Под родным кровом (Гейне; Минаев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Под родным кровом
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
На перепутьи, 1871
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: «Von Harburg fuhr ich in einer Stund'…» (Deutschland. Ein Wintermärchen, XX). — Из сборника «Новые стихотворения». Источник: Д. Д. Минаев. На перепутьи. — СПб.: Издание книгопродавца-типографа Б. Н. Плотникова, 1871. — С. 249—251.. Под родным кровом (Гейне; Минаев) в дореформенной орфографии


Под родным кровом


(Из Гейне)


Воздух летнего вечера тих был и свеж…
В город Гамбург приехал я к ночи;
Улыбаясь, смотрели с небес на меня
Звёзд блестящие, кроткие очи.

Мать старушка меня увидала едва,
Силы ей в этот миг изменили,
И, всплеснувши руками, шептала она:
«Ах, дитя моё! Ты ль это, ты ли?

Ах, дитя мое! ровно тринадцать уж лет
10 Как тебя не видала я!.. Слушай:
Ведь с дороги ты голоден, верно, теперь,
Так садись поскорей и покушай.

У меня, милый мой, есть и рыба и гусь,
Апельсины есть… Хочешь чего же?» —
15 — «Так давайте мне рыбу и гуся на стол,
Апельсинов давайте мне тоже».

И когда я с охотою ужинать стал,
Мать с восторгом меня угощала
И теряясь и путаясь часто в словах,
20 За вопросом вопрос предлагала:

«Ах, дитя! На чужой стороне, может быть,
Дни твои были горьки и тяжки…
Хороша ли хозяйка-жена у тебя
И умеет ли штопать рубашки?»

25 — «Рыба, милая матушка, очень вкусна,
Но без слов нужно есть это блюдо,
А не то — подавиться я костью могу,
Так вы мне не мешайте покуда».

Только с вкусною рыбой управился я,
30 Как увидел и гуся с ней рядом,
Вновь расспрашивать матушка стала меня,
Вновь вопросы посыпались градом:

«Ах, дитя моё! Где же привольнее жить —
У французов, иль дома? И кто же
35 Из различных народов, которых ты знал,
Для тебя по душе и дороже?»

— «Гусь немецкий, родимая, очень хорош,
Но французы гусей начиняют
Лучше немцев; к тому же и соусы их
40 Аппетит мой скорей возбуждают».

Апельсины за гу́сем явились вослед,
Заявляя своё мне почтенье,
И так сладки казались, что я их тогда
Выше всякого ставил сравненья.

45 Мать распрашивать снова пустилась меня,
Несдержимая в добрых порывах,
И, болтая со мною, коснулась она
Да вопросов весьма щекотливых:

«Ах, дитя моё! Мне расскажи, наконец,
50 Каковы у тебя „убежденья?“
Всё по прежнему занят политикой ты?
Ты какого в политике мненья?»

— «Апельсины прекрасны, родная моя,
Апельсины прекрасны, бесспорно…»
55 И когда проглотил ароматный их сок,
Я отбросил их корки проворно.