ПБЭ/ДО/Авеста

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[143-144] АВЕСТА — такъ называются священныя книги древнихъ мидянъ и персовъ и нынѣшнихъ парсовъ или гебровъ. Многіе ученые раціоналистическаго направленія въ настоящее время утверждаютъ, что евреи и затѣмъ христіане при своихъ сношеніяхъ съ персами, которые начались съ VI в. до Р. Хр. заимствовали многое изъ А. въ свое вѣроученіе. Называютъ слѣдующіе пункты заимствованія: ученія о божественномъ единствѣ, о твореніи міра изъ ничего, о творческомъ Словѣ, о Ходатаѣ между Богомъ и человѣкомъ, о воскресеніи и будущей жизни, о существованіи демоновъ и ангеловъ, о существованіи семи архангеловъ, о посыланіи пророковъ и о земномъ раѣ. Но на самомъ дѣлѣ должно признать, что по однимъ изъ указываемыхъ пунктовъ между А. съ одной стороны и Библіею и христіанскимъ вѣроученіемъ съ другой нѣтъ никакого родства и сходства, и что по другимъ пунктамъ заимствованія совершились персами, а не евреями и христіанами. Говорятъ объ иранскомъ (персидскомъ) происхожденіи еврейскаго монотеизма, но всѣ и вѣрующіе и не вѣрующіе ученые съ несомнѣнностію признаютъ, что въ эпоху вавилонскаго плѣна, когда евреи пришли въ столкновеніе съ персами, евреи были уже строгими [145-146] монотеистами. Съ другой стороны монотеизмъ персовъ никогда не былъ чистымъ. А. признаетъ единаго высшаго благаго Бога — Агурамазду, но въ древнѣйшихъ частяхъ А. — гатахъ мы видимъ, что около него стоятъ другіе независимые боги натуралистическаго характера — Ардви Сура (богъ водъ), Хаома (божество опьяняющаго напитка), Мисра (богъ свѣта), Ваію (вѣтра). Въ позднѣйшихъ частяхъ А. эти боги подчиняются Агурамаздѣ, но независимымъ отъ него и противодѣйствующимъ ему остается самобытный злой принципъ — Ангромайянусъ. Впослѣдствіи и благой и злой принципъ персы попытались вывести изъ высшаго пантеистическаго начала Irvana — безконечнаго времени. Такъ, А. и не содержитъ и не породила монотеистическаго ученія. Не содержала въ своемъ первоначальномъ видѣ и ученія о твореніи изъ ничего. На языкѣ А.[1] для обозначенія устроенія міра Агурамаздой употребляется слово dadhâmi, равное по значенію греческому τίθημι. Терминъ „твореніе изъ ничего“ вводится въ книгахъ не авестическихъ собственно, но въ пельхвійскихъ, именно въ Бундегешѣ, явившемся въ христіанскую эру (III в.). Пытаются находить въ А. ученіе о творческомъ словѣ — Логосѣ (Гоноверъ — первослово). Открытіе этого ученія обязано своимъ происхожденіемъ ошибочному переводу 21 гл. Ясны (одной изъ книгъ А.) перваго европейскаго переводчика А. — Анхетиля. Онъ олицетворилъ „Гоноверъ“, представляемое въ А., крайне могущественнымъ. Но теперь установлено, что Гоноверъ — молитва изъ 21 слова, особенно почитаемая и употребляемая, потому что ей приписывалась сила могущественнаго заговора. Источникъ богооткровеннаго ученія о Ходатаѣ человѣковъ хотятъ видѣть въ Миѳрѣ А. Имя это значитъ — другъ и посредникъ. Плутархъ въ 46 гл. „Объ Изидѣ и Озирисѣ“ говоритъ: μεσίτην τὸν Μῖθραν καλοῦσιν οἱ Πέρσαι. Но на самомъ дѣлѣ Миѳра вовсе не посредникъ и не ходатай. Смыслъ словъ Плутарха въ связи съ непосредственнымъ контекстомъ таковъ: Агурамазда — свѣтъ, Ангромайянусъ — мракъ, Миѳра — среднее между ними — искра. По своему происхожденію персидскій Миѳра тоже, что индійскій Митра. Богъ физическаго свѣта — онъ затѣмъ становится и богомъ свѣта нравственнаго; онъ — покровитель и судія людей, но онъ — не ходатай за нихъ передъ Агурамаздой к не искупитель ихъ (подробнейшая характеристика Миѳры находится въ Mihir yest А.). Идея искупленія безусловно чужда Авестѣ: она знаете два рода грѣховъ: 1) которые ничѣмъ нельзя загладить и 2) которые совершившій можетъ загладить строго опредѣленными жертвами, очищеніями и обрядами. Пытаются находить въ А. ученіе о воскресеніи тѣлъ и будущей жизни, но на самомъ дѣлѣ о воскресеніи тѣлъ въ А. нигдѣ по говорится, а о воскресеніи говорится въ двухъ мѣстахъ (yest 19, fargard 18), происхожденіе которыхъ приближается ко времени христіанской эры, если не переходитъ за ея начало. Въ Ангромайянусѣ или Ариманѣ А. хотятъ видѣть первообразъ библейскаго сатаны (въ частности Асмодея кн. Товитъ производятъ отъ Aesmodaev’ы А.). Но во 1) можно доказать съ несомнѣнностію, что вѣра въ демоновъ существовала у евреевъ гораздо раньше ихъ сношеній съ персами. Древнее преданіе единогласно въ змѣѣ 3 гл. Быт. видитъ сатану. Во Второзаконіи языческіе боги называются демонами („шедим“ 32, 17), въ 77 псалмѣ говорится о посланіи Богомъ на египтянъ злыхъ ангеловъ (mishlahat malaki râhim, ст. 49). Во 2-хъ, по библейскому ученію злые духи стоять по происхожденію и дѣятельности (кн. Іова, цитир. псал.) въ зависимости отъ Бога; въ А. они самостоятельная противоположность благу. Признавая зло самобытнымъ и изначальнымъ, А. тѣмъ самымъ признаетъ [147-148] его законнымъ, Библія же указываетъ его происхожденіе въ нарушеніи закона. А. признаетъ бытіе особыхъ духовъ — фравами. Говорятъ, что эти „фравами“ тоже, что библейскіе ангелы хранители. Но на самомъ дѣлѣ фравами, по первоначальному представленію персовъ, суть души умершихъ, тоже, что маны латинянъ и питри индусовъ. Въ послѣдніе пять дней года, посвященныхъ памяти умершихъ, они приходятъ на землю, наблюдаютъ — почитаютъ ли ихъ здѣсь, приносятъ ли имъ жертвы, даютъ ли имъ пищу, которая дѣлаетъ ихъ безсмертными (см. Vesht. 13: фравами). Указываютъ на ученіе А. о семи высшихъ небесныхъ духахъ, какъ на первоисточникъ ученія о семи архангелахъ. Духи А. называются аммаспандами. Въ число ихъ, оказывается, входитъ и самъ Агурамазда. Безъ него ихъ шесть. Библія никогда не соединяетъ Бога въ одно съ небесными духами. Число 7 было священнымъ у евреевъ, а не у персовъ. Служеніе аммаспандовъ иное, чѣмъ служеніе архангеловъ, и понятно, что аммаспанды не могутъ предстоять предъ Богомъ, какъ архангелы, потому что въ средѣ аммаспандовъ находится самъ Богъ. Авеста представляется возвѣщенною человѣчеству Агурамаздой чрезъ Заратуштру; изъ этого ученія А. выводятъ библейское повѣствованіе о Моисеѣ. Но Заратуштра — довольно поздняя фигура Авесты. Греческіе писатели V в., говорившіе о религіи персовъ, не сообщаютъ о немъ. Его образъ вырисовывается, пріобрѣтаетъ черты великаго пророка только въ позднѣйшихъ частяхъ А. Во всякомъ случаѣ, несомнѣнно,что евреи имѣли сказанія о Моисеѣ и великихъ пророкахъ (до-плѣнныхъ) раньше, чѣмъ услыхали о Заратуштрѣ. Въ сказаніяхъ о немъ есть черты сходства съ библейскимъ повѣствованіемъ о Моисеѣ, но эти черты плохо согласуются съ другими сообщеніями о немъ А. Онъ представляется въ нихъ оффиціальнымъ жрецомъ, другомъ царя Вистасны, издателемъ законовъ, преслѣдуемымъ религіознымъ реформаторомъ, но вовсе не пророкомъ и чудотворцемъ. Въ А. есть сказаніе о Vara — садѣ построенномъ предкомъ человѣчества Имою, въ каковомъ садѣ онъ спасся отъ потопа. Въ этомъ сказаніи видятъ источникъ библейскаго повѣствованія объ Эдемѣ. Но на самомъ дѣлѣ, представленіе о месопотамскомъ раѣ — очень древнее у семитовъ, и затѣмъ въ Библіи оно является ключемъ къ пониманію всей послѣдующей исторіи человѣчества; напротивъ, въ А. сказаніе о вара совершенно изолировано, ни съ чѣмъ не связано и ничего не объясняетъ. Вотъ почему съ чисто научной точки зрѣнія гораздо законнѣе предположеніе о заимствованіяхъ Авесты изъ Библіи, а не наоборотъ. А. составлялась не сразу, а въ теченіе столѣтій. Время происхожденія ея древнѣйшихъ частей неизвѣстно, время происхожденія позднѣйшихъ несомнѣнно позже начала сношеній персовъ съ семитами. Религія древнѣйшей части А. весьма приближается къ религіи древне-арійской — ведъ (см. Ведизмъ), но затѣмъ въ нее постепенно проникаютъ семитическіе элементы, она принимаетъ характеръ рѣзко отличающій ее отъ другихъ арійскихъ религій, и отсюда образуется формула, что персы-арійцы по происхожденію, семиты по вѣрованіямъ. Но эта формула справедлива только отчасти. Оцѣнку метафизической и нравственной стороны религіи персовъ см. подъ словомъ Маздеизмъ.

Капитальнѣйшіе труды объ А. принадлежать Джемсу Дармштетеру (Le Zent-Avesta, Annales du Musée Guimet. Т. T. XXI, XXII et XXIII). Для опроверженія раціоналистическихъ взглядовъ на взаимоотношеніе А. и Библіи наиболѣе полезны труды Harlez’а (Avesta, livre sacré des sectateurs de Zoroastre. 11 ed. 1881 и масса статей въ римско-катол. богословскихъ журналахъ). См. еще арх. Хрисанѳа, Религіи древняго міра; свящ. Источникова, Мнимая зависимость библейскаго ученія отъ Зороастра.

Примечания[править]

  1. Языкъ первоначальной А. называется Зендомъ, но это названіе усвоено ему неправильно. слово „Зендъ“ приблизительно значитъ комментарій. А. — законъ, ученіе. Комментарій А. написанъ на позднѣйшемъ персидскомъ языкѣ — Пехльви. Пехльви далекъ отъ санскрита, первоначальной языкъ А. близокъ къ нему.