ПБЭ/ВТ/Бернард Клервосский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ

Перейти к навигации Перейти к поиску

[403-404] БЕРНАРД Клервосский, — один из величайших средневековых церковно-религ. деятелей; род. в 1091 г.‚ близ Дижона в Бургундии; ум. в Клервосе, 20 августа 1153 г.; канонизован Александром III, в 1173 г.; был третьим сыном в благородном и богатом семействе, и прошел полную школу всех рыцарских искусств, но чувствовал столь сильное влечение к благочестию, что, несмотря на протесты своего семейства, в 1113 г. удалился в монастырь Цито (Цистериум), и принял монашество. Хотя монастырь Цито (основанный в 1098 г. Стефаном Гардингом) славился суровостью и строгостью своих правил, тем не менее Б. и там произвел на всех сильное впечатление суровостью своих аскетических упражнений и ревностью, с которою он сосредоточивал свою жизнь «на едином на потребу». Когда, в 1115 г.‚ монастырь оказался слишком малым для числа лиц, желавших поступить в него‚ — Б. напр. прибыл в сообществе с 30-ю другими лицами, которых он обратил от мира‚ — то найдено было необходимым выслать колонию и основать новый монастырь, причем Б. поставлен был во главе этих выселенцев. Они поселились в дикой и бесплодной долине Клервосской (Клара Валлис), и им стоило неимоверных усилий, тяжкого труда и самоотвержения, чтобы построить себе жилище в этой негостеприимной местности. Но монастырь чудесно расцвел, и аббат его вскоре сделался знаменитым. Он был строг, почти суров, но не жесток: ко всем он относился с сердечной добротой и кротостью‚ которые очаровывали и утешали. Он был кроток и смирен и являлся пристанищем для всякого, кто чувствовал себя немощным, подвергался сомнениям или искушениям. Хотя он был еще молод и крайне неопытен, но обладал чудесным проникновением в характеры и обстоятельства и пользовался таким доверием, что в 1128 г. был приглашен для составления правил для ордена храмовников. Во время раскола, возникшего после смерти Гонория II, Б. немедленно и решительно стал на сторону Иннокентия II; и огромная деятельность, которую он развил в этом деле, имела решительное значение на течение и исход этого спора. На соборе эстампском он склонил французское духовенство признать Иннокентия. Вскоре затем последовало признание его со стороны Людовика VI французского, Генриха I английского и Лотаря германского, и всё это, по крайней мере отчасти, было результатом его стараний. Лотаря он даже убедил отказаться от некоторых притязаний, которые он основывал на вормском конкордате, и предпринять поход в Италию, чтобы изгнать Анаклета II. Когда Иннокентий находился во Франции, Б. сопровождал его повсюду и проповедовал народу в его пользу, с красноречием, действие которого часто приближалось к чудесному. Во Франции он уничтожил все следы противодействия; равно [405-406] и в Италии, куда он отправлялся дважды (в 1133 и 1136 г.), его присутствие имело больше значения, чем присутствие войск Лотаря. Вскоре после окончания схизмы, начался спор с Абеляром. Абеляр был рационалист, Бернард — мистик; Абеляр думал, что учение христианское должно пройти через разум, чтобы сделаться пригодным предметом веры, а Б. требовал, чтобы оно сразу воспринималось верой через акт воли; у Абеляра вера означала разумное убеждение, у Б. разум означал восторженное созерцание. Между этими двумя личностями столкновение было неизбежно. Но на соборе сенском (1140), где Абеляр ожидал встретить Б. своим противником в споре, последний выступил его обвинителем. Абеляр отказался от защиты себя, и обратился с апелляцией к папе; но Б. расстроил эту апелляцию, и Абеляр в действительности был обвинен невыслушанным. Однако Петр Достопочтенный, великий аббат клунийский, с которым Абеляр провел последние годы своей жизни, впоследствии достиг личного примирения между двумя противниками. Быть может, величайшим или во всяком случае самым поразительным подвигом, который совершил Б., была проповедь о втором крестовом походе (1146). Он довел народы Франции и Германии до необычайного энтузиазма, почти равного тому, каким охвачен был народ во время первого крестового похода; но результат весьма плохо соответствовал приготовлениям, и Б. чувствовал себя несколько смущенным в виду полной неудачи предприятия. Весьма замечательной также была его деятельность в юго-западной Франции (1147—49), среди альбигойцев в Тулузе, хотя деятельность его не вполне увенчалась успехом и здесь. Он встретился тут с настроением, которое отчасти соответствовало его собственному и сила его личного влияния несколько ослаблена была этим обстоятельством.

Творения Б. состоят из множества проповедей, особенно на «Песнь Песней»; многих мистико-теософических трактатов, каковы — «О любви к Богу», «О степенях смирения и гордости», и проч.; «De Consideratione ad Eugenium III» (изд. Гутера, Инсбрукк, 1885), — в высшей степени своеобразное сочинение; поэмы гекзаметром и ряд гимнов, еще и теперь употребляющихся в римско-католической и реформатской церквах; кроме того 490 писем, имеющих весьма большой исторический и психологический интерес. Слог его вообще натянутый, искусственный и тяжеловатый, но мысли его часто имеют неотразимую силу, поглощают всего человека, овладевают им и увлекают его с неопреодолимой решительностью в одном направлении.

Лучшее издание его творений есть издание Мабильона, Париж, 1667, в 2 томах, и оно часто впоследствии перепечатывалось, напр. у Миня, в 1754, в 4 том. В этом издании содержится также и его жизнеописание, написанное его другом и учеником Годфреем. На русском языке известны его «Правила к святой жизни» в перев. с франц., Спб., 1894 (Аввы Бернарда). Из новейших биографий его наиболее замечательны: Neander, Der heil. Bernhard, Berlin, 1813, 3 d ed.‚ 1865; и Morison, Life and Times of St. Bernard, 1863‚ 2 d ed., 1877.