ВЭ/ВТ/Андрей Боголюбский, великий князь Владимирский и Киевский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андрей Боголюбский, великий князь Владимирский и Киевский
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 551—553 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ПБЭ : РБС : ЭЛ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Андрей Боголюбский, великий князь Владимирский и Киевский в дореформенной орфографии


АНДРЕЙ БОГОЛЮБСКИЙ, великий князь Владимирский и Киевский, внук Владимира Мономаха, сын Юрия и дочери половецкого хана Аспы, род. ок. 1111 г. Его отец, Юрий, получил от Владимира Мономаха в удел отдаленную и глухую Ростовско-Суздальскую землю и дал своему сыну город Владимир на Клязьме. Здесь А. Б. и прожил первую половину своей жизни, и только под 1147 г. попадается известие, что отец посылал его и другого своего сына Ростислава против соседнего рязанского князя, который и был ими изгнан.
Иллюстрация к статье «Андрей Боголюбский, великий князь Владимирский и Киевский». ВЭС (СПб, 1911-1915).jpg
Когда в 1149 г. Юрий вступил в борьбу за обладание киевским великокняжеским столом, незаконно захваченным его племянником Изяславом, А. принял деятельное участие в этой войне и несколько лет провел на юге. Здесь он проявил удивительную личную храбрость в бою, а после боя — осторожность, трезвость мысли, умеренность, миролюбие, понимание обстоятельств и отчетливое представление о политическом преимуществе родного севера сравнительно с чужим югом. Так, во время похода в Волынскую землю, принадлежавшую Изяславу, двинувшись на соединение с отцом под Луцком, А. около Муравицы (в нынешнем Дубенском у.), во время ночного переполоха, был оставлен своими союзниками-половцами. Испуганный брат его Ростислав несколько раз советовал ему отступить, но А. решил дождаться рассвета, несмотря на настояния Ростислава и даже собственной дружины. Когда же наступил день, А. бросился на неприятеля, вышедшего из Луцка, опередил своих и был окружен. А., которого сопровождали только 2 "детских" (члены младшей дружины), был ранен двумя копьями и едва не погиб от рогатины какого-то немчина. Князю еле удалось отбиться и ускакать. В 1151 г. в битве под Киевом А. также оказал чудеса храбрости. В пылу битвы он переправился за Лыбедь, был окружен неприятелем и непременно погиб бы, если бы один половчанин насильно не поворотил обратно его коня. В битве на р. Руте А. дрался так отчаянно, что копье и щит его были сломаны, шлем свалился с головы, а конь был ранен. При осаде Юрием Чернигова (где заперся союзник Изяслава, Изяслав Давидович), продолжавшейся 20 дней, А. также отличился. Когда Изяслав задумал выгнать брата А., Ростислава, из Переяславля, то А. с братом отстояли город. Участвуя, по воле отца, в обоих походах на Киев, А. не сочувствовал стремлению своего отца во что бы то ни стало утвердиться в Киеве в качестве великого князя. Неоднократно он старался примирить Изяслава с Юрием, хлопотал за первого. После несчастной для Юрия битвы под Киевом в 1151 г., когда он бежал в Остер, А. уговаривал его возвратиться в Суздаль: "Теперь нам нечего делать в русской земле: уедем-ка в Суздаль за тепло". Но Юрий был типичным древне-русским князем, порабощенным идеей необходимости для старшего в роде обладать Киевом. В конце концов, после многих битв и превратностей судьбы, Юрию удалось прочно утвердиться в Киеве в 1155 г., где он и скончался в 1157 г. После водворения в Киеве, Юрий дал в удел А. Вышгород. Но А. до такой степени не любил Киевской земли, что в 1155 г. тайно оставил Вышгород и удалился на север с семьею, окруженный приближенными, взяв икону Божией Матери, по преданию, написанную евангелистом Лукой. После смерти Юрия, А. должен был бы, до старому порядку, перебраться в Киев, предоставив Ростовско-Суздальскую землю младшим братьям. Но жители Ростова, Суздаля и Владимира избрали его своим князем, и он выгнал не только своих братьев Мстислава, Василька и Всеволода и племянников Ростиславичей, но также и "передних" бояр старых городов — Ростова и Суздаля, — "хотя самовластец быти всей земле Суздальской". Поход А. на болгар в 1164 г. был последним походом, в котором он принимал личное участие. Волжские болгары вели торговлю с сев.-вост. Русью, и на этой почве, вероятно, и возникали недоразумения, которые пришлось разрешить оружием. Вполне понимая огромное влияние религии и духовенства на современников, А. придал этой войне религиозный характер, представил ее делом богоугодным, почему и взял с собою историческую икону Божией Матери. Поход был очень удачен: болгары были разбиты, уничтожено было несколько их селений и город Бряхимов. Объявив себя вел. князем владимирским или суздальским, А. подчинил себе соседних князей — рязанских, смоленских, муромских и полоцких, которые сделались его "подручниками" и всегда принимали участие в устраиваемых им походах. Остававшиеся более независимыми от А. Киев и Новгород скоро навлекли на себя его гнев. Когда новгородцы выгнали от себя князя Святослава, его племянника, и пригласили к себе Романа, сына киевского князя Мстислава Изяславича, А. послал на Киев войско, и в 1169 г. Киев был взять приступом и разорен. Там А. посадил князем своего брата Глеба. В 1170 г. А. послал войско под начальством сына Мстислава наказать новгородцев. Поход был неудачен. Новгород был осажден, но успел отстояться, и войско А., после больших потерь, вернулось обратно. Всё-таки новгородцам пришлось подчиниться А. и принимать князей по его указанию, т. к. он прекратил доступ хлеба с Волги в Новгородскую область. Второй поход А. на болгар в 1172 г. был неудачен: передовой отряд, под начальством Мстислава, отправился в зимнее время, был встречен сильным болгарским войском, обратился в бегство и едва не был истреблен. Суровая зима заставила вернуться и главную рать. Последнее военное предприятие А. было также неудачно. После смерти Глеба в Киеве (в 1172 г.) А. потребовал у нового киевского князя Мстислава выдачи бояр, заподозренных им в умерщвлении Глеба. На этот раз в походе суздальцев приняло участие 20 князей, а войско, будто бы, доходило до 50.000 чел. Девятинедельная осада Вышгорода была безуспешна. Прибытие нового войска на помощь осажденному Вышгороду заставило войска А. отступить в беспорядке, тем более, что князья очень неохотно приняли участие в этом походе. Трагическая смерть А. 29 июня 1174 г. прекратила все его дальнейшие замыслы. С годами, А., гордый, властный и вовсе не мягкосердечный, становился еще более тяжелым для окружающих, которые становились всё неувереннее в своей судьбе. Удалив от себя старых бояр, он окружил себя новыми любимцами, людьми безвестными, сомнительного происхождения; на первом месте стоял среди них некий яс Анбал (из какого-то кавказского племени); выкрест - еврей Ефим Моизич играл тоже очень видную роль. Но когда у непостоянного князя появился новый любимец, Прокопий, тогда старые соединились с уцелевшими остатками бояр (Кучковичи, родственники А. по первой жене, одного из которых А. приказал казнить) и составили заговор на жизнь А. Ночью 29 июня 1174 г. заговор был приведен в исполнение, и А., изрубленный мечами и исколотый ножами в своей спальне, был окончательно добить на лестнице, куда он выбрался в беспамятстве. Последние годы жизни А. не пользовался народной любовью. Его чиновники до такой степени притесняли население, что немедленно после его смерти в Ростовско-Суздальской области началась анархия — ограбления и убийства его тиунов, а трагическая смерть не вызвала взрыва народного негодования. А. Б. представляет собою новый, нарождавшийся тогда тип северного велико-русского князя, воина-собирателя, стремившегося к единовластью, к округлению своей области, порвавшего с прежними родовыми традициями, не любившего ни дробления областей между детьми, ни старых бояр, ни вечевых порядков. Набожный и хорошо образованный для своего времени, он любил иностранцев и охотно принимал их к себе на службу. Русскою церковью А. Б. причислен к лику святых; в 1702 г. были открыты его мощи покоящиеся в г. Владимире, в Успенском соборе. (Летописи: Лаврентьевская, Ипатьевская, Воскресенская, Никоновская; Карамзин, Соловьев т. I, Иловайский, т. I, Костомаров, Рус. ист. в жизнеопис., т. I, Ключевский, Курс рус. ист., т. I; монография Погодина: Кн. Андрей Юрьевич Боголюбский).