ЭЛ/ДО/Алексей Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Алексѣй Михайловичъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Алмелофеенъ. Источникъ: т. I: А—Алм, с. 491—495 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : Britannica (11-th) : OSNЭЛ/ДО/Алексей Михайлович въ новой орѳографіи


[491]АЛЕКСѢЙ МИХАЙЛОВИЧЪ, второй Россійскій Государь изъ дома Романовыхъ, [492]сынъ Ц. Михаила Ѳеодоровича и супруги его Евдокіи Лукьяновны, родился 10 Марта 1629, вступилъ на престолъ 13 Іюля 1645, умеръ 29 Января 1676. Тридцатилѣтнее правленіе сего Государя, заслужившаго отъ потомства справедливое названіе Мудраго, ознаменовано постояннымъ попеченіемъ о благѣ подданныхъ, кротостію души, силою ума, любовью къ правосудію. Онъ принадлежитъ къ числу тѣхъ рѣдкихъ въ Исторіи государей, которые, умѣя господствовать надъ событіями вѣка и давать имъ направленіе, согласное съ правилами искусной, дальновидной политики, прославляютъ свое царствованіе блестящими дѣлами и сѣютъ для будутцато сѣмена плодотворныя, съ тѣмъ однако различіемъ, что одни для достиженія своей цѣли не разбираютъ средствъ и предаютъ спою память упрекамъ Исторіи, а другіе, совершая дѣла не менѣе трудныя, идутъ путемъ добродѣтели и чести. Ц. Алексѣй Михайловичъ, въ бореніи съ величайшими препятствіями, ничѣмъ не запятпалъ своей славы предъ судомъ потомства, а для Россіи сдѣлалъ такъ много, чтр плоды его дѣяній не могли исчезнуть даже предъ безмѣрнымъ величіемъ сына его, при всеобщемъ преобразованіи отечества, водворившемъ совершенно новый порядокъ вещей. Наслѣдовавъ отъ отца своего Державу, еще непзлечившуюся отъ рапъ, нанесенныхъ ей самозванцами и вѣроломными сосѣдями, безсильную внутри, слабую извнѣ, носившую въ нѣдрахъ своихъ сѣмена неустройствъ, боренія черни, аристократіи, духовенства, съ верховною властію, безъ всякаго вѣса въ политической системѣ западныхъ государствъ, даже безъ надежнаго оплота противъ непріязненныхъ сосѣдей, ожидавшихъ только случая вновь ограбить и унизить ее, мудрый Алексѣй оставилъ своимъ преемникамъ государство сильное, благоустроенное, съ явнымъ перевѣсомъ надъ опаснѣйшею соперницею, Польшею, со всѣми средствами къ господству надъ Европейскимъ сѣверомъ, уважаемое на западѣ, грозное на востокѣ и югѣ. Этой цѣли онъ достигъ благоразуміемъ политики внутренней и внѣшней. Отличительнымъ характеромъ его внутренняго управленія было постоянное развитіе мысли о необходимости вдохнуть органическую жизнь въ нестройный составъ своего государства, приведеніемъ къ единству и согласію нестройныхъ частей его, такъ, чтобы каждая изъ нихъ развивалась въ опредѣленномъ объемѣ, на прочномъ основаніи, сообразно съ духомъ вѣка и народа. Ни одна отрасль гражданской дѣятельности, государственной жизни, не ускользнула отъ его мудраго попеченія: каждой изъ нихъ указывалъ онъ свое мѣсто, давалъ направленіе, опредѣлялъ кругъ дѣйствія. Постоянно слѣдуя системѣ стройнаго единства, онъ не довольствовался, подобно предшественникамъ своимъ, отдѣльными узаконеніями; но всѣ отрасли государственной жизни озирая во всемъ объемѣ, почти для каждой изъ нихъ издавалъ Уставы, т. е., систематическіе своды господствовавшихъ въ то время законовъ, съ присовокупленіемъ новыхъ правилъ, сообразныхъ съ духомъ народа и потребностями вѣка. Всѣ его законы, равно какъ и дѣйствія внутренняго управленія, кромѣ мысли о порядкѣ и единствѣ, отличаются еще другою прекраснѣйшею чертою — правосудіемъ, не разбиравшимъ ни лицъ, ни званій. Въ дѣлахъ внѣшней политики, онъ съ рѣдкимъ искусствомъ умѣлъ пользоваться обстоятельствами, и па семъ поприщѣ далеко превзошелъ всѣхъ своихъ предшественниковъ: былъ смѣлѣе Іоанна III, благоразумнѣе Іоанна IV, честнѣе Бориса Годунова. Во внѣшнихъ своихъ дѣйствіяхъ онъ стремился къ тому, чтобы дать Россіи перевѣсъ надъ Польшею, возвратить утраченныя области древней Россіи, и мало по малу сблизить свое отечество съ Европою; но безъ потрясенія внутренняго порядка, безъ перемѣны народныхъ обычаевъ, коихъ онъ держался крѣпко. Начало сго правленія было бурно: открылись мятежи въ Москвѣ, Новѣгородѣ, Псковѣ; сверхъ того явился самозванецъ, мнимый сынъ Ц. Василія Іоанновича Шуйскаго. Эти мятежи, какъ случайное волненіе черни, озлобленной корыстолюбіемъ царскихъ сановниковъ, вскорѣ утихли и не оставили важныхъ послѣдствій, а самозванецъ, бѣглый писарь Анкудиновъ (см. эту статью), не успѣлъ найти приверженцевъ въ Россіи, уже довольно наученной прежними опытами, и получилъ достойное наказаніе. Царь, не довольствуясь однако же укрощеніемъ неустройствѣ, повелѣлъ, для огражденія безопасности общей и частной, для обузданія своеволія, составить, съ согласія Земскаго Собора, сводъ изъ прежнихъ законовъ гражданскихъ и церковныхъ [493]съ присовокупленіемъ новыхъ, необходимыхъ правилъ, и разсмотрѣвъ этотъ сводъ цѣлымъ Соборомъ изъ дворянъ, духовенства и выборныхъ чиновъ всѣхъ сословій, издалъ оный (1649) для руководства въ судѣ и расправѣ подъ названіемъ Уложенія. Вслѣдъ за тѣмъ — Наказъ о градскомъ благочиніи, и Воинскій Уставъ, — ученіе и хитрость ратнаго строя пѣхотныхъ людей; въ то же время повелѣлъ печатать Кормчую книгу, какъ руководство для суда духовнаго. Въ послѣдствіи съ тою же цѣлію составлены Уставы торговый, таможенный, о мытахъ и перевозахъ и др. — Дѣла внѣшнія отвлекли его на время отъ мирныхъ занятій. Государь обратилъ все свое вниманіе на Малороссію. Страна эта, населенная воинственнымъ племенемъ казаковъ, простираясь отъ пороговъ Днѣпровскихъ до Сожн, отъ Ворсклы до Днѣстра, въ 1569 признала надъ собою покровительство Короля Польскаго Степана Баторія, и получивъ отъ него свободу внутренняго управленія и вѣроисповѣданія, присоедппилась къ Польшѣ подъ именемъ Воеводствъ Брацлавскаго, Кіевскаго и Черниговскаго. Казаки до начала XVII вѣка были оплотомъ Польши отъ Татаръ и Турокъ, и дѣйствовали съ, нею за одно противъ нашего отечества. Къ счастію Россіи, преемники Баторія, Сигизмундъ III и Владиславъ IV, не поняли ни дальновидной политики его, ни характера казаковъ: стѣсняли ихъ свободу, назначали для управленія ими Польскихъ коммиссаровъ, строили костелы, вводили Іезуитовъ. Казаки мужественно защищали свои права, пе терпѣли въ своей землѣ Католиковъ, неоднократно громили Польскія области; считая однако покровительство сильной Державы необходимымъ, снова мирились и заключали договоры для обезпеченія своихъ правъ, доколѣ Польское правительство не обнаружило своихъ намѣреній, казнивъ въ Варшавѣ знатнѣйшихъ изъ нихъ (1638), и объявивъ на сеймѣ, что каждый казакъ равенъ Польскому крестьянину. Тутъ вспыхнула кровавая борьба. Подавленные своими притѣснителями, казаки тщетно просили помощи у народа себѣ единовѣрнаго: Ц. Михаилъ Ѳеодоровичъ, испытавъ двукратную неудачу въ войнахъ съ могущественною Польшею, не хотѣлъ вновь вступить въ борьбу неравную, и отказалъ въ пособіи. Сынъ его, Алексѣй, былъ рѣшительнѣе. Въ 1653 г., когда онъ велъ переговоры съ Польскимъ К. Іоанномъ Казимиромъ, требуя удовлетворенія въ оскорбленіи Польскимъ правительствомъ царской особы, Гетманъ Малороссійскихъ казаковъ, Богданъ Хмельницкій (см. сію статью), уже съ 1648 искавшій покровительства Россіи, ударилъ ему челомъ, съ просьбою принять казаковъ, какъ подданныхъ, подъ высокую руку Царя Православнаго. Государь, слѣдуя во всѣхъ дѣйствіяхъ своихъ правиламъ чести, сначала хотѣлъ примирить казаковъ съ Польшею, и объявилъ Королю, что онъ готовъ забыть свои обиды, если Польское правительство возвратитъ казакамъ прежнія права и преимущества, Король отвѣчалъ отказомъ, не хотѣлъ дать удовлетворенія въ оскорбленіе царской особы п тѣмъ менѣе простить казаковъ. Война съ Польшею была неизбѣжна. Приготовляясь къ ней, Государь спѣшилъ исполнить желаніе воинственныхъ обитателей Малороссіи, п принялъ ихъ подъ свое покровительство. Бояринъ Бутурлинъ привелъ къ присягѣ 17 полковъ (1654 г. 3 Марта): казакамъ предоставлены избраніе Гетмана и войсковыхъ чиновниковъ съ царскаго согласія, судъ и расправа по стариннымъ обычаямъ, безъ участія Московскихъ сановниковъ, жалованье въ случаѣ войны за предѣлами Малороссіи; съ своей стороны они обязались служить Московскому Государю вѣрою и правдою, и быть его подданными. — Еще прежде заключенія договора съ Хмельницкимъ, цѣлыя толпы казаковъ переселились изъ за-Днѣпра въ Московскую Украйну, между Десною, Семью и Донцомъ, построили тамъ Ахтырку, Сумы, Харьковъ, Изюмъ, и получили названіе Украинскихъ казаковъ. Рѣшившись на дѣло однажды, Царь не любилъ дѣлать вполовину, и чѣмъ тягостнѣе былъ трудъ, тѣмъ сильнѣйшія бралъ мѣры. Для утвержденія за Россіею столь драгоцѣннаго пріобрѣтенія, какова была Малороссія, онъ двинулъ всѣми Русскими силами, самъ повелъ многочисленное войско противъ Іоанна Казимира, взялъ Смоленскъ (20 Сентября 1654), Витебскъ, Могилевъ и Полоцкъ. Въ слѣдующее лѣто, не взирая на моровую язву, свирѣпствовавшую въ Москвѣ и другихъ городахъ, онъ снова выступилъ въ походъ, обративъ оружіе на Литву, и завоевалъ Вильно и Гродно. Остальная часть Литвы покорилась Королю [494]Шведскому Карлу X, напавшему въ то же время на Польшу отъ предѣловъ Бранденбургіи. Опасаясь честолюбивыхъ замысловъ сего завоевателя, и не желая дѣлить съ нимъ вѣрную добычу, сверхъ того слѣдуя совѣтамъ Дворовъ Австрійскаго и Датскаго, Царь устремилъ большую часть силъ своихъ противъ Швеціи, на Лифляндію и Карелію. Но успѣхъ не соотвѣтствовалъ ожиданію: война тянулась около пяти лѣтъ, и была прекращена мирнымъ договоромъ въ Кардисѣ (см. это) 21 Іюня 1661. Между тѣмъ война съ Польшею, по кратковременномъ перемиріи, ведена было съ ожесточеніемъ, и уже становилась тягостною для Россіи. Казна была истощена. Царь повелѣлъ чеканить мѣдныя деньги и выдавать ихъ вмѣсто серебряныхъ; народъ бралъ ихъ съ ропотомъ; всѣ припасы вздорожали вдесятеро; корыстолюбіе царскихъ сановниковъ довершило бѣдствіе; въ Москвѣ вспыхнулъ бунтъ; его укротили съ трудомъ; болѣе 4,000 человѣкъ лишилось жизни. Истощеніе казны побудило Русское правительство обложить податью казаковъ: эта мѣра взволновала всю Малороссію, уже роптавшую и на другія мѣры. Султанъ Магометъ IV спѣшилъ воспользоваться неудовольствіемъ казаковъ, и предложилъ имъ свое покровительство. Замыслы Дивана устрашили и Польшу. Король желалъ примириться съ Русскимъ Государемъ, который, съ своей стороны, заботился о прекращеніи утомительной войны, чтобы тѣмъ легче утушить мятежъ, воспламененный въ юговосточныхъ предѣлахъ государства Стенькою Разинымъ, который, предводительствуя 200,000 мятежниковъ, успѣлъ овладѣть Астраханью, Царицыиымъ, Симбирскомъ, Саратовымъ, и привелъ въ трепетъ) Москву (см. Разинъ). Воюющія Державы заключили перемиріе въ деревнѣ Андру совой 30 Января 1667 года. Россія пріобрѣла области Смоленскую, Сѣверскую, Черниговскую и Кіевъ; сверхъ того Малороссію на правомъ берегу Днѣпра. Андрусовскій договоръ, подтвержденный преемниками Іоанна Казимира, тѣмъ болѣе принесъ намъ пользы, что съ тѣхъ поръ Россія дѣйствовала заодно съ Польшею противъ Турціи и Крыма. Устроивая дѣла на западѣ , Ц. Алексѣй Михайловичъ столь же успѣшно дѣйствовалъ на востокѣ. Калмыки, кочевавшіе въ степяхъ Украинскихъ, признали надъ собою власть-его, также владѣтели Имеретіи и Мингреліи. Русское правительство уже тогда понимало всѣ выгоды расширенія своихъ восточныхъ предѣловъ, и хотѣло вступить въ торговыя связи съ отдаленною Индіею, куда Царь двукратно посылалъ посольство къ знаменитому Ауренгзебу. — Въ самыхъ трудныхъ обстоятельствахъ внѣшней политики, Царь неусыпно пекся объ устройствѣ государственномъ: торговля и мануфактурная промышленость послѣ правосудія были главными предметами его заботливости: торговый уставъ 1667 г. и трактаты съ Англіею, Голландіею, Швеціею, Любекомъ, оградивъ внутреннюю промышленость отъ вреднаго вліянія иноземной торговли, оживили дѣятельность народа. Столь же много заботился онъ о военномъ устройствѣ, давъ прочное основаніе войску регулярному, введеніемъ нѣсколькихъ полковъ по образцу Европейскому. Къ симъ столь важнымъ заслугамъ должно присовокупить дѣяніе весьма трудное и въ высшей степени благодѣтельное для внутренней тишины государства, — низложеніе Патріарха Никона (1666 г.), достопамятное потому, что здѣсь подавлено въ самомъ началѣ возникавшее двудержавіе (См. Никонъ). Замѣчательно оно и потому, что Царь поступилъ въ дѣла Никона, своего прежняго любимца и совѣтника, весьма благоразумно, ознаменовавъ всѣ дѣйствія свои кротостію, правосудіемъ и въ то же время твердою рѣшительностію. — Царь Алексѣй Михайловичъ вступалъ въ бракъ двукратно: 13 Февраля 1647 года съ дочерью Стольника Ильи Даниловича Милославскаго, Маріею, умершею 13 Марта 1669 г., и 22 Января 1671 г. съ дочерью Дворянина Кирилла Полуектовича Нарышкина, Наталіею, ум. 25 Января 1694 г. (см. Наталія Кирилловна). Отъ первой супруги имѣлъ дѣтей: 1) Димитрія, род. 22 Октября 1648, ум. 5 Октября 1649; 2) Евдокію, род. 18 Февраля 1650, ум. 3 Марта 1712; 3) Марѳу (въ инокин. Маргариту) род. 26 Августа 1652, ум. 7 Іюля 1707; 4) Алексѣя, род. 25 Февраля 1654, ум. 17 Января 1671; 5) Анну, род. 23 Января 1655, ум. 3 Марта 1659; 6) Софію (см. Софія Царевна); 7) Екатерину, р. 27 Ноября 1658, ум. 5 Мая 1718; 8) Марію, род. 18 Янв. 1660, ум. 9 Марта 1723; 9) Ѳеодора (см. Ѳеодоръ Царь). 10) Ѳеодосію род. 7 Іюня 1662, ум. въ Декабрѣ 1713; 11) Симеона, род. 3 Апрѣля 1665, ум. 19 Іюня 1669 и 12) Іоанна [495](см. Іоаннь Алексѣевичъ Царь). Отъ второй супруги: 1) Петра (см. Петрь I Императорь); 2) Наталію род. 22 Авг. 1673, ум. 30 Іюля 1716 и 3) Ѳеодору, род. 4 Сент. 1674, ум. 28 Ноября 1677. — Главные источники для Исторіи Царя А. М. суть: акты его правленія съ 1649 года, напечатанные въ 1 томѣ Полнаго Собранія Законовь Россійской Имперіи; Дворцовыя записки, коихъ издана самая малая частъ; извѣстія иноземцевъ, бывщихъ при немъ въ Россіи, въ особенности Майерберга, Коллинса, Рейтенфельса, Карлейля, фанъ-Кленка, Скультета, Стрёйса и др. О сочиненіяхъ ихъ см. въ своемъ мѣстѣ. Н. У.