Пантагрюэль (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ:Ё)/1

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пантагрюэль
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Pantagruel. — Опубл.: ок. 1532 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга II // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 6—9.

Редакции


[6]
I.
О происхождении и древности рода Пантагрюэля.
К гл. I.
К гл. I.

Нелишним и не праздным делом будет, — так как у нас нет недостатка в досуге, — напомнить вам о первом корне и о том роде, из которых произошёл Пантагрюэль, Ведь я вижу, что все добрые историографы так начинали свои хроники, не только арабские, варварские и [7]латинские и греческие, но также и авторы еврейские.

Итак, следует заметить, что в начале мира (я приступаю издалека), слишком сорок сороков ночей тому назад, — употребляя способ исчисления, бывший в ходу у древних друидов, — вскоре после того, как Авель был убит братом своим Каином, наступил такой год, когда земля, пропитанная кровью праведника, дала необыкновенный урожай всех плодов, которые на ней произрастают, и в особенности кизильника, вследствие чего этот год и прослыл на все последующие времена годом кизильника, так как из трёх штук выходил целый четверик. В том же году календы установлены были по греческим служебникам. Месяц март пришёлся не в посту, а половина августа оказалась в мае месяце. В октябре месяце (а, может быть, и в сентябре, не стану утверждать, чего наверное не знаю, чтобы не ошибиться) наступила неделя, столь прославленная в летописях, и которая зовётся неделей трёх четвергов, потому что их было в ней трое, вследствие неправильности високосных дней, от того, что солнце слегка уклонилось debitoribus влево, а луна изменила своё течение слишком на пять сажен и явно обозначилось движение и колебание тверди небесной, именуемой Aplane[1], до такой степени, что средняя Плеяда, отдалившись от своих спутниц, склонилась к Экватору, звезда же, которую называют «Ко́лосом», оставила Деву и удалилась к Весам, что, конечно, было делом страшным и настолько затруднительным и непонятным, что астрологи диву дались. Да и было над чем им голову поломать.

Будьте уверены, что весь свет охотно ел вышеупомянутый кизиль, потому что он был великолепен на вид и чудесного вкуса. Но подобно тому, как Ной, святой человек, которому мы так много обя заны за то, что он посадил виноградную лозу, дающую нам тот нектар, тот чудесный, прелестный, небесный, весёлый, божественный напиток, который мы называем вином, — как Ной, повторяю, был введён в заблуждение, когда пил его, ибо не знал его свойства и силу, так и мужчины и женщины того времени с великим удовольствием ели тот красивый и крупный плод. Но это имело самые разнообразные последствия: у всех явилась ужасающая опухоль на теле, хотя не у всех в одном и том же месте. У некоторых вздулся живот и стал похож на большую бочку. Про них написано: Ventrem omnipotentem; и все они были зажиточные и весёлые люди. Из их племени произошли Святой Обжора и Широкая Масляница.

У других распухали, плечи, и они становились так горбаты, что их звали montiferes, то есть носильщики гор, и таких вы и по сие время встречаете в мире различного пола и разного состояния. И из этого племени произошёл Эзоп, славные деяния и сказания которого дошли до нас в книгах.

У иных вытягивались ноги и, глядя на них, вы бы приняли их за журавлей, или за фламинго, а не то за людей на ходулях. И бурсаки называют их в грамматике iambus[2]. У других так вырастал нос, что становился похожим на горлышко перегонного куба, и был весь пёстрый, в прыщах, сине-багрового цвета и лоснившийся от жира. Такие носы мы видели у каноника Панцу и у Пьедебуа, медика в Анжере; и из этого племени немногие любили декокт, но все были любителями вина, и от них произошли Назон и Овидий. И все те, про кого написано: Ne reminiscaris[3].

У других вырастали уши и достигали таких размеров, что из одного [8]уха они делали себе куртку, штаны и камзол, а другим накрывались, как испанским плащом. И говорят, что в Бурбонне ещё существует это племя, откуда и происходит поговорка о бурбонских ушах.

Иные вырастали в длину всем телом, и от них произошли великаны, а от последних Пантагрюэль. И первым из них был Шальброт,

который родил Саработа,

который родил Фаридрота,

который родил Гюртали, большого охотника до похлёбок и царствовавшего во время потопа,

который родил Немброта,
который родил Атласа, подпиравшего плечами небо, чтобы оно не упало, который родил Голиафа,

который родил Эрикса, изобретателя игры в фокусы,

который родил Тита,

который родил Эриона,

который родил Полифема,

который родил Каса,

который родил Этиона,

который первый заболел от того, что у него не было никакого прохладительного питья летом, как свидетельствует Барташин,

К гл. I.
К гл. I.

который родил Анселада,

который родил Сэ,

который родил Тифона,

который родил Ало,

который родил Оте,

который родил Эгона,

который родил Бриарея, сторукого,

который родил Порфирия,

который родил Адамастора,

который родил Антея,

который родил Агафона,

который родил Пора, и с ним воевал Александр Великий,

который родил Арантаса,

который родил Габбара, первого придумавшего много пить,

который родил Голиафа,

который родил Оффо, у которого нос покраснел от того, что он пил из бочонка,

который родил Артахея,

который родил Ормедона,

который родил Жеммагога, изобретателя башмаков à la poulaine,

который родил Сизифа,

который родил Титанов, от которых произошёл Геркулес, [9]который родил Энея, который очень искусно умел вытаскивать клещей из рук,

который родил Фьерабраса, побеждённого французским нэром Оливье, товарищем Роланда,

который родил Моргана, который первый в мире играл в карты с очками на носу,

который родил Фракасса, про которого писал Мерлен Кокей, от которого произошёл Феррагюс,

который родил Гапмуша, первого придумавшего коптить бычачьи языки в печке, а прежде все их только солили, как ветчину,

который родил Воливоракса,

который родил Лонжиса,

который родил Гайоффа,

который родил Машфена,

который родил Врюльфера,

который родил Ангулевана,

который родил Гальго, изобретателя бутылок,

который родил Мирланго,

который родил Галафра,

который родил Фалурдена,

который родил Робоаста,

который родил Сортенбрана де-Конембр,

который родил Брюшана де-Момьер,

который родил Брюйера, побеждённого пэром Франции Ожье датчанином,

который родил Мабрена,

который родил Футаснона,

который родил Гаклебака,

который родил Видегрена,

который родил Грангузье,

который родил Гаргантюа,

который родил благородного Пантагрюэля, моего господина.

Я хорошо знаю, что при чтении этого места в книге у вас возникает весьма разумное сомнение, и вы спрашиваете: как могло это быть, когда известно, что во время потопа все люди погибли, за исключением Ноя и семерых лиц, заключённых с ним в ковчеге и в числе которых не было вышеупомянутого Гюртали? Вопрос, без сомнения, основательный и вполне понятный, но мой ответ вас удовлетворит, если только я с ума не спятил. Но так как меня при этом не было и я не могу говорить как очевидец, то ссылаюсь на авторитет раввинов, добрых малых и славных еврейских волынщиков, которые утверждают, что, действительно, вышеупомянутый Гюртали не находился в Ноевом ковчеге, да и не мог бы в него влезть, будучи великаном; но он находился на ковчеге, верхом на нём, в роде того, как маленькие дети сидят на деревянных лошадках; или в роде того, как большой Бернский бык,[4] убитый при Мариньяне, скакал на своих толстых каменных пушках (служивших, должно быть, славной, покойной верховой лошадью). И таким образом, по Божьему велению, спас вышеупомянутый ковчег, так как правил им ногами и поворачивал куда надо, как это делают на кораблях, При помощи руля. Находившиеся внутри ковчега люди подавали ему в трубу съестные припасы в потребном количестве, как люди благодарные за то добро, какое он им делал. И порою они переговаривались друг с другом, как Икароменипп с Юпитером, по словам Лукиана.

Поняли вы теперь меня? Ну, так выпейте на здоровье, но не разбавляя вино водой. Если же вы не верите, ну и я не верю, тем и делу конец!


  1. Небо неподвижных звёзд, с греческого: ἀπλανής.
  2. У Раблэ тут игра слов: ямб — размер стиха и jambe.
  3. Книга Товия III, 3.
  4. Трубач, названный так потому, что трубил в бычачий рог.