ПБЭ/ВТ/Архиерей

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Архиерей
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Археология — Бюхнер. Источник: т. 2: Археология — Бюхнер, стлб. 44—50 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БСЭ1 : БЭАН : БЭАН : МЭСБЕ : МЭСБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ТСД : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Архиерей в дореформенной орфографии


[43-44] АРХИЕРЕЙ — с греч. начальник иереев, епископ (см. под этим словом). Как начальник епархии, архиерей имеет под своим ближайшим надзором учреждения, из которых [45-46] отметим — архиерейский дом и архиерейские школы.

I. Архиерейский дом. Под таким названием известно одно из учреждений дух. ведомства, назначенное для заведования имуществом и капиталами, принадлежащими архиер. кафедре. Действуя под непосредственным руководством местного архиерея, учреждение это имеет всего один исполнительный орган — эконома, охраняющего все имущество архиерейского дома и заботящегося о приращении его всеми законными способами, причем он обязан отчетом как архиерею, так и консистории (о деятельности эконома и участии консистории в делах архиерейского дома см. устав духовной консистории изд. 1883 г., ст. 104—117). Архиерейские дома имеют право на обладание на отводимые от казны загородные дворы, рыбные ловли, земли и другие угодья в количестве, межевыми узаконениями определенном; эти земли примежевываются к ним на одинаковом основании с владельческими дачами (ст. 432 зак. сост. свод. зак. т. IX изд. 1899 г.). Отводимые архиерейским домам земли и угодья они не имеют права ни продавать, ни иначе отчуждать в посторонние руки; но не запрещается ненужные для собственного их употребления земли и угодья отдавать в наем с тем только, чтобы на таковых землях не было учреждаемо от них самих торговых заведений (ст. 433 там же). Архиерейские дома не могут требовать перемены отведенных им единожды от казны дач, кроме особенных важных к тому побуждений и не иначе, как с Высочайшего разрешения (ст. 434 там же). Архиерейским домам не запрещается приобретать в собственность всякого рода не населенные недвижимые имущества, как покупкою, так и чрез дар или завещание от частных лиц; но приобретение таковых утверждается за ними в собственность совершением узаконенных крепостных актов не иначе, как по исходатайствовании на то каждый раз чрез Святейший Синод Высочайшего соизволения (ст. 435 там же, а также ст. 698 и 1429 зак. гражд. изд. 1887 г. и кассац. реш. 71 г. № 197 и 74 г. № 854 по сборн. Гаугера). Равным образом они могут приобретать недвижимость и по давности владения, причем не требуется предварительное Высочайшее соизволение (кассац. реш. 1882 г. № 50 по тому же сборн.). Земельные, лесные и прочие угодья, данные правительством на содержание архиерейским домам, освобождаются от поземельного сбора на местные земские повинности (уст. земск. повин. свод. зак. т. IV изд. 1899 ст. 50). Подворья архиерейских домов, не причисляясь к казенным оброчным статьям, состоят в полном распоряжении архиерея, равно как и получаемый с них доход; но отдавать оные в арендное содержание запрещается далее, как на 12 лет (ст. 437 зак. сост.). По законам межевым (свод. зак. т. X, ч. 2 изд. 1893 г. ст. 346 примеч.) каждому архиерейскому дому отводится земли по 60 и более десятин, где местные обстоятельства дозволить могут, из казенных дач, с лучшими угодьями, включая в эту пропорцию и те земли, которыми они ныне владеют. Кроме того, каждому архиерейскому дому дается мельница, по близости и способности, из числа состоящих в числе казенных оброчных статей, а также наделяются и рыбные ловли. Здания архиерейского дома по отправлению воинской постойной повинности пользуются льготами на основании правил, в уставе о земских повинностях изложенных, а именно — освобождаются от исполнения этой повинности в натуре [прилож. к 255 ст. (прим. 1) уст. земск. повинност. — свод. зак. т. IV по прод. 1890 г.]; точно так же они свободны и от кварт. налога — свод. зак. т. V изд. 1893, ст. 6 п. б.; казенный земельный налог и городской оценочный сбор могут быть назначены только с той части недвижимой собственности архиерейского дома, которая приносит доход (отдачею в наймы) — уст. о прямых налогах ст. 33 свод. зак. т. V изд. 1893 г. и [47-48] город. полож. ст. 128, п. 7. Но в местностях, в коих не введено в действие город. полож., подворья и строения, принадлежащие архиерейским домам, хотя бы они и в наймы отдавались, освобождаются от городского поземельного сбора и от прочих городских повинностей, кроме исправления мостовых, сохранения оных в чистоте и освещения фонарей (примеч. к 395 ст. зак. сост.).

Если родственники архиерея, по смерти его и по учинении вызовов, не явятся для получения оставшегося после него имущества в положенный срок, то оно обращается в пользу архиерейского дома. Отчуждение земли архиерейского дома, применительно к примеч. к 401 ст. зак. сост. свод. зак. т. IX по продолж. 1890 г., может быть дозволено только в том случае, если продажа эта представляется особенно выгодною и не иначе, как по испрошению особого Высочайшего соизволения, испрашиваемого чрез комитет министров. Равным образом, применительно к решению гражд. кассац. департамента 1893 г. № 2, никакая часть недвижимости архиерейского дома не может быть утрачена путем давностного с чьей-либо стороны владения таковою недвижимостью. Наконец, что касается до исков и ответа на суде, то архиерейские дома, как казенные учреждения, ищут и отвечают, на основании 1285 ст. уст. гражд. суд., не иначе, как чрез уполномоченных, особо для того назначаемых из должностных лиц духовного ведомства, или из числа лиц, имеющих по закону право быть поверенными, по особому с ними соглашению.

II. Архиерейские школы. Под именем арх. школ известны по преимуществу те школы, которые были открыты в каждой епархии, при арх. кафедре, по требованию Дух. Регламента Петра В. — «для детей священнических или и прочих, в надежду священства определенных», — хотя и до этого времени существовавшие в епархиях школы, как для образования кандидатов священства, так и «цифирные» для всякого чина детей, открывались также при кафедрах архиерейских. Но открытые по требованию Регламента отличались от предшествующих и общим своим строем и своею программою. Содержаться они должны были на доходы архиер. домов и отчасти на хлебные сборы с церк. и монаст. земель — с первых 30-й, а со вторых 20-й доли хлебного дохода; в зависимость от этого ставилось и количество учащихся. Курс обучения в них полагался 8-ми летний, причем по 1 году уделялось: на грамматику с географией и историей, на арифметику с геометрией, на логику с диалектикой, на риторику с пиитикой[1], на физику с краткой метафизикой и на политику (которая могла быть соединяема с логикой) и два года шли на богословие; из языков изучались латинский, греческий, славянский и еврейский. В качестве полезных развлечений для учеников рекомендовалось: водное плавание на судах, геометрические измерения, строение крепостей, прогулки, диспуты, акции, комедии, музыкальные упражнения и чтение воинских или церковных историй. Для лучшего воспитания учеников указывалось устроить общежития «образом монастыря», где бы ученики жили под строгим надзором ректора, префекта, и комнатных надзирателей, во всем подчиняясь установленным «регулам» и возможно реже видаясь с родными; для нежелающих жить в этих общежитиях рекомендовалось устроить наемные квартиры вне семинарий. «От такового учения и воспитания, заключал Регламент, можно воистину надеяться великой пользы отечеству». Все, открытые по этим правилам, школы находились в непосредственном распоряжении местных архиереев и в ведении Св. Синода, при котором для этого была учреждена особая «контора школ и типографий», с особым «протектором» из числа синодальных чиновников. Но все они совершенно не сооответствовали идеалу, начертанному Регламентом, так как не имели ни надлежащего количества образцовых учителей, ни [49-50] твердо определенных средств существования; кроме того, они не пользовались и расположением духовенства, которое с неохотою отдавало в них своих детей. Вот почему уже в 1722 году сам Синод сокращает программу их до минимума; полная же программа, указанная Регламентом, исполнялась только в двух академиях — киевской и московской. Так дело шло, за немногими исключениями (деятельность Рафаила Заборовского во Пскове, Епифания Тихорского в Харькове, Гавриила Бужинского в Рязани, Гедеона Вишневского в Смоленске, Варлаама Линицкого в Астрахани, Афанасия Кондоиди в Вологде и Иннокентия Кульчицкого и Иннокентия Неруновича в Иркутске) до царствования императрицы Анны Иоанновны. В это царствование, благодаря тому, что в это время во главе церк. дела стоял творец Регламента Феофан, замечается особая энергия в устроении арх. школ именно по программе Регламента (указы 1730 и 1737 гг.). При этом те школы, которые вводили у себя полную программу, стали называться семинариями, а удержавшие славяно-русскую программу обратились в низшие школы, или духовные училища. Таких семинарий к 1740 году было уже 17, немало было и низших школ; но те и другие продолжали испытывать недостаток и в учителях, и в материальных средствах, почему и в программах их курса замечались прежние недочеты. Улучшение в положении дух. школ снова началось лишь с царствования Елизаветы Петровны, как любительницы духовного просвещения. Однако и в это царствование меры, предпринимавшиеся к поднятию дух. школ, отличались случайностью, почему и не достигли надлежащего результата. Дело стало на надлежащую дорогу лишь с определением в 1765 году штатных окладов содержания духовно-учебным заведениям. Оклад этот, сначала в 40 т. р. на все, к концу царствования императора Павла I дошел до 181,9З1 р. В связи с этим шло не только увеличение числа духовных школ (низших, средних и высших), но и увеличение числа учащихся и расширение программ их курсов; кроме того, вводился и больший порядок и единообразие в заведовании духовными школами, которые, по силе и значению архиерейской власти в их заведовании, еще можно было считать по-прежнему архиерейскими. Конец этому наступил в 1808 году, когда Высочайшею властью был утвержден проект или план преобразования духовно-учебных заведений, причем, вместо власти архиерея, явился и особый орган высшего заведования духовно-учебными заведениями — Комиссия Духовных Училищ. Так. обр. архиерейские школы явились как бы зерном, из которого выросли все наши духовно-учебные заведения.

Полная литература вопроса указыв. у А. Доброклонскаго в «Руководстве по истории русской церкви», вып. IV, 1893 г. стр. 195.

  1. т. е. поэтикой — Примечание редактора Викитеки.