ЭЛ/ДО/Буддизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Буддисмъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Брандтъ — Бялобржескій. Источникъ: т. VII: Бра—Бял, с. 245—247 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : OSNЭЛ/ДО/Буддизм въ новой орѳографіи


[245]БУДДИСМЪ, вѣра Будды, или Далай-ламская. Подъ этимъ названіемъ разумѣется одно изъ Азіятскихъ религіозныхъ ученій, которое, по достовѣрнѣйшимъ показаніямъ, возникло в Индіи около тысячи лѣтъ до Р. Х. По другимъ показаніямъ, как-то Буддистовъ Цейлана и Восточнаго Индѣйскаго полуострова, оно явилось позже, около пяти сотъ или шести сотъ лет до Р. Х. Въ новѣйшіе времена возникли различныя мненія на счетъ относительной древности Буддисма и Брахманисма: одни находили доказательство в пользу перваго въ величественныхъ, обнаруживающихъ отдаленную древность, храмахъ и памятникахъ Буддическихъ, между тем как другіе, также не без основанія, приписывали бо́льшую древность Брахманическому ученію, которое заключается в Ведахъ. Но очевидно, что Буддисм много заимствовалъ из Брахманисма; примѣтно также сильное вліяніе позднѣйшихъ философскихъ сектъ Индіи на ученіе Буддистов: сверхъ того Брахма, Сарасвати и другія Брахманскія божества названы послѣдователями Будды Сакямуни в Сутрах, которыя онъ проповѣдовалъ имъ, и которые собраны впослѣдствіи; наконецъ въ этихъ сутрахъ читаемъ, что многіе брахманы были его приближенными и учениками. Поэтому кажется можно предполагать, что Сакямуни, общепризнанный основатель Буддайскаго ученія, хотя Буддисты считаютъ его только возобновителемъ этой вѣры, желалъ основаніемъ новой системы примирить и соединить расколы, происшедшіе от различныхъ философскихъ сектъ Брахманисма. Как бы то ни было, Буддисмъ, называемый «внутреннимъ ученіемъ» его послѣдователями, которые под именемъ «внѣшняго ученія» понимаютъ Брахманисм, есть не только одна из древнѣйшихъ религіозныхъ системъ, но и одна изъ техъ, которые, несмотря на благопріятные и противные обстоятельства, сохранились до нашихъ временъ и далеко простерли свое вліяніе. По приблизительному и самому умеренному счету, в техъ странахъ, гдѣ Буддисмъ сдѣлался господствующею вѣрою, — в восточной части Азіи, Японіи и проч., эта религія считает двѣсти милліоновъ послѣдователей, которые, хотя разнствуютъ между собой в толкованіи некоторыхъ догматовъ, обрядахъ и мѣстныхъ обычаяхъ, и раздѣляются на особенные секты, однако жъ в главномъ, то есть, в признаніи основателя своего ученія, совершенно между собой согласны.

Все религіозное зданіе Буддисма основано на двойственномъ началѣ духа и матеріи. Сами по себѣ, духъ и матерія совершенно противоположны другъ другу, и никогда духъ не можетъ быть составной частію матеріи; однако ж несвободный дух, до достиженія своей свободы, есть неразлучный спутник матеріи, и посредствомъ их союза образуется вселенная. Над высокими Будда-дянами, или постепенно возвышающимися небесами, в которые один только свободный духъ имѣет доступъ, находится еще одна дяна, или небо, называемое страною свѣта: там, несвободный, лишенный возможности подниматься выше, дух пребываетъ вмѣстѣ с тончайшею стихіею матеріи, свѣтом, постигаемымъ в совершенной отвлеченности.

Эта страна есть возвратившійся в самого себя Брахма Брахманов, и оттуда, послѣ [246]совершеннаго разрушенія прежней вселенной, при каждом ее возобновленіи происходитъ постепенно все образованіе матеріи, пока не совершится полное устройство новой вселенной и того, что в ней находится. Когда наступаетъ время образованія новой вселенной, то стремится долу из дяны свѣта, и образует сперва страну трехъ важнѣйших богов міра, Брахмы, Вишну и Сивы (см. Миѳологія Индѣйская). Эта страна почитается еще дяною, или созерцательнымъ небомъ: но болѣе низкіе страны уже не суть дяны: они хотя и обитаемы второстепенными богами, или геніями-хранителями земли, однако принадлежат уже, смотря по их низшему или высшему положенію, к странамъ болѣе или менѣе густаго воздуха, так, что наконецъ тамъ, гдѣ грубыя стихіи земляной массы отдѣлились от воды, происшедшей черезъ сгущеніе воздуха, там начинаются уже различныя страны плотной матеріи. По мѣрѣ того, как всѣ эти страны мало по малу, в длинные промежутки времени, одна из другой образуются, несвободные духи, которые ихъ населяют, слѣдуютъ за ними сперва из дяны выспреннего, отвлеченнаго свѣта в ближайшую страну; потом все ниже и ниже, по мѣрѣ их вины, которою опредѣляетъ имъ судьба; наконец соединяются с матеріей, которой они сообщаютъ образовательную силу. Поэтому страны ада образуются уже по сотвореніи всей вселенной, когда грѣхи и пороки в ней возникли и овладѣвают ею. Таким образом всѣ существа вселенной, истекшей из дяны свѣта, начиналъ с высшихъ воздушныхъ боговъ до гнуснейшихъ чудовищъ ада, подлежатъ беспрерывному волненію метемпсихоса (переселенія душъ), потому что всѣ они болѣе или менѣе подвержены чувственности и пагубнымъ ея послѣдствіямъ от тѣснаго соединенія с матеріею. Духи этой области, заключенные в различныхъ формахъ матеріи, покуда высшим познаніем ничтожества этихъ формъ и увеличивающимися оттого добродѣтелями не достигнутъ свободы, могутъ сложить с себя оболочку свою только съ тѣмъ, чтобы тотчасъ облечься в новую, и, смотря по ихъ дѣйствіямъ, въ лучшую или худшую. Отсюда слѣдуетъ, что то, что мы понимаем подъ созданнымъ міромъ, у Буддистовъ вовсе не почитается произведеніемъ Божественнаго Существа и его всемогущества, но произведеніемъ преступности несвободныхъ духовъ, которые, коснувшись матеріи, были ею задержаны. Съ этой точки зрѣнія послѣдователи Буддисма смотрятъ на окончательное развитіе мірозданія и на уничтоженіе духа до послѣдней крайности, то есть, совершенное раздробленіе его во всѣ, даже самыя неблагородныя, формы органической природы. Соразмѣрно съ этимъ развитіемъ, все болѣе и многоразличнѣе развивающіяся чувственные обстоятельства, возбужденные ими, все болѣе и болѣе пылкія страсти, наконецъ буйная дѣятельность органическихъ существъ и в особенности человѣческаго рода, все это почитается опаснейшимъ врагомъ духа, с которымъ пробужденное познаніе духа беспрерывно должно бороться для освобожденія себя из унижающихъ оковъ. В этом догматѣ, одномъ из важнейшихъ Буддисма, мы находимъ причину, почему исторія, как повѣствованіе дѣяній, происшествій и судебъ народовъ и знаменитыхъ людей, не имѣетъ никакой важности для Буддисма, как скоро эти народы и эти люди не содѣйствовали к его распространенію.

По той же причинѣ нынешнему періоду существованія міра приписывается обширнѣйшая дѣятельность Буддъ: когда этотъ періодъ приблизится к концу и, по появленіи всѣх для него назначенныхъ тысячи Буддъ, большая часть духовъ ученіемъ ихъ освободятся изъ оковъ грубѣйшей матеріи; когда эти духи, въ слѣдствіе спасенія, произведеннаго Буддами, частію проникнутъ в дяну Будды, частію поселятся в высшихъ странахъ; когда черезъ это грубейшая матерія, или возникшіе из нее тела, лишась духовнаго своего содержанія, не будутъ в состояніи долѣе сохраняться, тогда начнется постепенное уничтоженіе всехъ формъ матеріи; тогда не только все содержащееся в ней духовное начало, но и первоначальная стихія или зародышъ ея, свѣтъ, исчезнутъ из нея, и, поднимаясь из страны в страну, сосредоточатся в дянѣ свѣта, гдѣ духъ, все-еще несвободный, и первая стихія матеріи, свѣт, будут пребывать в совершенномъ отчужденіи отъ всего неопредѣленное число вековъ, пока, по тѣмъ же законамъ, не наступитъ время образованія новой вселенной. Таким образомъ мір то разрушается, то возникаетъ: всякое разрушеніе міра [247]считается возвышеніемъ, торжествомъ духа; всякое возобновленіе міра — его уничтоженіемъ и ниспроверженіемъ; и какъ въ продолженіе такаго періода большее число духов совершенно освобождаются от матеріи и погружаются опять в первоначальный Разумъ, то масса несвободныхъ духовъ, какъ бы она обширна ни была, должна когда-нибудь истощиться. Такъ в самом дѣлѣ можно заключить из того, что, при конечномъ разрушеніи міра, и неразрушимая дотоле дяна света разрушается; что даже мало-помалу высшіе дяны откровенія Будды исчезаютъ; что наконецъ не будетъ ни какой тѣни матеріальнаго существованія, и останется только непостижимый, верховный, безусловный в своем единстве Разум.

Кажется почти не вѣроятнымъ, чтобы могла распространяться система, имѣющая такое отвлеченное начало, или создаться на ней прочная религія для цѣлыхъ народовъ; однако жъ вѣра эта не только существуетъ уже нѣсколько тысячелѣтій, но и сохранилась в неослабной силѣ до нашего времени. Причина этому отчасти заключается в средствахъ, которыми возникло Буддистское ученіе. Первые ученики, слушатели и послѣдователи Будды, которые уже при жизни его составляли тѣсный кругъ, и изъ которыхъ тогда уже многіе пользовались какъ Будисатвы высокимъ почтеніемъ и уваженіемъ, шли послѣ смерти своего учителя, по его слѣдамъ. Они со всею ревностью провозглашали и распространяли его ученіе, и как освобожденіе отъ случайностей душепереселенія достигается только совершенным отчужденіемъ себя от всякой светской суеты или почитаніемъ, насыщеніемъ и обеспечиваніемъ духовенства, то они не могли иметь недостатка ни в вѣрующихъ, ни в щедрыхъ послѣдователяхъ, ни в членахъ духовнаго сословія, в которое всякій без различія званія и пола имѣетъ доступъ, лишь бы подчинился надлежащимъ обязанностямъ. Как высоко ставится это сословіе, видно из того, что в мистической символикѣ Буддисма оно занимает третье мѣсто, а именно: 1. Будда, «Мудрость». 2. Дарма, «Ученіе» и 3. Санга «Духовенство», называемое у монголовъ Шубаракъ. Несравненно большая часть народа и богатые, которые привязаны были къ независимому обладанию земнымъ своимъ достояніемъ, конечно не принадлежали к духовному сословію; однако жъ и ихъ будущее блаженство обеспечено тѣмъ, что, хотя и освобожденные от духовныхъ обязанностей, они могутъ надѣяться на счастливую жизнь в будущемъ, покупая ея у духовенства щедрыми, скорыми, и с религіозной покорностью приносимыми дарами. Такимъ образомъ произошла іерархія Буддистовъ, которая сначала состояла из однихъ нищенствующихъ энтузіастовъ; они довольствовались подаяніями, и в различные времена при самом началѣ своей Вѣры переносили сильныя гоненія, и наконецъ совершенно были вытѣснены из Индостана. Отсюда начали они распространяться в сосѣдственныхъ, большею частію варварскихъ, странахъ, гдѣ постепенно пріобрѣли необыкновенную силу и вліяніе на умы и достоянія народовъ Азіи; вліяніе, которому только иногда рѣшительные государи полагали необходимые предѣлы, особенно когда оно грозило гибелью силѣ и безопасности существующих законов, или самых владѣтелей. Должно сознаться, что народы Средней Азіи единственно буддизму обязаны тою степенью образованности, на какой они находятся: он далъ имъ письмена и литературу, он также содѣйствовалъ к обузданию нравов. Однако жъ надобно присовокупить, что это явленіе с теченіемъ времени подвергло эти народы, их благосостояніе и умственные способности, всѣмъ пагубнымъ послѣдствіямъ, которыя необходимо влечетъ за собой привилегированное, и поэтому надменное, корыстолюбивое и к нѣгѣ и праздности привыкшее духовенство, которое, ревнуя о сохраненіи пріобрѣтенных выгодъ, не упускаетъ ничего для удержанія ихъ за собой. Наконецъ, нельзя не заметить и того вліянія, которое Буддисмъ, вмѣстѣ с другими религіозными вѣрованіями Азіи, имѣлъ на лжеученія гностическихъ сектъ, возникшихъ в первые вѣки нашей эры.

Из обитающихъ в Россійской имперіи Азіятскихъ племенъ исповѣдуютъ эту Вѣру Калмыки и Байкальскіе Буряты. Я. И. Ш.