Сто шедевров искусства (Булгаков)/1903 (ДО)/Бастиан-Лепаж

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Сто шедевров искусства (Булгаков)‎ | 1903 (ДО)

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[8]

Жюль Бастіанъ-Лепажъ.[править]

Онъ родился въ 1848 году въ Лотарингіи и на всю жизнь сохранилъ любовь къ роднымъ мѣстамъ. Онъ выросъ въ семьѣ зажиточной, хотя и не богатой, въ полномъ и постоянномъ общеніи съ природой. Его отецъ самъ рисовалъ и пріучилъ сына рисовать просто, безъ всякихъ традицій и эстетическихъ теорій. Въ Парижѣ Бастіанъ — Лепажъ учился у Кабанеля, но академическая манера учителя не оказала на него никакого вліянія, тѣмъ болѣе, что война 1870 года помѣшала ему дольше тамъ оставаться. Онъ поступилъ волонтеромъ, принялъ участіе въ защитѣ Парижа и вернулся на родину въ Лотарингію уже больнымъ той чахоткой, которая такъ рано свела его въ могилу. Въ Лотарингіи нашелъ оиъ свое настоящ ее призваніе: онъ наблюдалъ природу и изображалъ ее такъ, какъ ее видѣлъ его трезвый, острый взглядъ, не затуманенный никакими академическими правилами. Его друзья даже прозвали его „Примитивистомъ.“ Новая техника, внесенная Мане (см. ниже) въ живопись, была для Лепажа уже роднымъ, знакомымъ языкомъ, на которомъ онъ выражался легко, свободно и увѣренно, но болѣе деликатно, смягчая первыя „боевыя" крайности натурализма. Мане проложилъ новый путь, Лепажъ довелъ его до совершенства, не оставаясь въ тоже время чуждымъ и импрессіонизму, но тоже очищенному отъ крайностей. Въ этой популяризаціи идей Мане заключается большое значеніе Бастіанъ-Лепажа.

Вернувшись въ 1872 г. въ Парижъ онъ дважды пытался конкуррировать на Римскую Премію, но обѣ его картины не были приняты. Правда, что во второй изъ нихъ — „Явленіе Ангела пастухамъ“, онъ уже примѣнилъ свои новыя теоріи „изображать всякую драму или событіе изъ прошлаго, какъ будто все это произошло наканунѣ", также просто и въ такой же жизненной обстановкѣ. Въ 1873 г. онъ далъ замѣчательный [9]портретъ своего дѣда, затѣмъ цѣлый рядъ портретовъ, изъ которыхъ особенно извѣстенъ портретъ Сары Бернаръ. Въ 1878 г. онъ началъ цѣлый рядъ картинъ изъ крестьянской жизни своей замѣчательной картиной „Сѣнокосъ" гдѣ чудно переданъ знойный полдень и безконечная ширь полей; затѣмъ явился „Сборъ картофеля“ и др. Въ изображеніи душевныхъ настроеній онъ достигъ совершенства своей „Жанной д’Аркъ“, прислушивающейся къ небеснымъ голосамъ. За ней слѣдовалъ цѣлый рядъ живыхъ сценъ изъ народной жизни, но смерть поразила талантливаго художника въ самый разгаръ его творчества. Его мастерскую буквально осаждали поклонники, покупатели и ученики; на всѣхъ празднествахъ и конкурсахъ онъ былъ необходимъ. Въ 1883 г. появилась въ Салонѣ его послѣдняя картина „Любовь въ деревнѣ“ а въ Декабрѣ 1884 г. онъ умеръ.

Изъ картинъ его здѣсь воспроизведены двѣ замѣчательныя по выразительности и натуральности: „Нищій“ (1881 г.) и „Ни крошки" (1882 г.) (см. № V).

Особенно типична картина „Нищій" (см. № VI). Глядя на это изображеніе грубаго нищаго, состарившагося- въ шатаньи отъ одной двери къ другой, можно сказать, что Бастіанъ-Лепажъ вернулся къ одному изъ наиболѣе юношескихъ своихъ впечатлѣній. Это настоящій типъ нищаго, грязнаго, оборваннаго и лѣниваго, въ огромныхъ деревянныхъ башмакахъ и вооруженнаго толстой дубинкой, которую онъ всегда готовъ пустить въ ходъ, въ случаѣ необходимости самозащиты. Пронырливый старый бродяга изображенъ на поискахъ. Онъ останавливается и обращается съ просьбой въ такой домъ, гдѣ увѣренъ въ полученіи милостыни. Чистыя бѣлыя ставни и садовая скамья, желѣзное кольцо, къ которому можно привязывать лошадь или осла, алый гераніумъ на окнѣ — все это признаки благосостоянія и комфорта, которые не могутъ ускользнуть отъ опытнаго его глаза. Онъ повторилъ обычный свой разсказъ и получилъ ожидаемую подачку въ видѣ ковриги хлѣба, которую прячетъ въ свою обширную сумку; миловидная маленькая дѣвочка въ нарядномъ платьицѣ, въ передничкѣ и съ бѣлымъ воротникомъ, высланная къ нему, стоитъ въ дверяхъ съ удивленными глазенками и разглядываетъ страннаго посѣтителя. Фабула достаточно выразительна, характерность фигуръ и сила письма несомнѣнны, въ сюжетѣ данъ штрихъ юмора въ народномъ вкусѣ.


[V]

[VI]

БАСТIАНЪ-ЛЕПАЖЪ.