ПБЭ/ВТ/Андрей Боголюбский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андрей Боголюбский
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 776—781 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ВЭ : МЭСБЕ : РБС : ЭЛ : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Андрей Боголюбский в дореформенной орфографии


[775-776] АНДРЕЙ Боголюбский велик. кн., св. — Сын вел. кн. Юрия (Георгия) Владим. Долгорукого и внук знаменитого Владимира Моном., Анд. Юрьев. (Георгиевич) род , вероятно, в 1111 году; его мать была дочь половецкого хана Аэпы Асеневнча, принявшего христианство. Богато одаренный от природы духовными и телесными силами, кн. Анд. вырос и воспитался в условиях и обстановке эпически-богатырских времен до-Монгольской Руси, воспетых в «Слове о Полку Игореве», и соединял в себе многие черты того идеального князя-богатыря и князя-христианина, которые указываются и прославляются как в этом произведении, так и в Летописи Нестора, и в «Поучении-Завещании» деда Андрея, Владимира Мон., и в южно-русских былинах: кипучая, неустанная деятельность, беззаветная отвага и мужество, любовь к родной земле и — «Туга—печаль по ней», в виду бесконечных княжеских усобиц, накликавших все беды на нее, глубоко-искренняя религиозность и набожность, но без всякой примеси лицемерия и ханжества — живая и деятельная, соответственно условиям тогдашнего понимания и строя жизни. Такие черты, в большей или меньшей мере, соединял в себе и проявлял св. кн. Анд. Боголюбский. Но в нём и в характере его деятельности были и обнаружились [777-778] и другие, уже совершенно новые, самобытные стороны, определявшие его значение и положение в государственно-историческом развитии древней России. Все наши новейшие историки (Карамзин, Погодин, Соловьев и т. д.), при всём различии взглядов на отдельные действия этого вел. князя. единогласно признают, что он понимал высокую государственную задачу, предлежавшую пред ним, в интересах дальнейшего развития и роста государственного организма России и многое сделал для её разрешения, посвятив ей всю жизнь. Задача эта состояла в заселении и устроении Северо-Восточной Руси, в объединении её разноплеменного населения, в просвещении светом христианства и — прежде всего, может быть, — в ослаблении и полном уничтожении тех усобиц, которые были прямым последствием удельно-вечевого дробления Руси и которые прямо вели ее к полному уничтожению. Св. Анд. Боголюбский жил и работал в направлении этих именно насущных запросов тогдашней жизни и дальнейшей Русской истории…

Достигнув совершеннолетия, св. Андрей Боголюбский получает «для кормления» — удел, город Владимир на Клязьме, только что отстроенный Владимиром Мономахом, и — начинает свою работу — строит города (Юрьев, Дмитров и др.), помогает устрояться прибывавшим и прибывавшим переселенцам и поддерживает переселенческое движение с юга на север Руси. Он женится на дочери боярина Кучки и этим навсегда соединяет свое имя с началом и основанием Москвы. Мирная, продолжительная и неустанная, хотя и невидная работа по устроению обширного незаселенного и неустроенного края, скромная и, потому, конечно, обходимая молчанием летописцами (южно-русскими), всецело жившими еще временами былинного богатырства Киевской Руси, — дала ему потом право на собрании бояр и князей во Владимире в 1162 г. торжественно заявить: «Я Белую Русь городами и селами застроил и многолюдною учинил». Этим он сам гордился и это признает за ним история. Принимал он участие и в ратных делах его отца на юге России и, по свидетельству летописцев, явил чудеса мужества и храбрости, но воинская слава не пленяла его, потому что он «не величав был на ратный чин» и лишь помогал отцу в его воинственных предприятиях и подчинялся необходимости удержать за их домом права власти и силы. Он не любил Южной России — с её красотою, пирами, шумом и блеском, но вместе и с её постоянными княжескими счетами, волнениями и смутами удельно-княжеского периода. Его постоянно тянуло на север и он стоял как бы совершенно в стороне от южно-русской жизни — скромно жил своим домом, своей семьей. «Всё здесь на юге не нравилось ему: и эта полная беззащитность местного населения, и своеволие и бесчинство княжеской дружины и постоянные распри соперничающих между собою южнорусских князей. В то время, как на севере Андрей пользовался всеобщей любовью за свою мирную плодотворную деятельность, которую ценили по достоинству и коренное население, и в особенности пришлое, — здесь, на юге, южно-русское население, измученное непрерывными усобицами князей, постоянно добивавшихся Киева, ненавидело их и в особенности Юрия (его отца), вообще не симпатичного по характеру, — и эту ненависть переносило и на его дружину, и на его детей, и в числе их на невиновного Андрея» (Георгиевский В., Св. благов. вел. кн. Ан. Б—ский, Влад., 1894 г., стр. 31). И он ушел оттуда, — при всём сыновнем благоговении и послушании отцу — ушел тайно, взяв с собою из Вышгорода (около Киева), где жил — чудотворную икону Божией Матери, которая потом постоянно находилась при нём и стала затем главной святыней северной Руси. В одной из летописей так объясняются причины, заставившие его удалиться на север: «князь Андрей Боголюбивый смущашеся о нестроении братии своея и братаников и сродников и всего племени своего, яко всегда в мятяжи и волнении вси бяху и мнози [779-780] крови лияше, — скорбяше о сем… и восхоте идти на великокняжение в Суздаль и Ростов, яко там рече спокойнее есть» (Никон. 2, 50). Ясно, таким образом, что побудило его искать «спокойствия»… Но, прибыв в свои родные северные края, св. Анд. Боголюбский не предался спокойствию, а обнаружил самую оживленную и неутомимую деятельность, как в отношении к своему княжеству, так и в отношениях к Новгороду и к южно-русским князьям. В 1157 г. его отец, велик. кн. киевский, Юрий Долгорукий, неожиданно — «поболев мало» — скончался, и Анд., как «старейший» сын его был избран Ростовцами и Суздальцами и посажен на «отне» — отеческом великокняжеском «столе» в Ростове. Он не остался, однако же, в Ростове: столицей себе он избрал любимый им Владимир, где его больше знали и любили и где он свободно, без помехи богатых и родовитых суздальских бояр — новгородцев, постоянно бунтовавших против его отца, — мог приводить и привести в исполнение свои планы. Ему было теперь 46—47 лет — полный расцвет сил и возраста, и современники не только любили, но и просто восторгались им: «мужество и ум в нём жили, говорит современник-летописец, правда и истина в нём ходили; вторым мудрым Соломоном был он». Прежде всего кн. Анд. начал отстраивать и устроять свою новую столицу — Владимир на Клязьме: строил каменные храмы, княжеский дворец, окружал город валами и укреплениями. Еще раньше, по возвращении с юга России, вблизи Владимира он построил гор. Боголюбов, с которым соединено предание, давшее кн. Анд. его имя Боголюбского. «Когда Анд. был уже на берегах реки Клязьмы, — рассказывает списатель его жития, — кони, везшие чудотворную икону Богоматери, вдруг остановились и не могли сдвинуть с места колесницы, как бы от чрезмерной тяжести. Несколько раз переменяли коней, но никакая сила не могла сдвинуть икону. Благ. кн. Андрей счел это за тайное извещение Божие, совершил здесь молебствие пред чудотворной иконой и дал обет соорудить тут церковь. Настала ночь. Князь велел раскинуть шатер и решил здесь переночевать. Он долго молился, — и вот во время сна явилась ему Пресв. Дева с хартиею в руке и сказала: «не хочу, чтобы ты нес образ мой в Ростов. Поставь его во Владимире, а на сем месте воздвигни церковь каменную во имя Рождества Моего и устрой обитель инокам». Восстав от сна, благов. князь возблагодарил Спасителя и Пресвятую Матерь Его, открывших ему свою волю и повелел написать икону Божией Матери в том виде, как она явилась ему с хартиею в руке. Впоследствии он исполнил завет Богоматери, построил церковь и основал монастырь на месте явления Ея, который доселе существует и называется Боголюбовым… Андрей вскоре же построил тут и город и прозвал его, как место, избранное самим Богом, Боголюбимым, Боголюбовым» (В. Георгиевского, указан. соч., 34). Все труды и заботы св. Андр., по избрании его велик. князем, были направлены к устроению своей родины — Севера Руси (с Москвою в будущем во главе), хотя москвичи из «новгородцев» и погубили его потом. Он принимал и устроял переселенцев, оберегал их — и от соседей дикарей — монголов болгар, и от своих властных и сильных поселенцев, раньше устроившихся здесь. С Юга Руси он унес с собою мысль (выработанную всей предыдущей историей), что единственная культурная сила, которая может объединять и объединить всё разнородное и разноплеменное население, это — христианство, вера Православная. И этой силой он пользовался и воспользовался, как никто до него. «Строя в разных местах Ростовско-Суздальской земли величественные храмы, решил он построить в своей столице такой храм, «каких никогда не бывало на Руси — и никогда не будет», по словам изумленного летописца» (ibid. 50). Это и другое многое в этом же роде было сделано им столько же по [781-782] внутренней, искренне-сердечно-благочестивой потребности, сколько и по убеждению, что только при посредстве широкого распространения христианства можно будет вести и направить Русь вперед, освободив в тоже время ее от княжеских усобиц и объединив власть и силу в руках единого полномочного властителя, строителя и устроителя, каким действительно был сам он, св. Андр. Боголюбский. Власть светская без духовной (её могучей опоры тогда, как и потом в Московской Руси) была немыслима: возможность созидательной работы в будущем была именно на этой стороне и ее нужно было иметь у себя, в своей единой власти и силе. Случись это тогда — может быть, история Монгольского и после—Монгольского периода Руси была бы совсем иная, но — сношения и отношения к Югу России и к патриаршему Царьграду — перенесение духовной власти с юга России на север тогда еще не допускали. Св. Андр. Б-ский увидел и с прискорбием вынужден был мириться с этим, оставив дальнейшей истории осуществить его мысли и планы…

Вероятно, история признает потом, что для северо-восточной Руси времен до—Монгольских Андр. Б-ский был то же, что и — Владимир св. и Ярослав Мудрый для юга; но пока многое в его личности и деятельности остается не выясненным и мы по необходимости вынуждены ограничиться вышеизложенным. — Св. Андрей Б-ский скончался (был убит) 30 июня 1175 г., — местное почитание его памяти во Владимире началось тотчас же по его кончине, но потом было оставлено и снова восстановлено лишь в 1702 г., когда были открыты его мощи, а при Екатерине II во Владимирском Успенском соборе был устроен придел его имени. — Литература, относящаяся к изучению жизни и деятельности Андрея Б-скаго указана в названной книге об нём Георгиевского.