш вступивши храм священный,
    Колико приобрел друзей!

    «Погиб, отвергнувши советы,
    Что в жизнь его давал Солон,
    Грядущий за твоим примером
    Блажен стократно: он масон.
    Твоя доброта успевает,
    К отраде бедных честь сияет
    И с той восходит вверх звездой,
    Что в утренней стране блистает,
    Предвозвещая век златой».
    (Хоры и песни масонов, стр. 51, песнь XXXVIII).

  5. Полсвету скорый суд дарит. — «Государь сей желал чрезвычайно скоро доставлять правосудие, обогатить торговлею грады, распространить хлебопашество, скотоводство и населить степи пустые, о чем о всем указы были даны. Но как не держался правила императора Августа, который говорил: торопись не скоро; то новые учреждения сделали более вреда, чем пользы» (Об. Д.).
  6. На казнь жестоку медлен, труден. — В короткое время многие были сосланы, другие лишены имений; но от смертной казни император воздерживался (Об. Д.).
  7. Участвовать в трудах супруге и проч. — Он дал должности как своей супруге, так и детям; первой — управление Воспитательным домом и Ссудною казною; а вторым поручил быть при полках шефами; старшего своего сына Александра сделал с-петерб. военным губернатором (Об. Д.). Это было, по словам Болотова, «в противность всех прежних обыкновений» (Р. Арх., ст. 61).
  8. Чистосердечья ищет в друге. — Государь желал иметь вокруг себя чистосердечных людей, а особливо искал друга, который говорил бы ему правду; но на деле вскоре удалил всех их. Так напр. Гудович, бывший любимец покойного отца его, нарочно был призван из деревни для совета. Император спросил его, по какой причине Петр III сделался нелюбим. Гудович указал ему на обычные занятия покойного государя и тотчас же был прогнан (Об. Д.). Андрей Васильевич Гудович (род. 1731, ум. 1808), флигель-адъютант, а впоследствии генерал-адъютант Петра Феодоровича, прожил все царствование Екатерины II в черниговской своей деревне (Бант. Каменского Словарь дост. людей). Павел I пожаловал его в генерал-аншефы и в кавалеры Александра Невского. О брате его, Иване Вас., неприятеле Державина, см. Том I, стр. 255 и 257.
  9. ... Взложи от камени честнаго. — Выражение из 20 псалма, ст. 4: «положил еси на главе его венец от камени честна» (поется во время обряда венчания). В первоначальной рукописи Державина было камени драгаго. «Из дорогих камней», сказано в русском переводе псалтыри, Спб. 1822. В предыдущих стихах речь идет о предстоявшем путешествии государя в Москву для коронации. См. ниже, под этом же годом, пьесу К Музе.
  10. А ты, о вождь полков нетленных и проч. — Здесь разумеется архангел Михаил, день которого празднуется 8-го ноября; императрица Екатерина скончалась 6-го числа. Именем арх. Михаила назван заложенный в феврале 1797 г. замок, и оно же дано родившемуся через год великому князю (см. ниже оду на этот случай).
  11. Адмирал Плещеев (ум. 1802) при коронации Павла I был назначен к принятию прошений и долее других пользовался его милостью. «Христианские добродетели, примерное благородство души и редкие дарования ума Плещеева известны всем, знавшим его беспристрастно» (Зап. И. В. Лопухина, ч. I, стр. 58, в Чт. Общ. л. р. сл.). В прежнее время он сочинял и переводил (см. Смирд. Роспись, где впрочем не все им изданное показано). Жена его, Наталья Федотовна, урожденная Веригина, ум. в январе 1855.

Примечания

  1. Граф Никита Иванович Панин, воспитатель императора Павла.