ПБЭ/ВТ/Авраам (патриарх)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Авраам (патриарх)
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 163—183 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Авраам (патриарх) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


[163-164]

Ур Халдейский — родина Авраама (теперь деревня Мугейр).
Авраам

АВРААМ (с евр. „отец множества“) — библейский патриарх, родоначальник избр. народа, призванный для сохранения истинной религии. История его жизни излагается в Быт. 11, 2625, 10, к чему несущественные дополнения делают Филон, И. Флавий и другие иудейские писатели. Он был старший сын Фарры, родился в Уре, халдейском городе, отождествляемом с теперешним Мугейром на западном берегу Евфрата, между Вавилоном и Персидским заливом. Он женат был на своей сводной сестре Саре, которая была на десять лет моложе его. Семейство его отца, под влиянием окружающей среды, заразилось уже идолопоклонством; не желая однако совсем потерять веру отцов, вознамерилось переселиться в Ханаан (Быт. 11, 31, 15, 7; Неем. 9, 7), но дошло только до Харрана, где Фарра умер. Тогда Бог явился Авраму (как сначала назывался Авраам), повелел ему оставить Харран, и идти в землю Ханаанскую, где он и будет основателем великого народа. Аврам, будучи тогда 75 лет от рода, повиновался, взял свою бездетную жену и своего племянника Лота, со всеми своими слугами и домочадцами (всего около 2,000 человек) и со всем своим имуществом отправился в указанную ему землю, где остановился у Сихема в дубраве Море. Там опять явился ему Господь, и обещал дать всю эту землю его потомству. Наступивший голод побудил его переселиться в Египет, в эту страну чудес. Так как Египет пользовался широкой известностью во всём тогдашнем мире, то Аврам отчасти, вероятно, был знаком с характером правления и нравами страны. Поэтому, вступая в нее, он нашел нужным принять некоторые предосторожности. Так, зная безграничный произвол и деспотический характер царей её, фараонов, он уговорился с Сарой, чтобы она выдавала себя только за сестру его, так как иначе, в случае если она понравится фараону, египтяне убьют её мужа (что и действительно случалось, как показывают памятники древнего Египта). Предосторожность оказалась не напрасной. Красивая Сара понравилась фараону, и он взял ее в дом [165-166] свой, а своего мнимого шурина наделил богатыми подарками, „мелким и крупным скотом, и ослами, и рабами, и рабынями, и лошаками и верблюдами“. Но „Господь поразил фараона тяжкими ударами за Сару, жену Аврамову“, так что он вынужден был возвратить ее мужу, и велел им оставить свою страну. В Ханаан Аврам возвратился весьма богатым, но там опять начались разные злоключения и неприятности, и только благодаря своему великодушию, он уладил возникшие у него неприятности с своим племянником Лотом (Быт. 13, 14). В это время на долину Содомскую сделал нашествие Кедорлаомер, царь еламский (Быт. 14), и, захватив громадную добычу, увел, вместе с другими пленниками, и племянника Аврамова, Лота. Когда до Аврама дошло известие о таком бедствии его племянника, он немедленно вооружил своих домочадцев, в числе 318 человек, и в союзе с соседними дружественными племенами бросился в погоню за неприятелем. Настигнув его у Дана, в северной части Палестины, он, на второй день ночью, напал на беспечных победителей, разбил их, обратил в бегство, освободил всех пленных вместе с Лотом, возвратил всем отнятое имущество, отказавшись сам даже от подарков, принесенных ему в благодарность за освобождение царем Содомским. Возвращение с этой победы ознаменовалось весьма замечательным событием (Быт. 14, 17—23). Навстречу ему, среди других, вышел Мелхиседек, царь Салимский, с хлебом и вином. Это был в то же время „священник Бога Всевышнего“, и он благословил Аврама именем Бога Всевышнего, а Аврам дал ему десятую часть из всего. — Проходили годы за годами, а вера Аврама в исполнение Божия обетования, что он будет иметь сына, всё более и более подвергалась испытанию, так как Сара всё еще оставалась бесплодной. И однако он не сомневался в этом обетовании. По совету Сары, он взял себе в наложницы её служанку Агарь, египтянку, и она родила ему сына Измаила. Тогда ему было 86 лет от рода. Но Измаил не был обетованный сын. На 99-м году Бог опять явился Авраму, и торжественно возобновил ему обетование, и переменил имя его из Аврама на Авраам, а имя Сары („благородной“) на имя Сарры („царицы“). В знак достоверности обетования Божия установлен был обряд обрезания, и этот обряд был совершен над самим Авраамом, Измаилом и над всеми его домочадцами. Затем обетование сына подтверждено было Сарре одним из трех ангелов, явившихся к Аврааму в виде странников, хотя она приняла это обетование с улыбкой сомнения. В это время Господь открыл Аврааму о предстоящей гибели городов Содомской долины. Заступничество Авраама (Быт. 18, 23—33) представляет собою одно из самых трогательных в библейской истории событий. Но так как в преступных городах не оказывалось даже и десяти праведников, то Содом и союзные с ним города подверглись гибели. Весьма вероятно, что вследствие разрушения этих городов Авраам переселился в Герар, к югу от Ханаана, и там с ним произошел такой же случай, как и в Египте (см. Авимелех). Через год, когда Аврааму было уже 100 лет, а Сарре 90, наконец у них родился давно ожидаемый сын, и был назван Исааком („смех“). Ревнивость, возникшая между Саррой и Агарью, послужила поводом к изгнанию последней. По плану Божию, требовалось полное отделение между избранным семенем и мирским. Затем последовало окончательное испытание веры патриарха, которое было самым тяжким, — именно жертвоприношение Исаака (Быт. 22). Мужественно выдержав и это испытание своей веры, Авраам окончательно засвидетельствовал о непоколебимости своей веры в Бога и Его обетования. С этого времени жизнь Авраама [167-168] протекала спокойно. Сарра умерла 127 лет от рода, и он похоронил ее на одном приобретенном им в собственность участке, — в пещере Махпела, в Хевроне, — каковой участок он купил у Ефрона, хеттеянина. По желанию Авраама, Исаак взял себе жену из его родства в Месопотамии. Затем Авраам еще женился на Хеттуре, от которой имел шесть сыновей; но эти сыновья не имели равной части с сыном обетования (Быт. 25, 6). Престарелый патриарх был осчастливлен тем, что при жизни еще у его сына Исаака родились сыновья Исав и Иаков, и только чрез пятнадцать лет после их рождения Авраам, будучи уже 175 лет от рода, „приложился к своему народу“ (Быт. 25, 7, 8). Среди избранных сосудов Божиих было много великих и праведных мужей, но выше их, по своей вере и праведности, стоит духовный родоначальник человеческого рода, „отец верующих“ и „друг Божий“, патриарх Авраам. Вся его жизнь показывает, что его вера не была простым внешним исповеданием, но деятельным началом всего его бытия. Поистине он был отцом верующих. Никогда у него не возникало сомнения касательно слов и обетований Божиих, хотя бы исполнение их казалось для человеческого разума совершенно невозможным. „Верою, говорит апостол, Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака, своего единородного сына, от которого должны были произойти все обещанные ему потомки. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить“ (Евр. 11, 17, 19). Ни к кому еще не прилагалось в такой силе выражение, что он „веровал в Господа“, т. е., всецело уповал на Него, успокаивая свой дух в этой вере, как дитя покоится на руках матери своей. И вот такая вера была вменена ему в праведность, потому что она составляла главный источник, из которого может возникать праведность. „Авраам слушался голоса Господня, соблюдал Его повеления, уставы и законы“ (Быт. 26, 5). Отсюда он навсегда останется высшим образцом верующего человека, и в примере его могут черпать вдохновение святых чувств веры, надежды и любви люди всех народов и веков. Не даром память его свято чтится народами трех величайших религий мира: иудейства, христианства и ислама. Древние иудейские предания восхваляют необычайные познания и мудрость Авраама, и говорят, что он был наставником единобожия у халдеев, и египтян впервые научил астрономии и математике. Имя его доселе сохраняется в памяти арабов, которые называют его Эл-Халил, другом (Божиим).

С историей Авраама связывается несколько событий и фактов, которые нуждаются в более подробном изложении и объяснении. Таковы 1) Причины призвания Авраама и переселения его в Ханаан; 2) жертвоприношение Исаака и 3) факты, служащие предметом возражения со стороны рационалистической критики.

I. Причины призвания Авраама. Таких причин было несколько и первою из них была причина религиозная, которая состояла в намерении Божием сохранить Авраама от идолопоклонства и сделать его родоначальником избранного народа. После своего рассеяния, потомки Ноя, разрастаясь в племена и различные народы и удаляясь одни от других, мало-помалу забывали первоначальные предания и того Бога, Который открылся их праотцам. Понятие об истинном Боге помрачалось всё более и более. Поклонение Ему заменялось поклонением ложным божествам и идолам, и истинной религии угрожало полное исчезновение на земле. Св. Епифаний (Haer. 1, 6) записал древнее предание, по которому идолопоклонство начало распространяться среди людей уже во времена Серуха. Сначала, говорит он, люди не доводили своего суеверия до поклонения каменным, деревянным, золотым или [169-170] серебряным истуканам; такие изображения сначала были лишь средством возбуждения благоговения в людях по отношению к ложным богам. Видя распространение лжеучения, в виде многобожие, господствовавшего повсюду во времена Авраама, Бог по Своей великой милости соблаговолил сохранить залог откровения и истинной веры по крайней мере у одного народа, который бы специально был хранителем истинного богопоклонения. Вот почему Он избрал в качестве родоначальника этого народа праведника, который был предан истинной вере и заслуживал того, чтобы удостоиться чести быть отцом верующих. Но для того, чтобы избавить этого предка избранного народа от пагубных влияний примера окружающих людей, от соблазнов, которые могли влиять на него и его семейство в его отечестве, Бог порешил удалить Авраама из его отечества, и повелел ему оставить Халдею и дом своего отца. Св. Амвросий (Epist. 50) говорит, что Авраам ушел в землю Ханаанскую вследствие суеверия халдеев. Древние документы Халдеи, открытые и прочитанные в наше время, достаточно раскрывают пред нами религиозное состояние этой страны во времена Авраама. В стране этой совместно жили хамиты и семиты, причем те и другие были политеистами. Хамиты были первыми обладателями этой земли. Большая часть оставшихся от них текстов, написанных на суммиро-аккадском языке, суть тексты религиозные, посвятительные надписи богам, и из них видно, какое грубое идолопоклонство господствовало среди этого народа. Халдеи поклонялись звездам и различным предметам вселенной. В каждом городе был свой особый бог, хотя культ его и не исключал поклонения другим богам. Даже и семейство Авраама стало уже заражаться заблуждениями тех семитических племен, к которым оно принадлежало по своему происхождению, и хотя еще не совсем оставило истинного богопоклонения, однако и ему угрожала в этом опасность. Об этом свидетельствует Сам Господь устами Иисуса Навина: „За рекою жили отцы ваши издревле, Фарра, отец Авраама, и отец Нахора, и служили иным богам. Но Я взял отца вашего, Авраама, из-за реки, и водил его по всей земле Ханаанской“ (И. Нав. 24, 2, 3). В Мугейре открыты развалины храма, воздвигнутого в честь бога Сина еще раньше Авраама. Там, без сомнения, Фарра и другие предки евреев и совершали идолопоклонство, в котором укорял их Иисус Навин. То же самое сообщил Олоферну об иудейском народе и Ахиор, говоря: „Этот народ происходит от халдеев. Прежде они поселились в Месопотамии, потому что не хотели служить богам отцев своих, которые были в земле Халдейской и уклонились от пути предков своих, и начали поклоняться Богу неба, Богу, Которого они познали, и халдеи выгнали их от лица богов своих, и они бежали в Месопотамию, и долго там обитали. Но Бог их сказал, чтобы они вышли из места переселения, и шли в землю Ханаанскую“ (Иудифь, 5, 6—9). Даже признавая Бога Авраамова (Быт. 24, 50, 51, 31, 29—42), Лаван, сын Нахора, держал у себя терафимов, которые были похищены Рахилью (Быт. 13, 19, 30, 35). Господь таким образом взял Авраама из дома отца, чтобы сохранить его от идолопоклонства, начинавшего проникать и в среду его семейства. Одно раввинское предание рассказывает, что Авраам за то, что он отказался воздать богопоклонение Огню, которому покланялись халдеи, был ввергнут в раскаленную печь, от пламени которой он чудесно спасся; между тем как его брат, Аран, погиб там. Бл. Иероним и Августин принимали это предание. Св. Ефрем Сирин рассказывает, что Авраам, будучи еще юношей, поджег храм, где халдеи покланялись идолу Каинану; Аран прибежал, чтобы спасти идола от пламени, но сам был пожран огнем, вследствие чего халдеи [171-172] стали требовать смерти поджигателя; тогда Фарра и должен был бежать из страны вместе с своим семейством. — Второй причиной выселения Авраама была политическая. По мнению Ленормана, переселение Фарры и Авраама могло зависеть от еламитского завоевания, которому около 2250 год. до Р. Хр. подвергся весь бассейн Евфрата и Тигра, так что поход Кедорлаомера на Палестину (Быт. 14 гл.) был лишь одним из эпизодов этого общего движения. Если нашествие на Халдею со стороны чужеземного народа и не было исключительным побуждением, которое могло повести к переселению Авраама, то всё-таки и оно могло быть, по крайней мере, побочной причиной этого. Событие это, по промышлению Божию, могло послужить для Авраама достаточным основанием для оправдания в глазах современников его переселения, истинные побуждения которого были сокрыты. Наконец третья причина состояла в прообразовательности самого события. Некоторые отцы церкви видели в переселении Авраама образ воспитания или предмет нравственного назидания. Св. Ириней говорит, что, оставляя своих земных родителей и родичей, Авраам беспрекословно повиновался слову Божию, подавая пример величайшей веры в Промысл Божий. Совершенно так же апостолы, оставляя свои лодки и своих отцев, следовали за Словом Божиим.

II. Жертвоприношение Авраамом Исаака также требует некоторого пояснения, потому что с этим событием рационалисты связывают вопрос о существовании человеческих жертвоприношений у древних евреев. Этого рода критики, стараясь прилагать к религии Израиля законы естественной эволюции, предполагают, что израильтяне первоначально были политеистами, и приносили человеческие жертвы своему национальному богу Иаве, как и их современники, семиты или халдеи, приносили такие же жертвы своим ложным богам. Большинство народов, с которыми Авраам находился во взаимообщении, думали, что богам их особенно угодны человеческие жертвы, которые и приносились им в умилостивление. Касательно Вавилонии и Ассирии факт этот долго оспаривали. Но на гравированных камнях, служивших печатями или амулетами, весьма древнего вавилонского или халдейского происхождения, по-видимому прямо изображаются человеческие жертвоприношения. С другой стороны, жители Сепарваима бросали своих детей в огонь в честь своих богов Адрамелеха и Анамелеха (4 Цар. 17, 31). У ханаанских племен факт таких жертвоприношений не подлежит спору. Финикиане и карфагеняне известны были ужасными жертвоприношениями, которые они совершали своим Ваалам. Меса, царь моавитский, заклал своего старшего сына на городской стене, чтобы благодаря столь щедрому жертвоприношению получить победу (4 Цар. 3, 27). Израильтянам Бог строго запретил приносить человеческие жертвы Молоху (Левит. 18 21; 20, 2—5), но они не всегда соблюдали это запрещение и подражали в этом своим соседям (4 Цар. 16, 3; Пс. 105, 37—38; Иерем. 32, 35; Иезек. 23, 37). Чтобы доказать, что эти человеческие жертвоприношения не были среди еврейского народа лишь случайными и временными нарушениями божественного закона, а форменным богослужением, совершавшимся регулярно и находившим себе освящение в самом законе, рационалисты и ссылаются на рассказ о жертвоприношении Авраама, как он изложен в Быт. 22, 1—14. Но это повествование, рассматриваемое без всякой предзанятости, не представляет ни малейшего доказательства существования у евреев человеческих жертв в честь Иеговы. Бог, без сомнения, в силу Своего верховного права над жизнью и смертью, мог потребовать, чтобы Исаак был принесен Ему в жертву; но, по ясному выражению священного текста (Быт. 12, 1), это было лишь для того, чтобы испытать Авраама, подвергнуть [173-174] испытанию его послушание и его веру. Весь смысл повествования напротив показывает, что Бог именно не требовал в действительности жертвоприношения Исаака, потому что Сам же воспрепятствовал его совершению и удовлетворился доказательством безусловного послушания Авраама. Приношение Исаака таким образом отнюдь не было человеческим жертвоприношением, а только простым нравственным испытанием для Авраама, — уроком для него, что жизнь и смерть каждого человека во власти Божией. А что человеческие жертвоприношения были сами по себе неугодны Богу, это проявилось в формальном законе, которым впоследствии безусловно были запрещены евреям такие жертвоприношения (Втор. 11, 31). Но будучи испытанием веры Авраамовой, жертвоприношение Исаака имело и еще гораздо более высокое значение и смысл. Это был прообраз жертвоприношения Сына Божия. На это указывает ап. Павел, когда он говорит, что Авраам получил своего сына „в предзнаменование“ (Евр. 12, 19). Из различных толкований этого места, наиболее соответствует мысли апостола то, по которому жертвоприношение Исаака было предызображением жертвоприношения И. Христа Своим Отцом. В изречении ап. Павла, что Бог „не пощадил Сына Своего Единородного“ (Рим. 8, 32), также заключается намек на слово ангела Аврааму (Быт. 12, 12). Отцы и учители церкви подробно развивали данное ап. Павлом указание. Первый из прообразов Христовых страданий, какой Тертуллиан (М. 2, 628) открывает в ветхом завете, есть образ Исаака, ведомого своим отцом в качестве жертвы на заклание, и несущего дрова для своего жертвоприношения. Он прообразовал Христа, отданного Отцом Небесным в жертву искупления и самолично несшего Свой крест. По учению св. Иринея (М. 7, 986), Авраам, в силу своей веры самоотверженно порешивший принесть в жертву Богу своего единственного и возлюбленного сына, прообразовал совершенное Богом Отцом жертвоприношение Своего единородного возлюбленного Сына во искупление всего его потомства. Св. Мелитон сардийский (М. 5, 1216) сравнивает Исаака и овна, которым он был заменен, с Иисусом Христом, принесенным Отцом Небесным, и закланным на кресте. Ориген, сближая изречение Ангела (Быт. 12, 12) и ап. Павла (Рим. 8, 32), показывает, как Бог соперничал в щедрости с Авраамом. Патриарх принес Богу своего смертного сына, который не должен был умереть, а Бог предал смерти за всех людей Своего Бессмертного Сына. Что же воздадим мы Господу за всё то, что Он сделал для нас? Бог Отец не пощадил Своего Собственного Сына ради нас. Св. Амвросий во многих местах (М. 14, 331) излагал прообразовательный характер жертвоприношения Авраама. Тоже самое видим в учении и других отцев и учителей церкви, как св. І. Златоуст (Бес. 47 на кн. Бытия), Кирилл Александрийский, бл. Феодорит, Феофилакт, Ефрем Сирин и др. Те же самые мысли находили себе выражение и в древнем христианском искусстве. Так, изображения в катакомбах представляют это жертвоприношение как именно прообраз евхаристии. Такой характер носит изображение в катакомбах св. Каллиста, относящееся к концу II века. Авраам изображен в момент, когда он хочет заклать своего сына, Исаака. Отец и сын оба находятся в молитве, с воздетыми руками к небу, в положении молящихся. Даже овн поднимает свою голову, как бы для жертвоприношения. Около дерева находится связка дров, напоминающая исторические обстоятельства жертвоприношения и не позволяющая сомневаться в смысле всего изображения. На кладбище Генерозы заметны следы другого изображения того же жертвоприношения. На нём еще можно различать агнца и человека, одетого в тунику. Буквы A…HAM прямо указывают на имя самой личности. На втором соборе никейском, состоявшемся в 787 г., в IV деянии [175-176] приведено место из одной проповеди св. Григория Нисского, где святый епископ рассказывает, как часто он обращал свои взоры на изображение, которое заставляло его проливать слезы. На этом изображении был Исаак, коленопреклоненно стоящий на жертвеннике, со связанными назад руками. Авраам, стоя позади своего сына, положил свою левую руку на голову Исаака, и направил к жертве острие ножа, находящегося в правой руке. Эта цитата, приведенная в смысле указания на изображение страданий Иисуса Христа, служила к опровержению иконоборцев. Тот же самый предмет был изображен на нескольких древних мозаиках и на глиняных сосудах. Открытие этих памятников, таким образом, сохранило до нашего времени изъяснение таинственного значения жертвоприношения Авраама, которое представляло собою в одно и то же время и кровавую жертву Иисуса Христа на кресте, и Его бескровное жертвоприношение в евхаристии.

III. Возражения рационалистической критики и их опровержение. Против библейского повествования об Аврааме новейший рационализм выставляет не мало возражений, которые могут быть низведены к трем главным.

1. По вопросу о происхождении. По книге Бытия Авраам родился в городе Уре, в Халдее, и переселился в Харран, когда Бог призвал его в землю Ханаанскую, обещая отдать ее во владение ему и его потомкам. Немецкий критик Гитциг отвергает достоверность этого рассказа. По нему, происхождение Авраама есть чисто индийское. Чтобы убедиться в этом, достаточно-де сравнить его имя с именем Рама, индийского бога, и санскритским словом Браман. Что касается его жены Сарры, то имя её напоминает нимфу Сараджу; таким образом, Библия-де ошибается, представляя Авраама семитом; поэтому, его история не заслуживаете доверия, и есть не что иное, как миф. Это заключение не только поспешное, но и совершенно ошибочное. Имя Авраама настолько ассирийское (или халдейское), что оно встречается в списке эпонимов, или градоначальников Ниневии. Мало того: если, как свидетельствует Библия, Авраам вышел из Халдеи, то язык и обычаи этой страны, конечно, должны были оставить глубокий след у его потомков. А это именно и подтверждают новейшие открытия, с достаточностью доказывая близость между двумя народами, — еврейским и ассирийским. Укажем вкратце на эту близость между ними: а) Еврейский словарь весьма близок к словарю ассирийскому, по крайней мере в словах, выражающих понятия, известные со времен Авраама. Бог называется по-ассирийски Илу, а по-еврейски Ел; почти тождественны также в обоих языках и слова, обозначающая семейные отношения (отец, мать и проч.), члены человеческого тела (голова, глаз, рот и проч.), географические термины (море, река, звезда и пр.), оружие (лук, копье и проч.), металлы, животные; кроме того, есть и другие названия, как названия перебродивших напитков, числ, календаря, мер, которые своим сходством в обоих языках показывают, что еврейская цивилизация, помимо своего божественного элемента, есть не что иное, как одно из разветвлений халдейской цивилизации; б) грамматика также одна и та же в обоих языках. Когда Авраам оставил Месопотамию, то язык уже достиг своего флексического периода (см. п. сл. Язык), и, подобно всем семитическим языкам, получил свой определенный отпечаток; поэтому, между этими двумя грамматиками, ассирийской и еврейской, должно быть достаточно много черт сходства, чтобы можно было заключать об их общем происхождении, и всякий, кто сколько-нибудь занимался изучением языков еврейского и ассирийского, не мог не поражаться близким сходством между их грамматическими формами. Сходство это проявляется даже в стихах, потому что как в еврейском, так и ассирийском, существует параллеллизм с его обычным ритмом. Наконец, в довершение всего, не лишне сказать, что некоторые еврейские [177-178] идиотизмы, долго бывшие необъяснимыми, нашли теперь себе объяснение, благодаря знакомству с ассирийским языком. Так, одиннадцать по-еврейски называется асте-асар. Асара, как известно, означает десять, но доселе неизвестен был смысл асте. Теперь же, при помощи ассирийского языка, тайна эта выяснилась: асте или естин означает по-ассирийски один, и таким образом это еврейское слово означает один и десять, или одиннадцать. Хотя все указанные сближения не составляют исключительной принадлежности обоих языков, и можно указать значительное число сближений и с другими семитическими идиомами, всё-таки несомненно нет еще двух таких языков, которые были бы столь близко связаны между собой, как языки еврейский и ассирийский. Как бы то ни было, если принять во внимание результаты, достигнутые сравнением этих двух языков с фантастической этимологией Гитцига, то легко будет видеть, на чьей стороне находится истина.

2. По вопросу о путешествии Авраама в Египет — В главе 12-й книги Бытия рассказывается, что голод заставил Авраама отправиться в Египет; обстоятельства этого рассказа служат предметом многих возражений со стороны рационалистов. а) Перед вступлением в Египет Авраам, боясь, чтобы красота его супруги не сделалась для него причиной смерти, советует ей сказать, что она его сестра. Рационалисты не преминули воспользоваться этими словами, чтобы возвесть клевету на характер патриарха. Но в действительности — этот эпизод и служит именно доказательством подлинности повествования: в мифе не было бы такого рассказа. Но с другой стороны вполне верно и то, что Сарра была близкой родственницей Авраама, как об этом далее свидетельствует книга Бытия (20, 12); а на восточных языках слова „брат“ и „сестра“ употребляются для обозначения вообще близкого родства. Если таким образом Авраам не сказал всей правды, то во всяком случае и то, что он сказал, была правда, б) Когда они были в Египте, то Сарра была взята для фараона, и Авраам, благодаря ей, становится предметом особого царского благоволения: фараон наделяет его многочисленными подарками, и дает ему, между прочим, овец, волов, ослов и верблюдов. Все эти черты были для рационалистической критики предлогом для нападения на Библию, а между тем теперь они вполне оправдываются наукой. И прежде всего, цари Востока всегда пользовались правом брать себе в гарем всех незамужних женщин, которые им нравились, и известно, что цари Египта имели у себя второстепенных жен. Вот, напр., что рассказывает один египетский папирус: один рабочий, увидев, что надзиратель взял его осла, запротестовал против этого, и дело дошло до фараона, который, после допроса, произносит приговор в таких словах: „Он ни на что не отвечает, что говорят ему… Пусть нам дан будет отчет письменно…; его жена и его дети пусть принадлежат царю… Ты прикажешь дать ему хлеба“. Не имеем ли мы здесь истории, аналогичной с историей Авраама? Затем говорят: как семит, вроде Авраама, мог получить такой прием при дворе фараона, и особенно фараона хамитского? Но мы имеем два египетских памятника, которые опровергают это возражение и подтверждают библейский рассказ: а) На одной египетской гробнице изображено прибытие в Египет номадов аму (из Аравии или Палестины); имя их вождя Абма, (что в египетском произношении довольно сходно с именем Авраама); в Египет заставил их придти также, как и Авраама, голод, и они благосклонно приняты были египетским правителем. б) В одном папирусе сохранилась любопытная история некоего Сенеха: будучи аму или египтянин, он поступил на службу фараона, и достиг высоких должностей; но затем почему-то бежал, долго оставался в Палестине, наконец опять возвратился, вновь получил милость, и сделался близким советником царя. Всё [179-180] это близко совпадает с повествованием Библии. Но главное возражение рационалисты делают касательно подарков, сделанных Аврааму. «Смотрите — говорит Болэн, — в какую ошибку впадает автор этого повествования: лошади были весьма многочисленны в Египте, а между тем он не упоминает их среди животных,подаренных Аврааму; наоборот, автор перечисляет овец и верблюдов, которые между тем были очень редки в Египте, и ослов, которых там и совсем не могли терпеть. Можно ли признать подлинным рассказ, столь переполненный ошибками»? На это возражение мы можем сказать, что подробности, передаваемые библейским историком, вполне согласуются с истиной. Овцы изображаются на египетских памятниках уже XII династии, и мы имеем, между прочим, одну надпись, где 3,208 этих животных приписываются одному владельцу. То же самое и касательно волов: геологические раскопки дали возможность открывать их кости в Дельте на значительной глубине, и, судя по надписям, ими пользовались в Египте так же, как пользуются и теперь; известны, кроме того, египетский культ быка Аписа и история золотого тельца. Ослы также изображаются целыми стадами на гробницах пирамид, где в надписях приписывается одному владельцу до 760 этих животных. Главное затруднение касается верблюдов. Они редко изображаются на памятниках. Но можно ли заключать отсюда об их отсутствии или крайней редкости в Египте? Нет. На самом деле: а) известные правила препятствовали художникам изображать некоторых животных, напр., кур и кошек; возможно, что подобный же обычай существовал и по отношению к верблюдам. б) С несомненностью известно, что верблюды были в Египте во времена Птоломеев; а между тем на памятниках их времени не встречается изображения этих животных: то же самое могло быть и в предшествующие века. в) У арабов несомненно были в употреблении верблюды; их соседи, египтяне, поэтому, наверно также были знакомы с ними. г) Некоторые памятники доказывают, что в Египте пользовались верблюдами в весьма древнюю эпоху: в надписях говорится, что там учили их плясать; Салманассар (857 г.) упоминает о верблюдах среди предметов дани, платимой Египтом. д) Наконец, геологические раскопки дали возможность находить костяки дромадеров в египетской почве на весьма значительной глубине. Все эти свидетельства настолько категоричны, что известный египтолог Шаба, возражавший сначала против этого пункта Библии, впоследствии формально отказался от своего возражения. Что касается лошадей, то Болэн видит несообразность в библейском повествовании в том, что в нём не упоминается о них. Причина между тем весьма простая: лошади появились в Египте лишь с нашествием гиксов, и в иероглифах они появляются не раньше эпохи XVII династии; а путешествие Авраама в Египет обыкновенно относят ко времени XII династии.

3. По вопросу о победе над Кедорлаомером. — Когда Авраам возвратился из Египта в Палестину, то Кедорлаомер, царь еламский, Амрафел, царь сеннаарский, Ариох, царь елассарский, и Фидал, царь гоимский, победив пять царей хананейских, увели, между другими пленниками, и Авраамова племянника, Лота. При известии об этом, Авраам собрал 318 своих домочадцев, бросился в погоню за победителями, разбил их, и освободил пленников. Таков, в сущности, рассказ 14-й главы книги Бытия. Рассказ об этой победе рационалисты считают прямо легендарным. В 1860 г. Кнобель, признавая, что тут имеется в виду какое-нибудь историческое предание, пытался всё-таки доказать недостоверность библейского повествования, и не мог, напр., допускать, чтобы еламитяне так далеко распространяли свою власть во времена Авраама: библейский автор, по его мнению, наверно ошибся, и принял ассириян за еламитян. После Кнобеля, рационалисты стали даже, отрицать и всю историческую основу [181-182] библейского повествования; по мнению Болэна, Амрафел — это Сарданапал, Ариох — Арбак, и Кедорлаомер — Белезис; по мнению Гитцига, рассказ об этом походе есть лишь подражание рассказу о походе Сеннахирима. Гротефенд пошел дальше всех других: по его мнению, еламитское нашествие есть не что иное, как старый вавилонский миф; опираясь на крайне фантастическую этимологию, он видит в Амрафеле весну, в Ариохе — лето, и пр.; и пять хананейских царей, по его мнению, не что иное, как пять дополнительных дней вавилонского календаря. В виду этих фантазий, достаточно просто указать на то, что показывают нам новейшие открытия по вопросу об этом еламитском походе. — Имя Кедорлаомер или Кудур-Лагамар есть вполне еламитское. Кудур встречается в имени всех царей Елама, а Лагамар есть божество; так что имя Кедорлаомер означает «служитель Лагамара», а не «обвязка для снопа», как объяснял Гротефенд. Что Елам, под властью этого царя, в древности представлял собою могущественное государство, это подтверждается открытиями, сделанными в Сузе, столице этого царства. Что касается Ариоха, царя Елассарского, то ассириология представила нам еще более интересные результаты: его имя открыто в имени Ери-аку, царя города Ларсы; так что этот древний царь, о котором мы знали единственно из книги Бытия, но которого рационалистическая критика относила к области мифов, найден в надписях на памятниках весьма высокой древности: какое свидетельство в пользу исторической достоверности этого повествования!

Авраам часто упоминается в Новом завете. В евангелии Пресв. Дева Мария и Захария воспевают обетования и завет Авраама (Лук. 1, 55 и 73). И. Христос называется Сыном Авраама (Мф. 1, 1; Лук. 3, 34). В лоне Авраамовом покоются все почившие праведники (Лук. 13, 28). Ап. Петр, св. Стефан первомученик (Деян. 3, 25; 7, 2—8, 17) и ап. Павел (Евр. 6, 13) напоминают иудеям об обетованиях их праотцу, и апостол народов доказывает, что эти обетовании исполнились в лице И. Христа «Писание, говорит он, видя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: в тебе благословятся все народы“, и далее прибавляет: „Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: и потомкам, как бы о многих, но как об одном, и семени твоему, которое есть Христос» (Галат. III, 8, 16). — Едва ли нужно доказывать, что все народы действительно получили благословение во Христе, сыне Давидовом, сыне Авраамовом, что они наделены всеми благословениями благодати, всеми духовными благами, чрез церковь, которой Он есть Основатель и Глава.

Авраам, как родоначальник еврейского народа, небезызвестен и гражданской истории. Халдейский жрец-писатель Бероз, как видно из отрывка у И. Флавия (Древн. I, 7, 2), говорит об одном высоконравственном человеке, знакомом с небесными предметами, жившем среди халдеев в десятом поколении после потопа, и по мнению И. Флавия, халдейский жрец разумел здесь Авраама. Историк Николай Дамасский, свидетельство которого также приводится И. Флавием, говорите, что Авраам вышел из Халдеи с войском, отправился сначала в Дамаск, где и царствовал в течение некоторого времени, прежде чем вступить в землю Ханаанскую: По Иустину Философу, Авраам был 4-м царем Дамаска, Евсевий Кесарийский собрал об Аврааме все сведения, находящиеся у Бероза, Гекатея, Николая Дамасского, Евполема, Артапана, Милона и Филона старшего, привод. у Александра Полигистора и И. Флавия. — Теже древние писатели сообщают предания о глубоких познаниях Авраама в астрономии, метафизике и математике. Свида под слов. Abraham говорит, что он изобрел еврейский алфавит, и ему же приписывалось несколько сочинений: книга о творении, об идолопоклонстве, псалмы 88 и 89. Но эти сказания уже выходят за пределы строгой истории. [183-184] Об Аврааме см. у св. Амвросия De Abraham, у Миня П. лат., XIV, col. 414—500; Beer, Leben Abrahams, Leipzig 1859; Tomkins, Studies on the Times of Abraham, London. В русской литературе: Д. Щеглов, Призвание Авраама и историческое значение этого события. Киев 1874; статьи: «Авраам и его потомки» («Христиан. Чтение» 1829 год, 34); «Авраам Отец Верующих» («Воскр. Чтение» 1854, 342). См. также об Аврааме в «Библейской истории при свете новейших исследований и открытий» А. П. Лопухина, том I.

Авраам в месяцеслове. — Авраам вместе с своим племянником, прав. Лотом, воспоминаются св. церковью 9 окт. и в неделю св. праотцев. — В Прол. и Чт.-Мин. на 9 окт. полагалось особое чтение — «слово об Аврааме», составленное на основании библейского повествования об нём (Быт. гл. 1125). — См. Сп.-Прил. Пр., XIV в., перг., печ. Пр. 1675 г., Чт.-М. Мак. Син., изд. археог. ком., Мар. Р., ASS. oct. IV, 997. — Св. Дим. Рост. в Чт.-Мин.: «в той же день (9 окт.) память святого праведного Авраама праотца, иже Бога в Троице единого, в триех лицех Ангельских ему явльшегося, у дуба Мамврийского учреди» (почтил гостеприимством, оучредити — ξεναγεῖν, ξενίζειν, hospitio accipere, — Miclos., Lex. palaeoslov., s. v.). В Мен. В. на 9 окт. памяти пр. Авраама нет. В Синаксар. Никодима (Venet., 1§19 г.) на 9 окт. сказания о прав. Аврааме нет, но положена память и приводятся двустишия — отдельно Аврааму и отдельно Лоту (двустишия эти были и в нашем стишном Прологе). В первом издании „Христ. Месяцеслова, с краткими историч. сказаниями о всех святых, прославляемых Православною церковию“, сделанном „с разрешения Святейшего Правительствующего Синода“ (Москва 1851 г.), говорится, что „Авр. прав, и Л., плем. его, жили за 1992 г. до Р. Хр.“ (стр. 320). Славянские и русские апокрифические сказания об Аврааме и рус. духовные стихи об нём см. под словами — Апокрифы и духовные стихи.