ПБЭ/ВТ/Акоминат, Никита

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Акоминат, Никита
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 404—417 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Акоминат, Никита в дореформенной орфографии


[403-404] АКОМИНАТ НИКИТА — замечательный византийский писатель XII века. Он родился в средине этого столетия в фригийском (в Малой Азии) городе Хонах, ранее носившем название Колоссы, к жителям коих написал одно из своих посланий св. апостол Павел. Отец Никиты имел значительное состояние и обширные связи как в Константинополе, столице Византийской империи, так и в провинциальных городах. Девятилетним мальчиком Никита был отправлен отцом в Царьград, где и получил прекрасное образование под руководством своего старшего брата, вышеупомянутого Михаила Акомината. Когда Михаил был назначен митрополитом афинским, Никита был уже совершеннолетним и закончил свое образование. Около 1180 года он поступил на государственную службу и состоял секретарем при дворе малолетнего византийского императора Алексея II Комнина, управлявшего империей под опекою своей матери, царицы Марии. Во время этой опеки при дворе начались сильные интриги, которые развились до того, что дядя императора, Андроник Комнин, сперва устранил царицу от опеки, а затем лишил царя жизни и в 1183 году объявил себя императором. Никита весьма не сочувствовал перемене правительства и должен был удалиться из столицы. Во время этого уединения Никита, прекрасно изучивший раньше богословие и философию с ораторским искусством, занялся изучением гражданского права и достиг в этой области знания [405-406] такого совершенства, что сделался, по словам брата его Михаила, живым сводом законов, ходячим комментарием. В 1185 году Андроник Комнин был низвергнут с византийского престола царедворцем Исааком из фамилии Ангелов, который и сделался императором. С наступлением в столице политического затишья, сюда возвратился и Никита и снова принял на себя должность императорского секретаря. С этого времени Никита не оставлял государственной службы, стал принимать непосредственное участие во многих политических событиях Византии и достиг высших государственных должностей; по картинному выражению Михаила Акомината, каждый новый император не только оставлял за Никитой то, чем он пользовался раньше, но, как будто желая расположением к нему превзойти своего предшественника, присоединял к прежним его отличиям новые. Как видно из сочинений Никиты, он прошел следующие должности: императорского секретаря, логофета секретов (в роде нашего министра финансов), члена сенаторского совета, министра юстиции, сфора и судии вила (в роде нашего председателя судебной палаты), прокафимена китона (придворного казначея) и великого логофета (государственного канцлера); наконец, во время третьего крестового похода (в 1189 году) он управлял Филиппопольскою областью. Занимая высшие судебно-административные должности, Никита приобрел большое богатство и проводил роскошную жизнь. Но в 1204 году в жизни Никиты произошла резкая перемена. Как известно, 12-го апреля этого года, Константинополь был взят латинским крестоносным ополчением и подвергнут ужасному разорению и неслыханному грабежу; жители города должны были бежать отсюда. И Никита, потерявши и богатство и почетную должность, вынужден был оставить столицу и удалился сперва в город Селимврию, где в нужде и страхе за жизнь свою и семьи, пробыл около двух лет, а затем в Никею, где еще в 1204 году возникла новая греческая империя под властью Феодора Ласкариса. В Никее для Никиты наступила более счастливая пора. Император Феодор Ласкарис обласкал его и возвратил утраченные им прежде почести и отличия. В свою очередь и Никита принял участие в политической жизни Никейской империи и своею административною опытностью, обширным образованием, честным и неподкупным характером оказал своим соплеменникам большие услуги. Год смерти Никиты можно указать только приблизительно: он падает на период времени между 1210 и 1215 годами.

В истории византийской литературы Никита Акоминат (или Хониат, по месту его рождения) известен как выдающийся историк и замечательный богослов. Главнейший его труд есть большая и вполне сохранившаяся „История“, состоящая из 21-ой книги и обнимающая период времени от 1118 до 1206 года, т. е. от начала царствования византийского императора Иоанна II Комнина до утверждения в Никее императора Феодора Ласкариса. Этот труд был окончательно обработан Никитою, несомненно, после 1206 года, когда, удалившись в Никею, он пользовался сравнительным досугом и спокойствием при дворе Феодора Ласкариса. Но план произведения и некоторые его части были составлены автором еще в Константинополе, где он вел записки о современных событиях и собирал материалы для некоторых отделов своей „Истории“; впоследствии же он обработал их, дополнил, исправил и придал им литературную форму. Никита не случайно взялся написать историю своего времени. Он обладал обширными историческими знаниями, читал дневники писателей и отечественных историков. Побуждением к составлению истории, по собственным словам Никиты, было желание восполнить пробел в отечественной историографии, которая не имела ни одного сочинения, обнимающего XII столетие. К этому еще присоединилось сознание [407-408] высокой пользы, которую история может приносить как читателям, так и тому, кто занимается историческим трудом. Не говоря о назидательности и нравственной пользе, которая везде выставляется автором, как необходимый плод истории, чрез нее люди, давно уже сошедшие с земного поприща, снова вызываются к жизни и как бы уподобляются бессмертным. История, по отзыву Никиты, есть лучший плод ума человеческого и прекраснейшее изобретение греческого гения. Он считает святотатственным посягательством на важность истории — взять предмет недостойный её, или отступить в изложении от истины. Сознавая возвышенные требования истории и нравственную её пользу, историк должен заботиться об общедоступном изложении, ясности и простоте. Историю должны читать все люди, высших классов и низших, образованные и невежды — всех она должна поучать своим простым и ясным слогом. Исходя из таких соображений, Никита и написал свой главный исторический труд.

Рассказ Никиты начинается с событий 1118 года, когда умер император Алексей I Комнин и византийской империей стал править его сын Иоанн. Не бывши очевидцем и современником царствования Иоанна, Никита ведет рассказ о нём довольно кратко, только изредка вдаваясь в подробности, случайно дошедшие до него. О всём царствовании Иоанна рассказывается в одной книге, которая разделена на 12 глав. Преемником Иоанна на византийском престоле был сын его Мануил (1143—1180 г.), царствование которого описано Никитою в семи книгах, каждая их коих также делится на главы. И этот отдел „Истории“ Никиты не отличается особым богатством содержания за исключением лишь описаний военных походов, которые император предпринимал против славян, сарацин, крестоносцев и др.; к тому же автор не следит здесь за хронологическою связью событий, а держится лишь постепенности в изложении. Царствованию несчастного малолетнего Алексея II (1180—1183), наследника Мануила, в „Истории“ Никиты посвящена одна книга, разделенная на 18 глав. Около этого времени Никита поступил уже на службу и мог описывать события по собственным впечатлениям и заметкам. Эта книга написана живо и правдиво, и ярко изображает ряд интриг и заговоров, возникших при дворе в среде двух партий. Правление императора Андроника Комнина (1183—1185) описывается Никитою в двух книгах, с полным знанием обстоятельств времени и с любопытными подробностями. Интерес рассказа всецело сосредоточивается на личности Андроника, примечательной во многих отношениях. Андроника сверг с престола и предал поруганию толпы царедворец Исаак, из рода Ангелов. Он дважды занимал византийский престол: в первый раз от 1185 до 1195 года, а во второй — был посажен на престол крестоносцами четвертого крестового похода и царствовал вместе с сыном своим Алексеем (1203—1204). Десятилетнему периоду его царствования посвящены три книги, в которых ведется обстоятельная речь о войнах царя в Сицилии, с крестоносцами, болгарами и сербами, а также подробно рассказывается о правительственной системе Исаака Ангела и его личном достоинстве и стремлениях, о борьбе партий и внутренней жизни византийского общества. В 1195 году Исаак предпринял поход против славян и на пути был лишен власти своим братом Алексеем, который и воцарился с именем Алексея III Комнина—Ангела. История его царствования (1195—1203) изложена в трех книгах. Писатель занимается здесь преимущественно войною императора с сербами, болгарами и турками, а в конце третьей книги излагает обстоятельства, предшествовавшие четвертому крестовому походу. Низверженный и ослепленный Исаак Ангел не потерял надежды на возвращение престола, отправил в Европу своего сына Алексея с тем, [409-410] чтобы он упросил папу и французского короля принять участие в его судьбе. Расчётливые венецианцы, к которым обратился Алексей, составили искусный план — направить силы крестоносного ополчения, нуждавшегося в их услугах, не в Святую землю, а на Византию. Последствием этого было то, что осажденный в Цареграде император Алексей III, отчаявшись в успехе защиты против латинян, тайно убежал из столицы. После постыдного бегства Алексея III из Константинополя, императором вторично был провозглашен Исаак Ангел, сделавший своим соправителем сына Алексея IV. Вторичному царствованию Исаака Никитою посвящена одна книга. Здесь рассказывает, что Исаак для поддержания своего колеблющегося престола, вошел с латинянами в соглашение и обещал уплатить им огромную сумму денег в вознаграждение понесенных ими во время похода убытков. Так как в государственном казначействе не оказалось нужной суммы, то Исаак прибег к чрезвычайным налогам и конфисковал церковную и частную собственность. Латиняне, под влиянием вражды к грекам, произвели в Константинополе опустошительный пожар, а император Алексей IV явно оскорблял византийцев своею дружбою с врагами и дурным поведением. Вследствие этого, в Константинополе произошел бунт, во время которого Исаак скоропостижно умер, императором был избран Алексей V Мурзуфл, из рода Дук, а Алексей IV был заключен под стражу. Это произошло в январе 1204 года. 12 апреля того же года, после продолжительной осады Константинополя латинянами, с которыми Алексей V вступил в борьбу, Царьград был взят крестоносцами и разграблен, Алексей V бежал, а народ избрал на престол вельможу Феодора Ласкариса; об этом рассказывается Никитою в одной книге под заглавием — „царствование Алексея Дуки Мурзуфла“. Рассматриваемое произведение византийского историка оканчивается большою книгою, разделенною на 17 глав и излагающею события после завоевания Константинополя. В частности, здесь автор рассказывает о бедствиях, понесенных им во время грабежа столицы и бегства из Константинополя, о постепенных завоеваниях латинян в восточных и западных областях Византийской империи, о возникновении латинских княжеств и болгарского государства; история заканчивается сообщением об утверждении Феодора Ласкариса в Никее и о венчании королевским венцом Генриха Фландрского. Таково содержание „Истории“ Никиты.

Главными источниками для Никиты при написании „Истории“ были его собственные наблюдения и впечатления. Он был современником большей половины той эпохи, которую описывает и по своему общественному положению имел полную возможность собрать необходимые для исторического труда сведения. Затем, несомненно, он пользовался и современными письменными памятниками разного рода. Так о сицилийской войне 1180—1185 годов он рассказывает на основании сочинения о ней знаменитого Фессалоникийского митрополита XII века Евстафия, сделав к этому источнику лишь незначительные поправки. При описании царствований Иоанна и Мануила Комнинов Никита, вероятно, пользовался историческим трудом византийского писателя Иоанна Кинната. Возможно, наконец, что в распоряжении Никиты были некоторые официальные документы — новеллы и постановления императоров, государственные акты и договоры, а также — слова, письма, речи и записки светских и духовных писателей-современников. В виду этого Никита признается вполне достоверным и ценным историком. Еще первый издатель „Истории“ Никиты — Иероним Вольф (1516—1580 г.) сделал о нём следующий вполне справедливый отзыв: „Хониат, говорит он, есть человек, не только украшенный высокими достоинствами своего времени, но и отличный по таланту и многостороннему образованию; по моему убеждению, это писатель [411-412] весьма справедливый, превосходный по изложению и весьма полезный для читателей; в своем изложении он проводит строгую связь между событиями, наглядно развивает действие и создает образованный круг читателей, возвышает их мировоззрение; рассказ его доставляет высокое наслаждение, особенно там, где речь идет о крупных событиях и неожиданных переменах счастья“. И действительно, „История“ Никиты представляется весьма важной, во многих отношениях. Прежде всего, она обнимает довольно большой период времени и в большей своей части (с описания царствования Алексея III) является единственным историческим источником для ознакомления с одной из интереснейших эпох в истории Византии. Эта эпоха описывается Никитой весьма подробно и разносторонне. Читатель знакомится здесь и с внешними обстоятельствами падающих на это время царствований, и с внутреннею жизнию византийского общества в разных его представителях: императоры, их быт и жизнь, придворные интриги,положение высших классов византийского общества, высшее духовенство и монахи, простой народ и войско — всё это живо и ярко изображается в „Истории“ Никиты. Весьма любопытны его правдивые сообщения и о крестоносцах-латинянах, этих „проклятых варварах“, к которым он проникнут ненавистью и злобою за их враждебное отношение к востоку и православию. Вообще, труд Никиты Акомината весьма полезен не только для занимающихся гражданскою историей Византии средних веков, но и для историка греко-восточной церкви, который найдет здесь много интересного для себя и важного материала касательно богословских споров в недрах церкви, положения монашества и духовенства и т. п. Но „История“ Никиты несвободна и от некоторых недостатков. К ним нужно отнести — невыдержанность плана, недостаточность хронологических данных, искусственный риторический язык с обилием витиеватых фраз, метафор, неясных выражений и т. п. Лучшее издание „Истории“ Никиты сделано Беккером в боннской серии — Corpus scriptorum byzantinorum (1835 г.), откуда оно перепечатано Migne’ем в Patrologia graeca (t. CXXXIX). По изданию Беккера „История“ Никиты Хониата переведена и на русский язык при С.-Петербургской духовной академии, в двух томах (1860—1862 г.).

К „истории“ Никиты относится, в качестве приложения, его рассказ „О статуях города Константинополя“. В этом рассказе сообщается о том, как латиняне, после завоевания Константинополя в 1204 году, подвергли разрушению и истреблению гробницы византийских императоров, некоторые столичные святыни и, главным образом, статуи, которые подробно и перечисляются автором. В виду того, что этот рассказ о художественных памятниках средневекового Константинополя является почти единственным в византийской литературе, он имеет важное значение и служит прекрасным дополнением к „Истории“ Никиты. Этот рассказ помещен в тех же изданиях — греческом и русском.

Как богослов, Никита Акоминат известен своим сочинением „Сокровище православия (Θησαυρὸς ὀρθοδοξίας)“. Это сочинение относится к разряду догматико-полемических, написано Никитою между 1204—1210 годами, по просьбе одного из его друзей и заключает в себе изложение православной вере и опровержение различных еретиков. По своему содержанию оно тесно примыкает к догматико-полемическому сочинению Евфимия Зигавина — „Догматическая паноплия православной веры“, написанному по поручению византийского императора Алексея I. Комнина (1083—1118 г.). В предисловии к своему труду Никита прямо заявляет, что задачею своею ставит — дополнить „Паноплию“ Евфимия, представив ереси в более подробном и генетическом изложении и подвергнув их более обстоятельному разбору. И действительно, [413-414] Никита критически относится к сочинению своего предшественника. Многие стороны в учении православной веры излагает оригинально и с похвальным углублением в сущность предмета, говорит языком живым, с оттенком чувства и, вообще, не отказывает разуму человеческому в самостоятельном изучении и исследовании христианской догматики. Из всего видно, что он продумал и прочувствовал то, о чём пишет, а не следует обычной манере своего предшественника — сухо и традиционно опровергать еретиков. Таким образом, „Сокровище православия“ задумано и выполнено на более широких началах, чем труды Зигавина. Гораздо богаче у Никиты и материал, которым он воспользовался для положительного раскрытия православно-христианского учения и для опровержения еретиков. Он цитирует в своем сочинении творения — Игнатия Богоносца, Мелитона Сардийского, Иустина Философа, Григория Чудотворца, папу Юлия, всех знаменитейших отцев и учителей церкви IV и V веков, а также богословов позднейших — Анастасия Синаита, Ефрема Антиохийского, Константинопольского патриарха Фотия, Николая Мефонского, Феофилакта Болгарского и многих других; из латинских богословов у него упоминаются Амвросий Медиоланский и блаженный Августин. Правильное указание цитируемых сочинений и извлечений из них ясно свидетельствует о том, что Никита действительно имел их под руками. Полная характеристика „Сокровища православия“ в настоящее время невозможна, потому что только малая часть его издана в печати, а большая половина находится в рукописях. Сочинение состоит из 27 книг. В первой книге речь идет об язычестве и иудействе; в частности, автор излагает здесь религиозную историю иудеев от Адама до Моисея, объясняет происхождение идолопоклонства, а затем переходит к уяснению происхождения и развития греческих мистерий и философских учений, причем ведет речь о философии Пифагора, Платона и Эпикура, которых однако ставит ниже Моисея; в заключении первой книги автор опять возвращается к иудейству и характеризует иудейские секты — саддукеев, книжников, фарисеев, имероваптистов (признававших необходимым для духовного очищения ежедневное крещение), назореев, ессеев, иродиан и самарян; эти секты, по мнению Никиты, влияли на образование сект христианских. Со второй книги Никита переходит к изложению христианского учения и говорит здесь о Святой Троице, ангелах и человеке; о Св. Троице он пишет на основании творений отцев церкви; для уяснения единства Божества при троичности он пользуется образом серафима с двумя крыльями: Отец — это серафим, Сын Божий и Дух Святый — два тела его. Любопытно также и философско-богословское учение Никиты о человеке, касающееся различия души и духа, чувств и сил души, её деятельности и бессмертия, её происхождении в теле человеческом и местопребывания. В третьей книге Никита говорит о вочеловечении Бога-Слова и довольно удачно разрешает некоторые недоуменные вопросы касательно этой истины, обнаружив при этом обширную богословскую начитанность. В четвертой книге Никита обозревает и опровергает ереси (числом 44), возникшие в древней церкви до появления арианства: здесь автором указываются не только ереси общеизвестные, но и такие, о которых в исторической литературе сохранились весьма скудные сведения, хотя они продолжали существовать даже в эпоху нашего автора. Из таких еретиков он отмечает — гносимахов, отрицавших значение научного исследования христианского учения и признававших пользу только добрых дел, — фнитопсихитов, отрицавших бессмертие души человеческой, — христолитов, учивших, что Христос вознесся на небо только Божеством, а тело оставил на земле, — этнофронов, которые, при христианских своих убеждениях, были преданы языческим суевериям и совершали языческие обряды, и — парерминевтов, ложных толкователей [415-416] Священного Писания. Книги V—XVI заняты описанием великих христологических споров, начиная от ереси Ария и оканчивая иконоборством; из них издана только пятая книга, разделенная на 70 весьма малых глав. Книги XVII—XXII имеют своим содержанием неправильные учения армян, павлиниан, богомилов, сарацин и латинян. Наконец, в пяти последних книгах (XXIII—XXVII) излагаются богословские споры, происходившие в Византии при императорах Алексее I и Мануиле I Комнинах и при Алексее Ангеле и касавшиеся вопросов о „Магометовском боге“, тленности и нетленности принимаемой нами евхаристии и др. Эта часть „Сокровища“ Никиты наиболее ценна, так как излагает современное автору философско-богословское движение, любопытное во многих отношениях, но почти совсем недоступное для исследования, вследствие недостаточности исторических о нём известий. Весьма полезны для науки и другие книги рассматриваемого сочинения. В виду этого, нельзя не разделять мнения профессоров — мюнхенского Карла Крумбахера и московского — Α. П. Лебедева о том, чтобы „Θησαυρὸς ὀρθοδοξίας“ Никиты Хониата возможно скорее было издано в свет в полном своем составе, так как, по справедливому замечанию ученого Ульмана, хотя ученость Никиты, обнаруживаемая в этом сочинении, не вполне самостоятельна, однако он возвышается над современниками своими познаниями и является человеком, достойным лучших времен.

Кроме двух указанных главных сочинений, Никите Акоминату принадлежит несколько ораторских произведений, составленных и произнесенных им по поводу различных обстоятельств. К ним относятся: речь к императору Исааку Ангелу, произнесенная около 1191 года по случаю его похода против скифов (болгар); известительное послание императора Исаака константинопольскому патриарху о его победе над болгарами, в 1186 году, составленное участвовавшим в походе Никитою; два слова к императору Алексею III Комнину, одно из которых произнесено по поводу возвращения царя из восточных провинций после заключения мира с иконийским султаном Кай-Хазроем в 1198 году, а другое сказано в 1201—1202 году по случаю его возвращения из западных провинций империи, где он воевал с тремя мятежниками; публичная речь, составленная по случаю провозглашения Феодора Ласкариса владетелем восточных областей империи и занятия латинянами Константинополя в 1204 году и извествая под именем σιλέντων; два слова к греческо-никейскому императору Феодору Ласкарису, из которых одно произнесено в конце 1206 или в начале 1207 года по поводу побед императора над мятежниками, а другое — после поражения иконийского султана. Все эти речи Никиты изданы греческим ученым Сафою, в его Μεσαιωνικὴ Βιβλιοθήκη (т. I 1872). Никита Акоминат считается также автором риторического упражнения под заглавием „Сравнение лета и зимы“, некоторых писем и проповедей (например, в неделю Крестопоклонную и Ваий); но эти произведения еще не изданы и хранятся в рукописях в библиотеках Востока и Запада. Наконец, ему приписывается одно поэтическое произведение, составленное по поводу брака императора Исаака на дочери венгерского короля Вела или Бела; и это произведение хранится еще в рукописи.

В отношении языка и стиля, Никита представляется характерным византийским писателем средневековой эпохи. Речь его отличается страстным, патетическим тоном, богата образами, сравнениями и риторическими фигурами, снабжена богословскими терминами, текстами Священного Писания и выдержками из творений св. отцев. Вместе с тем автор отличается живым воображением, обладает обширными знаниями — мифологическими, философскими и богословскими, часто прибегает к драматическому изложению событий, вводит в литературный оборот народные пословицы и поговорки и вообще с любовью относится [417-418] к писательскому труду. Не без основания, поэтому, Никите Акоминату отводится первое и главное место в ряду исторических писателей XII века.