ТСД3/Предисловие к 1-му выпуску

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля  — Предисловие к 1-му выпуску
автор И. А. Бодуэн де Куртенэ
Источник: ТСД-1 (1903) т. 1 с. IVXI ТСД3/Предисловие к 1-му выпуску в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wiktionary-logo-ru.png Словарь



[IV]

ПРЕДИСЛОВИЕ К 1-МУ ВЫПУСКУ

КОГДА Товарищество М. О. Вольф обратилось ко мне с предложением взять на себя редакцию 3-го издания словаря Даля, я, хотя и не особенно охотно, но всё-таки согласился. А теперь почти сожалею об этом. Сожалею же потому, что хотя и предчувствовал всю трудность задачи, но всё-таки никак не полагал, что мне придётся на её добросовестное исполнение потратить столько времени и умственного труда, в ущерб другим моим занятиям.

Несмотря на громадное обилие содержащегося в нём материала, несмотря на всю свою оригинальность и другие положительные достоинства, Словарь Даля, всё-таки, составлен — как в 1-ом, так и во 2-ом издании — с внешней, технической стороны неудовлетворительно и для пользующихся им неудобно. Для устранения этих чувствительных погрешностей можно было смотреть на прежние издания словаря Даля только как на материал и затем, переделав его основательно, составить совершенно новый словарь русского языка по всем правилам словарного или лексикографического искусства. Но тогда это не был бы уже «Словарь Даля», который сам по себе заслуживает переиздания и останется навсегда памятником литературы, — не говоря уже о физической невозможности совершить подобную переделку одному или даже нескольким лицам в относительно короткое время. Для этого понадобилось бы целое общество сотрудников, работающих в течение многих лет, самое же появление словаря в печати должно было бы быть отодвинуто по крайней мере на десять лет. Одним словом, так как коренная переделка Словаря оказалась положительно невозможной, то и пришлось решиться на его переиздание.

Избрав этот путь, можно было, конечно, облегчить себе задачу, не принимая особенно к сердцу точности издания, ограничиваясь в общем перепечаткою 2-го издания, с самими необходимыми изменениями и дополнениями, с исправлением самых поразительных опечаток и ошибок и с более или менее тщательною корректурою.

Но такому отношению к взятой мною на себя задаче мешали два обстоятельства:

во-первых, уважение к монументальному труду незабвенного В. И. Даля, являющемуся единственным в своём роде памятником энергии и умственной производительности одного лица;

во-вторых, моё нравственное чувство и сознание ответственности перед интеллигентною публикой, которая пожелает пользоваться этим 3-им изданием словаря.

Свою редакторскую задачу я понял прежде всего в смысле
[V]
 усовершенствования некоторых подробностей внешней отделки словаря, чтобы сделать возможным пользование им без затруднений и без непроизводительной траты времени.

Что же касается дополнений, то я решил ограничиться, во-первых, пополнением 3-го издания словаря Даля всеми словами, почерпнутыми из моих собственных записей, составившихся в течение многих лет, преимущественно во время моего пребывания в Казани (1875—1883 гг.), во-вторых же проверкою, насколько приняты в соображение во втором издании, с одной стороны, поправки и дополнения самого Даля, приложенные им к 1-ому изданию, с другой же стороны, данные из — предшествовавших появлению даже 1-го издания словаря Даля — «Опыта областного великорусского словаря» Спб. 1852 (Оп.) и из «Дополнения к опыту областного великорусского словаря» Спб. 1858 (Опд.), и внесением из этих словарей в 3-е издание всех слов, пропущенных в 1-ом и 2-ом издании словаря Даля. Конечно, к словам, заимствованным из «Опыта» и из «Дополнения к опыту», надо относиться крайне осторожно, ибо, по верному замечанию самого Даля (в IV-ом томе, выноска к слову Скропкий, в 1-ом и 2-ом издании), оба эти сборника слов составлены весьма некритично. — Из других источников, в особенности же из начатого печатанием «Словаря русского языка, составленного вторым отделением Императорской Академии Наук» Спб. 1891 след. (Ак.), я заимствую слова, кажущиеся мне почему-либо особенно важными.

По выходе в свет 1-го издания словаря Даля появилось несколько критических заметок, перечисляющих тоже пропуски слов или же пополняющих их толкование, с одной стороны, в самом словаре Даля, с другой же стороны в «Опыте» областного словаря[1]. Эти заметки и дополнения были использованы уже для 2-го издания словаря Даля, хотя, может быть, и не с безукоризненною точностью, но во всяком случае довольно старательно и добросовестно.

 

Одним из главных отличий выпускаемого ныне третьего издания «Словаря Даля» является значительно исправленное распределение слов «по гнездам».

Многих отдельных слов нельзя было найти в словаре Даля на надлежащем месте, по алфавитному порядку, так как они упрятаны в «гнездах», и иногда так хорошо упрятаны, что даже специалисту по языку приходится долго думать и искать, пока ему удастся открыть место ссылки интересного незнакомца. Такие слова можно считать почти потерянными для словаря. Поэтому все слова, которые, по алфавитному порядку, должны быть отделены другими словами от заглавного слова (Stichwort) своего «гнезда», и тем не менее не выведены наружу самим Далем, я решил выпроводить из гнезда, поставить на надлежащем месте словаря и прибавить указание (см. —) на заглавное слово гнезда, где — само собою разумеется — выведенное слово остается вместе с толкованием и с относящимися к нему примерами фраз и выражений; например, [2. А межд. см. 1. А], [2. Арша́н см. 2. а́рса], [Ба́тывать см. бо́тать] и т. п.

В некоторых случаях, когда слово по своему значению никоим образом не может относиться к данному гнезду, и когда оно попало туда только благодаря
[VI]
 смешению понятий или же какому-нибудь недоразумению, я его выводил из гнезда безусловно, т. е. зачеркивал его в гнезде и переносил на подобающее по алфавиту место со всеми принадлежностями. Таким образом получились в 3-ем издании отдельные слова-«гнезда», отсутствующие в двух первых изданиях, вроде Актёр, Акциде́нция, Акци́з и Аˊкция (все 4 выделенные из «гнезда» Акт обоих предшествующих изданий), [2. Ала́бор], Бя́ка, 2. Ва́хта, Верста́к и целое множество других слов, которые нетрудно определить, сличив настоящее издание с двумя предшествующими.

Иногда я вписывал слово из гнезда на отдельное место, с прибавлением ссылки на гнездо, и в таком случае, когда ему, этому отделенному слову, приходится стоять рядом с гнездом, не отделяясь от него другими словами. Затем я всегда старался выделять из гнезд на особое место слова, которые собственно должны бы быть заглавными словами гнезд, так как они являются первообразными словами для слов, начинающих гнезда: такие выделенные первообразные слова я отмечаю звездочкою, напр.:

*Баго́ря, *Ба́ня, *Безголо́сый, *Блеск, *Бога́тый, *Бри́да, *Брод

Если же без большого труда можно было в подобных случаях переменить порядок слов данного гнезда, то я и делал это, ставя во главе гнезда слово, по-моему, первообразное и не прибегая к только что указанному приему выделения на особое место и снабжения звездочкой. Пример этого представляет, между прочим, гнездо Алала́, начинавшееся в прежних изданиях со слова Алалы́ка.

Выше я упомянул, что иногда мне приходилось выделять из гнезд целиком и безусловно отдельные слова, попавшие туда только по смешению понятий или же по недоразумению. Но я не ограничивался выделением отдельных слов, а то и дело просто разбивал гнезда и из одного делал два или даже более[2].

Неоснователыюсть и ненаучность придуманных Далем гнезд явствует в достаточной степени из того, что он разбивал почему-то на несколько гнезд слова, которые, по его же собственным воззрениям, должны непременно составлять одно гнездо[3]. Конечно, я этих разбитых гнезд не соединял, имея в виду прежде всего удобство отыскивания отдельных слов.

[VII]

По принятому и в других русских словарях обычаю, В. И. Даль ставит во главе гнезд глаголы, сложные с предлогами или представками (префиксами), в форме длительного или повторительного (многократного) вида. Так, например, у него, в обоих прежних изданиях, гнезда начинаются с глаголов:

Вспа́ривать, Втолко́вывать, Выбора́нивать, Выва́живать, Выва́ривать, Вывора́чивать, Выгора́живать, Выка́шивать, Доба́вливать, Доба́живаться, Добира́ть, Добора́зживать, Дова́щивать, Догова́ривать, Дожима́ть, Дожина́ть, Дожира́ть, Докла́дывать, Докра́ивать, Дола́мливать, Дома́чивать, Домина́ть, Дона́шивать, Допла́живать, Допла́чивать, Досма́тривать, Засла́нивать, Запле́вывать, Загна́ивать и т. д.

Я же, обращая внимание прежде всего на простоту глагольной формы и на её морфологическую первообразность или первичность, считаю подобный прием неуместным, и данныя гнезда начинаю с глаголов в форме не длительной, но простой, так что длительная занимает второе место; стало быть, я начинаю с глаголов:

Вспа́рить, Втолкова́ть, Вы́боронить, Вы́водить, Вы́возить, Вы́варить, Вы́воротить, Вы́городить, Вы́косить, Доба́вить, Добожи́ться, Добра́ть, Доборозди́ть, Довощи́ть, Договори́ть, 1. Дожа́ть, 2. Дожа́ть, Дожра́ть, Докла́сть, Докрои́ть, Доломи́ть, Домочи́ть, Домя́ть, Доноси́ть, Доплоди́ть, Доплати́ть, Досмотрѣ́ть, Заслони́ть, Заплева́ть, Загнои́ть и т. д.

Это, конечно, ведет за собою обыкновенно изменение алфавитнаго порядка гнезд и отдельных слов со ссылками на гнезда.

Одинаково написанныя слова (графические гомонизмы), — кроме, впрочем, ударения, которое может быть различно, — если они являются начальными (заглавными) словами отдельных словарных статей или, по Далю, гнезд, снабжены мною, для отличия и для точности ссылок, порядковыми цифрами (числами): 1, 2, 3 …[4]

При существительных с морфологически подвижным ударением и изменчивым составом основы я старался прибавлять в скобках конец формы родительного падежа, или предпосылая ей сокращение род., или даже без этого, например,

Бобы́рь [род. —ыря]. . . . Бобыре́ц [род. —ырца́]. . .

Болту́н [род. —уна́].

Бурку́н [род. —уна́], —не́ц [род. —унца́].

Бое́ц [род. бойца́]. . . . .

Ба́рец [—рца] и т. п.

В других случаях эту отдельно выписываемую форму родительнаго падежа заменяют, для показания подвижности ударения и изменяемости основы, знаки
[VIII]
 ударения над формами косвенных падежей или же производных слов, попадающимися в приводимых после примерах фраз и выражений на данное слово; например:

Бура́к м., бураки́ мн.

Болта́ть ..... Болто́к м. ..... Болтки́ болтать.

Бочо́к м. умал. сл. бок; бочка́ми [имен. мн., бочки́, бочка́].

Брус ..... брусо́к ..... Бруско́м называют печники крайний ряд кирпичей. ...

Иногда и при глаголах я старался показывать тем или другим способом подвижность ударения и изменяемость основы.

Выставляемые над отдельными словами во 2-ом издании знаки ударения я тщательно проверял и исправлял; в случае же необозначения ударения я старался устранять этот пробел. При словах мало известных и сомнительных я пользовался для справок „Словарём русского языка, составленным вторым отделением Императ. Академии Наук”. (С.-Петербург. 1891 след.) (Ак.), или же расспрашивал сведущих лиц. Однако ж, не смотря на все мои старания, мне не всегда удавалось определять ударение слов; в таких случаях я не выставлял вовсе знаков ударения. При разногласии между словарем Даля по 1-му и 2-му изданиям, с одной стороны, и между словарем Академии и показаниями расспрашиваемых лиц, с другой стороны, я ставил над словом двойное ударение, относясь, конечно, критически к этому разнообразию, т. е. не всегда его допуская.

В известных случаях покойный Даль не признавал вовсе запятых и не применял их для отделения слов вместе с относящимися к ним сокращениями, или обозначающими род и другие грамматические категории, или же губернии и вообще местности, из которых происходит данное слово. Я старался по мере возможности устранять этот недостаток с помощью надлежащей расстановки запятых, но иногда должен был отказаться от этого, так как мне никак не удавалось определить, куда отнести данное сокращение: к предшествующему ли слову, или же к следующему.

Несмотря на всю свою верность народному языку, Даль считал совершенно лишним различение случаев, когда произносится гласный е́ с предшествующим „мягким” согласным, а когда гласный о́ с таким же предшествующим „мягким” согласным, т. е. он вовсе не употреблял буквы ё, как знака гласного о в связи с „мягкостью” предшествующего согласного. Считая это значительным недостатком, я везде стараюсь ставить ё, где этого требует произношение: Бёрдо, Берёжа, Берёза, Берёзовка, Берёста и т. п. — Однако ж после букв ч, ж, ш, щ, определяющих сполна все свойства обозначаемых ими согласных (или же группы согласных шч при букве щ), в том числе тоже „твердость” или „мягкость”, без помощи следующей буквы гласного звука, я заменяю букву ё буквою о и пишу: Бережо́ный, снабжон, счот, о чом, шолк, шо́лковый, жон, що́тка...[ВТ 1]

——————————

Этимологическое объяснение слов исключено из словаря Даля. Иногда только сам Даль пытался указывать на источник слова, или приводя для него первообразное, или же называя язык, из которого оно заимствовано; да кроме того он определял родство слов через их сочетание в пресловутые „гнёзда”. Разбивая теперь иногда эти гнёзда на части, я стараюсь косвенно исправлять этимологические сближения составителя словаря.

После выхода в свет 1-го издания словаря было указано Далю некоторыми критиками на его ошибки в этимологическом отношении. Надо ему отдать спра-
[IX]
 ведливость, что он воспользовался этими указаниями, так что во 2-ом издании имеется уже меньше этих странных этимологий[5] *).

Попадающиеся, особенно в первом листе, написания

[Аба́па́л см. оба́пол],

[Абари́ть см. обварить] и т. п.

можно бы считать совершенно лишними, так как ведь в них начальная буква а обозначаетъ только обыкновенное произношение этимологического о в подобных положениях; но я все-таки поместил эти написания, так как они могут встретиться в тех или других текстах и служат типичными представителями произношения известных местностей. Написание аба́па́л заимствовано из Онд., а написание абари́ть сообщено мне одним из записывателей народных слов в Казани[6] * *).

________

И редакционная, и корректорская работа по третьему изданию „Словаря Даля” затрудняется в значительной степени, отчасти, можетъ быть, неизбежными, отчасти же случайными, ошибками 2-го издания, положенного в основание 3-ему.

Многие ошибки 1-го издания перешли тоже во 2-ое[7]***).
[X]

Надо однако ж отдать справедливость 2-ому изданию, что в нем тщательно приняты в соображение критические замечания покойного академика Л. И. Шренка „О зоологических названиях в „Толковом Словаре” г. Даля”. В 1-ом томе я не заметил упущений в этом отношении: как русские, так и общенаучные латинские названия животных представляются во 2-ом издании в исправном виде.

Зато ботанические названия, в особенности латинские, далеко не удовлетворительны. Сличая, по необходимости, почти все латинские названия растений, приводимые Далем, с „Ботаническим Словарем Н. Анненкова”, я убедился, что значительный процент этих названий приводился в Далевом словаре, особенно во 2-ом издании, в ошибочном и искажённом написании. Вообще, что касается ботанических названий, как русских, так и латинских, то чуть ли не все ошибки и неточности 1-го издания перешли во 2-ое без исправления; да кроме того в новых ботанических вставках 2-го издания попадаются новые ошибки и неточности [8] *).

По всем этим соображениям моей редакторской обязанностью было, не довольствуясь при корректуре одним только 2-ым изданием, постоянно справляться с 1-ым.

________

Не подлежит сомнению, что, несмотря на все усилия, несмотря на всю старательность и желание быть безукоризненно точным и добросовестным, несмотря на громадное количество потраченного труда и времени, остались еще незамеченными и неисправленными кое-какие ошибки и пропуски[9] * *).

Авторские корректуры первых шести листов приходилось читать исключительно мне одному; с 7-го же листа я разделяю этот труд с кандидатом славянской филологии и языковедения б. Дерптского университета, Р. А. Теттенборном, преподавателем Александровского Лицея, Политехнического Института и др. учебных заведений, который с этих пор становится постоянным сотрудником по 3-му изданию словаря Даля.

Применяемые в этом 3-ем издании словаря Даля сокращения и условные сократительные знаки будут подробно объяснены в приложении к 4-ому тому. Пока же я ограничусь некоторыми указаниями, сообщаемыми в „Предварительном объяснения шрифтов, знаков и пр.” (см. стр. xii).

________

Если во многом изложенном выше сказывается как будто отрицательный взгляд на достоинства словаря Даля, так это объясняется, вопервых, свойствен-
[XI]
 ным мне критицизмом, во вторых же горьким чувством рудокопа, принужденного добывать собственными руками разные драгоценности и сокровища. Но другие должны быть свободны от этого чувства. Им ведь приходится только наслаждаться этими драгоценностями и сокровищами. А словарь Даля и составляет неоспоримое сокровище. Это труд единственный в своем роде.

Есть, правда, у других народов словари, превышающие словарь Даля совершенством отделки, богатством историко-литературного материала и т. д.; но трудно найти другой словарь, совмещающий в себе столько материала, почерпнутого одним только лицом из живого, разговорного языка известного народа. Словарь Даля является не только одною из самых богатых сокровищниц речи человеческой, но кроме того сборником материалов для исследования и определения народного склада ума, для определения миросозерцания русского народа. Чего только стоит одно обилие сочных и метких изречений и пословиц! *)[10] Когда при чтении утомительной корректуры мне приходилось перечитывать набранные курсивом примеры, чувство скуки и недовольства сменялось просто наслаждением, — и я отдыхал и освежался. Насколько же сильнее должны быть эти приятные чувства у каждаго читателя, пользующегося уже готовым словарем, без мучительной обязанности отыскивать ошибки и следить за точностыо напечатанного!

И. Бодуэн-де-Куртенэ.


Примечания

  1. Таковы, между прочим:

    Дополнения и заметки Я. К. Грота к «Толковому словарю» Даля (Грот).

    Дополнение к опыту областного великорусского словаря. Н. Я. Данилевского. Санктпетербург, 1869. (Данил.).

    Дополнения и заметки И. Ф. Наумова к Толковому словарю Даля. Приложение к XXIV тому Записок Имп. Академии Наук. № 1. Санктпетербург. 1874. (Наум.).

    Дополнения и заметки П. Шейна к Толковому словарю Даля. Приложение к XXII тому Записок Имп. Академии Наук. № 6. Санктпетербург. 1873. (Шейн).

  2. Так например:

    Из одного гнезда Аба́з 2-го издания у меня получились два: Абаза́ и Аба́з.

    Из одного гнезда Аˊвва у меня два: Аˊвва и Авваку́мовщина.

    Из одного гнезда Адони́с у меня два: Адони́с и Адони́ческий стих.

    Из одного гнезда Аля́киш у меня два слова: Аля́киш и Аля́люшки.

    Из одного гнезда Ах 2-го издания у меня вышли два: Ахва́, и Ах.

    Из одного гнезда Багаля́рина 2-го издания у меня два: Багаля́рина и Багля́.

    Из одного гнезда Банда у меня два: 2. Ба́нда и Банда́ж.

    Из одного гнезда Ба́ршевень у меня два: Ба́ршевень и Баршо́вка.

    Из одного гнезда Вальс у меня получились два: Вальс и 1. Вальц.

    Из одного гнезда Безжа́лобный 2-го издания у меня два: Безжа́лобный и 2. Безжа́льный.

    Из одного слова Беззасы́пный у меня два: 1. Бэззасы́пный и 2. Беззасыпный.

    Из одного гнезда Адъю́тор у меня три: Адъю́нкт, Адъюта́нт и Адъю́тор.

    Из одного гаезда База́нить у меня три: База́нить, База́нная и База́новец.

    Из одного гнезда Аквамари́н у меня пять: Аквамари́н, Акваре́ль, Аква́риум, Акваги́нта и Акведу́к.

    Из одного гнезда Аванга́рд у меня целых шесть: Аванга́рд, Аванза́л, Аванпост, Авансце́на, Ава́нс и Аванта́ж.

    и т. д. и т. д.

  3. Так, между прочим, у него составляют отдельные гнезда

    не только Верте́ть, Веретено́ и Воро́чать, но тоже Ворота́ и Вороти́ть,

    Благий и Блажь,

    Вере́вка и Ворови́на,

    Живо́й, Живо́т, Жизнь, Жиле́ц и Жить,

    Зда́ние, Зи́ждить (!) и Зо́дчество и т. д.

  4. *) Так например:
    1. А, 2. А,
    1. Ага́, 2. Ага́,
    1. Ад, 2. Ад,
    1. Ай, 2. Ай, 3. Ай,
    1. Ала́бор, 2. Ала́бор,
    1. Алое́, 2. Алое́,
    1. а́лость, 2. Аˊлость,
    1. Аржани́ца, 2. Аржани́ца
    1. Арса́, 2. Аˊрса,
    1. Аˊрца, 2. Арца́
    1. Аˊрча, 2. Арча́
    1. Арша́н, 2. Арша́н,
    1. Аˊта, 2. Ата́,
    1. Аˊтлас, 2. Атла́с,
    1. Аˊтя, 2. Атя́,
    1. Аˊще, 2. Аще́,
    1. Баˊба, 2. Баба́,
    1. Багро́вый, 2. Багро́вый,
    1. Ба́йка, 2. Ба́йка, 3. Ба́йка,
    1. Бака́н, 2. Ба́кан,'
    1. Бал, 2. Бал,
    1. Ба́нда, 2. Ба́нда,
    1. Ба́нка, 2. Ба́нка,
    1. Ба́рма, 2. Барма́,
    1. Ба́рхат, 2. Ба́рхат,
    1. Бас, 2. Бас,
    1. Ба́строк, 2. Бастро́к, 3. Бастро́к,
    1. Баты́рь, 2. Ба́тырь,
    1. безжа́льный, 2. Безжа́льный,
    1. Беззасы́пный, 2. Беззасы́пный,
    1. Безкро́вный, 2. Безкро́вный,
    1. Бить, 2. Бить,
    1. боре́ц, 2. Бо́рец, 3. Боре́ц,
    1. Бор, 2. Бор, 3. Бор, 4. Бор,
    1. Бот, 2. Бот, 3. Бот,
    1. Брак, 2. Брак,
    1. Брандахлы́ст, [ 2. Брандахлы́ст ],
    1. Брань, 2. Брань, 3. Брань,
    1. Бред, 2. Бред,
    1. Бреха́ть, 2. Бре́хать, 3. Бре́хать,
    1. Брозга́, 2. Брозга́,
    1. Бруси́ть, 2. Бруси́ть,
    1. Брылёна, 2. Брылёна,
    1. Буера́к, 2. Буера́к,
    1. Буза́, 2. Буза́,
    1. Буй, 2. Буй,
    1. Бу́ква, 2. Бу́ква,
    1. Бук, 2. Бук,
    1. Бу́рда, 2. Бурда́,
    1. Бури́ть, ; 2. Бури́ть, 3. Бу́рит,
    1. бу́рка, 2. Бу́рка,
    1. Бурса́, 2. Бу́рса
    и  т. д.
  5. *) Между прочим в 1-ом издании слово Гурт сопоставляется с горну́ть. Кажется, покойный академикъ Грот доказал несостоятельность этого сопоставления и сблизил слово гурт со шведским hiord и немецкимъ Heerde. Это второе слово, Heerde, заняло во 2-омъ изданіи мѣсто слова горну́ть, хотя и со знакомъ вопроса.
    Относительно этимологии некоторых слов я позволю себе привести следующее место из письма знаменитого слависта, профессора Гельсингфорского Университета, I. Микколы, которому я посылалъ для отзыва первые листы 3-го издания в корректуре:
    «аку́ла невозможно выводить из исландского, скорее из норвежского, может быть, через посредство Лапландцев (Лопарей). — При ала́тырь вспоминается мне чешское aldr (onichinus, какой-то камень). — С а́лодь следует непременно сопоставить финское (карельское): ala (низкое, низменность), alue (область) и т. д. — О ала́бор писал Грот в Филолог. Разысканиях и выводил его из германского: древнешведск. alvar, alvor и т. д. (серьезность, важность), устарел.! безала́берный». (Письмо от 5 марта 1902 г.).
    Сам Даль считал слово аку́ласловом исландского происхождения (см. в словаре под этим словом); в словаре же Академии дана Я. Гротомъ верная этимология: Аку́ла (др.-норв. hákall).
    С ала́бор и безала́берный следует сопоставить тоже немецкое albern.
  6. **) По поводу подобных написаний проф. I. Миккола в только-что упомянутом письме высказался следующим образом:
    «Допущение форм с а рядом с формами с о, как например аба́пал и др., кажется мне в этом словаре нецелесообразным, ибо последовательное проведение этого принципа в словаре повело бы к громадной растянутости; тогда следовало бы, по-моему, писать тоже, например, вада́ и выда́ со ссылкою на вода́ и т. д., т. е. формы, которыя могли бы быть приводимы только в специальном словаре известного диалекта (говора) или же известной диалектической области».
  7. ***) Для примера указываю из І-го тома на следующее:
    В обоих изданиях значится Аля́мошки вм. Аля́люшки.
    Вместо Бульдуру́к напечатано Больдуру́к и в 1-ом и во 2-ом издании, хотя в обоих изданиях слово это занимает в алфавитном порядке надлежащее место: Бульдуру́к.
    Под словом благоро́дие, благоро́дство сомнительным кажется слово «спосоздал» (во фразе: Ваше благородие чорт зародил, а нас грешных Господь спосоздал), повторяющееся в обоих изданиях.
    Выдуманное, по недоразумению, слово Жа́ер, вместо Ма́ер, украшает и 1-е и 2-ое издание; конечно, теперь его пришлось исключить.
    Точно также и в 1-ом и во 2-ом издании находится слово укивец, вместо живец, под словом Ба́ба (въ 3-емъ изд. п. с. 1. Ба́ба на стлб. 87), как объяснение названия растения: «Бабьи-зубья, раст. Dentaria, укивец» (по 1-ому изданію) или же «Бабьи зубы, раст. Dentaria, укивец» (по 2-ому изд.). Къ сожалению, в 3-ем издании, заменив «укивец» настоящим словом «живец», я все-таки перенял из 2-го изд. ошибочное «Бабьи зубы» вм. верного «Бабьи зубья», как значится в 1-ом издании.
    И в 1-ом и во 2-ом изд. читаем: «Голендуха, см. голодить», хотя под словом Голоди́ть не находим никакой «голендухи».
    Даже ошибочный алфавитный порядок слов 1-го изд. перешёл без изменений во 2-ое изд.
    Так напр. в обоих изданиях слово Взмы́каться следует после Взмы́ливать, въ обоихъ же изданиях находим следующий порядок: Загоди́тьсяЗагого́катьЗагогота́тьЗагогу́линяЗагодя.
    Кроме ошибок, перенятых из 1-го издания, попадаются во 2-ом издании довольно часто ошибки, ему одному только свойственные:
    О «Бабьи зубы» (2-го изд.) вместо «Бабьи зубья» (1-го изд.) я уже говорил.
    Затем, из других подобных упущений я привожу следующие:
    Под словом Бахму́р во 2-ом изд. читаем «темнота», в 1-ом — «тошнота».
    Под словом Бе́йдевинд в 1-ом изд. «(см. бет)», во 2-ом изд.: «(см. бьет)».
    Под словом Бе́рдо в 1-ом изд. «образуя зев», во 2-ом изд.: «образуя гев».
    Под словом Боб в 1-ом изд. «съедомый плод раст.», во 2-ом изд.: «съедомый боб раст.».
    В 1-ом изд. слова Безалты́нный, Безатеста́тный обозначены верно со стороны ударения, тогда как во 2-ом издании они переделаны: в «Бе́залтынный» и в «Беза́тестатный».
    В «Поправках к словарю Даля» (1-ое изд.) в прибавлении 14-ом помещено: «Верте́льчик м. юж. Cobitis tæenia, подкаменный голец»; во 2-ое же издание это перешло въ видѣ: «Верте́льник юж. рыбка подкаменный голец, Cobitis tæenia» (под словом Вертеть).
    При корректуре я заметил тоже следующий пропуск во 2-ом издании.
    Под словом Бессу́дить значится: «Бессу́дность м. ница ж. сев.». То же самое было набрано в корректуре 3-го издания. К счастью, «мужеский род» слова Бессу́дность озадачил меня. Я заглянул в 1-ое изд. и там нашёл: «Бессу́дность ж. несудимость, неподлеглость суду. Бессу́дник м. ница ж. сев.», что, конечно, и восстановил в 3-ем изд.
  8. *) Так напр. под словом Ада́м читаем во 2-ом издании: «Адамово дерево, растн. Catalpa lignoides; || растн. Palolownia imperialis». Этого растения не находим вовсе в 1-ом издании; слово же «Palolownia» составляет ошибочную передачу настоящего Pawlownia.
  9. **) Замеченные опечатки будут указаны в последнем выпуске каждого тома. Пока же я называю только заглавное слово Ба́ит, оставленное без исправления вместо Ба́ить (стлб. 98).
  10.   *) Для того, чтобы убедиться в верности сказанного мною, довольно прочитать примеры фраз, изречений и пословиц, значащиеся, например, под словами Аво́сь, 2. Ад, Аˊже, Алты́н, Аˊлый, Амба́р, Ами́нь, Аˊнгел, Апте́ка, Арка́н, Арте́ль, Арши́н, Ась, Атама́н, Ахъ, 1. Ба́ба, База́р, Ба́ить, Балахна́, Ба́нить, Бараба́н, Бара́н, Ба́рин, Бары́ш, Баса́, Баснь, Батра́к, Ба́тя, Бау́тка, Башка́, Башма́к, Безвре́менный, Бе́здна, Беззако́нный, Безлю́дье, Безме́н, Беспоря́док, Бесприда́нница, Бессча́стье, Бестолко́вый, Бесче́стие, Бёрдо, Бе́рег, Берёжа, Берёза, Бере́мя, Берёста, Бере́чь, Бесе́да, Би́сер, 1. Бить, Благи́й, Благоволи́ть, Блажь, Блесте́ть, Бли́зкий, Блин, Блоха́, Бле́дный, Блю́до, Блюсти́, Бобр, Бобы́ль, Бога(о)де́льня, Бога́тство, Вогоявле́ние, Бог, Бода́ть, Бо́дрый, Божа́тый, Бой, Бок, Болва́н, Бо́лого, Боло́то, Болта́ть, Боль, Большо́й, Бо́рзый, Бо́ров, Борода́, Борозда́, Борона́, 2. Борони́ть, Боро́ть, [2. Бор], Босо́й, Боти́нка, Боя́рин, Боя́ться, 1. Бра́га, 2. Брань, Брат, Брать, 2. Бред, 1. Бреха́ть, Брить, Бровь, Броди́ть, Броса́ть и т. д. и т. д.


Примечания редакторов Викитеки

  1. Эта особенность отражена только на страницах статей в дореформенной орфографии.