ЭЛ/ВТ/Будда

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Будда
Энциклопедический лексикон
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Брандт — Бялобржеский. Источник: т. VII: Бра—Бял, с. 243—245 ( скан · индекс )ЭЛ/ВТ/Будда в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


[243]БУДДА, Buddha, санскритское слово, которое значит мудрость, познание. В духовной жизни большой части Азии оно имеет необыкновенную важность, заключая в себе понятие о Верховном Существе. Различные неиндийские народы, принявшие религию Будды, или Далай-Ламскую, вместо этого слова имеют другие, которые впрочем по большей части суть только его искажения и не изменяют соединённого с ними понятия. Так, например, Будда у китайцев и маньчжуров называется Фо, Фо-хи или Фо-си, у тибетцев Санджи, а у народов монгольского племени Бурхан. Это слово принимается в двояком смысле. В отвлечённом должно разуметь под ним божество, которое, будучи верховным, первоначальным Разумом, существует только в самом себе вне всего творящего и сотворённого; в относительном значении оно изображает тот же первоначальный Разум, но уже не отдельно, а в откровении, как божество, действующее в самом творении к спасению заключённых в нём душ. Мы рассмотрим особенно последнее значение, потому что на нём основано всё здание религиозной системы буддизма; надобно однако же заметить, что как Будда выражает собой всё выспреннее совершенство, то нельзя быть многим или нескольким Буддам. Будда, в отвлечённом смысле, именно есть безусловное единство и центр всего духовного. Но в откровении Будда может являться неоднократно и в разных видах, потому что его проявления и действия зависят уже от времени и других условий. Сверх того, Будда в откровении может быть двоякий, — Будда в небесном и Будда в земном откровении. Всё это, вместе взятое, рождает тройственность этого Верховного Разума, которую буддисты зовут «тремя видами» или «природами» (качествами) Будды; именно: 1. Будда в откровении посредством земного воплощения, как наставник и избавитель духовного начала от оков земной материи; 2. Будда в откровении небесного блаженства; и 3. Будда, сосредоточенный в самом себе, вне всякого деятельного отношения к миру и к содержащейся в нём материи: это последнее состояние называется свойством «пустоты» и вместе с тем «настоящего бытия», потому что оно совершенно духовно и свободно от всякой, даже самой [244]тончайшей, стихии вещества, и потому что оно как духовное состояние, превечно и неизменно, в противоположность состоянию созданной природы, которая беспрерывно изменяет свои формы и может почесться только мнимым бытием или просто мечтой. Впрочем каждое из этих трёх состояний, или свойств, считается отражением одного единства, так, что земное откровение есть отблеск небесного, а небесное — отблеск отвлечённой сокровенности Будды, и обратно. Как идея первобытной Мудрости, или, следуя выражению буддических писателей, как идея того, что находится за пределами познания, Будда есть первообраз духовного начала, раздробленного почти до бесконечности в органической природе: в этом духовном начале таится зародыш всякого познания и способность возбуждать и усиливать познание, и это духовное начало, сколько бы оно ни переменяло свой объём и свои формы, предвечно и не может быть уничтожено. По этой причине каждый дух может сделаться Буддой, и делается, как скоро, достигнув совершенного познания, он достигает совершенного освобождения из оков материи, то есть выходит из условий хубильгана (переселения душ) и перестаёт перерождаться в органических формах вселенной. Отнесём дальнейшее объяснение этого догмата к статье о буддизме, и обратимся к «Будде в откровении».

По сочинениям последователей этой веры, было уже несколько всемирных разрушений и возобновлений: в продолжение их, бесчисленное множество духов, освободившись из круга переселения душ, или погрузились в единство отвлечённого Первобытного Разума, или, пользуясь всей свободой воли и силы, предпочли оставаться в небесах откровенного величия Будды, чтобы заниматься там деятельно освобождением духов, томящихся ещё в оковах материи. Они-то и являются от времени до времени в виде плоти между периодами всемирных разрушений и возобновлений, частью для основания нового учения Будды на земле, частью для того, чтобы содействовать его распространению словом или примером. Первые из них, то есть, основатели нового учения, называются Буддами в собственном смысле; другие, хотя также пользуются совершенной духовной свободой, для различия носят имя Бодисатв, по причине их более ограниченной деятельности. Кроме того, настоящие Будды являются только раз, и потом погружаются навеки в самобытный первоначальный Разум; Бодисатвы, напротив, случаются чаще на земле. Между прочим и в особенности, патриархи буддистов, великие пандиты, хутухты и верховные ламы признаются хубульганческими (метемпсихозными) превращениями, или земными воплощениями, Бодисатв. В период настоящего мира, то есть, с последнего великого разрушения до будущего возобновления вселенной, должны мало-помалу явиться всего тысяча Будд, которых имена уже вперёд означены в книгах буддистов; из этих тысячи Будд только четыре показаны уже явившимися, именно, Кракич-чаанда, Каракамуни, Касяпа и Сакямуни (Шигямуни); пятый, ещё не явившийся Будда, будет называться Мантрея. Эти пять и остальные следующие девятьсот девяносто пять принадлежат к первой категории, о которой мы говорили, то есть, к совершеннейшим Буддам в земном откровении; оттого они по-санскритски называются Мануши-Будда, «человек-мудрость». Надобно ещё заметить, что в этом качестве они суть только взаимное отражение пяти особенных Будд, принадлежащих к совершеннейшим Буддам в небесном откровении, которых зовут Дяни-Будда, «небо-мудрость», потому что они пребывают в в небесных пространствах созерцательного блаженства и спокойствия. Имена их, по тому же порядку, в каком мы исчислили Мануши-Будд, суть Вайрочана, Акшоая, Кантна-Самбхава, Амитабха и Амога-Сидда. Их назначение — после отхода того Мануши-Будды, которого они суть отражение в небе, сохранять и поощрять его учение на земле. Для этого каждый из Дяни-Будд имеет истекшего из себя сына, который называется Дяни-Бодисатва, и в этом качестве обязан, после отхода того Мануши-Будды, которого отблеск в небе откровения представляет его родитель, заступить место предшедшего на земле. Как его наместник, он во всё продолжение учения такого Будды содействует к распространению этого учения, принимая непрерывно новые человеческие формы, пока не сменит его новое [245]явление всемирного Будды в человеческом образе. Наместник Сакямуни, или Шигямуни, Будды нашего периода, есть Падмапани, известный также под именем Локасри и Авалокитесвара, о воплощении которого существует множество поверий. Буддисты Средней Азии и Китая поклоняются ему в лице Далай-Ламы, живущего в Хлассе, или Бодале (см. Тибет): об нем говорят, что он беспрерывно является в новых человеческих формах; второго же Тибетского верховного ламу, который имеет пребывание в Тешу-лунбо, считают воплощенным отродием его небесного родителя, Дяни-Будды Амитабы. Кроме этих Будд и Бодисатв, есть, по изложенным здесь Буддическим понятиям об откровении, еще множество других, которых изображают и боготворят в разных фантастических видах: это Будды из прежних периодов, но большей частью только олицетворенные добродетели, свойства, силы или другие какие-нибудь начала этих Будд.

Увлекаясь сходством названий, еще недавно хотели доказать в Европе, что Один, или Водан, скандинавских и германских народов — одно и то же, что индийский Будда. При нынешних сведениях в предмете и значении слова было бы излишним опровергать это мнение. Я. И. Ш.