Отчет VIII отдела Народного комиссариата юстиции Съезду Советов/Мощи/1961

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Из отчета VIII (ликвидационного) отдела Народного Комиссариата Юстиции VIII Всероссийскому съезду Советов. Мощи
Опубл.: Отчет VIII-го (ликвидационного) отдела Народного комиссариата юстиции Съезду Советов ; Сводка вскрытий «мощей», произведенных по почину трудящихся в пределах Советской России в 1918, 1919 и 1920 гг. / Народный комиссариат юстиции РСФСР // Журнал «Революция и церковь». — 1920. — № 9—12. — С. 70—82.. Источник: О святых мощах : Сборник материалов / авт.-сост. М. Долгинов — М.: Госполитиздат, 1961. — С. 51—67. — (Научно-популярная б-чка по атеизму). • Табличные данные издания 1961 года отличаются от редакции 1919 года в журнале «Революция и церковь»: нет колонок «Впечатление на массы» и «Дальнейшая судьба мощей», доп. строки, орфография.

Из отчета VIII (ликвидационного) отдела Народного Комиссариата Юстиции VIII Всероссийскому съезду Советов
Мощи

… 22 октября 1918 г. при приеме на учет богослужебного имущества Александро-Свирского монастыря, Петрозаводской губ., в литой раке, весящей более 20 пудов, вместо нетленных мощей Александра Свирского была обнаружена восковая кукла.

Это известие, переданное коммунистической прессой во все, даже отдаленные, углы Советской России, естественно, вызвало крайнее смущение как в стане церковников, так равно и среди тех обывательских масс, коими религиозные суеверия и предрассудки не были окончательно изжиты. В многолюдных собраниях резолютивным путем сами же трудящиеся массы начали требовать осмотра содержимого рак и в других местах.

Таким образом, по почину и настойчивому требованию самих же трудящихся в целом ряде губерний в присутствии духовенства, экспертов-врачей и представителей Советской власти было произведено, по имеющимся в VIII отделе сведениям, 63 вскрытия мощей. Вскрытия эти обнаружили целый ряд фальсификаций, при помощи которых служители культа обманывали народные массы. Оказалось, что серебряные гробницы, часто блистающие драгоценными камнями, содержали в себе либо истлевшие, превратившиеся в пыль кости, либо имитацию тел с помощью железных, обмотанных тканями каркасов, дамских чулок, ботинок, перчаток, ваты, окрашенного в телесный цвет картона и т. д.

Особо бьющие в глаза случаи фальсификаций были обнаружены при вскрытии мощей Тихона Задонского, Митрофана Воронежского, Ефросинии Суздальской, Питирима Тамбовского, Артемия Веркольского и др. В Жабынской п́устыни, Тульской губ., массивная гробница, в которой, по уверениям церковников, якобы находилось нетленное тело Макария, оказалась совершенно пуста.

Насколько сильно церковники были скомпрометированы скандальным для них разоблачением мощей, можно судить уже по тому, что патриарх Тихон еще 19 февраля 1919 г. счел себя вынужденным обратиться к епархиальным архиереям с особым, «доверительным» письмом, в котором заявляет, что, «считая необходимым по обстоятельствам времени (!) устранить всякий повод к глумлению и соблазну», он поручает архиереям «по собственному их усмотрению и распоряжению с архипастырской заботливостью и рассуждением устранить всякие поводы к соблазну в отношении святых мощей во всех тех случаях, когда и где это признано будет необходимым».

Сами церковники были отлично осведомлены о всех фальсификациях. Это видно, например, из того, что член синода митрополит Сергий 20 февраля 1919 г. предлагает Владимирскому епархиальному совету принять к неуклонному исполнению особые правила «положения святых мощей в раки и выставления их для благоговейного поклонения верующим». Из этих «правил» мы узнаем, что «перекладывать мощи ватой, устраивать для них особые тюфячки и другие приспособления отнюдь не нужно»; «предварительно положения в раку необходимо расположить кости на прилично покрытой доске (картон и под) и плотно к ней прикрепить отдельными повязками или общей пеленой (можно зашить)»; «если же мощи сохранились в виде нескольких разрозненных костей», в этом случае митрополит рекомендует «собрать их в какой-либо приличный ковчежец (металлический или деревянный), который и поставить в раку (если она уже есть)».

Митрополит Сергий, несмотря на свои слишком откровенные указания, все же предвидит возможность массы самых разнообразных «недоуменных случаев», а посему настоятелям монастырей, приходов, благочинным предписывает «в случае каких-либо недоумений при применении этих правил обращаться за указаниями к местным преосвященным викариям или к нему». «Каждый, — заключает Сергий, — во вверенном ему городе, соборе или монастыре должен принять соответствующие меры и о последующем донести мне».

Таким образом, по сигналу из недр патриаршей канцелярии параллельно с публичным освидетельствованием на местах мощей, в присутствии трудящихся масс и представителей Советской власти, начинается тайный предварительный осмотр этих мощей, исключительно представителями духовенства, причем последние, по совету патриарха, в «целях устранения всякого повода к глумлению и соблазну» производят очистку рак от таких предметов, как, например, коробки изпод сардин, брошки с надписью «Шура» и т. д. «Обретение» этих именно предметов в раках «святых мощей» было точно зафиксировано в протоколах вскрытия, подписанных представителями самого же духовенства. Осмотр мощей в Твери застает кости князя Михаила Тверского уже обряженными в новые одежды, самого последнего производства. Процесс новгородских церковников с епископом Алексеем во главе показал, что, оперируя сообщенным выше посланием Тихона, церковники неоднократно прибегали к новым приемам обмана.

Деятельность VIII отдела в данной «мощейной эпопее» выразилась в сообщении на места инструкций к установлению организованного порядка вскрытий, гарантирующего соблюдение известного такта по отношению к религиозным чувствам сторонников православной религии. Так, например, VIII отдел от своих провинциальных работников требовал, чтобы вскрытие производилось в наиболее благоприятное для данной операции время и отнюдь не во время богослужений, чтобы к участию в осмотре мощей были привлекаемы самые широкие массы (от рабочих организаций, волостных советов, профессиональных союзов и т. д.), чтобы самый процесс вскрытия (распоясание, снятие одежд, извлечение черепа, костей и прочего содержимого раки), где то окажется возможным, непременно бы поручался представителям духовенства.

В течение 3 лет ведется трудящимися массами борьба с таким испытанным способом влияния католической и православной церквей на слабую психику темных масс и собирания доходов, каким являются мертвые тела или, вернее, их имитация. За свободу эксплуатации этих мертвых тел так упорно, всеми доступными им средствами борются церковные круги бывшей правящей церкви.

Необходимо констатировать, что в этой области борьбы с клерикализмом неизменно и решительно выступали преимущественно пролетарские и красноармейские массы, несмотря на зачастую оппортунистическое или инертное отношение интеллигентных верхов советских органов и тех или иных деятелей.

Так, до сих пор, несмотря на требования, идущие от трудовых и партийных элементов населения, и несмотря на настоятельную необходимость ликвидировать такие очаги народного вредного психоза и влияния черносотенных организаций, как Сергиевская лавра, она до сих пор благодаря шумихе, какую обыкновенно поднимают в подобных случаях клерикалы и которая благодаря употребляемым ими приемам принимается ошибочно за чистую монету (например, собирание монахами никем не проверенных подписей среди жителей местечек, заинтересованных в процветании лавочек, или просто обывателей, по инерции ставящих свои подписи под любой петицией), в смысле изъятия «мощей» еще не ликвидирована.

Принципы, проводимые VIII отделом в вопросе о мощах, таковы:

1. Местные органы Советской власти обязаны стремиться к полной ликвидации старинного, испытанного в течение веков, способа гипнотизации и эксплуатации масс, каким является культ мощей.

2. В зависимости от конкретных местных условий (состав населения, закоренелость предрассудков в силу невежества, сила и авторитетность местных организаций и т. д.) местная власть обязана, если нет соответствующих благоприятных условий для решительной операции, предпослать ей широкую агитацию и пропаганду, правильно поставить культурно-просветительную работу во всех ее видах и формах, как своими силами, так и с помощью содействия соответствующих центральных органов.

Лишь после того, как такая предварительная подготовка произведена и есть уверенность, что трудовые элементы вполне понимают смысл советского мероприятия в этой области, VIII отдел рекомендует действовать со всею решительностью и последовательностью (конечно, избегая всяких ненужных и вредных оскорблений чувств верующих, дающих пищу для воплей церковников), ни в коем случае не останавливаясь на полумерах.

Лучше совсем не приступать к вскрытию мощей, чем, вскрыв их, остановиться в раздумье и нерешительности перед ворохом гнилых костей и всякого тряпья. Если же ликвидация начата, то необходимо ее закончить вплоть до помещения останков в музей.

Исходя из этих принципов и опираясь 1) на постановление Коллегии НКЮ еще от 14 февраля 1919 г., 2) на резолюцию 3-го Всероссийского съезда деятелей советской юстиции от 25 июня 1920 г., 3) на принципиальное мнение Совета Народных Комиссаров и, наконец, 4) на требования, поступавшие с мест от представителей самих же трудящихся масс, Народный Комиссариат Юстиции 25 августа 1920 г. распубликовал особый циркуляр, коим предлагалось следующее: 1) местные исполкомы при соответствующей агитации последовательно и планомерно проводят полную ликвидацию мощей, опираясь на революционное сознание трудящихся масс, избегая при этом всякой нерешительности и половинчатости при проведении своих мероприятий, 2) ликвидация названного культа мертвых тел, кукол и т. п. осуществляется путем передачи их в музеи и 3) в случаях обнаружения шарлатанства, фокусничества, фальсификаций и иных уголовных деяний, направленных к эксплуатации темноты, как со стороны отдельных служителей культа, так равно и организаций бывших официальных вероисповедных ведомств, отделы юстиции возбуждают судебные преследования против всех виновных лиц, причем ведение следствия поручается следователям по важнейшим делам при отделах юстиции или Наркомюста, а самое дело разбирается при условиях широкой гласности.

Помещая сводку вскрытий, здесь мы должны только сказать, что осмотр мощей по городам Советской России в общем был произведен без каких-либо эксцессов и волнений на этой почве. Вскрытие мощей, как то свидетельствуют все органы нашей печати, повсюду на местах произвело религиозный перелом даже в наиболее темной и умственно отсталой части нашего крестьянства.

Так, в самарской газете «Коммуна» напечатано письмо крестьянина, в котором последний заявляет: «Пора нам протереть себе глаза, а духовенство вывести на свежую воду!».

Делегатки 2-й владимирской беспартийной конференции, осмотрев в кафедральном соборе местные мощи, приняли следующую резолюцию: «Мощи, называемые нетленными, есть обман, затуманивание голов трудящегося народа со стороны буржуазии, и отныне делегатки съезда, убедившись в этом, на деле обещают бороться с религиозными предрассудками среди широких масс трудящихся женщин. Протестуя против религиозного обмана и всяких выдумок духовенства, участницы съезда призывают всех трудящихся женщин отказаться от религиозных предрассудков, этого наследия капиталистического строя».

В том же Владимире красноармейцы местной караульной роты принимают энергичную резолюцию, где попов именуют «лизоблюдами капиталистов, кои, пользуясь мощами и запугивая ими крестьян, сознательно задерживали их развитие». В своей резолюции владимирские красноармейцы «шлют проклятие всем, кто проповедовал им эту ложь».

Таким образом, наблюдения и сообщения с мест показывают, что при полной ликвидации очагов культа имитированных мертвых тел население, и в особенности новое поколение, с изумительной быстротой перестает интересоваться этим культом; память о нем сохраняется лишь у стариков и старушек, да у тех элементов населения, кои питались «от угодников», т. е. бывших лавочников, рестораторов, содержателей притонов, блинных рядов, бань и т. д.

(«Революция и церковь»
№ 9—12, 1920 г., стр. 72, 73, 82.)
Сводка вскрытий «мощей», произведенных по почину трудящихся в пределах Советской России в 1918, 1919 и 1920 гг.[ВТ 1]
Наименование «мощей» Дата вскрытия Результаты осмотра
1. Архангельская губ.
1. Артемия Веркольского 20 декабря 1918 г. Разделенный на три части гроб: в первой части вата, во второй — церковное облачение, в третьей — небольшой красный сундук, перевязанный шнуром и запечатанный печатями Веркольского монастыря. По вскрытии сундука обнаружено: обыкновенный уголь, перегорелые гвозди и мелкий кирпич. Признаков костей нет.
2. Владимирская губ.
1. Авраамия мученика, гор. Владимир 12 февраля 1919 г. По снятии покровов была обнаружена вата свежего происхождения, в которой лежала группа костей не одного лица, а по крайней мере двух. Одна кость по внешнему виду отличается от всех других свежестью вследствие своей плотности и белизны. Внутри черепа вата.
2. Князя Георгия, гор. Владимир. 15 февраля В княжеских одеждах недавнего происхождения мумифицированный труп. Длинные белые шелковые чулки с фабричным клеймом.
3. Князя Глеба, гор. Владимир 13 февраля Скелет, обтянутый высохшей бледно-серого цвета кожей.
4. Князя Андрея, гор. Владимир. 13 февраля Под княжескими одеждами большое количество ваты, в вате кости со следами явного разрушения.
5. Князя Гавриила, гор. Юрьев-Польский. 17 февраля Кости скелета, лежащие на слое ваты. Мелкие кости кистей рук и ступней ног отсутствуют. Обнаружено две лишних височных кости. Пяточные кости лежали в позвоночнике. Кроме всего найдена тонкая кость, похожая на ребро ребенка.
6. Даниила Преподобного, гор. Переяславль 20 февраля Кости.
7, 8. Петра и Февронии, гор. Муром. 10 февраля Ящик вышиною 5 вершков, разделенный деревянной переборкой на две половины. Как в той, так и в другой половине человеческие кости, далеко не все, очень немногие, самые крепкие, как то: бедра, плечевые кости, череп. Все это издавало характерный гнилой запах.
9, 10, 11, 12. Князя Константина, чад его Михаила и Федора, матери Ирины, гор. Муром. 10 февраля Четыре мешка с костями. Вата и тряпки, которым придана форма груди. По вскрытии мешка, в котором должна была находиться голова Ирины, оказался череп с провалившейся срединой, набитый, как и другие, ватой и тряпками. На дне раки под головами фигур с левой стороны найдена костяная брошка с надписью «Шура».
13. Епископа Иоанна, гор. Суздаль 10 февраля Толстый слой ваты, под которым находились человеческие кости темно-бурого цвета, носящие ясный отпечаток костяной трухлявости, смешанные с землей. Среди костей — череп без нижней челюсти, обложенный новой холстиной.
14. Епископа Феодора, гор. Суздаль 11 февраля Под густым слоем ваты человеческий скелет. Верхняя часть скелета местами покрыта засохшей кожей. Нижняя часть представляет разрозненные кости, смешанные с землей.
15. Ефросинии Суздальской 12 февраля Матерчатая кукла с кусками костей.
16. Евфимия Суздальского 12 февраля Груда истлевших и рассыпающихся от времени костей.
3. Вологодская губ.
1. Феодосия Тотемского, гор. Тотьма 17 апреля 1919 г. Мумифицированный труп. Остов высох, подвергся значительному тлению, состоит из костей; покрытых высохшими частями кожи, превратившейся в крошковатую массу, при растирании обращающуюся в порошок. Плечи, голени и стопы совершенно истлели. Остались одни только кости.
2. Прокопия Устьянского, гор. Вельск 6 марта Мумифицированный труп.
4. Воронежская губ.
1. Митрофана Воронежского. гор. Воронеж 3 февраля Череп с прилепленными волосами, несколько костей, груда тряпок и ваты, несколько перчаток и, наконец, вместо центральной части «тела» мешок, набитый разной трухой без костей.
2. Тихона Задонского, гор. Задонск 28 января Череп. Высохшая, превращающаяся при прикосновении в порошок часть берцовой кости. Картон, выкрашенный в телесный цвет. Фальсификация рук и ног при помощи ваты и картона. В перчатке прорез, в который вложен картон телесного цвета, и к нему прикладывались верующие. Дамские чулки, ботинки, перчатки. Вместо груди железный каркас.
5. Екатеринбургская губ.
1. Симеона Праведного, гор. Верхотурье 25 сентября 1920 г. Кости темно-бурого цвета, покрытые плесенью. Череп, внутри пустой. Нижняя челюсть отстала, верхняя отсутствует. Скелет грудной клетки и позвоночник отсутствуют. Между костями таза лежат 4 шейных позвонка, остатки лопаток и 4 ребра. Костей обеих стоп нет. Между бедрами лежат в беспорядке мелкие обломки костей, которые настолько истлели, что установить с определенностью их принадлежность к каким-либо костям скелета не представляется возможным. Между черепом и тазом находится толстый слой ваты, соответствующий длине туловища. Что касается верхних конечностей, то справа лежит одна плечевая кость, а под костями таза оказались лежащими одна лучевая и одна локтевая кости. Мягких частей не обнаружено. Снаружи у левого бедра и левой берцовой кости имеется небольшое количество темно-бурой сухой массы, крошащейся в порошок.
6. Московская губ.
1. Сергия Радонежского, гор. Сергиев 11 апреля 1919 г. Изъеденные молью тряпки, вата, полуразвалившиеся человеческие кости, масса мертвой моли, бабочек, личинок. В черепной коробке в провощенной бумаге недавнего происхождения — русо-рыжеватые волосы.
2. Саввы Сторожевского, гор. Звенигород 17 марта Кукла из ваты. В вате 33 сильно разрушившихся и переломанных кости. Среди «мощей» две денежных марки, одна в 20 коп., другая — в 10.
3, 4, 5. Виленских угодников Антония, Иоанна и Евстафия, гор. Москва Мумифицированные трупы.
6. Гавриила Мученика, гор. Москва Продолговатый гробик длиною около полутора аршина. Над крышкой икона, в коей имеется четырехугольное отверстие, наполненное воском. В воск вложен маленький ковчежец, пустой. На поверхности воска в шелковой материи небольшая кость (правая, боковая часть затылочной кости) размером в 2,5 сантиметра ширины и 3,7 сантиметра длины.
7. Новгородская губ.
1. Епископа Никиты, гор. Новгород 3 апреля 1919 г. Полуразрушенный костяк, кое-где обтянутый кожей (засохшей). На спине кожи нет. Сохранилась всего одна ступня. На руке, к которой обыкновенно прикладываются богомольцы, кусок ваты.
2. Мстислава Удалого, гор. Новгород 3 апреля Человеческий череп, отделенный от туловища; правой руки нет; левая от туловища отделена. Скелет разрушен; конечностей нет. На месте правого бока груда трухи, истлевших тряпок и почерневших костей.
3. Князя Владимира, гор. Новгород 3 апреля Груда черных костей, тряпок и трухи, череп, расколовшийся на две половины. Никакого сходства с человеческим скелетом грудь не имеет. Никаких конечностей. Остатки кожаных сапог машинного производства. В груде трухи видны засохшие коконы червяков.
4. Анны, жены Ярослава, гор. Новгород 3 апреля Костяк не сохранился. Кое-где на остатках костей засохшая кожа. Череп разрушен совершенно, кроме нижней челюсти. Вместо одежды труха, при развертывании которой отделяется масса моли и пыли. Кости лежат в беспорядке.
5. Князя Феодора, брата Александра Невского, гор. Новгород 3 апреля Малоберцовой кости нет, ступней нет, череп лежит отдельно от костей туловища, шейных позвонков нет, кожа на спине совершенно истлела. Сам костяк, по заключению врачей, поддается гниению.
6. Иоанна Новгородского, гор. Новгород 3 апреля В бесформенной груде костей трудно что-либо определить. Полуразвалившийся череп от времени почернел, кожи на остатках костей нет. При развертывании остатков одежды выделяется удушливый запах и масса пыли.
7. Кирилла Новоезерского, гор. Белозерск Февраль 1919 г. Кукла, изображающая человека, с формою лица человеческого и со всеми его частями, как то: носом, подбородком и т. д. Казалось, что под этим покровом действительно находится человек. Под покровом в действительности нашли лишь груду костей, причем некоторые, как то: бедренная кость, задняя часть головной коробки — сохранили свою форму, все же остальные кости превратились в порошок. В черепе две медные монеты — 1740 и 1747 гг.
8. Иакова Боровичского 30 марта Кости, частично соединенные высохшими связками.
8. Олонецкая губ.
1. Александра Свирского, Лодейнский уезд 22 октября 1918 г. Литая рака весом в 40 пудов, в раке восковая кукла.
9. Псковская губ.
1. Всеволода-Гавриила 27 февраля 1919 г. Цинковый ящик размером 18 на 10 вершков, в котором оказались остатки разрозненных обгоревших костей, во второй нижней половине мусор из золы, земли, остатков извести и кусочков дерева.
10. Саратовская губ.
1, 2, 3. Афонских мучеников Евфимия, Игнатия и Акакия, гор. Балашов 21 февраля 1919 г. В серебряном ящике на зеленой бархатной подушке три части отпиленных человеческих костей: одна от локтевой, а две от большой берцовой. Вид костей обычный, какими бывают все кости умерших.
11. Тамбовская губ.
1. Питирима Тамбовского 29 февраля 1919 г. Металлическая кукла, ящик-футляр в форме человеческого тела и длиною в средний рост человека, створчатый, раскрывающийся спереди и посредине в обе стороны. Внутри залитые воском кости. Восковой слепок с головы, и в нем небольшие обломки теменных, затылочных и височных костей.
12. Тверская губ.
1. Михаила Тверского, гор. Тверь 18 мая 1919 г. Под большим количеством покровов обнаружена схима белого цвета и в ней в беспорядочном виде кости. Череп лежит с отделившейся нижней челюстью, позвонки вместе с ребрами.
2. Арсения Чудотворца в Желтиковом монастыре, гор. Тверь 25 мая Мумифицированный труп.
3. Ефрема Новоторжского, гор. Торжок. 5 февраля Череп кирпичного цвета, внутри черепа вата. Кости; причем оказалось 6 лишних костей. Лишние кости по наружному виду свежие.
4. Иулиании Новоторжской, гор. Торжок. 5 февраля Кости, между ними найдены кости рук (суставы пальцев), но по преданию их быть не должно, так как руки у нее были отрублены и она «приплыла вверх по течению без рук». Такое противоречащее «житию» открытие весьма смутило духовных отцов, и объяснить это «чудо» они затруднились.
5. Аркадия Новоторжского. гор. Торжок 5 февраля Несколько штук костей, земля, куски засохшей глины, кусок гнилой доски.
6. Нила Столбенского, гор. Осташков 25 февраля Под двумя толстыми слоями ваты, до 2 фунтов каждый, груда трухлых костей, переложенных ватой и пересыпанных порошком, предохраняющим от гниения. Кости далеко не все. Череп набит ватой. Кости кофейного цвета и хрупки, давность их, по заключению врачей, не одинакова.
7. Макария Калязинского. гор. Калязин 8 февраля Череп, обе плечевые кости, кость предплечья, кости бедра, все кости голеней, одна лопатка, наполовину истлевшая, несколько позвонков, несколько мелких костей. Все кости переложены ватой, которой оказалось 5 фунтов. Кроме того, медных монет 115 штук, серебряных монет 7 штук, ломаная серьга, пуговица, крестик, булавка, гвоздь, две гайки, 5 кусков ладана, 4 бусинки, сушеная груша, лаврового листа 172 фунта, сосновой стружки 4 ручных пригоршни.
13. Тульская губ.
1. Макария Жабынского, гор. Белев 16 марта 1919 г. Гробница оказалась пустой. Вследствие указания служителей культа, что мощи «почивают под спудом», была разрыта могила под ракой на глубину 5 аршин, никаких признаков мощей не найдено.
14. Ярославская губ.
1. Князя Феодора, гор. Ярославль 9 апреля 1919 г. Скелет, покрытый высохшей, кожно-мышечной тканью. На задней стороне туловища ткани нет. Кости ступней отсутствуют, а также две мелкие кости. Под скелетом в середине на пелене из холста лежит раздвоенный череп (лишний), неизвестно кому принадлежащий.
2. Князя Давида, гор. Ярославль 9 апреля Костяк, покрытый высохшей кожей лишь на месте грудной клетки, живота и таза. Череп лежит отдельно. Скобки голени также. Найдена отдельно лежащая кость (посторонняя) неизвестного происхождения.
3. Князя Константина, гор Ярославль 9 апреля Череп без нижней челюсти, часть туловища — от шеи до живота — отсутствует. Ступней ног и костей спины нет.
4. Князя Василия. гор. Ярославль, Успенский собор 9 апреля Груда обуглившихся костей.
5. Князя Константина, гор. Ярославль, Успенский собор 9 апреля Два деревянных ящика. В одном на парчовой подстилке две кости: плечевая левая и малоберцовая. Во втором также две кости, распадающиеся с обоих концов. В самом гробе-раке, в котором заключены эти ящики, много обуглившихся мелких костей, остатки обгорелой ваты, кусочки кожи и обгорелой шелковой материи.
6. Игнатия Чудотворца, гор. Ростов. 25 апреля 1920 г. Череп; на верхней челюсти 6 зубов, на нижней — 10. Распавшиеся от времени кости: 2 плечевые, 2 бедренные, 2 большеберцовые, 2 малоберцовые, 2 пяточные, 2 тазобедренные, 2 лопатки и кости позвоночника. Кости расположены в беспорядке. Каких-либо следов кожно-мышечного покрова не имеется. Среди костей большое количество земли и перегнившего дерева, куски извести, сгнившей материи, небольшое количество древесного угля и масса другого мусора. Среди человеческих костей обнаружен череп крысы, лопаточная кость не определенного зоологом млекопитающего животного и бабка стопы двукопытного животного. Кроме того, обнаружен кусок ваты свежего вида, сахарная бумага, кусок истлевшей кожи.
7. Епископа Исаии, гор. Ростов 25 апреля Новое епископское облачение. В левом рукаве савана одна плечевая кость, в правом — две кости. Череп; левая сторона его обмазана известью. Из общего костяка налицо только 2 плечевые, 2 бедренные, 2 большеберцовые, 2 малоберцовые, 2 тазобедренные кости, крестец, 2 лопатки и некоторое количество позвонков. Все крупные кости запачканы известью. Большое количество кусков извести обнаружено и среди общей массы костей. Кости лежат в беспорядке, отделены друг от друга. Каких-либо следов кожно-мышечного покрова не обнаружено.
8. Дмитрия Ростовского, гор. Ростов 26 апреля Костяк, сохранивший на туловище и конечностях, некоторую часть кожи в истлевшем виде, обращающейся в пыль. В черепе вата. Вид остатков костей ничем не отличается от обыкновенных останков сгнившего трупа.
9. Ефросинии Полоцкой. гор. Ростов. 26 апреля Мумифицированный труп. Грудная клетка разрушена. Череп отделился от шеи. Волос нигде не обнаружено. Покрывающая лицо кожа скрыта под слоем какой-то плотной коричневой массы.
10. Игумена Авраамия, гор. Ростов 26 апреля Груда костей.
11. Адриана Пошехонского, гор. Пошехонье 13 апреля Под малиновым бархатным покровом остатки почерневших костей: верхняя затылочная часть черепа, лобная кость. 2 височные, 9 отдельных черепных костей, различной величины, 7 трубчатых костей, часть кости нижней челюсти с одним зубом, часть ребра, вата, грязный полуистлевший мешок, 15 фунтов сухой гнилостной земли, куски гнилого дерева. В деревянном ящике кубической формы, найденном в гробе, обнаружено несколько костей, зуб и в белой бумаге небольшое количество рыжевато-русых волос.
12. Павла Обнорского, село Воскресенское, Любимского уезда 26 сентября Несколько досок, старых мо нет, банка фиксатуара фирмы «Брокар», стружки, земля, щепки и кирпичи.
13. Геннадия Любимского, Любимский уезд 28 сентября Небольшое количество осколков костей.


(«Революция и церковь»
№ 9—12, 1920 г., стр. 74—81.)




Примечания редакторов Викитеки

  1. См. также другое издание таблицы: Мощи. Из отчета VIII отдела Наркомюста, 1920