С 1836-1846/ДО/Том III/Прогулка по Москве

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Прогулка по Москвѣ.
авторъ Михаилъ Петровичъ Погодинъ (1800—1875)
См. Томъ III. Опубл.: 1836. С 1836-1846/ДО/Том III/Прогулка по Москве въ новой орѳографіи


[260]

ПРОГУЛКА ПО МОСКВѢ.

Вы хотите, чтобъ я сообщилъ вамъ извѣстія о современномъ состояніи Москвы. Задача трудная, особенно мнѣ, человѣку неученому, не литтератору. Гдѣ отвѣчать мнѣ требованіямъ вашихъ критиковъ съ ихъ строгой логикой и грамматикой! — Къ тому же я лѣнивъ: терпѣть не могу справляться, а больше всего переправлять, конецъ переставлять въ начало, начало въ середину. Что написалъ, то написалъ — мой обычай. Вотъ если съ нимъ вы пустите меня въ вашъ монастырь, такъ пожалуй.

И съ чего же, думаете вы, я начну? Съ нынѣшней моей прогулки, припоминая кстати и прежнія.

Барскіе, старинные барскіе дома въ Москвѣ переводятся, и много-много по одному, по два, стоитъ ихъ теперь сиротами на большихъ улицахъ. — Для меня старика это даже поразительно. Что за перемѣна въ гражданскомъ обществѣ совершается предъ моими глазами тихо, непримѣтно? Перечту вамъ, [261]говоря по варварски, факты: домъ Апраксина на Знаменкѣ, гдѣ бывало такъ шумно, весело, роскошно: это уже Александринскій Сиротскій Институтъ, который пріобрѣлъ и сосѣдніе дома. Домъ Нарышкина, на валу, достался Удѣльной Конторѣ и Училищу. Въ домѣ Ермоловой Гимназія. Другой домъ Ермоловой, на Пречистенкѣ, занятъ пожарнымъ депо. Домъ Пашкова, на Никитской, соединенъ съ Университетомъ. Земледѣльческая Школа купила какой-то большой домъ на валу за Смоленскимъ Рынкомъ, Домъ князя Голицына, въ Басманной, такъ называемый несгараемый, принадлежитъ Сиротскому Превображенскому Училищу. Тамъ же домъ графа Пушкина купленъ подъ гимназію, а великолѣпный Куракинскій домъ достался Межевому Училищу. Лефортовскіе дворцы и дома, увеличенные и распространенные, пріобрѣтены Кадетскими Корпусами, и Ремесленнымъ Училищемъ. Въ домѣ князя Щербатова, на Покровкѣ, Богодѣльня Человѣколюбиваго Общества. Въ домѣ Дурасовыхъ, на Чистыхъ Прудахъ, Комиссія для строеній, въ домѣ князя Гагарина, на Петровскомъ Бульварѣ, Екатерининская Больница. Въ домѣ, бывшемъ князя Урусова, Училище профессора Павлова. Въ домѣ Полтарацкихъ, у Калужскихъ Воротъ, Градская Больница. Въ домѣ князя Щербатова, въ каретномъ Ряду, помѣщенъ военно-рабочій Баталіонъ. Домъ графа Остермана покупается, кажется, духовнымъ училищемъ. Англійскій клубъ завладѣлъ надолго домомъ графа Разумовскаго, на Тверской. Домъ графа Толстаго, на Дмитровкѣ, достался Театральной Школѣ. На дачѣ графа Закревскаго Школа [262]Садоводства. Домъ Демидова, на Гороховомъ Полѣ, есть уже Домъ Трудолюбія. Домъ графа Разумовскаго также находится въ вѣдомствѣ Воспитательнаго Дома. — Другіе достались отъ именъ знаменитыхъ людямъ средняго состоянія; на прим. огромный домъ Демидова въ Басманной, князя Долгорукаго на Никитской, князя Безбородко за Яузой, Демидова на Тверской, Собакина на Покровкѣ; дома князя Трубецкаго на Покровкѣ, Высоцкаго и Нарышкина въ Басманной, князя Прозоровскаго на Тверской — ожидаютъ себѣ покупателей. Нѣкоторые заняты по найму; на прим. въ домѣ графа Салтыкова, на Дмитровкѣ, пансіонъ г. Кистера. Въ домѣ графа Воронцова, на Никитской, пансiонъ г-жи Данквартъ. Домъ Кологривовыхъ, на бульварѣ, занятъ обер-полиціймейстеромъ. Домъ графа Маркова, на Никитской, Коммерческимъ судомъ, графа Шереметева, на Вздвиженкѣ — Адресъ-Конторою. Иные стоятъ опустѣлые; на прим. нѣсколько огромныхъ домовъ на Разгуляѣ, домъ Всеволожскаго, князя Долгорукаго, на Пречистенкѣ, Бекетова на Тверской, Пашкова на Знаменкѣ, Юшкова на Мясницкой, Глѣбовой на Дмитровкѣ.

Вотъ какое же заключеніе вывести изъ всѣхъ этихъ фактовъ? Хозяева всѣхъ этихъ домовъ или оставили Москву, или обѣдняли, или вымерли, или наконецъ поняли, что для одного семейства, какъ бы оно велико ни было, Куракинскій домъ въ Старой Басманной, или Голицынской въ Новой, слишкомъ великъ, то есть неудобенъ. Дома эти достались обществу, и [263]гдѣ обитала праздность, тамъ теперь поселился трудъ. — Перемѣна утѣшительная!

Число домовъ дворянскихъ и купеческихъ средней величины размножается, и надо признаться, что многіе отстроены со вкусомъ, доведены даже до изящества; на прим. домъ Похвиснева на Дмитровкѣ, князя Голицына тамъ же, Волынскаго на Кузнецкомъ Мосту.

Теперь другое наглядное замѣчаніе: наши вывѣски сдѣлались наряднѣе, замысловатѣе, красивѣе. — Но безграмотность въ нихъ прежняя: Италіянецъ Джіоя утверждаетъ, что публичныя надписи принадлежатъ къ числу статистическихъ признаковъ грамотности и неграмотности народа; на прим. на театрѣ надпись: Сооруженъ въ 1824 году. Но глаголъ сооружать принадлежитъ у насъ церкви, и притомъ причастіе въ мужескомъ родѣ безъ имени употреблено быть не можетъ: какъ догадаться съ перваго взгляда, кто такое сооруженъ, домъ, храмъ, дворецъ, театръ? Безъ имени существительнаго должно ставить средній родъ, то есть: сооружено, основано въ такомъ-то году.

На Ремесленномъ Училищѣ золотая надпись состоитъ, кажется, изъ восьми родительныхъ падежей, которые зависятъ одинъ отъ другаго!!

Богодѣльни вездѣ надписаны Богадѣльнями.[1] [264]

Въ вывѣскахъ, кажется, всѣ возможныя ошибки сдѣланы и все еще придумываются. Но вотъ что замѣчательно: ужъ пусть бы ошибались въ мѣстахъ сомнительныхъ, неопредѣленныхъ: — нѣтъ, ошибаются тамъ, гдѣ ошибиться, кажется, не льзя; никто не мудрствуетъ такъ лукаво, какъ вывѣсочные грамотѣи. По темному понятію, неясному слуху, они знаютъ, что гдѣ-то ставится ѣ, и гдѣ-то е, въ одномъ мѣстѣ вставляется ъ, а въ другомъ не вставляется, одна рѣчь отдѣляется запятою, а другая точкою. Посмотрите же, какое употребленіе они дѣлаютъ изъ этихъ своихъ свѣдѣній. Посмотрите, гдѣ они ставятъ точки, запятыя, ѣ, е и ѣ? въхотѣ. втрахътiръ. Скажите, не лучше ли было бы, чтобы они не знали ничего о ѣ и е, о ъ и ь? Таковъ человѣкъ вездѣ: онъ видитъ зло, ему хочется искренно излечить его, онъ благонамѣренно ищетъ средствъ помочь своему и чужому горю, но вѣрно выберетъ сначала еще бòльшее зло въ лекарство, переберетъ потомъ всѣ возможныя, — этого мало, самъ выдумаетъ новыя, и наконецъ уже черезъ нѣсколько сотъ лѣтъ попадетъ, если попадетъ, навѣрное лекарство — тогда уже, какъ болѣзнь безъ того и сама прошла.

Но, почтенные авторы, я обращусь теперь и къ вамъ. Часто вы ставите неправильныя заглавія на вашихъ сочиненіяхъ, и очень часто переводите неправильно иностранныя, особенно нѣмецкія, ни сколько не сообразуясь съ духомъ Русскаго языка.

А каковы надписи на кладбищахъ! Въ тысячѣ едва ли найдется одна правильная. Богатые и [265]бѣдные, дворяне и разночинцы — всѣ равно надѣлены ошибками грамматическими, логическими и всяческими. Вѣроятно ли, скажу здѣсь кстати, что ни на одномъ нашемъ кладбищѣ, монастырскомъ и церковномъ, погостъ не уровненъ: кочка на кочкѣ, бугоръ на бугрѣ, яма на ямѣ!

Объявленій у меня есть прелюбопытная коллекція, которую когда нибудь сообщу въ распоряженіе «Современника». Ей Богу, больно читать.

Вывѣски однакожь иногда утѣшаютъ меня; на прим. по вывѣскамъ, я вижу, что повивальныя бабки въ Москвѣ теперь почти всѣ Русскія, и опека такъ называемыхъ Голландокъ кончилась.

 . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Но я ужь усталъ; вѣрно устали и читатели. И такъ до втораго письма.

Пешеходъ.

  1. Слово это весьма неправильно составлено изъ двухъ словъ, бога дeля (для), и потому должно писать богадельня.
    Изд.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.