ЭЛ/ВТ/Буддизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Буддизм
Энциклопедический лексикон
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Брандт — Бялобржеский. Источник: т. VII: Бра—Бял, с. 245—247 ( скан · индекс )ЭЛ/ВТ/Буддизм в дореформенной орфографии


[245]БУДДИЗМ, вера Будды, или Далай-ламская. Под этим названием разумеется одно из азиатских религиозных учений, которое, по достовернейшим показаниям, возникло в Индии около тысячи лет до Р. Х. По другим показаниям, как-то буддистов Цейлона и Восточного Индийского полуострова, оно явилось позже, около пяти сот или шести сот лет до Р. Х. В новейшие времена возникли различные мнения на счет относительной древности буддизма и брахманизма: одни находили доказательство в пользу первого в величественных, обнаруживающих отдаленную древность, храмах и памятниках буддических, между тем как другие, также не без основания, приписывали бо́льшую древность брахманическому учению, которое заключается в Ведах. Но очевидно, что буддизм много заимствовал из Брахманисма; приметно также сильное влияние позднейших философских сект Индии на учение буддистов: сверх того Брахма, Сарасвати и другие Брахманские божества названы последователями Будды Сакямуни в Сутрах, которые он проповедовал им, и которые собраны впоследствии; наконец в этих сутрах читаем, что многие брахманы были его приближенными и учениками. Поэтому кажется можно предполагать, что Сакямуни, общепризнанный основатель буддийского учения, хотя буддисты считают его только возобновителем этой веры, желал основанием новой системы примирить и соединить расколы, происшедшие от различных философских сект брахманизма. Как бы то ни было, буддизм, называемый «внутренним учением» его последователями, которые под именем «внешнего учения» понимают брахманизм, есть не только одна из древнейших религиозных систем, но и одна из тех, которые, несмотря на благоприятные и противные обстоятельства, сохранились до наших времен и далеко простерли свое влияние. По приблизительному и самому умеренному счету, в тех странах, где буддизм сделался господствующею верою, — в восточной части Азии, Японии и проч., эта религия считает двести миллионов последователей, которые, хотя разнствуют между собой в толковании некоторых догматов, обрядах и местных обычаях, и разделяются на особенные секты, однако ж в главном, то есть, в признании основателя своего учения, совершенно между собой согласны.

Всё религиозное здание буддизма основано на двойственном начале духа и материи. Сами по себе, дух и материя совершенно противоположны друг другу, и никогда дух не может быть составной частью материи; однако ж несвободный дух, до достижения своей свободы, есть неразлучный спутник материи, и посредством их союза образуется вселенная. Над высокими Будда-дянами, или постепенно возвышающимися небесами, в которые один только свободный дух имеет доступ, находится еще одна дяна, или небо, называемое страною света: там, несвободный, лишенный возможности подниматься выше, дух пребывает вместе с тончайшею стихиею материи, светом, постигаемым в совершенной отвлеченности.

Эта страна есть возвратившийся в самого себя Брахма брахманов, и оттуда, после [246]совершенного разрушения прежней вселенной, при каждом ее возобновлении происходит постепенно всё образование материи, пока не совершится полное устройство новой вселенной и того, что в ней находится. Когда наступает время образования новой вселенной, то стремится долу из дяны света, и образует сперва страну трех важнейших богов мира, Брахмы, Вишну и Сивы (см. Мифология индийская). Эта страна почитается еще дяною, или созерцательным небом: но более низкие страны уже не суть дяны: они хотя и обитаемы второстепенными богами, или гениями-хранителями земли, однако принадлежат уже, смотря по их низшему или высшему положению, к странам более или менее густого воздуха, так, что наконец там, где грубые стихии земляной массы отделились от воды, происшедшей через сгущение воздуха, там начинаются уже различные страны плотной материи. По мере того, как все эти страны мало-помалу, в длинные промежутки времени, одна из другой образуются, несвободные духи, которые их населяют, следуют за ними сперва из дяны выспреннего, отвлеченного света в ближайшую страну; потом всё ниже и ниже, по мере их вины, которою определяет им судьба; наконец соединяются с материей, которой они сообщают образовательную силу. Поэтому страны ада образуются уже по сотворении всей вселенной, когда грехи и пороки в ней возникли и овладевают ею. Таким образом все существа вселенной, истекшей из дяны света, начинал с высших воздушных богов до гнуснейших чудовищ ада, подлежат беспрерывному волнению метемпсихоса (переселения душ), потому что все они более или менее подвержены чувственности и пагубным её последствиям от тесного соединения с материею. Духи этой области, заключенные в различных формах материи, покуда высшим познанием ничтожества этих форм и увеличивающимися оттого добродетелями не достигнут свободы, могут сложить с себя оболочку свою только с тем, чтобы тотчас облечься в новую, и, смотря по их действиям, в лучшую или худшую. Отсюда следует, что то, что мы понимаем под созданным миром, у Буддистов вовсе не почитается произведением Божественного Существа и его всемогущества, но произведением преступности несвободных духов, которые, коснувшись материи, были ею задержаны. С этой точки зрения последователи буддизма смотрят на окончательное развитие мироздания и на уничтожение духа до последней крайности, то есть, совершенное раздробление его во все, даже самые неблагородные, формы органической природы. Соразмерно с этим развитием, всё более и многоразличнее развивающиеся чувственные обстоятельства, возбужденные ими, всё более и более пылкие страсти, наконец буйная деятельность органических существ и в особенности человеческого рода, всё это почитается опаснейшим врагом духа, с которым пробужденное познание духа беспрерывно должно бороться для освобождения себя из унижающих оков. В этом догмате, одном из важнейших буддизма, мы находим причину, почему история, как повествование деяний, происшествий и судеб народов и знаменитых людей, не имеет никакой важности для буддизма, как скоро эти народы и эти люди не содействовали к его распространению.

По той же причине нынешнему периоду существования мира приписывается обширнейшая деятельность Будд: когда этот период приблизится к концу и, по появлении всех для него назначенных тысячи Будд, большая часть духов учением их освободятся из оков грубейшей материи; когда эти духи, в следствие спасения, произведенного Буддами, частью проникнут в дяну Будды, частью поселятся в высших странах; когда через это грубейшая материя, или возникшие из нее тела, лишась духовного своего содержания, не будут в состоянии долее сохраняться, тогда начнется постепенное уничтожение всех форм материи; тогда не только всё содержащееся в ней духовное начало, но и первоначальная стихия или зародыш её, свет, исчезнут из неё, и, поднимаясь из страны в страну, сосредоточатся в дяне света, где дух, всё ещё несвободный, и первая стихия материи, свет, будут пребывать в совершенном отчуждении от всего неопределенное число веков, пока, по тем же законам, не наступит время образования новой вселенной. Таким образом мир то разрушается, то возникает: всякое разрушение мира [247]считается возвышением, торжеством духа; всякое возобновление мира — его уничтожением и ниспровержением; и как в продолжение такого периода большее число духов совершенно освобождаются от материи и погружаются опять в первоначальный Разум, то масса несвободных духов, как бы она обширна ни была, должна когда-нибудь истощиться. Так в самом деле можно заключить из того, что, при конечном разрушении мира, и неразрушимая дотоле дяна света разрушается; что даже мало-помалу высшие дяны откровения Будды исчезают; что наконец не будет ни какой тени материального существования, и останется только непостижимый, верховный, безусловный в своем единстве Разум.

Кажется почти не вероятным, чтобы могла распространяться система, имеющая такое отвлеченное начало, или создаться на ней прочная религия для целых народов; однако ж вера эта не только существует уже несколько тысячелетий, но и сохранилась в неослабной силе до нашего времени. Причина этому отчасти заключается в средствах, которыми возникло буддистское учение. Первые ученики, слушатели и последователи Будды, которые уже при жизни его составляли тесный круг, и из которых тогда уже многие пользовались как Будисатвы высоким почтением и уважением, шли после смерти своего учителя, по его следам. Они со всею ревностью провозглашали и распространяли его учение, и как освобождение от случайностей душепереселения достигается только совершенным отчуждением себя от всякой светской суеты или почитанием, насыщением и обеспечиванием духовенства, то они не могли иметь недостатка ни в верующих, ни в щедрых последователях, ни в членах духовного сословия, в которое всякий без различия звания и пола имеет доступ, лишь бы подчинился надлежащим обязанностям. Как высоко ставится это сословие, видно из того, что в мистической символике Буддисма оно занимает третье место, а именно: 1. Будда, «Мудрость». 2. Дарма, «Учение» и 3. Санга «Духовенство», называемое у монголов Шубарак. Несравненно большая часть народа и богатые, которые привязаны были к независимому обладанию земным своим достоянием, конечно не принадлежали к духовному сословию; однако ж и их будущее блаженство обеспечено тем, что, хотя и освобожденные от духовных обязанностей, они могут надеяться на счастливую жизнь в будущем, покупая её у духовенства щедрыми, скорыми, и с религиозной покорностью приносимыми дарами. Таким образом произошла иерархия Буддистов, которая сначала состояла из одних нищенствующих энтузиастов; они довольствовались подаяниями, и в различные времена при самом начале своей Веры переносили сильные гонения, и наконец совершенно были вытеснены из Индостана. Отсюда начали они распространяться в соседственных, большею частью варварских, странах, где постепенно приобрели необыкновенную силу и влияние на умы и достояния народов Азии; влияние, которому только иногда решительные государи полагали необходимые пределы, особенно когда оно грозило гибелью силе и безопасности существующих законов, или самых владетелей. Должно сознаться, что народы Средней Азии единственно буддизму обязаны тою степенью образованности, на какой они находятся: он дал им письмена и литературу, он также содействовал к обузданию нравов. Однако ж надобно присовокупить, что это явление с течением времени подвергло эти народы, их благосостояние и умственные способности, всем пагубным последствиям, которые необходимо влечет за собой привилегированное, и поэтому надменное, корыстолюбивое и к неге и праздности привыкшее духовенство, которое, ревнуя о сохранении приобретенных выгод, не упускает ничего для удержания их за собой. Наконец, нельзя не заметить и того влияния, которое Буддисм, вместе с другими религиозными верованиями Азии, имел на лжеучения гностических сект, возникших в первые веки нашей эры.

Из обитающих в Российской империи азиатских племён исповедуют эту веру калмыки и байкальские буряты. Я. И. Ш.