Ряды (Бальмонт)/1908 (ВТ)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Ряды (Бальмонт)

Перейти к навигации Перейти к поиску

Ряды
Пер. Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Язык оригинала: бретонский. Название в оригинале: Ar rannou. — См. Гимны, песни и замыслы древних. Из цикла «Бретань». Опубл.: 1908. Источник: Бальмонт, К. Д. Гимны, песни и замыслы древних. — СПб.: Книгоиздательство «Пантеон», 1908. — С. 179—184..

Редакции




[179]
РЯДЫ

(ДРУИД И РЕБЁНОК)

ВСЕКРАСИВЫЙ ребёнок, живой,
Луч Друида, скажи, нежный мой,
Что́ ты хочешь, чтоб спел пред тобой?

— Ты о ряде мне спой одного,
Пока я не запомню его.

— Для счисленья один — ряда нет,
Неизбежность одна, кладезь Бед,
Смерть, а до — ничего больше нет.

Всекрасивый ребёнок, живой,
10 Луч Друида, скажи, нежный мой,
Что́-ж сегодня мне спеть пред тобой?

— Спой о ряде мне двух, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

— Два быка, а в упряжке одной,
15 Пред одною идут скорлупой.
Вот помрут. Видишь их, нежный мой?

— Спой о ряде мне трёх, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

[180]


— Тройствен мир, у него три лица,
20 Три начала и три есть конца,
Муж и дуб ждут того же венца.

Три есть царства Мерлина, и в них
Свет цветов, свет плодов золотых,
В свете дети, с улыбками их.

25 — Спой про ряд четырёх, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

— Счёт четыре — Мерлин, счёт камней,
Тех, чтоб меч отточить нам острей,
Чтоб сражать лезвиями мечей.

30 Всекрасивый ребёнок, живой,
Луч Друида, скажи, нежный мой,
Что́ ты хочешь, чтоб спел пред тобой?

— Спой о ряде пяти, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

35 — Пять полос у Земли, пять веков
В океанности наших часов,
У сестры нашей пять маяков.

— Спой о ряде шести, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

40 — Шесть младенцев из воска, тень сна,
Их живит своей властью Луна,
Ты не знаешь, я знаю сполна.

Шесть целительных трав в кипятке,
Карлик сок их смешал в котелке,
45 Палец в рот — слышит всё вдалеке.

[181]


— Спой о ряде семи, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

— Семь есть солнц, семь есть лун, семь планет,
И Наседка в ряду этих смет,
50 Семь Стихий, в них мука — точек свет.

— Спой о ряде восьми, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

— Восемь ветров и восемь огней,
Вместе с Высшим Огнём Майских дней,
55 Что горят на горе мятежей.

Восемь белых, как пена, телиц,
Выгон их — остров вод без границ,
Восемь их у Царицы цариц.

Всекрасивый ребёнок, живой,
60 Луч Друида, скажи, нежный мой,
Что́ мне сызнова спеть пред тобой?

— Спой про ряд девяти, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

— Девять маленьких рук над гумном,
65 Возле Башни, где ночью и днём
Стонут матери, девять числом.

Корриганы, — цветы в волосах, —
Пляшут в белом, их девять в ночах,
Близ ключа, в полнолунных лучах.

70 Кабаниха, семья кабанят,
Девять, хрюкают, роют, ворчат,
А кабан возле яблони, — рад.

[182]


— Спой про ряд десяти, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

75 — Десять вражьих идут кораблей,
Десять гибелей между зыбей,
О, Венеды, вам десять скорбей.

— Ряд одиннадцать спой, для того,
Чтобы мог я запомнить его.

80 — Вон жрецы, глянь, одиннадцать встреч,
То Венеды, с кровавости сеч,
Глянь, у каждого сломанный меч.

В запылённых покровах своих,
В окровавленных, в пятнах густых,
85 Было триста, — одиннадцать их.

Всекрасивый ребёнок, живой,
Луч Друида, скажи, нежный мой,
Что́ ещё мне пропеть пред тобой?

— Ряд двенадцать мне спой, для того,
90 Чтобы мог я запомнить его.

— Месяц к месяцу, знаки сквозь мглу,
Их двенадцать, пропевших хвалу,
И Стрелец уж спускает стрелу.

Знаки, знаков двенадцать, война,
95 Со звездою Корова, черна,
Весь прошла Лес Останков она.

В грудь вонзилася жалом стрела,
Кровь течёт, горяча и светла,
Лик с мычанием вверх подняла.

[183]


100 Рог звучит; огнь и гром; ветр и свет;
Гром и огнь; дождь; утраченный след;
Ничего; ничего; ряда нет.

Вон жрецы, глянь, одиннадцать встреч,
То Венеды, с кровавости сеч,
105 Глянь, у каждого сломанный меч.

Десять вражьих идут кораблей,
Десять гибелей между зыбей,
О, Венеды, вам десять скорбей.

Девять маленьких рук над гумном,
110 Возле Башни, где ночью и днём,
Стонут матери, девять числом.

Восемь белых, как пена, телиц,
Выгон их — остров вод без границ,
Восемь их у Царицы цариц.

115 Семь есть солнц, семь есть лун, семь планет,
И Наседка в ряду этих смет,
Семь Стихий, в них мука — точек свет.

Шесть целительных трав в кипятке,
Карлик сок их смешал в котелке,
120 Палец в рот — слышит всё вдалеке.

Пять полос у Земли, пять веков,
В океанности наших часов,
У сестры нашей пять маяков.

Счёт четыре — Мерлин, счёт камней,
125 Тех, чтоб меч отточить нам острей,
Чтоб сражать лезвиями мечей.

[184]


Тройствен мир, у него три лица,
Три начала, и три есть конца,
Муж и дуб ждут того же венца.

130 Два быка, а в упряжке одной,
Пред одною идут скорлупой.
Вот помрут. Видишь их, нежный мой.

Для счисленья один ряда нет,
Неизбежность одна, кладезь Бед,
135 Смерть, а до — ничего больше нет.