Памяти Царя-Мученика (Чюмина)/1889 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Памяти Царя-Мученика
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Поэмы и стихотворенія историческаго содержанія». Дата созданія: 1887, опубл.: 1889. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1884—1888. — С.-Петербургъ: Типографія А. С. Суворина, 1889. — С. 96—98.

Редакціи



Памяти Царя-Мученика[1].


[96]

Какъ въ «оны дни», когда явился въ міръ Спаситель,
Неся съ собой завѣтъ прощенья и любви,—
Толпой былъ осужденъ Божественный Учитель
На казнь, какъ воръ, убійца иль грабитель,
И, обагренная въ святой Его крови,
Слѣпая чернь, глумясь, влекла Его на муки—

[97]

Такъ на тебя, нашъ Царь, поднять дерзнула руки
Орда безумная свирѣпыхъ палачей…
Тебѣ, кто даровалъ и милость и свободу
10 Закрѣпощенному, безправному народу,
Кто властію державною своей
Славянъ освободилъ отъ вѣковыхъ цѣпей,—
Тебя, котораго, волненіемъ объятымъ,
Склоненнымъ видѣли надъ раненымъ солдатомъ.
15 Тебя—великаго и кроткаго Царя,
Кого вся Русь, любовію горя,
Звала не иначе какъ: Царь-Освободитель—
Мы, близорукіе, увы не сберегли!
И—жертвой за грехи своей родной земли
20 Ты палъ, великій Искупитель…

Въ тотъ чудный день, когда въ твоемъ первопрестольномъ,
Старинномъ городѣ, при звонѣ колокольномъ
Привѣтствовалъ тебя единодушный кликъ
Народа твоего, что сталъ отнынѣ вольнымъ—
25 Какъ свѣтелъ былъ твой благородный ликъ!
Какъ многіе вокругъ отъ счастія рыдали!
И матери, пришедшія съ дѣтьми,
Ихъ на рукахъ своихъ высоко поднимали,
Чтобъ и они Царя того благословляли,
30 Кто сдѣлалъ ихъ, рабовъ, свободными людьми!..

Въ другой великій день, когда, побѣдоносный,
Предпринялъ ты свою крестовую войну,
Вступивъ среди дружинъ, какъ воинъ вѣнценосный,
Въ освобожденную славянскую страну,—
35 Въ тотъ день, когда въ церквахъ ея опустошенныхъ
Воздвиглася опять святыня алтаря,

[98]

И тысячи людей, отъ гибели спасенныхъ,
Моленья вознесли за русскаго Царя,—
Ты снова счастливъ былъ, и облако печали
40 Исчезло съ кроткаго лица,
И не предвидѣлъ ты тогда въ грядущей дали
Грозящаго тебѣ ужаснаго конца!..

Увы, нашъ кроткій Царь! До твоего престола,
Съ котораго не разъ виновныхъ ты прощалъ,
45 Ползкомъ добралася злодейская крамола
И скорби часъ, позора часъ—насталъ!
О Русь! Не смоешь ты кровавыми слезами
Сознанье жгучее позора своего,—
Намъ въ душу врезалось глубокими чертами
50 Оно, и въ немъ—враговъ отчизны торжество…
Прости же намъ, нашъ Мученикъ Державный,
Что, увлекаяся игрой страстей безславной,
Забыли мы завѣтъ священнѣйшій отцовъ:
Нашъ долгъ святой и честь, къ отечеству любовь!
55 Что, въ сердцѣ загасивъ свѣтильникъ чистой вѣры,
Добро мы различить не въ силахъ ото зла,
Что беззаконіямъ свершеннымъ нѣту мѣры
И нѣтъ числа…

О, Царь! Въ сознанья часъ, изъ глубины могильной
60 Намъ помоги свернуть съ неправаго пути,
И Божій гнѣвъ—правдивый и всесильный
Молитвою твоей любвеобильной
Отъ насъ, заблудшихъ, отврати!..


1887 г.

Примѣчанія.

  1. Памяти Императора Александра II Освободителя (1818—1881).