Уральская железная промышленность в 1899 году/Глава 13

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

[324]

Выйский медеплавильный завод.png
Выйский медеплавильный завод
(С фотографии, полученной от А.О. Жонес).

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Форпост Смелый. Белорецкий завод и его рудники. Кагинский завод и его рудники.

Авзяно-Петровский завод и Комаровские рудники. Зигазинский завод и его рудники.

Проф. П. Земятченский

Спустившись с горы Магнитной в долину р. Урала, мы на­правились на северо-запад к Уральскому хребту, стеной обри­совывавшемуся на горизонте.

Вёрст двадцать дорога пролегала по широкой степи, занятой тучными хлебами или роскошной травой. Проехали казачий посёлок Форпост-Смелый, основателем которого по рассказам был казак, отличавшийся особенной силой и смелостью. Он пришёл и поселился один среди киргиз; начал косить и пахать. Обидеть его никто не смел. Мало-по-малу около него поселились другиe казаки, и киргизам пришлось откочевать далее к востоку.

Теперь Форпост-Смелый — довольно большой посёлок. От посёлка горы уже недалеко — вёрст восемь или девять. У под­ножья их, на равнине обогнули большое красивое озеро Умиды, от которого среди знойного полудня веяло прохладой. Обогнали большой обоз с мешками муки и рабочим людом, — тянулись к Белорецку. По всему видно бойкий тракт. От озера дорога [325]круто подымается на первые предгорья Урала, которые имеют степной характер. Лиственный лесочек попадается изредка. Между озером Умиды и башкирской деревней Неязгуловой встре­чены разведки на марганцовую руду. Последняя (пиролюзит) образует прослойки среди сюргучных яшм. Прослойки эти не отличаются мощностью, но содержат очень богатую руду.

Дорога подымалась всё выше и выше; лесные участки встречались всё чаще и чаще. Местами дорога спускалась в живописнейшие ровные долины, окруженные со всех сторон горами, или врезывалась в узкие глубокие ущелья, в которых мчатся шум­ные потоки, а с боков отвесно возвышаются стены, сложенный из прихотливо изогнутых сланцев, известняков и др. пород. Поздно вечером добрались до башкирской деревни Абзаковой, лежащей среди какого-то болота. Сырость, грязь...

Заночевав в деревне, на другой день утром мы уже начали спускаться в долину р. Белой. Вид с Урала на эту долину прямо очаровательный, особенно когда глазу наскучить ничего не видеть пред собой, кроме мрачных скал. А здесь вдруг простор. Долина заселена; виден завод с белеющей церковью, южнее — ещё село; зеленеют кругом поля; а далее за Белой высятся опять высокие горы, между которыми выдается Малиновая гора.

По долине р. Белой развиты почвы чернозёмный и жители усердно занимаются хлебопашеством. Русский чернозёмный мужичек пришёл бы в умиление при виде «скирдов» и «кладушек» хлеба, которые толпой стоят на гумнах белорецких крестьян. Тёмный цвет многих из них, их сплюснутость и сгорбленность показывают, что они стоят здесь не один годок. Постройки белорецких обывателей производят очень приятное впечатление. Особенно бросается в глаза чрезвычайно широкие прямые улицы, которыми разбит посёлок. Только старая заречная часть завода очень тесна, дома скучены, улицы узки и кривы. Вблизи каменной церкви расположена базарная площадь с рядами лавок, по наружному виду которых можно догадываться, что дела их идут недурно. Заводские постройки, — больница, училище, библиотека, контора и др. очень красивы. Это приятно бросается в глаза.

По приезде в Белорецк я в тот же день отправился осматривать недавно открытое месторождение доломита, находящееся верстах в 10 на северо-запад от завода, в верховьях р. Отнурка вблизи гор, называемых Золотыми Шишками. Дорога идёт по горам и долинам большей частью вдоль р. Нуры.

Месторождение образует два невысокие, идущие параллельно друг другу увала. Простирание N0 322°. В небольших разрезах доломита, который содержит тальковатые тонкие пропластки, видна сильная волнистость. Общее падение слоев NW очень кру­тое, местами почти отвесное.

[326] В более северо-западном увальчике доломит более чист, синевато-серого цвета, мелкозернистого, почти плотного строения. Изредка встречаются небольшие прожилки крупнокристаллического строение (магнезит?).

Серый доломит разбит на крупные глыбы. По мере углубления трещины становятся реже и глыбы крупнее, так что при работах приходится прибегать к динамиту.

Выходы доломита покрыты нетолстым слоем буроватой и красно-бурой глины, содержащей местами гнезда серого доломитового песка.

Химический состав доломита, по анализу лаборатории Белорецкого завода:

Как видно из анализа, доломит этот весьма чист, он отвечает очень точно нормальному доломиту формулы .

Прежде Белорецкий завод для своих надобностей получал доломит из Кагинской дачи, причём перевозка его обходилась до 7 коп. пуд; теперь же она будет не дороже 4 коп.

Верстах в 2 от Белорецка находятся места добычи огнеупорной глины, залегающей на головах кристаллических известняков девонской системы. Эта глина имеет розоватый цвет и довольно песчаниста. Качества её, надо полагать, не особенно хороши, а разработка ведется самым хищническим образом. Глина образует, по-видимому, гнездо; над ней лежат красноватые и желтоватые глины, перемешивающиеся с белым кварцевым песком. Все эти породы несомненно позднейшего происхождения. В красновато-бурой глине, покрывающей известняки, встречаются желваки бурого железняка.

Как уже упоминалось выше, Белорецкие заводы получают руду с горы Магнитной. Но, кроме того, руда добывается и в других местах заводской дачи. Здесь находятся, главным образом, бурые железняки с содержанием 45% — 50% железа. Сюда принадлежат рудники: Цыган-Юрт, Явлук, Ишля, Кухтур, Бельский и Куртмалинский. С них руда поступает на заводы: Белорецкий, Узянский и Кагинский.

Рудник Явлук находится верстах в 30 от Белорецкого завода среди глухой лесистой местности. Сначала приходится ехать по хорошо содержимому тракту, соединяющему Белорецкий завод с Узянским и Кагинским (тракт идёт и далее к югу).

От Белорецкого завода до д. Серменевой (Кучукова) вдоль дороги всюду видны слюдяные сланцы, кварциты и кристаллические среднезернистые известняки серого и темного цвета.

После д. Серменевой известняки теряют кристалличность, делаются плотными, а затем сменяются сероватыми аспидными гли­нистыми сланцами, подобными таковым же окрестностей Бакала.

Верстах в 10 от Серменевой, дорога на Явлук свертывает [327]в лес и поднимается круто в гору на протяжении вёрст 4, а затем следует спуск к р. Явлуку. Дорога то спускается в глубокие узкие долины, то взбирается на высокие горы. Глушь страшная. Дорога отчаянная. Экипаж ежеминутно грозил опрокинуться. Только спуск к р. Явлуку несколько получше. Рудник расположен на продолговатом холме, по правую сторону р. Явлука.

Одно время рудник считался выработанным и был брошен. В настоящее время он снова возобновляется.

Руда бурый железняк, пористый, местами в виде полых желваков. Общий вид руды чрезвычайно схож с рудой Ахтенского рудника. Бурая стеклянная голова довольно часто образует сталактиты. Местами встречаются листочки слюды и зерна кварца.

Изредка по трещинам и в небольших пустотах бурого железняка выделились кристаллики манганита. Одним словом, всё так, как и в Ахтенском руднике.

Руда залегает пластами между тальковыми и слюдяными слан­цами, значительно разрушенными. Одни пласты имеют всего до 0,50 м. толщины, другие же достигают до 1,3 м. Как сланцы, так и руда сильно изогнуты (местами стоят почти вертикально). В одном месте сохранилась вершина антиклинальной складки, образованной толстым пластом руды. Ось складки состоит из довольно свежих мелкозернистых слюдистых сланцев (серицитовых?).

Рудник начал разрабатываться только в настоящем году и до августа месяца на нём добыто до 200.000 пудов руды. Средняя проба даёт в ней до 45% железа.

С Явлука на Кухтурский рудник можно было проехать более прямым путём по лесной дороге, которая оказалась гораздо лучше, нежели дорога до Явлука.

На протяжении верст 20 — 25 дорога не раз подымалась на возвышенности и спускалась в долины, но ни разу не встретилось очень крупных подъёмов. Среди лиственного леса (береза, осина, ильм, липа) встречаются изредка открытия сенокосные лужайки.

Местами попадались спорадически разбросанные вековые сосны с засыхающими вершинами. Огромнейшие пни и полуистлевшие стволы, валившиеся там и сям, показывали, какие леса здесь были ещё недавно. Вообще, в этой местности, особенно среди башкирских лесных наделов, можно встретить много такого оставленного леса, свидетельство недавнего расхищения лесопромышленниками башкирских вековых лесов. Оставленные (для размножение насекомых, заметим кстати) «верхушки» представляют целые деревья, четверти две и более в диаметре.

Чтобы попасть на Кухтурский рудник надо было под Узянским заводом выехать на большую дорогу, проехать завод и, переправившись в брод через р. Белую, перевалить высокую [328]крутую гору, которая уперлась в реку. Верстах в 1½ — 2 от Узянскаго завода в молодом сосновом и ельничном леску мной осмотрено было весьма любопытное месторождение красного железняка (рудник Балангурка).

Предварительные разведки здесь на глубину не больше саж. 3 — 4 не дали хороших результатов. Красный железняк обра­зует пласт, толщиною до 1,5 дециметра, залегающш среди плотныхъ тем носеры хъ глинистыхъ сланцевъ, местами разруш ениихъ. Сланцы эти содерж ать въ с е б е прослойки кварцита. В ъ горизонтальномъ направлены красный железнякъ прослеж енъ десятка на полтора саженей. Невидимому, онъ выклинивается. Было бы весьма интересно разведать это м есторож деш е пополнее и поглубже при помощи бура, а не шахтъ, какъ это сделано. Красный железнякъ отличается плотнымъ сложешемъ и тяж еловесностью , что указываетъ на его значительную чистоту. М естами заметенъ постепен­ный иереходъ въ окружаюшде его сланцы.

Проехав Узянский завод, весь закутанный дымом от 40 углеобжигательных печей, долго пришлось взбираться на гору, за которой расположен Кухтурский рудник, всего в каких-нибудь трёх вёрстах от завода, если бы подняться прямо в гору; но этот путь почти невозможен. Даже и объездной путь, по большому тракту, очень крут.

Обогнали обоз, нагруженный железом. Лошади положительно падали под тяжестью. Они до того выбивались из сил, подъём был так крут, что телеги увлекали их назад, под гору. Никто из крестьян не хотел подложить под колесо камня, который валялся всюду под ногами.

Бессердечное отношение к животному — верный признак грубости и невежества, которое процветает в этом удаленном, заселенном староверами и другими сектантами, крае.

Кухтурский рудник производит впечатление хутора. На нём имеется несколько хороших построек для заведывающего рудником и других служащих; несколько домов для ра­бочих, которые переселились сюда на постоянное жительство. В стороне от них, на задворках ёжатся жалкие лачуги рабочих башкиров. Они стараются жить в стороне, по ближе к дикой природе. Во время посещения рудника, население его неожиданно увеличилось: сюда прикочевало несколько башкирских семей, по­селившихся, было, где-то в глухой местности повыше, в горах; но оттуда их выгнали медведи, которые бесцеремонно охотились на башкирских лошадей, пугали башкирок, собиравших ягоды, и даже заглядывали в их «кошевки».

Кухтурский рудник собственно состоит из трёх, довольно значительных разработок, называемых №№ 1, 2, 3. В настоя­щее время работы сосредоточены на № 1 и 2, отстоящих друг от друга в ½ версте. Из них только № 1 приводится в [329]надлежащей вид, и работы начинают вестись более правильно; остальные представляют огромные ямы. При добыче приходится прибегать к порохострельным работам.

В разных местах разработки № 1 видны выходы бурого железняка, залегающего в виде гнезд или штоков, окружённых глинистыми и глинисто-тальковатыми сланцами, которые под­верглись сильному выветриванию. Кроме отдельных скоплений бурого железняка здесь можно видеть мощный пласт его, доходящей до 3 саж. толщиной. Лежачий и висячий бок составляют сланцы, в лежачем боку более свежие, нежели в висячем. Пласт руды и сланцы сильно изогнуты, местами поставлены на голову и даже опрокинуты. Простирание NW 20 — 25°. Падение большей частью на SW. В южном углу рудника обнаружена вершина антиклинальной складки. Бурый железняк в сыром виде даёт до 50%, чугуна, в обожжённом же до 55%.

По несовершенным, предварительным разведкам, можно пред­положить на всём руднике запас руды до 40 миллионов пудов.

Второй Кухтурский рудник, принадлежащей Кагинскому заводу, лежит верстах в 6 на S от первого Кухтурского рудника, на правом берегу р. Кухтур. Он имеет более сходства с Явлуком, нежели с первым Кухтуром.

Здесь в буром железняк весьма обыкновенны пустоты значительных размеров, выстланные корой, иногда весьма толстой, красной стеклянной головы. Натеки весьма обыкновенны. Также обыкновенна и бурая стеклянная голова. Красная стеклянная голова покрывает плотную массу бурого железняка; попадаются также глыбы мелкозернистого красного железняка.

Руда залегает неясно выраженными пластом различной тол­щины, выклинивающимся и сменяющимся новыми. Пласт падает почти вертикально и имеет общее простирание NW. Висячий и лежачий бок образуют тальковатые сланцы. С углублением рудника пласты сланца делаются свежее. В настоящее время рудник не разрабатывается, потому что вырабатывают руду на заарендованном («кортомном») Куртмалинском руднике.

Руда в своих боках содержит обрывки и остроугольные кусочки тальковатого сланца и кварца и местами переходит в настоящую брекчию, цементом которой служит бурый железняк.

Брекчия переходит в свою очередь в сланец, по трещинами которого отложился бурый железняк.

С поверхности месторождение покрыто красно-бурой наносной глиной с валунами бурого железняка.

По дороге с Кухтурского рудника в Кагу встречен острый гребень, состоящий из мраморовидных кварцитов, с прослойками тальково-серицитового сланца. Кварциты прорезаны по раз­личными направлениям жилами и жилками белого кварца. Простирание NW, а падение SW под углом в 45 — 50°.

[330] Ниже по склону перевала идут серые тальковатые сланцы с простиранием NW 10°; падение SW.

Слои падают весьма круто.

В берегах р. Белой, против устья р. Каги видна чрезвы­чайно резко выраженная лежачая антиклинальная складка.

Она состоит из тальковатых, кремнеземиетых толстослоистых пород.

Кагинский завод, принадлежащей О-ву Белорецких заводов, расположен на p. Каге, вблизи впадения её в р. Белую. По своим размерам он не велик, и весь помещается в узком живописном ущелье, по дну которого и по крутым склонам раскинулись все постройки селения. На высокой скале живописно расположена вновь выстроенная на средства завода красивая каменная церковь;

Дорога на Куртмалинский рудник.png
Дорога на Куртмалинский рудник. Добыча золота из раcсыпей и его амальгамация
(С фотографии проф. П. Земятченского).

ещё выше на более ровном месте находятся новые постройки заводской больницы, в которой видна щедрость хозяев завода и предусмотрительность молодого доктора. Собственно завод состоит из доменной печи, литейной, мастерских, где занимаются вытягиванием железных проволок, а также приготовлением крючьев для телеграфных столбов. Вообще главную работу даёт заводу телеграфное ведомство, которое очень ценит изделия Кагинского завода. Чтобы судить о размерах заказов от указанного ведомства, достаточно указать, что в нынешнем году завод приготовил 70.000 пудов телеграфной проволоки, и 25.000 пудов (300.000 штук) крючьев для телеграфных стол­бов. Сверх сего завод готовит до 100.000 пудов сортовой проволоки (0,13 — 10,00 мм.), и 330.000 пудов проволочных гвоздей, начиная с барочных, кончая самыми мелкими.

[331] Доменная печь, довольно хорошо устроенная, сложена из кир­пича, приготовленного из Белорецкой глины. Для нижней части домны и лещади был употреблён кварц и кунгурская глина (каолин). Колошник типа Толандера. Ежегодная выплавка доходит до 600.000 пудов в год. Чугун выплавляется исклю­чительно литейный (железо для проволок привозится гужом из Белорецкого завода). Плавка происходит с нагретым воздухом при давлении 2 — 2¼ дюймов и температур 300 — 330°. Для нагрева воздуха пользуются доменными газами. В истекшем году плавка происходила в течении всего года без перерыва.

Уголь, который употребляется здесь при доменной плавке, глав­ным образом, сосновый с примесью березового и осинового. В прошедшем году завод перешёл всецело к печному углежжению: в 1898 году из 33,344 коробов угля, потребленных заводом, кучного угля было всего 403 короба, тогда как в предшествующее годы того и другого сорта приготовлялось почти поровну.

Кагинский завод в настоящее время переплавляет свыше миллиона пудов руды[1], большая часть которой принадлежит бурым железнякам, добываемыми на трёх рудниках: Кухтурском № 2, Бельском и Куртмалинском. К ним прибавляется небольшое количество магнитного железняка с горы Магнитной, который таким образом должен пройти свыше 120 вёрст гужем!

Флюсом служит магнезиальный известняк, добываемый у завода. Он содержит около 2% кремнезёма и около 2,5% маг­незии. Более подробный сведения о проплавке руд и флюсов и выплавке чугуна, также анализы руд, флюсов и чугуна, лю­безно сообщенный заводоуправлением с разрешения г. Траппе, см. Приложение.

Бельский рудник находится по левую сторону реки Белой. Он представляет большую открытую выработку. В настоящее время видимой руды осталось немного, да и то плохого качества.

Руда покрывается наносными породами, достигающими нескольких сажень толщины и состоящими из беловатых, сероватых и красноватых каолинитовых и тальковатых пород, с галечками и крошками кварцитов, песчаника, роговика и кварца.

Местами в этих глинах спорадически встречаются желваки плотного буроватого сферосидерита, в большей или меньшей степени перешедшего в бурый железняк.

Бурый железняк Бельского рудника в одних местах является глинистым, землистым, в других образует чрезвычайно пористые глыбы.

[332] Окремнелые сланцы в виде обломков, тальковатые сланцы в виде примазок и обрывочков, а также кварц представляют здесь самое обычное явление.

Бурый железняк залегал здесь в виде неправильного (с отростками) пласта, имевшего весьма крутое падение. Висячий и лежачий его бока образовали сильно разрушенные тальковатые сланцы и кварциты (слой толщиной до 0,5 м.). В немногих местах уцелели более свежие обломочки сланцев; в большинстве же случаев сланцы совершенно потеряли свою структуру, превратившись в мучнистую глинистую породу.

Как уже было упомянуто выше, работы на Бельском руд­нике в настоящее время прекращаются; они переносятся на Куртмалинский рудник, отстоящий от первого верстах в 12. Дорога туда ведёт главным образом по долинам или лучше сказать по ущельям речек Кургашли и Куртмали. Крутых и трудных подъёмов нет. Неудобный переезд был встречен только на р. Белой. Но остальной же части пути можно было ехать, спокойно любуясь на прихотливые изгибы круто приподнятых слоистых пород — известняков и сланцев.

На Куртмалинском руднике в одном разносе работы заложены по простиранию антиклинальной складки, вершина ко­торой частью размыта. Кроме общей складки здесь повторяется более мелкая складчатость.

Вторая небольшая разработка в шелковистых беловатых и сероватых тальковатых сланцах преследует почти вертикаль­ный пласт бурого железняка толщиною около сажени. Пласт этот по простиранию скоро выклинивается.

Бурый железняк Куртмалинского рудника залегает среди глинисто-тальковатых и частью окремнелых сланцев беловатого, сероватого и охряного цвета. Между ними встречаются: прослойки желтой рассыпчатой (песчаной) породы, похожей на доломитовый песок.

Между скоплениями бурого железняка и боковою породой нет резкой границы. Вблизи бурого железняка сланцы всегда в силь­ной степени оруденели; бурый железняк выполняет многочисленные трещины в них и, так сказать, проникает всю массу сланцев. В свою очередь и в буром железняке вблизи пустой породы попадаются кусочки и обломки последней. Местами можно видеть, как сланцы при превращении их в бурый железняк изменились и исчезли. В пустотах бурых железняков встречаются рыхлые кремнеземистые пластинки и листочки, сохранившие строение сланцев.

В Куртмалинском руднике также как и в Кухтурском попадаются пустоты, выстланные бурой стеклянной головой (гораздо реже красной). Однако таких пустот здесь меньше. Сходство с Кухтурским рудником заключается также в нахождении [333]отдельных, скоплений в виде желвачков или кристаллических натеков состоящих из окислов марганца.

Кроме того обращает на себя внимание нахождение серного колчедана в виде кристалически зернистых скоплений, находя­щихся внутри бурого железняка, с которым он образует тесное сростание.

В Куртмалинском руднике бурый железняк образует собственно несколько пластов, местами довольно тонких, местами соединяющихся вместе; в последнем случае толщина пласта достигает нескольких сажень («буровая руда»).

Нет сомнения, что Куртмалинское месторождение должно отнести к числу весьма благонадежных. Его пласты, простираются на значительное протяжение. По признакам можно полагать, что они тянутся версты на 2 — 3.

Отношение руды к пустой породе 1 : 7. Общее содержание железа около 45% в сырой руде.

Кроме главного разноса на Куртмалинском руднике есть ещё 2 — 3 небольшие выработки, носящие скорее разведочный характер.

Есть полное основание полагать, что в прилежащей местности, до сих пор мало исследованной, со временем будут открыты новые месторождения железных руд.

С Куртмалинского рудника лесной дорогой я проехал на Тергинский рудник, находящейся в верстах 3-х к западу от Верхнего Авзянопетровского завода и принадлежащей последнему. Работы на нём начаты недавно и «вскрыша» пока ограничивается верхними элювиальными и аллювиальными красновато-бурыми гли­нами, в которых запутаны глыбы плотного бурого железняка, содержащего окислы марганца. По анализам руда в сыром виде содержит в себе до 50% железа. Месторождение не разведано.

Верхний Авзянопетровский завод расположен в глубоком и красивом ущелье, по которому протекает р. Авзян, — правый приток р. Белой. Здесь находится управление всем округом Авзянопетровских заводов. При обзоре, завод производит впечатление воскресающих развалин. Несмотря на то, что была так называемая «страда», — на заводе наблюдалось большое движение: очищался старый хлам, возводился фундамент для новых строений. В работе принимало участие множество женских рук. Домна была в ходу. По всему было видно, что настоящие вла­дельцы приобрели завод в совершенно невозможном виде. Управитель заводом г. Гуви показал так называемые «машины», которые лежат теперь среди хлама. Не видав их, трудно себе вообразить что-нибудь подобное. Из всего того, что было пpиoбpетено, пользуются только домной, которая едва-едва дотягивает кампанию, чтобы прекратить свое существование, уступив место новой. Неудивительно, что управление, как говорят, первый год только свело концы с концами, не давши ни копейки дивиденда. [334]Только новая домна работает исправно, выплавляя ежегодно до 750.000 пудов чугуна. Устроена она по современному; нагревание воздуха, вдуваемого в домну, совершается в кауперах и достигает до 600° С.

Предполагается построить вторую домну такого же типа в замен старой домны, выплавляющей около 400.000 пуд. чугуна. Кроме доменной печи имеется в виду построить рудообжигательную печь при самом заводе, которая будет отапливаться угольною мелочью. Вообще надо сказать, что управление не скупится на расходы по устройству и оборудованию завода. В последние два года оно за­тратило сверх того весьма значительные суммы на разведки, которые увенчались блестящими успехами. Но как здесь, так и в Белорецких заводах развитие производства мешают «нестроения» в условиях пользования лесами. Собственно Авзянопетровские заводы имеют своих лесов всего только 42.400 десятин. Поэтому они должны арендовать потребные количества леса на стороне у других владельцев. Такими владельцами здесь является казна и башкиры. Авзянопетровские заводы арендуют у казны 26.900 десятин и у башкир 82.000 десятин. Казенная аренда не сопряжена ни с какими трудностями: условия вполне определенны. Другое дело бакширская аренда — «кортома». Башкиры настолько приучены прежними промышленниками к так назы­ваемому «черному карману», что без обильной раздачи «чаев», подарков и денег не может состояться никакая аренда, как бы мала или велика она ни была (для башкира это почти безраз­лично). Башкир не знает своих дач, не может даже при­близительно определить стоимость того, что он сдаёт в аренду. Кроме общей суммы каждому вотчиннику желательно получить что-нибудь прямо в руки. Так что в конце концов дешёвая аренда в сущности становится уже не так дешева. Но главное неудоб­ство башкирской «кортомы» заключается в её неустойчивости. Положим после различных ухаживаний, угощений влиятельных башкиров, после раздачи фунтов и пол-фунтов чаю по многочисленным карманам кортома заключена. Её утверждает земский начальник. Тут могут быть разные конфликты. Кортома может быть не утверждена, а негласные расходы сделаны... Да­лее, земский начальник утвердил, арендатор вступил в свои права и пользуется правами аренды несколько лет. Неожиданно Губернское Присутствие находит состоявшуюся аренду невыгодной для башкиров. Начинается тяжба, волокита по присутствиям, — неизвестность, чем всё это кончится. Само собой понятно, что расчёты по производству от этого перепутываются, является не­ решительность в действиях. В таких условиях находится весь Южный Урал.

Чтобы железоделательная промышленность развивалась в Южном Урале, безусловно необходимо изменить эти [335]ненормальные условия. Кажется, единственным выходом может служить расширение казенной опеки над башкирскими лесами, напр., чтобы казна взяла на себя расценку лесов и сдачу их по определенной цене в аренду. В настоящее время первый шаг в этом направлении сделан. Лес для вырубок отводится с разрешения казенного лесничего, который следит за правильностью лесного хозяйства. Нет сомнения, эта мера поможет несколько исправить расстроенное лесное хозяйство башкир. К сожалению, у заведывающих лесничеством слишком мало средств, чтобы проводить дело с настойчивостью, а районы для заведывания огромные. Один из заведывающих сообщал, что в его ведении находится свыше миллиона десятин башкирского леса, а в распоряжении — ничтожное количество лесной стражи ...

Кроме Тергинского рудника, откуда получается небольшое количество руды, Авзяно-Петровский завод снабжается рудой с Комаровских месторождении, отстоящих от завода верстах 28 — 30 к северу. При этом провоз руды, содержащей в обожженном виде до 60% железа, обходится заводу до 4,5 коп. за пуд.

Флюсом служит темно-серый доломит почти нормального состава и очень чистый; в нём содержится 32% извести и до 20% магнезии; кремнезема около половины процента. Добывается на горе Копытовой, верстах в 3 от Верхнего Авзяно-Петровского завода.

Завод пользуется для домны печным углём, для чего вер­стах в 3 от него вверх по р. Авзяну вы строено 35 углеобжигательных печей; кроме того, есть ещё несколько печей в разных местах лесной дачи. Небольшое количество угля полу­чается кучным способом. Если принять во внимание необыкно­венное богатство железными рудами, притом прекрасного каче­ства, обилие лесов, то нельзя не прийти к заключению, что, при проведении железных дорог и упорядочении условий пользования лесными богатствами, Авзяно-Петровским, Белорецким и др. за­водам Южного Урала предстоит богатая будущность. Они и друrиe, которые имеют возникнуть здесь со временем (для чего имеются все данные), могут стать во главе железоделательной промышленности не только Урала, а может быть всей России. Уже теперь открытые месторождения железных руд в Южном Урале, исключая даже гору Магнитную, представляют прямо колоссальные запасы; таковы месторождения Комаровской дачи, принадлежащей Авзяно-Петровским заводам; месторождения эти в настоящее время весьма обстоятельно исследуются и обещают дать сотни миллиардов пудов руды; таковы месторождения в даче Зигазинского завода, прослеженные на 13 верст, но, к сожалению, не разведанные с желательной подробностью. Можно с уверенностью полагать, что этими месторождениями, которые сами по себе [336]представляют редкое явление, не исчерпываются рудные богатства Южного Урала. Наверное со временем найдутся новые богатые месторождения, так как Южный Урал до сих пор исследован весьма мало. По своей дикости, лесистости этот край был мало доступен исследователям, которым приходилось преодолевать огромные трудности. Уже теперь имеются указания на нахождение подобных месторождений частью в казённых, частью в башкирских лесных дачах. Что касается вопроса о рабочих руках, то в этом случае вполне применима русская поговорка: «была бы лошадь, а хомут найдется». Отличным примером может служить Зигазинский завод, который совсем недавно основался среди глухой лесной трущобы, без всякого жилья на десятки вёрст кругом; теперь он представляет приличный посёлок. Из каких только мест России сюда не стянулись люди! А ведь и заработки-то на нём самые заурядные — «уральские»; условия жизни на заводе тоже не заманчивые. Будет работа, будут и рабочие руки. На самом Урале во многих местах теперь их избыток. Затруднения могут возникнуть только при начале дела, да при отсутствии знакомства с краем. Массу рабочих рук представляют лесные башкиры и частью татары западной степной полосы Приуралья. Для лесных работ башкиры являются неза­менимыми. Точно также их можно встретить и на многих руд­никах. Работой их заведывающие рудниками остаются всегда довольны. Да и начало делу положено, по-видимому, хорошее. Обще­ство Белорецких заводов и Урал-Волжское, которому принад­лежат Авзяно-Петровские заводы — солидные общества, обладающие большими средствами, пониманием дела и предприимчивостью. Весь спрос в путях сообщения и упорядочении башкирской «кортомы». Впрочем, вопрос о «кортоме» потеряет в значи­тельной мере своё значение, если в Южный Урал получит доступ кокс, всё равно откуда — с Донца или из Сибири.

Из Верхнего Авзяно-Петровского завода я отправился на Комаровские месторождения бурых железняков, находящаяся вер­стах в 28 — 30 от завода. Дорога долго шла по ущелью р. Авзяна по глухой лесистой местности. По дороге встретился труп быка, накануне убитого медведем. Так свободно хозяйничают здесь медведи. Несколько раз пришлось переезжать русло Авзяна, загромождённое гальками и валунами.

Верстах в 18 от завода среди галек встречены куски зе­лено-каменной породы мелкозернистого строения. Очевидно, здесь среди господствующих сланцев где-нибудь по близости выступают кристаллические породы. Сланцы видны далее во многих ямах для починки дороги. Сверху они покрыты красновато-бурой и жёлто-бурой глиной, составляющей продукт их выветривания. Встречаются также крупные глыбы жильного кварца (около д. Асмакаевой). [337] Почвы попадались различный: по склонам в долинах темные, крупнозернистые, совершенно подобные чернозёму, однако, (в горизонте В) виден седоватый (с голубоватым оттенком) цвет. Толщина 0,20 — 0,30 м. На более крутых склонах он северного типа — светло-серые подзолистые.

На весьма высоком перевале, достигающем высшей точки, верстах в 7 от Комаровского рудника, встречены непроходимые заросли папоротника, осоки, осины и липы, — любимые убежища медведей. В дорожных разрезах непосредственно под тонкой дерновой покрышкой виден пепельно-серый подзол, переходящий в желтовато-бурую глину.

От кордона Комаровской дачи идёт длинный, крутой спуск к Комаровскому руднику. Не доезжая до него версты две, встречены большие валуны кристаллически зернистой породы, принадлежащей диабазу[2].

Добыча руды производится в одном только месте, на небольшой поляне, очищенной из-под леса. Кое-где однако стоят оставленные деревья; всюду торчат свежие пни и валяются деревья. По окраине поляны, как бы загнанные в лес, длинным рядом расположились новые рудничные постройки: дом заведывающего рудником, аптека, лавка, дома для различных служащих на руднике. В самом лесу, у до­роги на руднике, разбросаны жалкие лачуги и землянки рабочих. Редко приходилось, встречать более жалкий вид человеческого жилья, которое приличнее назвать логовищем. Надо надеяться, что подобные условия жизни рабочего люда только временный, вызванный необходимостью быстро развить здесь добычу руды.

Разработка бурого железняка ведётся открыто уступами и расположена на одном из пластов, протягивающихся вдоль речки Kapa-биa, по обеим её сторонам. Она имеет в длину до 190 саженей, ширина же — саженей 20 — 30.

В настоящее время углубились пока весьма незначительно, поэтому обнажены только сильно разрушенный породы. Тем не менее совершенно ясно, что здесь мы имеем дело с настоящими пластами бурого железняка весьма значительной мощности. Пласты сильно изогнуты, образуя несколько сильно сжатых складок. Характер залегания маскируется частью разрушенностью пород, частью отсутствием резких границ между пластами бурого же­лезняка и окружающими сланцами. Плотные сплошные массы бурого железняка, приближаясь к пустой породе, как бы раз­дробляются, в них начинают встречаться обрывки сланцев, гнезда глины, кремнистой породы; пустая порода в свою очередь местами содержит в себе линзы, извивающиеся прослойки более [338]или менее чистого железняка, выполняющего также многочисленные трещины в ней. Более ясное расположение рудных пластов и пустой породы наблюдалось в южном конце выработки, где сопровождающие руду сланцы оказались более свежими, сохранили слоистость и довольно резко граничили с пластом бурого желез­няка. Для большей наглядности помещаем разрез, изображающий один из уступов, см. рис. стр. 341.

Стр 340.png

Здесь, очевидно, мы имеем дело с антиклинальной складкой. Мягкие тальковатые сланцы, со­ставлявшие лежачий бок рудного пласта, образуют крылья синк­линали. Западное крыло падает к востоку под углом 80°, а восточное стоит почти отвесно, образуя малый наклон к западу. Между крыльями тальковато-глинистого сланца зажат пласт [339]бурого железняка, причём прикрывавший его сланец от сильного сжатия выдавлен, оставив в массе бурого железняка небольшой участок (он изображён под цифрой 4). Бурый железняк Комаровского месторождения по своим свойствам имеет боль­шое сходство с Бакальским. Он так же образует плотные массы, в которых находятся различных размеров пустоты с причудливыми сталактитами. Он также богат железом и бЬ денъ вредными примесями. В бакальском обожжённом буром железняке содержится от 79% до 84% окиси железа, а в ко­маровском от 78% до 85%. В первом кремнезема от 7% до 9%, а во втором около 7%. Фосфора в бакальском 0,018 — 0,020, а в комаровском до 0,027%. Наибольшее различие наблюдается в содержании и марганца, которого много содержится в бакальском буром железняке (2,3% — 2,6% ) и мало в комаровском (0,784% ). Как известно, у бакаль­ской руды создалась уже давно прочная репутация. Комаровская же руда, как мы видим, ей нисколько не уступает.

Стр 341.png
Комаровский рудник. 1 — Мягкие тальковатые сланцы беловатого цвета; 2 — Бурый железняк;
3 — Мягкие глинистые сланцы; 4 — Тальковатые сланцы, части оруденелые; 5 — Тальковатые сланцы со включениями бурого железняка; 6 — Бурый железняк, отчасти разрушенный;
7 — Пласты ноздреватого бурого железняка.

Выработка, о которой идёт речь, заложена на пласт, прослеженном около одной версты в северо-восточном направлении. Общая его толща до 20 саженей. Западнее рядом с ним открыт другой нетолстый пласт, параллельный первому. Немного южнее разведки обнаружили присутствие плотного бурого железняка, выходы которого в плане имеют вид разветвляющейся жилы. Кроме того, по правую сторону p. Kapa-биa открыто пpuсутствиe бурого железняка, простирающегося к северу в виде ленты от 20 до 50 саж. шириной. Полоса эта разведана на протяжении двух вёрст. Пласты бурого железняка по p. Kapa-бия по богат­ству своему значительно уступают другим рудникам Комаров­ской дачи, в которой в настоящее время открыто одиннадцать месторождений; из них некоторые, по-видимому, составляют прямое продолжение других. Напр., пласты бурого железняка на р. Кукашке прослежены на пять вёрст. В плане разведок бурый железняк также располагается в виде ветвистой полосы, то суживающейся до 20 саженей, то расширяющейся до 80 саженей. Пласты эти, как они представляются на основании разведок, изображены на прилагаемых рисунках (стр. 342).

[340] На Кукашке местами сохранились прежние разработки, указывающие своим видом на то хищничество и беспорядок, которые характеризуют подрядный способ доставки руды. Брали только то, что легко добыть. Целые сплошные стены бурого железняка оставлены за трудностью добыть и извлечь огромный массы же­лезняка. Ямы залиты водой или завалены осыпавшейся пустой породой.

Характер и условия залегания бурых железняков на Кукашке те же, как и на Kapa-бия. Здесь, между прочим, встречены темно-серые мраморовидные кварциты, по внешнему виду очень похожие на серый кристаллический известняк.

Неменьшие запасы бурого железняка прослежены на месторождении Майгашла. Характер распространения руды представлен на рис. стр. 342 справа. Здесь очень любопытно отношение крайнего восточного пласта к западному: невольно хочется спросить, не имеем ли мы здесь дело со сдвигом? В этом нет ничего невероятного при той дислокации, которая видна всюду. Не меньше внимания заслуживает близость кристаллических зеленокаменных пород (диабазов), которые обнаружены неглубокими буровыми скважинами вдоль восточного пласта. Эти породы тянутся полосой в северо-западном направлении и прикрываются буровато-жёлтыми глинами, составляющими продукты их выветривания.

Перевалив высокий хребет, тянущийся между pp. Kapa-бией и Майгашлей, по правую сторону последней (верстах в 2 от [341]месторождения Карабии), мы встречаем в даче Зигазинского завода новую рудную полосу, которая, по словам управляющего Зигазинским заводом г. Ботышева, прослежена с юга на север (несколько на северо-восток) на протяжении 13 вёрст. На этой полосе заложен целый ряд рудников: Ерматовский (Юрматовский), Карандинский, Туканский, Бутаевский, Зигазинский и Наратаевский. Все эти рудники находятся на расстоянии 2 — 3 вёрст один от другого и разрабатываются в небольших размерах. К упорядочению работ, по-видимому, только что приступают. Разведок не сделано почти никаких. Сходство Зигазинских месторождений с Комаровскими, а также их близость указывают на имеющиеся здесь огромные запасы руды. На сколько можно судить по существующим выработкам, бурые железняки Зигазинской дачи представляют полное сходство с Комаровскими. Они залегают пластами, собранными в крутые складки, и сопровождаются раз­рушенными глинисто-тальковатыми сланцами. Рядом с залежами бурого железняка и здесь выступают узкие гряды зелено-каменных пород (диабазов). Наибольшая площадь добычи находится на Туканском руднике, около которого образовалось целое селение с постоянным населением. Зато около других никакого жилья нет. Обыкновенно около рудника для рабочих строятся длинные навесы, разделенные перегородками на небольшие клетки. Они защищены только с трёх сторон; четвертая совершенно открыта. Само собой разумеется, в таких клетушках можно только спать. Для защиты от дождя и холода они служит не могут. А народу на рудниках бывает много, главным образом, башкиры и татары из Стерлитамакского уезда.

По своим качествам бурые железняки Зигазинского месторождения одинаковы с Комаровскими. В образцах с Туканского рудника количество окиси железа доходит до 79 — 80%, кремнезема — 9 — 11%; закись-окиси марганца 0,10 — 0,65%. Общее количество руды, добываемой в Зигазинской даче, дости­гает до полутора миллионов пудов ежегодно. Она идёт на проплавку в домне Зигазинского завода (принадлежит г. Шамову), находящегося в сего верстах в 8 от рудников.

Загазинский завод находится в самом дальнем юго-западном углу лесной дачи на р. Зигаза. Несмотря на свое крае­вое положение, завод расположен очень удачно, так как сюда стекают все речки, имеющиеся в даче: Зигаза, Майгашля, Аталям, Зилим и др. Но ним до самого завода удобно могут сплавляться дрова с самых отдаленных участков. К сожалению, лесная дача, составляющая собственность Зигазинского завода, очень не­велика, около 12,000 десятин. Обилие лесов в прилежащих дачах даёт возможность в настоящее время довести выплавку чугуна до 600 — 700 тысяч пудов в год, проплавив свыше миллиона пудов руды. При одной домне, действующей на [342]заводе­, едва ли и возможно увеличить сколько-нибудь значительно выплавку.

Флюс при плавке добывается в самых ближайших окрестностях завода и состоит из кристаллического известняка, отчасти магнезиального. По анализу в нём содержится 9,10% кремне­зема, 1,50% глинозёма, 44,80% извести и 4,25% магнезии.

Значительный ломки cеpогo, плотного, мраморовидного извест­няка находятся верстах в 1 — 2½ от завода вниз по р. Зигаза. Известняк, разбитый трещинами на огромные монолиты, образует пласт саж. до 6 толщиною, простирающейся почти SN, с падением к W 45° и более.

Пласт залегает между темными раздробленными глинисто­- известковыми сланцами. В одной яме падение этих сланцев достигало до 80° и более.

К O от этого обнажения у самого завода выступает скала глинисто-известковых сланцев с прослойками темного известняка. Те и другие имеют толщину 0,5 до 3 см.

Книзу сланцы переходят в серый известняк. Простирание и падение остаются те же.

К О от завода, по дороге на рудник, по правую сторону р. Зигазы отвесные скалы серых и темных сланцев, местами известковых, имеют таблитчатую отдельность, которую весьма легко смешать со слоистостью; последняя падает на запад, тогда как сланцевость направляется к О. Однако, слои весьма быстро становятся вертикальными, а затем падение их переходит в восточное и тогда отдельность и слоистость друг с другом совпадают. Верстах в 2 от завода, среди сланцев и песчаников (кварцитов) выступают кристаллические зеленокаменные породы. Они образуют гребень, идущий прямо на N. С этим направлением совпадает одна система трещин; другая же пересекает её под прямым углом.

От Зигазинского завода до Уфы около 120 вёрст. Вначале дорога идёт по местности, хотя и лесистой, но не дикой; по склонам гор и в речных долинах попадаются открытые лу­жайки; видны стога сена. Встретились два-три башкирских посёлка, летом почти опустелые: всякий, кто мог, перебрался на кошевки. Однако, чем дальше от завода, тем местность становилась все глуше и глуше; горы выше и круче; прогалины в лесу всё реже. Пришлось долго взбираться на высокий хребет Зильмердак. Лесная растительность резко изменилась; вместо сосны и ели, столь распространённых ранее, мы здесь видим исключительно лиственный лес, — дуб, ильм, клён, липу, берёзу, осину.

Геологический характер местности также иной; хребет Зильмердак сложен из различных песчаников, большей частью красноватого цвета. Кроме зёрен кварца в них [343]замечаются­ зёрна полевого шпата. По крутому западному склону хребта песчаники чередуются с конгломератами, в которых отдельные гальки достигают размеров куриного яйца. За Зильмердаком в более низких местах наблюдаются выходы кристаллических известняков.

До хутора Культемак, находящегося на красивой речке Зилиме, надо было переваливать новый весьма высокий хребет и оттуда по узкому ущелью р. Куйли, настоящей дыре, спуститься в долину Зилима. Что за дикие и живописные места! На хуторе, тесном и грязном, пришлось заночевать. Крутые подъёмы и спуски с гор, местами, где лес особенно густ, непролазная грязь, несмотря на крутизну склонов, сделали своё дело: мы подвигались вперёд со скоростью 5 — 6 вёрст в час.

Вид на горы Лахтау с горы Такатау.png
Вид на горы Лахтау с горы Такатау.
(С фотографии, проф. П. Земятченского).

Оставалось до Уфы ещё вёрст 70. Я выехал с Культемака, когда едва-едва светало, с целью к вечеру добраться до Уфы. Путь до деревни Мурзакаевой ничем не отличался от пройденного пути: тe же огромные горы, глубокие, как пропасти, до­лины между ними, те же живописные пейзажи, которые утром при восходящем солнце кажутся ещё эффектнее, и та же глушь и безлюдье. Проехали поляну, на которой стоит одинокая сторожка; кругом масса тетеревей; при нашем приближении, копалухи (самки), пригнув голову, быстро убегали от дороги, останавли­вались среди травы и с любопытством рассматривали, очевидно, невиданные ими предметы. Черные косачи, напротив, важно сидели на верхушках берез и не обнаруживали ни малейшего беспокойства.

[344] От Культемака до д. Мурзакаевой слишком тридцать верст. Перевалив хребет Лактау, дорога хотя и продолжала по преж­нему то подыматься в горы, то спускаться в глубокие долины, но спуски преобладали над подъёмами. Всюду видны выходы песчаников и конгломератов, сменяющихся иногда известняками. Верстах в 3 от Мурзакаевой, большого башкирского селения, дорога среди густого липового и ильмового леса быстро спускается в красивую долину, сжатую горными теснинами. Почвы в долине принимают характер чернозёмных. Начинает попадаться осокорь. У с. Мурзакаева горы кончаются и начинается к за­паду широкая равнина — чернозёмная безлесная степь. Кое-где у подножья гор попадаются небольшие перелески, но дальше степь становится всё типичнее и типичнее. Обширные пространства на­ходятся под посевами проса, овса и пшеницы. Здесь и жилища башкир более приличные. Здесь и башкир начинает пахать; правда, большинство сдаёт землю русским, но год от году число земледельцев и между башкирами возрастает. До г. Уфы всё время шли поля; попадались селения башкирские, чувашские и татарские. Татары пользуются славою хороших хлебопашцев и свысока, даже с брезгливостью, смотрят на башкир и особенно на чувашей, нечистоплотность которых вошла даже в поговорку.

В Уфу я приехал часов в 9 вечера. Всюду видны воздви­гающиеся новые постройки; всюду движение. Рост города совершается быстро. Проектируемые железные дороги окажут на него огромное влияние.


  1. В 1898 году было проплавлено 1.173.722 пуда руды; из них 1.153.865 пуд. бурых железняков и 19.857 пуд. магнитных.
  2. Шлифы для микроскопического исследования были приготовлены и исследованы г. Чуриным.