ЭЛ/ДО/Будда

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Будда
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Брандтъ — Бялобржескій. Источникъ: т. VII: Бра—Бял, с. 243—245 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: OSNЭЛ/ДО/Будда въ новой орѳографіи


[243]БУДДА, Buddha, Санскритское слово, которое значитъ — мудрость, познаніе. Въ духовной жизни большой части Азіи оно имѣетъ необыкновенную важность, заключая въ себѣ понятіе о Верховномъ Существѣ. Различные не-Индѣйскіе народы, принявшіе релитію Будды, или Далай-Ламскую, вмѣсто этого слова, имѣютъ другія, которыя впрочемъ по большей части суть только его искаженія и не измѣняютъ соединеннаго съ нимъ понятія. Такъ, напримѣръ, Будда у Китайцевъ и Маньджуровъ называется Фо, Фо-хи или Фо-си, у Тибетцевъ Санджи, а у народовъ Монгольскаго племени Бурханъ. Это слово принимается въ двоякомъ смыслѣ. Въ отвлеченномъ должно разумѣть подъ нимъ божество, которое, будучи верховнымъ, первоначальнымъ Разумомъ, существуетъ только въ самомъ себѣ внѣ всего творящаго и сотвореннаго; въ относительномъ значеніи, оно изображаетъ тотъ же первоначальный Разумъ, но уже не отдѣльно, а въ откровеніи, какъ божество, дѣйствующее въ самомъ твореніи къ спасенію заключенныхъ въ немъ душъ. Мы разсмотримъ особенно послѣднее значеніе, потому что на немъ основано все зданіе религіозной системы Буддисма; надобно однако жъ замѣтить, что какъ Будда выражаетъ собою все выспреннее совершенство, то нельзя быть многимъ или нѣсколькимъ Буддамъ. Будда, въ отвлеченномъ смыслѣ, именно есть безусловное единство и центръ всего духовнаго. Но въ откровеніи, Будда можетъ являться неоднократно и въ разныхъ видахъ, потому что его проявленія и дѣйствія зависятъ уже отъ времени и другихъ условій. Сверхъ того, Будда въ откровеніи можетъ быть двоякій, — Будда въ небесномъ и Будда въ земномъ откровеніи. Все это, вмѣстѣ взятое, раждаетъ тройственность этого Верховнаго Разума, которую Буддисты называютъ «тремя видами» или «природами» (качествами) Будды, именно: 1. Будда въ откровеніи посредствомъ земнаго воплощенія, какъ наставникъ и избавитель духовнаго начала отъ оковъ земной матеріи; 2. Будда въ откровеніи небеснаго блаженства; и 3. Будда сосредоточенный въ самомъ себѣ, внѣ всякаго дѣятельнаго отношенія къ міру и къ содержащейся въ немъ матеріи: это послѣднее состояніе называется свойствомъ «пустоты» и вмѣстѣ съ тѣмъ «настоящаго бытія», потому что оно совершенно духовно и свободно отъ всякой, даже самой [244]тончайшей, стихіи вещества, и потому что оно, какъ духовное состояніе, превѣчно и неизмѣнно, въ противоположность состоянію созданной прнроды, которая безпрерывно измѣняетъ свои формы и можетъ почесться только мнимымъ бытіемъ или, просто, мечтою. Впрочемъ каждое изъ этихъ трехъ состояній, или свойствъ, считается отраженіемъ одного единства, такъ, что земное откровеніе есть отблескъ небеснаго, а небесное — отблескъ отвлеченной сокровенности Будды, и обратно. Какъ идея первобытной Мудрости, или, слѣдуя выраженію Буддическихъ писателей, какъ идея того, что находится за предѣлами позванія, Будда есть первообразъ духовнаго начала, раздробленнаго почти до безконечности въ органической природѣ: въ этомъ духовномъ началѣ таится зародышъ всякаго познанія и способность возбуждать и усиливать познаніе, и это духовное начало, сколько бы оно ни перемѣняло свой объемъ и свои формы, предвѣчно и не можетъ быть уничтожено. По этой причинѣ каждый духъ можетъ сдѣлаться Буддою, и дѣлается, какъ скоро, достигнувъ совершеннаго познанія, онъ достигаеть совершеннаго освобожденія изъ оковъ матеріи, то есть, выходитъ изъ условій хубильгана (переселенія душъ) и перестаетъ перерождаться въ органическихъ формахъ вселенной. Отнесемъ дальнѣйшее объясненіе этого догмата къ статьѣ о Буддисмѣ, и обратимся къ «Буддѣ въ откровеніи.»

По сочиненіямъ послѣдователей этой вѣры, было ужъ нѣсколько всемірныхъ разрушеній и возобновленій: въ продолженіе ихъ, безчисленное множество духовъ, освободившись изъ круга переселенія душъ, или погрузились въ единство отвлеченнаго Первобытнаго Разума, или, пользуясь всею свободою воли и силы, предпочли оставаться въ небесахъ откровеннаго величія Будды, чтобы заниматься тамъ дѣятельно освобожденіемъ духовъ, томящихся еще въ оковахъ матеріи. Они-то и являются отъ времени до времени въ видѣ плоти между періодами всемірныхъ разрушеній и возобновленій, частію для основанія новаго ученія Будды на землѣ, частію для того, чтобы содѣйствовать его распространенію словомъ или примѣромъ. Первые изъ нихъ, то есть, основатели новаго ученія, называются Буддами въ собственномъ смыслѣ; другіе, хотя также пользуются совершенною духовною свободою, для различія носятъ имя Бодисатвъ, по причинѣ ихъ болѣе ограниченной дѣятельностн. Кромѣ того, настоящіе Будды являются только разъ, и потомъ погружаются навѣки въ самобытный первоначальный Разумъ; Бодисатвы, напротивъ, случаются чаще на землѣ. Между прочимъ и въ особенности, патріархи Буддистовъ, великіе Пандиты, Хутухты и верховные Ламы признаются хубульганическими (метемпсихозными) превращеніями, или земными воплощеніями, Бодисатвъ. Въ періодъ настоящаго міра, то есть, съ послѣдняго всемірнаго разрушенія до будущаго возобновленія вселенной, должны мало-по-малу явиться всего тысяча Буддъ, которыхъ имена уже впередъ означены въ книгахъ Буддистовь; изъ этихъ тысячи Буддъ тодько четыре показаны уже явившимися, именно, Кракичъ-чаанда, Каракамуни, Касяпа и Сакямуни (Шигямуни); пятый, еще неявившійся Будда, будетъ называться Мантрея. Эти пять и остальные слѣдующіе девятьсотъ девяносто пять, принадлежатъ къ первой категоріи, о которой мы говорили, то есть, къ совершеннѣйшимъ Буддамъ въ земномъ откровеніи; оттого они по-Санскритски называются Мануши-Будда, «человѣкъ-мудрость». Надобно еще замѣтить, что въ этомъ качествѣ они суть только взаимное отраженіе пяти особенныхъ Буддъ, принадлежащихъ къ совершеннѣйшимъ Буддамъ въ небесномъ откровеніи, которыхъ зовутъ Дяни-Будда, «небо-мудрость», потому что они пребываютъ въ небесныхъ пространствахъ созерцательнаго блаженства и спокойствія. Имена ихъ, по тому же порядку, въ какомъ мы исчислили Мануши-Буддъ, суть Вайрочана, Акшоая, Кантна-Самбхава, Амитабха и Амога-Сидда. Ихъ назначеніе — послѣ отхода того Мануши-Будды, котораго они суть отраженіе въ небѣ, сохранять и поощрять его ученіе на землѣ. Для этого каждый изъ Дяни-Буддъ имѣетъ истекшаго изъ себя сына, который называется Дяни-Бодисатва, и въ этомъ качествѣ обязанъ, послѣ отхода того Мануши-Будды, котораго отблескъ въ небѣ откровенія представляеть его родитель, заступить мѣсто предшедшаго на землѣ. Какъ его намѣстникъ, онъ во все продолженіе ученія такого Будды, содѣйствуетъ къ распространенію этого ученія, принимая безпрерывно новыя человѣческія формы; пока не смѣнитъ его новое [245]явленіе всемірнаго Будды в человѣческомъ образѣ. Намѣстникъ Сакямуни, или Шигямуни, Будды нашего периода, есть Падмапани, известный также под именем Локасри и Авалокитесвара, о воплощеніи котораго существуетъ множество повѣрій. Буддисты Средней Азіи и Китая поклоняются ему в лицѣ Далай-Ламы, живущего в Хлассѣ, или Бодалѣ (см. Тибетъ): об нем говорятъ, что онъ беспрерывно является в новыхъ человеческихъ формахъ; втораго же Тибетскаго верховнаго ламу, который имѣет пребываніе в Тешу-лунбо, считаютъ воплощеннымъ отродіемъ его небеснаго родителя, Дяни-Будды Амитабы. Кромѣ этих Буддъ и Бодисатвъ, есть, по изложеннымъ здѣсь Буддическимъ понятіямъ об откровеніи, еще множество другихъ, которыхъ изображаютъ и боготворятъ в разныхъ фантастическихъ видахъ: это Будды из прежнихъ періодовъ, но большей частью только олицетворенныя добродѣтели, свойства, силы или другіе какіе-нибудь начала этихъ Буддъ.

Увлекаясь сходствомъ названій, еще недавно хотели доказать в Европе, что Одинъ, или Воданъ, скандинавскихъ и германскихъ народовъ — одно и то же, что Индѣйскій Будда. При нынешнихъ свѣдѣніяхъ в предметѣ и значеніи слова было бы излишнимъ опровергать это мнѣніе. Я. И. Ш.