ЭЛ/ДО/Гелонг

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Гелонгъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Г — Геммы. Источникъ: т. XIII: Г—Гем, с. 447—449 ( сканъ · индексъ )ЭЛ/ДО/Гелонг въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[447]ГЕЛОНГЪ, Гелунгъ, (dGe-sLong), или Гелунъ, Калмыцкiй и Монгольскiй жрецъ, слово Тибетское, сложное изъ ге, добродѣтель, хорошее свойство, благотворительность, заслуга, и лонгъ, въ просторѣчіи лунъ, созидать, собирать, снискивать, означаетъ принимающаго подаяніе, дары, или снискивающаго заслугу. Оба эти значенія приличны Тибетскому слову, которое Монголами обыкновенно переводится выраженіемъ буян-и ябокчи, или аяга такимликъ: послѣднимъ изъ нихъ знаменуютъ принимающаго жертву въ чашѣ. Служить оно взамѣнъ Санскритскаго шрамана, отъ котораго, вѣроятно, произошло и извѣстное у насъ слово шаман, но въ совершенно другомъ смыслѣ. У Буддистовъ Гелунгомъ называютъ духовную особу, которая имѣетъ третью, высшую степень священства.

Буддисты считаютъ три степени священства, Банди (у Калмыковъ Манджи), Гецулъ и Гелунгъ, по которымъ должны проходить не только обыкновенныя духовныя особы, но даже и боготворимыя ими лица, какъ хутукты, далай-ламы, и т. п.

Банди означаетъ ученика, или послушника, который находится подъ искусомъ, или, правильнѣе говоря, приготовляется къ полученію высшихъ степеней жречества. Подъ руководствомъ наставника (бакши, гуру), Гелунга, занимается онъ изученiемъ порядка богослуженія, священныхъ книгъ, въ [448]особенности тѣхъ, которыхъ положено употреблять для молитвословія. Усердные буддисты, имѣя троихъ сыновей, одного изъ нихъ, по обыкновенію, постригаютъ въ духовное, какъ почтеннѣйшее, званіе, которое служитъ лучшимъ и надежнѣйшимъ, по ихъ мнѣнiю, средствомъ къ достиженію святости и блаженства. Потому и въ Монгольскихь кочевьяхъ часто встрѣчаемъ малолѣтныхъ дѣтей, съ бритою головою, въ ламскомъ кафтанѣ съ косымъ воротникомъ, — дѣтей, обреченныхъ уже съ младенчества въ духовный санъ. Все время искуса ихъ предназначается къ пріобрѣтенію надлежащихъ свѣдѣній, требуемыхъ при полученiи первой степени жречества. Изученіе Тибетской грамотѣ, совершенно механическое, отнимаетъ много лѣтъ у степнаго жителя, который всѣ познанія получаетъ отъ навыка и продолжительнаго упражненія. Въ извѣстномъ возрастѣ, когда нареченный Банди усовершенствуется подъ бдительнымъ надзоромъ своего наставника и будетъ признанъ достойнымъ присоединенія къ духовенству, съ разрѣшенія старшинъ астрологъ-лама по календарю избираетъ счастливый день для исполненія постановленныхъ обрядовъ. Тогда Гелунгъ, прочитавъ молитву, даетъ Бандію новое имя, благословитъ его четками или Ганджуромъ, и велитъ соблюсти трехдневный строгій постъ. О посвященіи въ Гецулы увидимъ далѣе.

Одни лишь Гецулы имѣютъ право на полученіе степени Гелунга, послѣдней и важнѣйшей, по силѣ привиллегiй, усвоенныхъ ей съ древнихъ временъ въ буддійской іерархіи. Посвященіе въ Гелунги совершается только въ присутствіи Гелунговъ: свѣтскiя лица и даже низшее духовенство не могутъ быть свидѣтелями этого религіознаго обряда. Въ назначенный день, кандидатъ является сперва къ настоятелю монастыря (ширету-ламѣ), съ обритою головою, кромѣ небольшаго клочка волосъ на макушкѣ. Настоятель, послѣ краткой молитвы, снявъ бритвою или ножемъ остальные волосы, отправляеть его въ капище. Посвящаемый, снявъ съ себя платье, обязанъ совершить три земныя поклоненія передъ дверью храма; потомъ троекратно обойти его и, поклонившись святынѣ, войти внутрь капища и тамъ повторить земныя поклоненія передъ алтаремъ. Между тѣмъ настоятель монастыря, сопровождаемый Гелунгами, занимающими высшiя должности, въ полномъ облаченіи, возсѣдаетъ на своемъ тронѣ. Согласно съ обрядникомъ, заставляетъ онъ пришедшаго Гецула сдѣлать троекратное поклоненіе сперва изображенію Шакямунія, потомъ каждому изъ присутствующихъ Гелунговъ, наконецъ ему самому. Далѣе, начинается чтеніе молитвъ, по окончаніи которыхъ подаютъ посвящаемому «намджаръ», родъ продолговатой мантіи, и «дагой», или верхнее платье, кладутъ ему на лѣвое плечо, вручаютъ чашку (аяга), юбку (тангой, употребляемую духовенствомъ вмѣсто нижняго платья), матрасъ (динва), ситко или мѣшечекъ для очищенія воды, словомъ, всѣ знаки Гелунскаго достоинства. Гецулъ, разостлавъ матрасъ, дѣлаетъ на немъ три земныхъ поклоненія, произноситъ молитву «Да укрѣпится знамя спасенія!», и пр., а потомъ обязанъ отвѣчать на вопросы настоятеля монастыря: не имѣетъ ли какого-либо тѣлеснаго недостатка? не гермафродитъ ли? прошло ли ему двадцать лѣтъ отъ роду? живы ли родители его и получилъ ли отъ нихъ разрѣшеше на принятіе духовныхъ обѣтовъ? не принадлежитъ ли къ рабамъ, разбойникамъ, корыстолюбцамъ? по собственному ли убѣжденію входитъ въ духовное сословіе? не участвуетъ ли въ какомъ нибудь расходѣ? не умышлялъ ли чего противъ царя? Наконецъ, открывъ свое первоначальное имя и имя полученное при постриженіи, обязанъ онъ, сидя на кирпичахъ, произнести клятву на строгое соблюденіе всѣхъ обязанностей, сопряженныхъ съ саномъ Гелунга.

Преимущества Гелунговъ предъ прочими степенями буддійскаго духовенства заключаются въ томъ, что они занимаютъ главное мѣсто въ собраніяхъ, имѣютъ право быть наставниками другихъ, посвящать въ низшія степени, раздавать благословеніе, совершать всѣ обряды духовнымъ уставомъ опредѣленные и нести важнѣйшія должности, по духовной частя, доставляющія всегда доходъ довольно значительный, какъ изъ общаго кумиреннаго капитала, такъ и отъ частныхъ приношеній, особенно за исполненіе разныхъ требъ. Кромѣ того, духовенство, исключительно занимаясь изученіемъ медицины, открыло себѣ путь къ сильному вліянію и непрерывнымъ сношеніямъ съ свѣтскими своими поклонниками, и пользуется не только уваженіемъ, но и вещественными выгодами, противными другимъ положеніямъ буддизма. [449]Гелунги суть врачи души и тѣла. Къ нимъ каждый мірянинъ приближается съ величайшимъ благоговѣнiемъ. Стоя почтительно и потупивъ глаза, онъ возводитъ мысль къ божеству; потомъ, сложивъ ладони, дѣлаетъ земныя поклоненія передъ Гелунгонъ, какъ особою, одаренною совершенствомъ и близкою къ божеству; наконецъ, проситъ у него духовнаго благословенія. Прикосновеніе рукою, книгою, жезломъ, бубенчикомъ, къ головѣ поклонника сообщаетъ ему вожделенную силу, равняющую его съ высшимъ существомъ.

Монгольскіе (заграничные) Гелунги обыкновенно носятъ платье желтаго или коричневаго цвѣту, для различія отъ низшаго духовенства. Наши Забайкальскіе Буряты въ этомъ отношеніи не разборчивы: ихъ Гелунги употребляютъ верхнее одѣяніе желтаго и краснаго цвѣту. Заграничнымъ бандіямъ дозволено имѣть платье изъ тканей коричневаго только цвѣту. Если же кому пожаловано Правительствомъ особое платье, то, само собою разумѣется, онъ имѣетъ право носить его, какого бы оно цвѣту ни было. Тѣхъ, которые будутъ употреблять платье по произволу, если это сдѣлаетъ настоятель монастыря, подвергаютъ взысканію одного девятка скотинъ, а прочихъ, начиная съ бандія до послѣдняго ламы, сѣкутъ плетью по сто ударовъ. Девятокъ скотинъ, «исунъ малъ», по степному обычаю, состоитъ изъ 2 лошадей, 2 воловъ, 2 коровъ, 2 трехъ-годовыхъ бычковъ и 1 дву-годоваго.

Пекинскій дворъ старается строгими мѣрами прекращать злоупотребленія, могущія возникнуть отъ самоуправства буддійскаго духовенства, которое пользуется несомнѣннымъ вліяніемъ на своихъ поклонннковъ. Относительно ламъ, любопытные найдутъ постановленія, собранныя въ «Уложеніи Китайской палаты внѣшнихъ сношеній, перевед. съ Маньджурскаго Степаномъ Липовцовымъ (Спб., 1838, въ-4.) Обрядникъ посвященія въ духовныя званія, извлеченный изъ Винаи, хранится въ рукахъ Гелунговъ, какъ тайна, недоступная для низшихъ степеней ламъ. Лондонское Азіятское общество напечатало The Ritual of the Bodd'hist Priesthood, translated from the original Pali work, entitled Karmawakya, by the Rev. Benjamin Clough, missionary in Ceylon, London, 1834. 8vo.

Гебкой, или Гебкуй, Тибетское слово, употребляется буддистами для означенія духовной особы, избранной изъ среды Гелунговъ, и означаетъ старосту, который имѣетъ обязанность приготовлять все нужное къ богослуженію въ капищѣ, относиться о всѣхъ потребностяхъ къ первенствующему ламѣ, и дѣйствовать по его распоряженіямъ. Какъ блюститель благочинія, во время молебствія, Гебкуй назначаеть мѣста духовенству по званію и степенямъ, строго наблюдаетъ за порядкомъ чтенія священныхъ книгъ и за тишиною между низшимъ духовенствомъ или такъ называемыми ховараками: нескромныхъ, или разсѣянныхъ, увѣщеваетъ онъ словомъ, а иногда и тростью. Гебкуй въ капищѣ обыкновенно занимаетъ мѣсто у входа, такъ чтобы могъ видѣть всѣхъ присутствующихъ, но чаще онъ прогуливается между скамейками, на которыхъ размѣщены по порядку ховараки. При богослуженіи Гебкуй надѣваетъ желтую мантію; носитъ шапку, также желтую, изъ Тибетской байки, нѣсколько похожую на наши шляпы съ плюмажемъ; кромѣ того въ рукахъ держитъ длинный посохъ, на подобіе швейцарской палки, обвѣшанной священными полотенцами (ходаками). У Забайкальскихъ Бурятовъ Гебкуй собираетъ и приношенія отъ молельщиковъ, для раздѣленія всѣмъ участвовавшимъ въ служенiи ламамъ и ховаракамъ, смотря по ихъ степени.