Ряды (Бальмонт)/1908 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Ряды (Бальмонт)

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Ряды
Пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: бретонскій. Названіе въ оригиналѣ: Ar rannou. — См. Гимны, пѣсни и замыслы древнихъ. Изъ цикла «Бретань». Опубл.: 1908. Источникъ: Бальмонтъ, К. Д. Гимны, пѣсни и замыслы древнихъ. — СПб.: Книгоиздательство «Пантеонъ», 1908. — С. 179—184..

Редакціи




[179]
РЯДЫ.

(ДРУИДЪ И РЕБЕНОКЪ).

ВСЕКРАСИВЫЙ ребенокъ, живой,
Лучъ Друида, скажи, нѣжный мой,
Что̀ ты хочешь, чтобъ спѣлъ предъ тобой?

— Ты о рядѣ мнѣ спой одного,
Пока я не запомню его.

— Для счисленья одинъ—ряда нѣтъ,
Неизбѣжность одна, кладезь Бѣдъ,
Смерть, а до—ничего больше нѣтъ.

Всекрасивый ребенокъ, живой,
10 Лучъ Друида, скажи, нѣжный мой,
Что̀-жь сегодня мнѣ спѣть предъ тобой?

— Спой о рядѣ мнѣ двухъ, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

— Два быка, а въ упряжкѣ одной,
15 Предъ одною идутъ скорлупой.
Вотъ помрутъ. Видишь ихъ, нѣжный мой?

— Спой о рядѣ мнѣ трехъ, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

[180]


— Тройственъ міръ, у него три лица,
20 Три начала и три есть конца,
Мужъ и дубъ ждутъ того же вѣнца.

Три есть царства Мерлина, и въ нихъ
Свѣтъ цвѣтовъ, свѣтъ плодовъ золотыхъ,
Въ свѣтѣ дѣти, съ улыбками ихъ.

25 — Спой про рядъ четырехъ, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

— Счетъ четыре—Мерлинъ, счетъ камней,
Тѣхъ, чтобъ мечъ отточить намъ острѣй,
Чтобъ сражать лезвіями мечей.

30 Всекрасивый ребенокъ, живой,
Лучъ Друида, скажи, нѣжный мой,
Что̀ ты хочешь, чтобъ спѣлъ предъ тобой?

— Спой о рядѣ пяти, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

35 — Пять полосъ у Земли, пять вѣковъ
Въ океанности нашихъ часовъ,
У сестры нашей пять маяковъ.

— Спой о рядѣ шести, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

40 — Шесть младенцевъ изъ воска, тѣнь сна,
Ихъ живитъ своей властью Луна,
Ты не знаешь, я знаю сполна.

Шесть цѣлительныхъ травъ въ кипяткѣ,
Карликъ сокъ ихъ смѣшалъ въ котелкѣ,
45 Палецъ въ ротъ—слышитъ все вдалекѣ.

[181]


— Спой о рядѣ семи, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

— Семь есть солнцъ, семь есть лунъ, семь планетъ,
И Насѣдка въ ряду этихъ смѣтъ,
50 Семь Стихій, въ нихъ мука—точекъ свѣтъ.

— Спой о рядѣ восьми, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

— Восемь вѣтровъ и восемь огней,
Вмѣстѣ съ Высшимъ Огнемъ Майскихъ дней,
55 Что горятъ на горѣ мятежей.

Восемь бѣлыхъ, какъ пѣна, телицъ,
Выгонъ ихъ—островъ водъ безъ границъ,
Восемь ихъ у Царицы царицъ.

Всекрасивый ребенокъ, живой,
60 Лучъ Друида, скажи, нѣжный мой,
Что̀ мнѣ сызнова спѣть предъ тобой?

— Спой про рядъ девяти, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

— Девять маленькихъ рукъ надъ гумномъ,
65 Возлѣ Башни, гдѣ ночью и днемъ
Стонутъ матери, девять числомъ.

Корриганы,—цвѣты въ волосахъ,—
Пляшутъ въ бѣломъ, ихъ девять въ ночахъ,
Близь ключа, въ полнолунныхъ лучахъ.

70 Кабаниха, семья кабанятъ,
Девять, хрюкаютъ, роютъ, ворчатъ,
А кабанъ возлѣ яблони,—радъ.

[182]


— Спой про рядъ десяти, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

75 — Десять вражьихъ идутъ кораблей,
Десять гибелей между зыбей,
О, Венеды, вамъ десять скорбей.

— Рядъ одиннадцать спой, для того,
Чтобы могъ я запомнить его.

80 — Вонъ жрецы, глянь, одиннадцать встрѣчъ,
То Венеды, съ кровавости сѣчъ,
Глянь, у каждаго сломанный мечъ.

Въ запыленныхъ покровахъ своихъ,
Въ окровавленныхъ, въ пятнахъ густыхъ,
85 Было триста,—одиннадцать ихъ.

Всекрасивый ребенокъ, живой,
Лучъ Друида, скажи, нѣжный мой,
Что̀ еще мнѣ пропѣть предъ тобой?

— Рядъ двѣнадцать мнѣ спой, для того,
90 Чтобы могъ я запомнить его.

— Мѣсяцъ къ мѣсяцу, знаки сквозь мглу,
Ихъ двѣнадцать, пропѣвшихъ хвалу,
И Стрѣлецъ ужь спускаетъ стрѣлу.

Знаки, знаковъ двѣнадцать, война,
95 Со звѣздою Корова, черна,
Весь прошла Лѣсъ Останковъ она.

Въ грудь вонзилася жаломъ стрѣла,
Кровь течетъ, горяча и свѣтла,
Ликъ съ мычаніемъ вверхъ подняла.

[183]


100 Рогъ звучитъ; огнь и громъ; вѣтръ и свѣтъ;
Громъ и огнь; дождь; утраченный слѣдъ;
Ничего; ничего; ряда нѣтъ.

Вонъ жрецы, глянь, одиннадцать встрѣчъ,
То Венеды, съ кровавости сѣчъ,
105 Глянь, у каждаго сломанный мечъ.

Десять вражьихъ идутъ кораблей,
Десять гибелей между зыбей,
О, Венеды, вамъ десять скорбей.

Девять маленькихъ рукъ надъ гумномъ,
110 Возлѣ Башни, гдѣ ночью и днемъ,
Стонутъ матери, девять числомъ.

Восемь бѣлыхъ, какъ пѣна, телицъ,
Выгонъ ихъ—островъ водъ безъ границъ,
Восемь ихъ у Царицы царицъ.

115 Семь есть солнцъ, семь есть лунъ, семь планетъ,
И Насѣдка въ ряду этихъ смѣтъ,
Семь Стихій, въ нихъ мука—точекъ свѣтъ.

Шесть цѣлительныхъ травъ въ кипяткѣ,
Карликъ сокъ ихъ смѣшалъ въ котелкѣ,
120 Палецъ въ ротъ—слышитъ все вдалекѣ.

Пять полосъ у Земли, пять вѣковъ,
Въ океанности нашихъ часовъ,
У сестры нашей пять маяковъ.

Счетъ четыре—Мерлинъ, счетъ камней,
125 Тѣхъ, чтобъ мечъ отточить намъ острѣй,
Чтобъ сражать лезвіями мечей.

[184]


Тройственъ міръ, у него три лица,
Три начала, и три есть конца,
Мужъ и дубъ ждутъ того же вѣнца.

130 Два быка, а въ упряжкѣ одной,
Предъ одною идутъ скорлупой.
Вотъ помрутъ. Видишь ихъ, нѣжный мой.

Для счисленья одинъ ряда нѣтъ,
Неизбѣжность одна, кладезь Бѣдъ,
135 Смерть, а до—ничего больше нѣтъ.