Сокол (Бальмонт)/1910 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Соколъ
Пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Оригинал: брет. Ar falc’hon. — Изъ сборника «Морское свѣченіе». Перевод опубл.: 1910. Источникъ: Бальмонтъ, К. Д. Морское свѣченіе. — СПб., М: Т-во М. О. Вольфъ, 1910. — С. 225—228.

Редакціи



СОКОЛЪ.


Насѣдку соколъ задушилъ,
Убитъ крестьянкой герцогъ былъ.
Убитый герцогъ. А народъ
Среди тяготъ какъ вьючный скотъ.

Какъ скотъ. Поборамъ отдана,
Скудна, растоптана страна.
По ней идя во всѣ концы,
Прошли, какъ язва, пришлецы.

Изъ края Галльскаго, на зовъ
10 Вдовы пришли ряды враговъ.
Она звала, была громка,
Корова такъ зоветъ быка.

Налогъ еще. Еще налогъ.
Народъ стерпѣть всего не могъ.
Возстала юность, вихрь огней,
Возстала старость вмѣстѣ съ ней.

Изъ-за насѣдки лишь одной,
И изъ-за сокола тотъ бой.
Двѣ птицы малыя, а глянь,
20 Въ огнѣ, въ крови, въ рѣзнѣ Бретань.

На Черной на Горѣ тамъ тѣнь,
Назавтра ждетъ Ивановъ день,
До тридцати сошлось крестьянъ,
Огни ихъ свѣтятъ сквозь туманъ.

Огонь пылаетъ горячо.
Закинувъ вилы на плечо,
Кадо Боецъ среди другихъ,
И съ сердцемъ вопрошаетъ ихъ.

— Ну, что-жь, вамъ сладко ѣсть и пить?
30 Налоги будете платить?
Что до меня, я не плачу.
Скорѣе петли я хочу.

— Налоговъ не хочу и я,
Въ лохмотьяхъ вся моя семья,
Не заплачу, не побоюсь,
Углями красными клянусь.

— Достатокъ мой, гдѣ онъ, гдѣ онъ?
Я весь до нитки разоренъ.
Годъ не успѣю завершить,
40 Какъ долженъ милостыней жить.

— Постыдно голоду служить,
Нельзя намъ милостыней жить,
Коль споръ и бой имъ невзачетъ,
И бой, и споръ къ нимъ вмигъ придетъ.

— Къ нимъ бой придетъ быстрѣй чумы!
Клянемся молніею мы!
Клянемся Моремъ и Луной!
Клянемся Небомъ и Землей!—

Кадо Боецъ, склонясь къ огню,
50 Схватилъ и поднялъ головню,
И каждый сдѣлалъ такъ, какъ онъ:—
— Впередъ! впередъ! на горный склонъ!

Его жена съ нимъ рядомъ шла,
И на плечахъ багоръ несла,
И пѣла,—мнится, чу! поетъ:—
— Впередъ, сыны мои, впередъ!

Нѣтъ, не для нищенскихъ кусковъ
Я тридцать родила сыновъ,
И не дрова другимъ носить,
60 Не камни тяжкіе дробить.

Не къ жизни вьючнаго осла
Ихъ мать родная родила,
Не для того, чтобъ босикомъ
Идти въ поляхъ, идти путемъ.

И не кормить нуждой своей
Собакъ и птицъ, и лошадей:
Чтобъ притѣснителей убить,
Рождая, вотъ зачѣмъ родить!—

И отъ огня къ огню—зарѣ
70 Они спускались по горѣ:—
— Оге! оге! Огнемъ, огнемъ.
Враговъ своихъ сожжемъ, сожжемъ!—

Съ горы сошли—и кто да кто,
Ихъ всѣхъ—три тысячи и сто;
Когда-жь вступили въ Лангоадъ,
Ихъ девять тысячъ встало въ рядъ.

Когда въ Геррандъ пришли,—смотри.
Ихъ тридцать тысячъ триста три.
Они ростутъ, они идутъ.
80 Кадо кричитъ:—Смѣлѣй! Вотъ тутъ!—

Еще не выговорилъ словъ,
Какъ триста подошло возовъ,
Горитъ вкругъ крѣпости костеръ,
Великъ огня кипучій хоръ.

Горючъ пылающій упоръ,
Желѣзо вилъ течетъ въ костеръ,
И кости тамъ хрустятъ въ бреду,
Какъ кости проклятыхъ въ Аду.

Пылая, вопитъ рой враговъ,
90 Какъ волки, пойманные въ ровъ,
И ночь прошла, заря взошла,
И вмѣсто нихъ, одна зола.



Примѣчанія