С 1836-1846/ДО/Том III/Письмо к издателю

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Письмо къ издателю.
авторъ А. Б.
См. Томъ III. Дата созданія: 1836, опубл.: 1836. С 1836-1846/ДО/Том III/Письмо к издателю въ новой орѳографіи


[321]

ПИСЬМО КЪ ИЗДАТЕЛЮ.

Георгій Конискій, о которомъ напечатана статья въ первомъ нумерѣ «Современника», начинаетъ свои пастырскія поученія слѣдующими замѣчательными словами:

«Первое слово къ вамъ, благоч. слуш., Христовы люди, разсудилъ я сказать о себѣ самомъ.... Должность моя, какъ вы сами видите, есть учительская: а учители добрые и нелукавые себе первѣе учатъ, нежели другихъ, своему уху, яко ближайшему, напередъ проповѣдуютъ, нежели чужимъ.»

Пріемля журнальный жезлъ, собираясь проповѣдовать истинную критику, весьма достохвально поступили бы вы, м. г., еслибъ передъ стадомъ своихъ подписчиковъ изложили предварительно свои мысли о должности критика и журналиста, и принесли искреннее покаяніе въ слабостяхъ, нераздѣльныхъ съ природою человѣка вообще и журналиста въ особенности. По крайней, мѣрѣ вы можете подать благой примѣръ собратіи вашей, помѣстивъ въ своемъ журналѣ нѣсколько искреннихъ [322]замѣчаній, которыя пришли мнѣ въ голову по прочтеніи перваго нумера «Современника».

Статья «О движеніи журнальной литтературы», по справедливости обратила на себя общее вниманіе. Вы въ ней изложили остроумно, рѣзко и прямодушно весьма много справедливыхъ замѣчаній. Но признаюсь, она не соотвѣтствуетъ тому, чего ожидали мы отъ направленія, которое дано будетъ вами вашей критикѣ. Прочитавъ со вниманіемъ эту немного сбивчивую статью, всего яснѣе увидѣлъ я большое ожесточеніе противу г. Сенковскаго. По мнѣнію вашему, вся наша словесность обращается около «Библіотеки для Чтенія». Всѣ другія повременныя изданія разсмотрѣны только въ отношеніи къ ней. «Сѣверная Пчела» и «Сынъ Отечества» представлены какимъ-то сильнымъ аррьергардомъ, подкрѣпляющимъ «Библіотеку». «Московскій Наблюдатель», по вашимъ словамъ образовался только съ тѣмъ намѣреніемъ, чтобъ воевать противу «Библіотеки». Онъ даже получилъ строгій выговоръ за то, что нападенія его ограничились только двумя статейками; должно было, говорите вы, или не начинатъ вовсе, или, если начать, то уже не отставать. «Литтературныя Прибавленія», «Телескопъ и. Молва» похвалены вами за ихъ оппозиціонное отношеніе къ «Библіотекѣ». Признаюсь, это изумило тѣхъ, которые съ нетерпѣніемъ ожидали появленія вашего журнала. Не ужъ-то, говорили они, цѣль «Современника» — слѣдовать по пятамъ за «Библіотекою», нападая на нее въ расплохъ, и вооруженной рукою [323]отбивая отъ нея подписчиковъ? Надѣюсь, что опасенія сіи лживы, и что «Современникъ» изберетъ для себя кругъ дѣйствія болѣе обширный и благородный....

Обвиненія ваши касательно г. Сенковскаго ограничиваются слѣдующими пунктами:

1. Г. Сенковскій исключительно завладѣлъ отдѣленіемъ критики въ журналѣ, издаваемомъ отъ имени книгопродавца Смирдина.

2. Г. Сенковскій переправляетъ статьи, ему доставляемыя для помѣщенія въ «Библіотекѣ».

3. Г. Сенковскій въ своихъ критическихъ сужденіяхъ невсегда соблюдаетъ тонъ важности и безпристрастія.

4. Г. Сенковскій не употребляетъ мѣстоимѣній сей и оный.

5. Г. Сенковскій имѣетъ около пяти тысячъ подписчиковъ,

Первые два обвинительные пункта относятся къ домашнимъ, такъ сказать, распоряженіямъ книгопродавца Смирдина, и до публики не касаются. Что же до важнаго тона критики, то не понимаю, какъ можно говорить не въ шутку о нѣкоторыхъ произведеніяхъ Отечественной литтературы. Публика требуетъ отчета обо всемъ выходящемъ. Не ужъ-то журналисту надлежитъ наблюдать одинъ и тотъ же тонъ въ отношеніи ко всѣмъ книгамъ, имъ [324]разбираемымъ? Разница — критиковать «Исторію Государства Россійскаго» и романы г. г. *** и пр. Критикъ, стараясь быть всегда равно учтивымъ и важнымъ, безъ сомнѣнія погрѣшаетъ противу приличія. Въ обществѣ вы локтемъ задѣваете сосѣда, вы извиняетесь; очень хорошо; но гуляя подъ качелями, вы толкнули лавочника, и не скажете же ему: millе раrdons. Вы скажете: за чѣмъ ходить толкаться подъ качели? за чѣмъ упоминать о книгахъ, которыя не стоятъ никакого вниманія? Но если публика того требуетъ непремѣнно, за чѣмъ ей не угодить? Сelà vous сoute si рeu, et leur fait tout de plaisir! — Да позвольте узнать: чтó значитъ и вашъ разборъ альманаха Мое Новоселье, который такъ щастливо сравнили вы съ тощимъ котомъ, мяукающимъ на кровлѣ опустѣлаго дома? Сравненіе очень забавно, но въ немъ не вижу я ничего важнаго. Врачю! исцѣлися самъ! Признаюсь, нѣкоторые изъ веселыхъ разборовъ, попадающихся въ «Библіотекѣ для Чтенія», тѣшатъ меня несказанно, и мнѣ было бы очень жаль, еслибы критикъ предпочелъ хранить величественное молчаніе.

Шутки г. Сенковскаго на счетъ невинныхъ мѣстoимѣній сей, сія, сіе, оный, оная, оное — не что иное какъ шутки. Вольно же было публикѣ и даже нѣкоторымъ писателямъ принять ихъ зачистую монету. Можетъ ли письменный языкъ быть совершенно подобнымъ разговорному? Нѣтъ, также какъ разговорный языкъ никогда не можетъ быть совершенно подобнымъ письменному. Не одни мѣстоимѣнія [325]сей и оный[1]), но и причастія вообще и множество словъ необходимыхъ обыкновенно избѣгаются въ разговорѣ. Мы не говоримъ: карета скачущая по мосту, слуга метущій комнату; мы говоримъ: которая скачетъ, который мететъ, и пр., — замѣняя выразительную краткость причастія вялымъ оборотомъ. Изъ того еще не слѣдуетъ, что въ Русскомъ языкѣ причастіе должно быть уничтожено. Чѣмъ богаче языкъ выраженіями и оборотами, тѣмъ лучше для искуснаго писателя. Письменный языкъ оживляется поминутно выраженіями, раждающимися въ разговорѣ, но не долженъ отрекаться отъ пріобрѣтеннаго имъ, въ теченіи вѣковъ. Писать единственно языкомъ разговорнымъ — значитъ не знать языка. — Но вы несправедливо сравнили гоненіе на сей и оный со введеніемъ і и ѳ въ орѳографію Русскихъ словъ, и напрасно потревожили прахъ Тредьяковскаго, который никогда ни съ кѣмъ не заводилъ споровъ объ этихъ буквахъ. Ученый профессоръ, желавшій преобразить нашу орѳографію, дѣйствовалъ самъ отъ себя, безъ предварительнаго примѣра. Замѣчу мимоходомъ, что орѳографія г. Каченовскаго не есть затруднительная новость, но давно существуетъ въ нашихъ священныхъ книгахъ. Всякій литтераторъ, получившій классическое образованіе, обязанъ знать ея правила, даже и не слѣдуя онымъ.

Что же касается до послѣдняго пункта, т. е. до 5,000 подписчиковъ, то позвольте мнѣ изъявить [326]искреннее желаніе, чтобъ на слѣдующій годъ могли вы заслужить точно такое жъ обвиненіе.

Признайтесь, что нападенія ваши на г. Сенковскаго невесьма основательны. Многія изъ его статей, пропущенныхъ вами безъ вниманія, достойны были занять мѣсто въ лучшихъ изъ Европейскихъ журналовъ. Въ показаніяхъ его касательно Востока мы должны вѣритъ ему, какъ люди непосвященные. Онъ издаетъ «Библіотеку» съ удивительной смѣтливостію, съ акуратностію, къ которой не пріучили насъ гг. Русскіе журналисты. Мы, смиренные провинціалы, благодарны ему — и за разнообразіе статей, и за полноту книжекъ, и за свѣжія новости Европейскія, и даже за отчетъ объ литтературной всячинѣ. Жалѣемъ, что многіе литтераторы, уважаемые и любимые нами, отказались отъ соучастія въ журналѣ г. Смирдина, и надѣемся, что «Современникъ» пополнитъ намъ сей недостатокъ; но желаемъ, чтобъ оба журнала другъ другу не старались вредить, а дѣйствовали каждый самъ по себѣ для пользы общей и для удовольствія жадно читающей публики.

Обращаясь къ «Сѣверной Пчелѣ», вы упрекаете ее въ томъ, что она безъ разбора помѣщала всѣ въ нее бросаемыя извѣстія, объявленія и тому подобное. Но какъ же ей и дѣлать иначе? «Сѣверная Пчела» газета, а доходъ газеты составляютъ именно объявленія, извѣстія и проч., безъ разбора печатаемыя. Англійскія газеты, считающія у себя до [327]15,000 подписчиковъ, окупаютъ издержки изданія только печатаніемъ объявленій. Не за объявленія должно было укорять «Сѣверную Пчелу», но за помѣщенія скучныхъ статей съ подписью: Ѳ. Б., которыя (не смотря на ваше пренебреженіе ко вкусу бѣдныхъ провинціаловъ) давно оцѣнены у насъ по достоинству. Будьте увѣрены, что мы съ крайней досадою видимъ, что гг. журналисты думаютъ насъ занять нравоучительными статейками, исполненными самыхъ дѣтскихъ мыслей и пошлыхъ шуточекъ, которыя достались «Сѣверной Пчелѣ» вѣроятно по наслѣдству отъ «Трудолюбивой Пчелы».

То, что вы говорите о «Прибавленіяхъ къ Инвалиду» вообще справедливо. Издатель оставилъ на полемическомъ поприщѣ слѣды неизгладимые, и до сихъ поръ подвизается на ономъ съ неоспоримымъ успѣхомъ. Мы помнимъ «Хамелеонистику», рядъ статеекъ въ своемъ родѣ классическихъ. Но позвольте вамъ замѣтить, что вы хвалите г. Воейкова именно за то самое, за что негодуете на г. Сенковскаго: за шутливые разборы того, что не стоитъ быть разобрано не въ шутку.

Жалѣю, что вы, говоря о «Телескопѣ», не упомянули о г. Бѣлинскомъ. Онъ обличаетъ талантъ, подающій большую надежду. Если бы съ независимостію мнѣній и съ остроуміемъ своимъ соединялъ онъ болѣе учености, болѣе начитанности, болѣе уваженія къ преданію, болѣе осмотрительности, — [328]словомъ, болѣе зрѣлости: то мы бы имѣли въ немъ критика весьма замѣчательнаго,

Говоря о равнодушіи журналистовъ къ важнымъ литтературнымъ событіямъ, вы указываете на смерть Вальтеръ-Скотта. Но смерть Вальтеръ-Скотта не есть событіе литтературное; о Вальтеръ-Скоттѣ же и его романахъ впопадъ и невпопадъ было у насъ говорено довольно.

Вы говорите, что въ послѣднее время замѣтно было въ публикѣ равнодушіе къ поэзіи и охота къ романамъ, повѣстямъ и тому подобному. Но поэзія не всегда ли есть наслажденіе малаго числа избранныхъ, между тѣмъ какъ повѣсти и романы читаются всѣми и вездѣ? И гдѣ подмѣтили вы это равнодушіе? скорѣе можно укорить нашихъ поэтовъ въ бездѣйствіи, нежели публику въ охлажденіи. Державинъ вышелъ въ свѣтъ третьимъ изданіемъ; слышно, готовится четвертое. На заглавномъ листѣ басенъ Крылова (изданныхъ въ прошломъ году) выставлено: тридцатая тысяча. Новые поэты, Кукольникъ и Бенедиктовъ, приняты были съ восторгомъ. Кольцовъ обратилъ на себя общее благосклонное вниманіе... Гдѣ же тутъ равнодушіе публики къ поэзіи?

Вы укоряете нашихъ журналистовъ за то, что они не сказали намъ: чтò такое былъ В. Скоттъ? Чтò такое нынѣшняя Французская литтература? Чтò такое наша публика? Чтò такое наши писатели? [329]

Въ самомъ дѣлѣ, вопросы весьма любопытные! Мы надѣемся, что вы ихъ разрѣшите въ послѣдствіи, и что избѣгнете въ вашей критикѣ недостатковъ, такъ строго и такъ справедливо вами осужденныхъ въ статьѣ, которую въ правѣ мы назвать программою вашего журнала[2].

А. Б.

Тверь
23 Апрѣля 1836.


  1. Впрочемъ мы говоримъ: въ сію минуту, сейчасъ, по сію пору, и проч.
  2. Съ удовольствіемъ помѣщая здѣсь письмо г. А. Б., нахожусь въ необходимости дать моимъ читателямъ нѣкоторыя объясненія. Статья О движеніи журнальной литтературы напечатана въ моемъ журналѣ, но изъ сего еще не слѣдуетъ, чтобы всѣ мнѣнія, въ ней выраженныя съ такою юношескою живостію и прямодушіемъ, были совершенно сходны съ моими собственными. Во всякомъ случаѣ, она не есть и не могла быть программою «Современника».
    Изд.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.