ТСД3/Я

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
[1553-1554]
[Я, двугласная буква иа, в русской азбуке 33-я, в церковной 38-я. Не может следовать за г, к, ж, ч, ш, щ, хотя в рязанском говоре иногда так [т. е. как ?] произносится. [С точки зрения ассоциации между фонетически-акустическими или произносительно-слуховыми представлениями русского языка и графически-оптическими или письменно-зрительными представлениями русского письма, графема или представление буквы я так относится к графеме или представлению буквы а, как графема ю к графеме у. Несколько сложнее отношения: графем е или ѣ к графеме э, графем е и отчасти ѣ к графеме о, графем и или і к графеме ы и даже графемы ь к графеме ъ. См. А, У, Ю, Е, Ѣ, Э, О, И, I (И 3), Ъ, Ь. С представдением буквы я ассоциируется представление предшествующего ей звукопроизводного или же звуковидоизменяющего приближения средней части языка к небу; представление же буквы а указывает на отсутствие подобнаго приближения средней части языка к небу. Приближение средней части языка к небу, присоединяющееся к другим произносительным работам полости рта, необходимым для производства звука согласнаго, дает впечатление «мягкости», отсутствие такого приближения — впечатление «твердости»; нпр. пя, дя, ся, ля ..., в отличие от па, да, са, ла ... Обособленным произносительным приближением средней части языка к небу, в сочетании с представлением неслогового или согласного звука, обусловливается «согласный» j (й), т. е. в этом случае представление буквы я ассоциируется с представлением двух фонем или представлении звуков, jа (йа); нпр. я, яма, ясно, язык ..., моя, неясно, пояс, въяве, съябедничать ..., в отличие от а, армяк, алтын, поалеть, съарканить ... Что же касается вызываемых графемами (представлениями букв) а и я гласных фонем (представлений гласных звуков), то обеим этим графемам свойственны одинаковыя ассоциации: при полной определенности произношения и, стало-быть, тоже языкового мышления в области произношения, т. е. при ударяемости даннаго слога, графемы а и я ассоциируются с определенною фонемою а, с незначительным видоизменением в зависимости от следующих согласных (нпр. с одной стороны а́, она́, вела́ ..., па́л, та́к, ба́ба, ста́рые ..., да́т, ба́бе, ба́ня, ста́ли ..., с другой же стороны я́, я́рый, меня́ ..., взя́л, изся́к, пя́тый, тя́пать..., взя́ть, ня́не, стоя́ли...). При неударяемости даннаго слога, буквами а и я «обозначаются»: или — на среднем уровне выразительности гласных — ослабленный гласный звук а (в «акающих» говорах и в литературном русском языке такой же ослабленный гласный а «обозначается» тоже буквою о) (нпр.
[1555-1556]
тако́й, рази́т ..., ры́ба, би́ла ..., сяко́й, вяза́ть, пята́к ..., ды́ня, ми́ля ...), или же — на низшем уровне выразительности гласных — гласный крайнего ослабления, гласный, лишённый индивидуальности и определяемый сочетанием с предшествующими и даже следующими согласными. При предшествующем «твердом» согласном (буква а) это будет ослабленный гласный ы (таково́, парови́к, самохо́д ..., па́даль, вы́пал, па́дали ...), при предшествующем ке «мягком» согласном (буква я) это будет ослабленный гласный и (пятачок, мясоед ..., выпятит, заяц, пояс ...). Такому же крайнему ослаблению и фонетическому обезличению подвержены тоже все остальные гласные русского языка, за исключением гласного у (см. У, Ю). — В таких случаях представление той или другой буквы, — с одной стороны а, о, ы, (э), с другой же стороны я, е, ѣ, и, — и затем её употребление (написание и воспринимание) обусловливается ассоциацией со словами, в которых в состав родственной морфемы (знаменательной, морфологически и семасиологически неделимой части слова) входит вполне определенный гласный: напада́т, паде́ж, вы́паст, вы́пали ..., ибо па́сть, па́дать ...; года́, годово́й, по́лгода ..., ибо го́д, го́да; выставля́ть, выдвига́ть ..., ибо вы́ставить, вы́двинуть; домово́й..., ибо до́м; дымово́й ..., ибо дым; пята́к, пятачо́к ..., ибо пя́ть, пя́тый; мясопу́ст ..., ибо мя́со; весели́ться ..., ибо ве́сел; бело́к, белизна́..., ибо бе́лый, бе́л; пищево́д ..., ибо пи́ща; синева́тый ..., ибо си́ний ... На низшем уровне произношения имеются тоже глухие, безголосые гласные (слабое глухое ы или слабое глухое и). Таковы, например, гласные первых слогов в словах патери́к, таково́й..., пятачо́к ...; гласные вторых слогов в словах ка́пать, вы́кати ..., вы́пяти ... Hаконец, в сочетании с р, л, м, н, на низшем уровне выразительности, буквам а и я могут соответствовать произносительные нули, т. е. отсутствие всякаго особаго гласнаго (ср. О). В сочетании с буквами ц, ш, ш, ч, щ буквы а и я не могут указывать на «твердость» или «мягкость» предшествующаго согласного, так как согласные, соответствующие буквам ц, ж, ш, ч, щ, являются непарными в этом отношении, т. е. они бывают или только «твердыми» или же только «мягкими». Впрочем написания ця (и даже шя, жя ...), точно так же как цю, шю, жю, при передаче иностранных слов, собственных имен и т. п., вызывают представление особой «мягкости» или срсднеязычности (палатальнсти, небности) согласных. Буква я не сочетается с буквами к, г, х в исконно-русских словах только благодаря исторической случайности. С произносительной точки зрения написания кя, гя, хя, рядом с ка, га, ха, вполне возможны. Ср. хотя бы Кяхта, гяур ...].
Я, местм. личн. первого лица ед. ч., во мн. мы; то же, что назвать самого себя по имени, стар. яз, црк. аз. Я-то я, да ты-то что ж? Я-ли, не я-ли! похвальба. [Я, да да я — в итоге дурак. Я — последняя буква в азбуке, говорят укорно про человека, который хвалит себя]. Мир вам, и я к вам! Послужи на меня́, а я на тебя. Мне что до тебя! Я знаю себя. Где ты, где я (кой-где‘ мало, редко). Я не я, и котомка не моя! Не я‘ бью, сам себя бьешь. Сперва ты меня повози а там я на тебе поезжу! Сегодня мне, завтра тебе. Поживешь — увидишь, да и мне скажешь. [!] Ни на себя, ни, на людей. [!] Ни себе, ни людям. Ни подо мно́й, ни надо мно́й никого нет. Мне что-то не по себе. Отойди от меня, да погляди на себя. Я ли не молодец, мои ль детки не воры? Не тужи обо мне́ (по мне). Это мне, это тебе, а это мне, дележ. Обо мне что ли речь, я тут! Не мно́ю свет стои́т, есть люди без меня. Кто там? «Мы!» А кто вы? «Калмыки!» А много ль вас? «Я адна!» Наш атлас нейдет от нас! Нам бы вот яичко, да ещо и облупленное! Мир сотворили, а нас и не спросили! Не на́ми свет стал, не нами и кончится. Есть и квас, да видно не про нас! Вот я тебя! угроза. [См. мы, якать, яйность].


Примечания