ЭСБЕ/Великобритания/История

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Великобритания — B. История
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Вааге — Вяхирь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Вальтер — Венути. Источник: т. Va (1892): Вальтер — Венути, с. 760—824 ( скан · индекс ); доп. т. I (1905): Аа — Вяхирь, с. 380—390 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


 
A. Географический очерк — B. История — C. Английский язык и литература — D. Искусство — E. МузыкаДополнение

Великобритания (история). Под именем Великобритании с Иакова I Английского (VI Шотландского) разумеются соединенные королевства Англии и Шотландии. Англия, населенная кельтическими бриттами, была около 400 лет римской провинцией под именем Британии (см. это слово). Когда римские легионы в начале V в. покинули Британию, ее жители не в силах были более выдержать набеги своих северных соседей, пиктов и скоттов: они призвали на помощь саксов. По преданию, саксы прибыли под начальством Генгиста и Горсы, разбили пиктов и скоттов, и их успехи привлекли в страну новые толпы саксов, англов и ютов (см. Англосаксы). Это наводнение страны саксами положило начало более чем столетней борьбе между первобытным кельтским населением и иноземными пришельцами — борьбе, из которой бритты, после упорного сопротивления, вышли порабощенными и отчасти принуждены были искать убежища в горах Валлиса и Корнваллиса, где они еще долго сохраняли свою независимость, отчасти переселились на соседний полуостров Франции, Арморику (нынешняя Бретань). Героем этой национальной борьбы кельтское сказание признает короля Артура, учредителя образцового рыцарского общества, известного под именем рыцарей Круглого стола. Завоевав Англию, пришельцы не составили одного государства, а 7 или 8: а) Кент, со столицей Кентербери, населенный преимущественно ютами; b) Суссекс, или страна южных саксов; с) Вессекс, или страна западных саксов, главн. г. Винчестер; d) Эссекс, или страна восточных саксов, нынешние графства Эссекс и Мидльсекс; е) Нортумберленд, или страна к северу от реки Умбера; f) Восточная Англия, разделявшаяся на Норфолк (северный народ) и Суффолк (южный народ) и g) Мерсия, в болотистых местностях Линкольна, населенная преимущественно англами. Кроме того, на ЮЗ сохранились несколько владений туземных князей, как Думнония и Кумбрия (в местности нынешнего Валлиса). До 600 г. римско-христианская образованность делала очень мало успехов в Британии, постоянно вытесняемая германо-языческими элементами. Твердой ногой христианство впервые стало в Кенте после того, как король Этельберт, женатый на Берте, дочери франкского короля Хариберта, сам принял крещение из рук св. Августина (597), сделавшегося первым архиепископом Кентерберийским. Вскоре возникли зачатки христианской литературы, достигшей высокой степени процветания в «Церковной истории англов» Беды Достопочтенного (см. это слово).

В первой четверти IX ст. все семь королевств были соединены в одну наследственную монархию, под названием Англии, королем Вессекским Эгбертом (800—839). Уже при ближайших его преемниках начались вторжение норманнов, более известных в истории Англии под именем данов (датчан). Они даже утвердились в Нортумберленде. Внук Эгберта, Альфред Великий (871—901), явился освободителем и устроителем государства. Страна наслаждалась внешним миром до короля Этельреда II (979—1016), когда даны с еще большею силою возобновили свои нападения. Страна впала в плачевное состояние. В провинциях графы обратили свои области в наследственные земли. Королю приходилось откупаться от данов за большие деньги (так назыв. датские деньги), которые взимались в виде поземельного налога, и, невзирая на это, громадные толпы иноземцев оставались в стране и захватывали земли в провинциях. Чтобы сразу избавиться от непрошеных гостей, Этельред решился на поступок, стоивший ему престола. Он приказал перерезать в один день всех данов, поселившихся между англосаксами, назначив для этого 13 ноября 1002 г. Несколько тысяч данов лишились жизни в этой всеобщей резне; даже и дети их были избиты самым варварским образом. Но этой жестокостью Этельред навлек на себя месть датского короля Свена, который с 1003—1006 г. неоднократно являлся в Англию, опустошая одну область за другою. В 1007 г. Этельред купил мир за громадную сумму денег, но уже на следующий год Англия снова была опустошена датчанами, и в 1013 г. Свен покорил весь остров. Этельред бежал к своему шурину, герцогу Нормандскому; в 1014 г., по смерти Свена, он снова вернулся в Англию. Но когда он умер, Канут, или Кнут, Великий (см. это слово), сын Свена, завладел Англией и женился на вдове Этельреда, Эмме. Сыновья его Гаральд Заячья лапа (1035—1039) и Гартакнуд (1039—42) умерли бездетными, и английские вельможи посадили на престол сына Этельреда и Эммы, Эдуарда Исповедника (1042—1066). Он долгое время скрывался при дворе нормандского герцога и потому оказывал особое расположение к своим нормандским друзьям, вызывая против себя неудовольствие английских вельмож. Наследство по себе он завещал нормандскому герцогу Вильгельму, и хотя преемником Эдуарда сделался граф Гаральд, Вильгельм высадился в Англии с 60-тысячн. войском. 14 октября 1066 г. он разбил Гаральда близ Гастингса, и тут же на поле сражения провозгласил себя королем Англии [1]. С воцарением нормандского дома в Англии настала эпоха глубоких внутренних перемен. Правда, Вильгельм Завоеватель (1066—87) утвердил собранное при Эдуарде обычное право англосаксов, но в то же время, для укрепления своего политического могущества, ввел феодальную систему (см. Думсдэйбук). Англосаксонские обычаи сделались предметом презрения при дворе и даже в официальных актах введены французские нравы и язык. Все это вызывало восстания не только англичан, но и норманнов, которые подавлялись с величайшею жестокостью, разорением городов и общин. Соединение Англии с Нормандией едва ли могло считаться приращением ее политического могущества, так как оно повлекло за собою распри в королевской семье и с Францией, продолжавшиеся в течение многих столетий. Старший сын Вильгельма, Роберт, удержал за собою Нормандию, а английская корона досталась второму сыну Вильгельму II Рыжему (1087—1100). Завоевательные стремления этого короля, в особенности желание его снова завладеть Нормандией, вовлекли государство в тяжкие войны. Немало смут было порождено также спором короля с папой Урбаном II и архиепископом Ансельмом из-за инвеституры. Спор окончился победой короля, и Ансельм принужден был искать спасения в бегстве. Но своим деспотическим и вероломным характером Вильгельм возбудил к себе народную ненависть, и однажды его нашли в лесу со стрелой в груди. Престолом завладел младший брат его, Генрих I, по прозванию Ученый (1101—1135 г.), устранив, таким образом, старшего брата, Роберта, находившегося в это время на пути из Палестины. Чтобы найти опору в народе, он издал хартию, в которой обещал восстановить законы Эдуарда и Вильгельма Завоевателя и облегчить многие повинности (см. Великая хартия). Роберт пытался восстановить свои права на английский престол с оружием в руках, но, при посредничестве вернувшегося на родину архиепископа Ансельма, братья заключили между собою соглашение, по которому Роберт удержал за собою Нормандию. Вскоре, однако, Генрих нарушил договор, начал войну против Роберта и, захватив его в плен, заточил в тюрьме, где он и умер. Нормандия осталась за Англией, несмотря на сопротивление французского короля Людовика VI. Спор с папой тоже был окончен, и Генрих признал за папой Пасхалисом II право инвеституры в Английской церкви. Впрочем, королевская власть очень мало потеряла от этого. Так как единственный сын Генриха погиб во время кораблекрушения, то, с согласия баронов, наследницей престола была объявлена дочь его Матильда, бывшая в то время во втором браке за Готфридом Плантагенетом (см. это имя), графом Анжуйским. Но после Генриха престолом завладел Стефан (1135—1154), сын сестры Генриха и графа Блуа. Это повело к междоусобию, которое сопровождалось спорами короля с духовенством и набегами шотландцев и жителей Валлиса. В 1153 году сын Матильды высадился в Англии, и так как в это время Стефан лишился своего единственного сына, то соперники заключили между собою мирный договор, по которому Генрих был объявлен наследником престола.

Началось царствование Анжуйского дома (1154—1485). — Генрих II (1154—89), первый король из дома Плантагенетов, или Анжу, нашел страну во власти баронов. Благодаря могуществу своего дома, владевшего 3-ей частью Франции (от отца и от сына, женатого на наследнице Бретани, он получил Западную, от жены Элеоноры — Южную Францию), ему удалось восстановить значение королевской власти. Он возвратил короне все некогда принадлежавшие ей поместья и предоставил баронам право выкупать свои ленные обязанности за определенную денежную дань (scutagium — щитные деньги). Это дало короне возможность и право вербовать независимую армию, состоявшую преимущественно из нидерландских искателей приключений, так наз. брабансонов. Правосудие подверглось в это царствование коренному изменению. Вся страна была разделена на 6 судебных округов, и учрежден королевский суд (Bancum regis, Court of Kings Bench), служивший высшей инстанцией для всех тяжебных дел. Города и корпорации получили важные льготы, способствовавшие их благосостоянию. Во всех этих реформах Генрих нашел себе деятельного помощника и советника в Фоме Бекете, которого сделал сначала своим канцлером, а потом архиепископом Кентерберийским, но с которым потом рассорился из-за кларендонских постановлений. В 1171 году Генрих покорил Ирландию и ввел в ней английские учреждения; с этого времени английские короли приняли титул владетелей Ирландии. В последующие годы своей жизни Генрих испытал много горя в своей собственной семье. Недовольные своими уделами и подстрекаемые матерью, против него восстали его старшие сыновья и нашли поддержку со стороны многих баронов, а также королей французского, Людовика VII, и шотландского, Вильгельма. Последний потерпел (1173) жестокое поражение, попался в плен и получил обратно корону только в виде лена; французский король тоже должен был просить мира, после чего покорились мятежные бароны, и между отцом и детьми произошло примирение, которое продолжалось недолго. Когда новый король французский, Филипп II Август, предъявил притязания на английские владения во Франции, его сторону принял второй сын Генриха, Ричард, и вместе с своим союзником принудил отца заключить позорный мир в Азэ (1189) и признать себя вассалом Франции. Вскоре после этого Генрих умер.

В правление сына его, Ричарда I, известного под именем Львиное Сердце (1189—1199), страна снова стала приходить в упадок. Нуждаясь в деньгах для крестового похода, он вымогал их у своих подданных посредством неслыханных жестокостей.

Правление брата его, Иоанна Безземельного (1199—1216) — одно из самых знаменательных в истории Англии. В это время положены были прочные основы ее политической свободе, которая с тех пор, подвергаясь многоразличным испытаниям, никогда уже не исчезала совершенно. Иоанн беспрекословно был признан королем Англии и Нормандии, тогда как другие французские провинции присягнули его племяннику, сыну брата его Готфрида, Артуру. Убив вероломно этого племянника, Иоанн был вовлечен в войну с Францией, окончившуюся потерей Нормандии, Анжу, Мэна, Турени и др., перешедших во владение французского короля Филиппа II Августа. Таким образом, одним ударом расторгнута была вековая связь между Францией и английским королевским домом. Но Англия от этого только выиграла, так как ее короли, бывшие до тех пор французами по языку и нравам, стали теснее сближаться с своим народом. Вслед за тем Иоанн поссорился с папой Иннокентием III. Иннокентий объявил Иоанна низложенным с престола, отдал корону Филиппу и поручил ему поднять крестовый поход против английского короля. Иоанн собрал было большое войско, но, опасаясь попасть в зависимость от своих подданных, подчинился папе и получил обратно в виде папского лена Англию и Ирландию, с платежом ежегодной дани. Теперь он обратился против Франции, перешел Луару и взял Анжер; в то же время союзники его, император Оттон IV вместе с фландрскими князьями, вторглись во Францию с севера. Но при Бувине союзники понесли жестокое поражение (27 июля 1214 г.), и Иоанн принужден был отказаться от всех своих прав на земли к северу от Луары. Возмущенные такой позорной политикой, вельможи и горожане взялись за оружие и принудили короля подписать Великую хартию вольностей (см. это сл.). Но уже через месяц после этого Иоанн выхлопотал у папы разрешение нарушить договор и вызвал междоусобную войну, в которой народная партия предложила корону наследному принцу Франции, сыну Филиппа II, Людовику. Последний высадился с войском, покорил большую часть страны и короновался в Лондоне, но после смерти Иоанна потерял всех своих приверженцев. Вельможи испугались союза с Францией и оказали поддержку графу Пемброку, который принял титул протектора и возвел на трон 9-летнего сына Иоанна, Генриха. В первые годы царствования Генриха III (1216—1272) государством управляли опекун его, лорд Пемброк и особый легат, назначенный папой во имя своих верховных прав на Англию, признанных за ним Иоанном Безземельным. В 1227 году Генрих объявил себя совершеннолетним и принял бразды правления в свои руки. Он очень скоро возбудил против себя всеобщее неудовольствие потерей земель на С. от Гаронны, нарушениями хартии и расточительностью двора. Когда в 1258 г. ко всем этим причинам неудовольствия присоединился еще голод, произошло восстание под предводительством Симона Монфортского (см. это имя), что принудило короля принять Оксфордские постановления (см. это сл.), являющиеся дальнейшим развитием Великой хартии. Король, однако, добыл от папы буллу, освобождавшую его от соблюдения Оксфордских «провизий», а Людовик IX, на решение которого передана была эта тяжба, тоже высказался в пользу короля. Но бароны не сложили оружия. Началась открытая междоусобная война; в битве при Льюисе (1264) королевские приверженцы были разбиты наголову и рассеяны, сам Генрих III попался в плен. Симон, сделавшийся теперь действительным главой государства, созвал парламент в Лондоне, на котором король еще раз принес присягу Великой хартии и обещал полную амнистию всем своим противникам. В этом парламенте приняли участие, кроме баронов и высших церковных сановников, еще рыцари от графств и депутаты от городов, т. е. те элементы, из которых впоследствии развилась нижняя палата. Но это именно и погубило Симона. Бароны стали подозревать его в демократических замыслах и перешли на сторону короля. Около этого же времени принц Эдуард, находившийся заложником, бежал из плена, собрал вокруг себя своих приверженцев и в битве при Юесгеме (Ewesham) разбил партию Симона, погибшего в сражении (1265).

Славная эпоха Эдуарда I (1272—1307) имела громадное влияние на внутреннее развитие Англии. Для охранения собственности и личности была заведена строгая земская полиция. Законодательство и правосудие улучшились, возникли мировые суды, а суд королевской скамьи приобрел такие широкие прерогативы, что знать утратила последние остатки своей феодальной власти. Доходы феодального государства оказывались далеко не достаточными для покрытия потребностей короны, а между тем, разрешение чрезвычайных пособий ставило корону в зависимость от баронов. Вследствие этого Эдуард I, следуя примеру Симона Монфортского, привлек в парламент городских представителей, которые уже в силу необходимости являлись противовесом аристократии и должны были стремиться к укреплению могущества короны. В 1292 г. Эдуард издал формальный закон, по которому каждое графство получило право посылать в парламент 2 рыцарей (Knights), представлявших низшее дворянство, джентри, а каждый город и каждое местечко — по 2 представителя. Этот закон доставил третьему сословию доступ к государственной жизни и заключал в себе зародыш нижней палаты, хотя, надо прибавить, города, число которых вместе с укрепленными местечками (boroughs) доходило в то время до 120, видели в этом первоначально только новую тяжелую повинность. Несмотря на значительные суммы, разрешенные парламентом, король продолжал произвольно облагать движимую собственность, что повело в 1297 году к новому расширению народных прав (см. Великая хартия).

Во внешней политике Эдуард начал свое царствование покорением Валлиса и даровал родившемуся в это время сыну своему, Эдуарду, титул принца Валлийского, который до сих пор присвоен наследникам английского престола. Эдуард ввел в завоеванной провинции английское управление и переселил туда многих своих баронов. Прекращение шотландского королевского дома послужило для Эдуарда поводом ко вмешательству в дела Шотландии. Из двух претендентов, Роберта Брюса и Иоанна Балиола, он присудил корону последнему, как вассалу Англии; но своим самовластием и несправедливостями вскоре заставил его поднять знамя восстания. В одном из них выступил Роберт Брюс (см. соотв. статью).

Сын и преемник Эдуарда I, Эдуард II (1307—27) всю жизнь был игрушкой своих низких страстей и фаворитов. Эдуард должен был признать независимость шотландской короны, и Роберт Брюс остался королем, передав после смерти престол своему сыну Давиду. Позорная жизнь Эдуарда восстановила, наконец, против него его жену Изабеллу. Она овладела всей страной, и собравшийся в Вестминстере парламент провозгласил низложение короля. На престол вступил Эдуард III под опекой своей матери.

В могущественное правление Эдуарда III (1327—77) Шотландия снова должна была признать над собою (1334) верховную власть Англии. Попытка возвратить свою независимость привела, после сражение при Нивелькроссе (1346), к совершенному порабощению шотландцев и 11-летнему пленению их короля Давида Брюса. В 1339 г. начались войны за престолонаследие между Эдуардом III и домом Валуа (см. Франция). Для Англии эти войны окончились после смерти Эдуарда III и сына его, Черного принца, потерей всех ее владений во Франции, за исключением городов Гюина (Guisne) и Кале. Финансовые затруднения, в которых постоянно находился король вследствие военных надобностей, много способствовали укреплению и развитию английской конституции. В первое время царствования Эдуарда общины заседали в парламенте отдельно от джентри и знати. Вскоре, однако, мелкое дворянство соединилось с городскими представителями, и из этого соединения возникла в 1343 г. нижняя палата, немедленно принявшая на себя роль законодательного учреждения. Древнее же собрание государственных чинов, в котором бароны и прелаты заседали в качестве непосредственных вассалов (peers), а другие знатные люди — по назначению от короля, превратилось теперь в верхнюю палату, сохранившую за собою привилегию служить высшим судом в государстве. Опираясь на свой парламент, короли могли дать отпор вымогательствам пап, которые в те времена получали из Англии в 5 раз больше доходов, чем сам король. При Эдуарде III была отменена ленная подать папе и запрещено апеллировать на национальные суды к папской курии. Но еще более опасный враг восстал против папы в лице оксфордского богослова Виклифа (см. это сл.), который от национальной оппозиции перешел к догматической и ополчился против иерархии и ее учения. При Эдуарде III во всех официальных сношениях и актах вместо французского языка преимущественно стал употребляться английский.

После смерти Эдуарда III престол перешел к его малолетнему внуку Ричарду II (1377—99), сыну Черного принца (см. это имя). Государством управляло регентство, во главе которого стоял дядя короля, Иоанн Ланкастерский. Неудачные войны с Францией и полное истощение государственной казны все более и более увеличивали влияние палаты общин. Чтобы покрыть государственный долг, выросший до суммы 100000 ф. ст., парламент обложил народ поголовной податью, одинаковой с богатых и бедных. Эта несправедливая мера послужила сигналом к открытому восстанию крестьян (1381), под предводительством Ват-Тайлера (см. выше). Король обещал восставшим облегчение, но не выполнил своего обещания. Мятеж был подавлен потоками крови. Хотя между этим мятежом и учениями Виклифа не было ничего общего, но духовенство воспользовалось им, чтобы погубить своего врага. Сделавшись совершеннолетним, Ричард первое время жил в ладах с парламентом и сумел приобрести любовь народа, но ненадолго. Заручившись покорной нижней палатой, он заключил ненавистного ему герцога Глочестерского в тюрьму и изменническим образом лишил его жизни. Он самовольно стал взимать незаконные налоги, подкупал судей и на выжатые из народа деньги пировал и роскошествовал со своими любимцами. Страна отвернулась от него, и взоры всех обратились теперь на Генриха, сына принца Ланкастерского. Король изгнал его и лишил всех имуществ. Но в то время, как король усмирял возмутившихся ирландских князей, Генрих возвратился и был приветствован народом, как освободитель. Ричард попался в плен, и парламент низложил его, передав престол Генриху Ланкастерскому. Начинается правление Ланкастерского дома (1399—1461). Царствование Генриха IV (1399—1413) ознаменовалось целым рядом заговоров и восстаний, но Генрих вышел победителем из всех этих испытаний и упрочил за собою престол. Так как Ланкастерский дом обязан был своим возвышением церкви и парламенту, то общины воспользовались этим, чтобы расширить и утвердить свои права. В угоду духовенству издан был закон «о сожжении еретиков», направленный преимущественно против сторонников Виклифа, лоллардов (см. это слово).

Генриху IV наследовал Генрих V (1413—1422). Немедленно по вступлении на престол он простился с своей прежней бурной жизнью, окружил себя опытными советниками, и великодушно возвратил свободу и состояние многим заговорщикам. Генрих возобновил притязания Эдуарда III на французский престол. Внутренние раздоры, обуревавшие Францию в правление сумасшедшего короля Карла VI, благоприятствовали английскому оружию, и после долгих войн и блестящих успехов, главным образом, после победы при Азенкуре (1415), Генриху было вручено (1420) бургундской партией регентство, вместе с рукой дочери Карла VI, так что после смерти тестя он становился королем Франции. Но он вскоре умер, оставив наследником обеих корон 9-месячного сына. Во время малолетства Генриха VI (1422—1461) государством управляли его дяди, Глочестер в Англии и Бедфорд во Франции. Вначале английское оружие успешно действовало против Карла VII, провозглашенного королем на юге Франции. Но благодаря пробуждению французского национального чувства, героизму Орлеанской девы (см. это сл.) и настойчивости Карла VII англичане мало-помалу утратили все свои завоевания во Франции, и в 1453 г. в их руках оставался один только Кале. Постыдный исход войн, слабый характер короля, также злоупотребления королевы Маргариты Анжуйской и ее любимцев вызвали смуты и сильное неудовольствие в Англии. В Кенте вспыхнул мятеж под предводительством ирландца Кэда, напоминавший времена Тайлера. Лондонские горожане усмирили мятежников, и угнетение народа усилилось. Этим воспользовался герцог Ричард Йоркский, наместник Ирландии; собрав вокруг себя своих вассалов, он пошел с ними на Лондон. Таким образом началась 30-летняя война за наследство между домами Йоркским и Ланкастерским, известная под именем войны Белой и Алой розы (1455—1485). Приверженцами Алой розы, или Ланкастеров, были преимущественно северо-западные графства, а также Валлис и Ирландия, вместе с баронами, тогда как на стороне Белой розы, или Йорков, стояли торговый юго-восток, мещанство, крестьяне и нижняя палата. В сражении при Нортгэмптоне (1460) Йорк захватил в плен короля и заставил верхнюю палату признать себя протектором государства и наследником престола. Но королева Маргарита со своими приверженцами неожиданно напала на него при Векфильде, разбила наголову и тут же казнила. Голова его в бумажной короне была выставлена на стенах Йорка. Тогда мстителем за отца явился старший сын Йорка, Эдуард; он поспешил к Лондону, где граждане радостно приняли его и провозгласили королем (1461). Немедленно отправившись навстречу королеве, собравшей на севере громадную армию, он одержал решительную победу при Тоунтоне, близ Йорка. Генрих VI и Маргарита бежали в Шотландию. С воцарением Эдуарда IV война продолжалась с прежним ожесточением. Маргарита, бежавшая из Шотландии в Париж, нашла там поддержку Людовика XI и высадилась с войском в Англии, но была отбита Варвиком. Новая попытка возвести на престол Генриха VI окончилась тем, что Генрих попался в плен и был заточен в Тауэре. Освободившись таким образом от самых опасных своих врагов, Эдуард почувствовал, что руки у него развязаны, и обнаружил необузданное самовластие; он рассорился со своим прежним союзником Варвиком (см. выше), который восстал против него и вступил в Лондон. Генрих VI снова был восстановлен на престол, и парламент объявил Эдуарда похитителем власти. Но через полгода Эдуард возвратился, с войсками Карла Смелого, и при Тюксбери нанес решительное поражение ланкастерцам. Варвик пал, несчастный Генрих VI погиб в Тауэре, а Маргарита долго терзалась в заточении, пока не была выкуплена Людовиком XI. Последний опасный приверженец Ланкастеров, Генрих Тюдор, бежал в Бретань. Междоусобная война окончилась. Несмотря на пролитые потоки крови, бедствия ее обрушились почти исключительно на лордов и их вассалов. Не менее 80 принцев погибло от руки палача или убийц и в сражениях; целая пятая часть земель перешла, путем казней и конфискаций, в руки короля. Могущество нижней палаты увеличилось на счет верхней, многие члены которой погибли в междоусобной войне. В общем, однако, привилегии обеих палат были уменьшены в пользу короны. Снова появились произвольные налоги в виде принудительных займов и так наз. «добровольных приношений» (benevolences) со стороны джентри, горожан и купцов. Правосудие было осквернено многочисленными парламентскими приговорами и осуждениями за государственную измену (Bills of attainder) и расширением судебных прерогатив королевского совета.

По смерти Эдуарда IV (1483) королем немедленно был провозглашен старший сын его, малолетний Эдуард V. Но дядя его, герцог Глочестерский, Ричард, завладел особой короля и принудил парламент признать его опекуном и наместником королевства. Он силой заставил королеву Елисавету передать ему на воспитание и второго сына ее, Ричарда, после чего оба принца содержались под строгим надзором в Тауэре. В народе стали распускать слухи о незаконности рождения детей Эдуарда IV. Толпа крикунов, предводительствуемая герцогом Бэкингемом, поднесла Ричарду будто бы подписанный всеми сословиями королевства акт, по которому он был признан единственным законным наследником дома Йорков. Через два дня он короновался под именем Ричарда III (1483—85). Вслед за этим оба сына Эдуарда IV внезапно исчезли; они были задушены во время сна. Чтобы примирить с собою знать, Ричард выпустил на свободу нескольких дворян и сделал несколько новых назначений. Но вскоре он сбросил с себя личину и выказал кровожадность, испугавшую даже его приверженцев. Взоры народа обратились к единственному отпрыску прежних королей, Генриху Тюдору, жившему во Франции при дворе Карла VIII. 1 августа 1485 г. Генрих высадился в Мильфорде, беспрепятственно прошел чрез Валлис и соединился со своими сторонниками. Ричард выступил против него с большим войском, и 22-го произошла решительная битва при Босворте, окончившаяся победой Генриха. Ричард пал, и на престол вступил дом Тюдоров (1485—1603).

С воцарением Генриха VII (1485—1509) в Англии водворяется не только новая династия, но и новый порядок вещей. Народ жаждал спокойствия и мирного развития гражданской жизни, и Генрих умело воспользовался этим настроением, чтобы упрочить свою династию и расширить права короны. Внешние затруднения были улажены посредством мирных договоров с Францией и Шотландией. Между ними особенно важен мирный трактат с Шотландией 1502 года, за которым через год последовал брак Иакова со старшей дочерью Генриха, Маргаритой; это положило конец беспрерывным войнам между обоими государствами. Могущество знати было надломлено долголетними войнами, в которых погибла почти вся древняя аристократия Англии. Чтобы по возможности стать вне зависимости от парламента, Генрих прежде всего ввел самую строгую экономию в государственном хозяйстве. По тому же побуждению он добился закона, которым право назначения себе преемника предоставлялось исключительно королю. Для обуздания аристократии был учрежден чрезвычайный суд «Звездная палата» (Star Chamber — от комнаты, где заседал этот суд), имевший право без соучастия присяжных вчинять преследование и постановлять приговоры по всем делам, касавшимся короны и фиска. Но, ослабляя могущество высших сословий и парламента (в последние 10 лет его правления парламент был созван всего один раз), Генрих, с другой стороны, принял под свое покровительство буржуазию и обнаружил особую заботливость о развитии торговли и флота, не щадя для этого значительных денежных жертв. Если английский народ не подпал такому же деспотизму, как другие народы Европы, то этим он был обязан преимущественно своему островному положению, отнимавшему у его королей поводы к учреждению постоянной армии.

Генрих VIII (1509—47) продолжал политику своего отца. Он вынудил у парламента (1523) большую сумму денег под угрозой казней и семь лет правил без парламента. Когда у него явилась мысль о разводе с своей первой женой, Екатериной Аррагонской, он со всем пылом своей необузданной натуры приступил к исполнению этого плана. Сопротивление, встреченное им даже среди собственного духовенства, только усилило его упорство, тем более, что тогда же он влюбился в бойкую придворную красавицу Анну Болейн. До этого времени Генрих был ревностным католиком. Огнем и мечом ополчался он против последователей Виклифа и против реформации Лютера — и за свои сочинения против последнего удостоился от папы Льва Χ титула защитника веры (defensor fidei). Теперь же, получив от папы отказ в расторжении брака, он решился отложиться сам и отторгнуть свой народ от папского престола. В 1832 г. Генрих женился на Анне Болейн, а в мае 1533 г. духовный суд признал брак его с Екатериной расторгнутым. Актом верховности (Act of Supremacy) король был объявлен единственным верховным главой Английской церкви, а канцлер Томас Кромвель назначен его «генерал-викарием». Король сам начертал религиозные статьи (Articles of Religion), составляющие основу новой веры, или англиканизма. 3атем началось упразднение монастырей и конфискация их имуществ. Генрих стал теперь выше законов и религии, деспотизм его не знал пределов. Шесть раз он был женат, и из его несчастных жен две погибли на плахе. В 1539 г. изданы были «шесть кровавых статей», грозивших жестокими наказаниями каждому, кто письменно или устно стал бы говорить против догмата о пресуществлении, против обедни, исповеди и т. д. Масса народа погибла из-за этих законов, и притом как католики, так и протестанты.

Генриху VIII наследовал 9-летний сын его от Иоанны Сеймур, Эдуард VI (1547—53), за которого правил его дядя Соммерсет, друг реформации. Архиепископ Кранмер (см. это имя) приобрел особое влияние на государственные дела, римский культ был устранен, и гонения обратились против католиков. Но вскоре во всех частях государства вспыхнули восстания. Церковные имущества после уничтожения монастырей большей частью попали в руки алчных придворных и высшего дворянства. Соммерсет пожелал помочь крестьянам и назначил даже особых комиссаров для разбора их жалоб. Но этим он возбудил против себя гнев дворян, во главе которых стал его злейший враг, граф Варвик, герцог Нортумберлендский. Он низверг протектора и занял его место. Через год Соммерсет погиб на плахе. Крестьянские мятежи были подавлены при помощи немецких и итальянских наемников. Около того же времени Кранмер при содействии знаменитейших протестантских богословов, между которыми было много кальвинистских выходцев, выработал «39 статей веры» (39 Articles of faith), составляющих основу Англиканской церкви. В 1552 г. парламент, выслушав мнение духовенства, возвел эти статьи в государственный закон, который, с небольшими изменениями, сохранился до наших дней. Эдуард VI был даровитый, образованный юноша, с доброй, мягкой натурой, от которого можно было многого ожидать в будущем, если бы не его хилое здоровье. Пользуясь слабостью характера болезненного короля, Варвик уговорил его отстранить сестер, Марию и Елисавету, от престолонаследия и назначить себе в преемницы дальнюю родственницу, Иоанну Грей, ревностную протестантку и невестку Нортумберленда.

Однако, после смерти Эдуарда престолом без особого сопротивления овладела дочь Генриха VIII от Екатерины Аррагонской, Мария (1553—58), а Нортумберленд и Грей были казнены. Фанатически преданная католицизму, Мария немедленно начала церковную реакцию, еще более обострившуюся после брака ее с Филиппом Испанским, тогда еще принцем. Начался 5-летний период казней, доставивших Марии название Кровавой (Bloody). Были возобновлены старые законы против еретиков, к которым были отнесены теперь все протестанты. Парламент терпел эти неистовства, но у него все же хватило мужества на то, чтобы отказать Марии в субсидиях, которых она требовала для помощи императору против Франции. Мария начала войну на свой страх и потеряла (1558) Кале, последнее владение Англии на французской почве. Эта потеря окончательно подорвала ее силы, и она вскоре умерла (18 ноября 1558).

Смерть Марии и вступление на престол ее единокровной сестры, Елисаветы, дочери Анны Болейн (1558—1603), были приветствованы нацией с неизъяснимым восторгом. Новая королева, которой было тогда всего 25 лет, славилась своим умом, мужественным характером и образованностью, и уже давно приобрела симпатию народа, который видел в ней мученицу за протестантскую веру. Приблизив к себе искреннего протестанта Вильяма Сесиля, знаменитого лорда Борлея, и вежливо отклонив сватовство Филиппа II, она сразу показала, что не намерена следовать по стопам своей предшественницы. Одним из первых планов ее было восстановление, в несколько смягченной форме, церковных порядков, существовавших при Эдуарде VI. В государственном хозяйстве Елисавета сразу водворила порядок и бережливость, давшие ей возможность обходиться без парламента, который она в душе недолюбливала. За все ее 45-летнее царствование потребованные ею субсидии не превысили 3 милл. ф. ст. Несмотря на некоторые злоупотребления администрации, тяжесть налогов и таможенных сборов, несмотря на торговые монополии и недостатки правосудия, Англия испытала в правление этой деятельной королевы переворот, оказавший глубокое влияние на всю ее последующую историю. Земледелие достигло высокой степени процветания. Промышленность, в которой, если не считать выделки шерстяных материй, англичане далеко уступали немцам и голландцам, быстро стала развиваться. Возникли новые отрасли производства; на рынке начали появляться английские металлические и шелковые изделия. Внешняя торговля нашла себе неожиданные рынки благодаря необыкновенным успехам мореплавания. Такие отважные моряки, как Дрейк, гроза испанского флота, Фробишер и др., открыли английским судам путь через все моря. Ралэй основал первую колонию в Америке, названную Виргинией, в честь королевы-девственницы; Дэвис открыл пролив, носящий его имя; другие заходили до Новой Земли, Китая и Исландии. Кроме деятельных сношений с Россией, завязаны были сношения с Левантом и Ост-Индиею. 31 дек. 1600 г. королева даровала первую грамоту Ост-Индской компании. Внешняя политика велась в согласии с интересами и изменившимся настроением нации; самые страшные удары были направлены против Испании, этого главного оплота католицизма и владычицы морей. Многочисленные экспедиции против испанских флотов и гаваней во всех морях увенчались успехом и обогатили страну неисчислимыми сокровищами; уничтожение знаменитой испанской Армады (см. соотв. статью) 8 августа 1588 г. навсегда сломило морское могущество Испании и дало решительный толчок развитию морских сил Англии. Внутри государства царствование Елисаветы не раз омрачалось смутами и восстаниями, сосредоточивавшимися преимущественно вокруг шотландской королевы Марии Стюарт (см. это имя). С царствования Елисаветы начинается тот длинный ирландский мартиролог, которому конец, по-видимому, еще не наступил и поныне. По постановлению английского парламента, в Ирландии была введена епископальная церковь, и тамошние церковные имущества были отобраны в пользу нового духовенства, несмотря на то, что большинство населения было и оставалось католическим. Отношение Англии к Шотландии, где политика Елисаветы и вмешательство ее в дела Стюартов вызвали сильные смуты, приняли более мирный характер после Бэрвикского договора (1586), заключенного с Иаковом VI. С Елисаветой прекратился дом Тюдоров, и на престол вступил сын Марии Стюарт, шотландский король Иаков VI (в Англии — первый), которого Елисавета назначила своим наследником на смертном одре.

Дом Стюартов (с 1603 по 1688 г.). — Иаков I (1603—1625), сын Марии Стюарт и потомок Генриха VII по женской линии, соединил в своем лице все три короны: Англии, Шотландии и Ирландии. При нем положено было начало тому разладу в государстве и церкви, который через 4 десятилетия привел к революционному ниспровержению королевской власти. Сам Иаков, охотно распространявшийся перед парламентом и епископами о неограниченном всемогуществе своей королевской воли, был, в сущности, далеко не тиран, а скорее ученый педант, безответственное орудие недостойных любимцев, набивавших себе карманы королевским и казенным добром и думавших только об обогащении себя и своих креатур.

По приезде в Англию Иаков был встречен общим желанием перемен. Католики и пуритане одинаково жаждали изменения законов Елисаветы, тяжких для тех и других; но король был против этого. Правда, по отношению к католикам Иаков первое время выказывал некоторое миролюбие и значительно смягчил жестокие наказания, угрожавшие им в прошлое царствование. Но, напуганный необычайным подъемом католицизма и ненавистью народа к папе, он прибег к новым жестокостям против католиков и тем навлек на себя их непримиримую ненависть. Ответом на его преследования был так называемый пороховой заговор (см. это слово), цель которого состояла в том, чтобы взорвать парламент в момент открытия его королем, схватить его детей и произвести революцию (1605). На католиков воздвиглись гонения. Внешняя политика правительства далеко не соответствовала желаниям народа. Сначала Иаков как будто решился выступить защитником протестантизма на материке и в 1612 г. даже выдал свою дочь Елисавету за главу протестантской унии, Фридриха V Пфальцского; но уже в 1613 г. из-за денег, потребовавшихся для этого брака, у него произошло серьезное столкновение с парламентом. На все денежные требования правительства оппозиция отвечала жалобами на незаконные поборы и на злоупотребления администрации, выказывая полное недоверие к внутренней и внешней политике правительства. Король распустил парламент и, поддаваясь внушениям своих любимцев, особенно Бэкингема и собственного сына, принца Валлийского Карла, стал думать о союзе с Испанией, откуда ему подавались надежды на брак наследника престола с одной из инфант. Иаков почти безучастно пропустил начало 30-летней войны, и когда, наконец, ввиду катастрофы, разразившейся над головой его зятя, злополучного короля Богемии, он созвал парламент, чтобы испросить у него субсидии, то последний отпустил ему очень небольшую сумму, с обещанием увеличить ее, когда приготовления к войне будут действительно произведены, и он снова будет созван. В то же время парламент потребовал суда над подкупными чиновниками, начал процесс против министров и осудил их. Между прочим, был лишен должностей и приговорен к денежному штрафу сам канцлер Бэкон, сознавшийся в торговле правосудием. Новое столкновение властей произошло из-за вопроса об испанском браке, в котором парламент видел источник великих бедствий в будущем. Иаков объявил, что парламент не имеет права вмешиваться в дела, о которых не спрашивают его мнения, а палата общин занесла в свои протоколы, что «ее чинам принадлежит право высказываться по всем вопросам, относящимся до общего блага и которые она сочтет нужным подвергнуть своему обсуждению». Король вырвал этот протест из протокола и распустил парламент. Под конец жизни Иаков возбудил против себя всеобщее презрение в стране, как единомышленник испанцев и папистов. Пуритане в Шотландии и Англии снова подняли голову, а в Ирландии племенная вражда, разжигаемая религиозным фанатизмом, выразилась дикими восстаниями и бесчеловечным угнетением ирландцев английскими колонистами. Наследный принц Карл, после напрасной поездки в Испанию (см. Бэкингем), в сопровождении своего друга, обвенчался с Марией-Генриэттой, дочерью Генриха IV, и благодаря этому браку произошло временное примирение с парламентом. В тот момент, когда Иаков скончался, Англия готовилась к войне против Испании и императора. Новый король, Карл I (1625—49), вполне разделявший абсолютистские замашки своего отца, которого превосходил умом и решимостью, не замедлил вступить в борьбу с парламентом. Первый парламент был скоро распущен. Но в то же время, желая привлечь к себе симпатии народа, Карл решился выступить с большей энергией во внешней политике. Он сделал попытку образовать большой протестантский союз на материке и отправил экспедицию к Кадиксу. Ни то, ни другое не удалось, и ему пришлось обратиться снова к парламенту. Новые выборы 1626 г. дали такое же враждебное собрание, как и первое. Парламент обвинил Бэкингема в заговоре против народных вольностей и требовал предания его суду. Король ответил на это, что министр исполнял только его повеления, и вторично распустил парламент. Последовали новые предприятия и новые неудачи. Бэкингем, чтобы угодить народу, намеревался теперь оказать помощь французским протестантам, запершимся в крепости Ла-Рошель. Для покрытия издержек на эту новую экспедицию король объявил принудительный заем. Тех, кто отказывался платить, сажали в тюрьму, мучили военными постоями и предавали военному суду. Экспедиция к Ла-Рошели окончилась поражением и полным истощением казны. В таких стесненных обстоятельствах Карл принужден был созвать новый парламент (1628). Чувствуя свою силу, общины заговорили теперь другим тоном. На требование денег они заявили, что не дадут ни гроша до тех пор, пока не будут устранены поименованные ими злоупотребления, и, чтобы оградить своих членов от произвольных арестов, составили так назыв. «Петицию о правах» (Petition of Rights) (см. это сл.), образующую, наравне с «Великой хартией», одну из главных основ английской конституции. Король долго не соглашался утвердить этот новый закон, но должен был уступить, когда парламент поставил предать Бэкингема суду. Вскоре после того последний был убит, что вызвало великое ликование в народе. Разгневанный король приказал закрыть парламент. Но когда спикер возвестил собранию королевскую волю, его силой усадили обратно в кресло и, заперев двери, приняли предложение главного вождя оппозиции Эллиота «признать врагом государства всякого, кто введет папизм в Англии или станет взимать налоги и пошлины без разрешения парламента». Король посадил в тюрьму Эллиота с его товарищами и заявил, что намерен управлять без парламента, «врученными ему Богом средствами». Вслед за этим он поспешил заключить мир с Францией и Испанией, чтобы иметь свободные руки для усмирения внутренних врагов.

Настал 11-летний период, в течение которого король управлял без парламента, руководимый умными, энергическими, но беспощадными государственными людьми, архиепископом Кентерберийским Лаудом (см. это имя) и Вентвортом-Страффордом (см. Страффорд), бывшим прежде одним из вождей оппозиции, но потом перешедшим на сторону короля. Так как денег все-таки не было, то поборы стали вымогать при помощи военной силы и всевозможных беззаконий. Лица, отказывавшиеся платить произвольные налоги, подвергались бесчеловечным истязаниям; суды присяжных были заменены коронными судилищами, старавшимися превзойти друг друга в угодливости воле своего повелителя. Король задался целью искоренить пресвитерианство в Шотландии и ввести там епископальную церковь. В 1637 г. Лауд отправил туда отделение высокой комиссии (так называлось высшее судилище по делам церковным) для немедленного водворения выработанной им литургии, по образцу англиканской. Напрасно шотландцы посылали ходатайства к королю об отмене новых порядков; король отвечал, что он скорее умрет, чем уступит. Тогда 28 февраля 1638 г. в Эдинбурге провозглашено было революционное правительство, первый шаг которого состоял в возобновлении ковенанта (см. это сл.) 1580 года. Король отправил в Шотландию маркиза Гамильтона для переговоров, но шотландцы нашли теперь делаемые им уступки недостаточными, и генеральный синод в Глазго торжественно упразднил епископальное устройство. Обе стороны взялись за оружие.

На ведение войны королю нужны были деньги — и вот, после 11-летней отсрочки, парламент снова был созван 13 апреля 1640 г. Но вместо того, чтобы разрешить испрашиваемые королем субсидии, общины прежде всего потребовали отмены всех насильственных мер правительства и полного изменения церковной политики. Напрасно лорды пытались устроить соглашение; король упорствовал и 5 мая распустил парламент. В августе шотландцы перешли пограничную реку Твид, разбили высланный против них отряд королевских войск и завладели Ньюкэстлем. В этом затруднительном положении король созвал в Йорке одну верхнюю палату парламента; но лорды не решались принять на себя ответственность за ведение войны. Вследствие этого король заключил с шотландцами мирный договор в Риппоне (14 окт. 1640), по которому последние удержали в своих руках графства Кумберлэнд и Дергэм, как залог в уплате вознаграждения за военные издержки. Карлу не оставалось теперь иного выхода, как созвать парламент, который открылся 3 ноября 1640 г. и известен в истории под названием «долгого парламента» (см. это сл.). Большинство в нем принадлежало пуританам. Между лордами многие также примкнули к оппозиции. Король требовал денег для подавление шотландского мятежа; общины ответили предъявлением длинного списка злоупотреблений правительства. Долго сдерживаемая ненависть к королевским советникам вспыхнула теперь ярким пламенем; общины обвинили Страффорда и Лауда в государственной измене и засадили обоих в тюрьму. Сопротивление короля было сломлено. Парламент закрыл Звездную палату и высокую комиссию и в январе 1641 г. вынудил у короля закон, предоставивший парламенту право собираться через каждые 3 года, даже без королевского призыва. Несмотря на блестящую защиту Страффорда, веденную им самим, он был обвинен в покушении на вольность страны и приговорен к смерти. Король подписал смертный приговор, и 11 мая 1641 г. Страффорд был казнен.

Карл I пытался теперь наверстать в Шотландии то, что им было утрачено в Англии. 20 августа он уехал туда в сопровождении наблюдательной комиссии парламента. Но в это время в Ирландии, только что успокоившейся было под строгим управлением Страффорда, вспыхнул дикий племенной и религиозный мятеж. Ирландские католики, величавшие себя «королевской армией», восстали осенью 1641 г. против своих протестантских притеснителей. Палатой общин в это время королю была подана «великая ремонстранция», заключавшая в себе больше 200 обвинительных пунктов против правительства и требование, чтобы епископы были исключены из палаты лордов и из судов. Король спокойно выслушал ремонстранцию, но затем, 3 января 1642 г., потребовал у парламента выдачи вождей оппозиции, как виновных в измене. Спикер отказал в выдачи их, ссылаясь на парламентские привилегии. Тогда, по совету королевы, король на другой день лично явился в парламент за преступниками; но «птицы улетели», и он с пустыми руками вернулся назад. На выручку парламента явилась лондонская милиция и тем доставила перевес «круглоголовым», как стали теперь называть пуритан за их коротко обстриженные волосы. Парламент вербовал войска; двор удалился в Йорк и собирал вокруг себя своих сторонников, «кавалеров», а королева со своими сокровищами бросилась на материк за оружием. Парламент выставил 25-тысячную армию под начальством графа Эссекса, тогда как у короля было всего 12 тысяч человек, но зато опытных и хорошо обученных. В первое время война велась с переменным счастьем; королевская армия нуждалась в деньгах, а парламентской недоставало боевой опытности. В июне 1643 г. шотландцы заключили союз с парламентом, и в январе 1644 г. значительный отряд их соединился с английской парламентской армией. Со своей стороны, чтобы увеличить средства армии, король созвал контрпарламент в Оксфорде, на который явились 83 лорда, но всего 173 члена нижн. палаты. 2 июля 1644 г. королевские войска под начальством Рупрехта, сына курфюрста Фридриха Пфальцского, потерпели жестокое поражение при Марстонмуре, и только раздоры, начавшиеся в среде армии и в самом парламенте, задержали на время окончательную гибель короля. В стенах парламента и в его войске мало-помалу стала брать верх еще слабая численностью, но сильная внутренней мощью партия индепендентов (см. это сл.), которая в своих политических и церковных стремлениях шла гораздо дальше, чем желала громадная масса народа. Парламент им одним был обязан своей первой великой победой, тогда как главный начальник войска, Эссекс, был разбит королевскими войсками в Корнваллисе. Чтобы вытеснить Эссекса и других пресвитерианских генералов из армии, индепендент Кромвель вынудил у парламента издать «билль о самоотречении», по которому членам парламента запрещалось занимать военные или гражданские должности. Опасаясь перевеса индепендентов, пресвитериане в парламенте стали склоняться в пользу мира, и зимою 1644—45 гг. начали переговоры с королем в Уксбридже, которые ничем не окончились.

Летом 1645 г. Кромвель и Ферфакс выиграли знаменитое сражение при Незби, причем ими была захвачена вся корреспонденция Карла с иностранными державами. Изобличенный в измене, король искал спасения в новых переговорах и уступках, но, потерпев неудачу, тайно покинул Оксфорд, чтобы добровольно передаться в руки шотландцев. Те приняли его почтительно, надеясь найти в нем союзника против ненавистных им индепендентов; но когда Карл отказался подписать «ковенант», обольщая их только обещаниями и сносясь за спиною с их врагами, шотландцы выдали его за 400000 фунт. английскому парламенту (2 февраля 1647). Имея в своих руках короля, «долгий парламент» нашел этот момент удобным для того, чтобы распустить войско, состоявшее на добрую половину из индепендентов. Но армия отнюдь не была склонна разыгрывать роль покорного орудия парламента, а потребовала прежде всего осуществления обещанной ей веротерпимости, за которую она проливала свою кровь. Попытка распустить армию не удалась; войско захватило короля и двинулось на Лондон. Кромвель хотя и отрицал свое участие в этом государственном перевороте, но немедленно принял сторону армии и от ее имени потребовал удаления 11 членов парламента. Это вызвало восстание в Лондоне, которое, однако, было усмирено войсками Ферфакса. Между тем, король скрылся и, находясь на острове Вайт, завел оттуда переговоры с Кромвелем о восстановлении своей власти. Кромвель колебался, но, поняв из перехваченного им письма истинный смысл затеянной с ним королем игры, окончательно решился покончить с ним. По его требованию парламент объявил в январе 1648 г. всякие дальнейшие переговоры с королем государственной изменой. Это постановление заставило многие провинции взяться за оружие на защиту короля, а шотландцы перешли границу и двинулись на Лондон. Кромвель быстро подавил восстание и разбил вдвое сильнейшее войско шотландцев. Он проник до Эдинбурга, где один из его конных отрядов овладел особой короля. Но парламент воспользовался отсутствием Кромвеля и снова вступил в переговоры с королем, которые точно так же, как и все прежние, окончились ничем. Рассвирепевшие индепенденты пошли на Лондон; 6 декабря два полка под начальством Прайда ворвались в палату общин, арестовали 47 членов из партии пресвитерианцев, а 96 просто прогнали. «Очищенный» таким образом парламент назначил суд над королем, под председательством юриста Брэдшо. Несмотря на протесты лордов и короля, а также на заступничество шотландцев, Франции и Голландии, 27 янв. 1649 г. суд приговорил короля к смертной казни, как тирана и государственного изменника. 30 января Карл I сложил свою голову на эшафоте. После казни Карла I власть перешла к армии. Парламент, ряды которого сильно поредели, отменил королевскую власть, упразднил верхнюю палату и назначил для управления страной государственный совет под председательством Брэдшо; в нем заседали Кромвель, Вен, Мильтон и знаменитый адмирал Блэк. Королевские имущества обращены в национальную собственность. Взоры новых властелинов обратились прежде всего на совершенно потерянную Ирландию, где партия роялистов успешно вербовала сторонников. Сам Карл II тоже появился в Ирландии, и в ней началось избиение англичан. Парламент отправил туда Кромвеля, с титулом лорда-наместника. Но в самом войске появилась крайняя коммунистическая секта «левеллеров» (уравнителей), требовавшая полного равенства имуществ, отмены податей и властей. Кромвель жестоко расправился с этой сектой и затем уже принялся за усмирение Ирландии. Восстание было подавлено с беспримерной свирепостью: мятежники преданы огню и мечу, масса народа отправлена в Вест-Индию на каторгу. Из Ирландии Кромвель поспешил на расправу с шотландцами, которые вошли в сношения с Карлом II и, заручившись от него значительными политическими уступками и клятвенным признанием «ковенанта», провозгласили его в июне 1650 г. своим королем. Кромвель вторгся в Шотландию с отборным войском, разбил горцев при Денбаре (3 сентября), занял Эдинбург и год спустя (3 сентября 1651) истребил армию Карла II при Ворчестере. Сам Карл едва спасся во Францию. С Шотландией поступили, как с завоеванной страной: она была присоединена к республике, лишилась своего собственного представительного собрания и должна была посылать представителей в английский парламент. Та же участь постигла Ирландию, где Айртон, а после его смерти — Лудло, довершили дело усмирения. Вслед за этим у молодой республики начались раздоры с генеральными штатами Голландии. Английский посол был бесчеловечно убит в Гааге эмигрировавшими кавалерами, тогда как Стюарты находили там друзей и поддержку. Разгневанный парламент издал 9 октября 1651 г. Навигационный акт (см. это сл.), которым дозволялось привозить товары в Англию только на ее собственных судах или на судах ее колоний. Этот акт угрожал торговому могуществу Голландии, приобретенному ею благодаря упадку английского флота при Стюартах. Голландцы отправили военный флот в Ла-Манш, под начальством своих знаменитых морских героев Тромпа и Рюйтера, и в мае 1652 г. между обеими республиками загорелась формальная война, ознаменовавшаяся блестящей победой англичан при Лагосе в феврале 1653 г. Главным героем этой войны был адмирал Блэк, и ему Англия обязана восстановлением своего морского превосходства; сами голландцы признали ее первою морскою державою. Между тем, давнишний разлад между парламентом и армией привел, наконец, к полному разрыву. Парламент выразил желание сократить ряды войска, а армия жаловалась на злоупотребление в судах и администрации, требовала нового парламента и новых выборов в более демократическом духе. Кромвель 20 апреля 1653 г. явился с солдатами в залу заседаний и разогнал парламент «во славу Божию». Так окончил свое существование «долгий парламент». Вслед за этим был разогнан Государственный Совет, и Кромвель созвал новый парламент из так назыв. «святых», т. е. людей, славившихся своим благочестием (баребонский парламент, названный так по имени своего главного представителя — кожевника Баребона). Но Кромвелю не совсем легко было ладить со своими «святыми», и в декабре он распустил собрание, приняв, однако, из его рук титул лорда-протектора с чисто королевской властью.

Почти вся Европа теперь искала дружбы лорда-протектора, а Людовик XIV заключил с ним формальный союз. Война с Нидерландами была окончена почетным миром от 6 апреля 1654 г., по которому Навигационный акт остался в силе, а голландцы обещались изгнать Стюартов и лишить штатгальтерства родственный с ними Оранский дом. После этого Кромвель созвал новый парламент, состоявший из 400 англичан, 30 ирландцев и 30 шотландцев, но уже через 6 месяцев опять распустил его, недовольный поднятыми им конституционными вопросами. По новому устройству, данному Кромвелем стране, роялисты были обложены 10-процентным подоходным налогом и вся страна была разделена на 12 округов, подчиненных генералам, с неограниченною властью во всех делах гражданских и военных.

Религиозные преследования затихли, и всем, за исключением католиков, даровано было право молиться Богу на свой образец, лишь бы они не касались политики. Внешняя политика Кромвеля заслужила похвалы даже его непримиримых врагов, кавалеров. В союзе с Францией он объявил войну Испании, во время которой англичане завладели Ямайкой и (1658) Дюнкирхеном. Однако, ненависть народа к диктатуре все более и более росла, в особенности после того, как Кромвель исключил из созванного им в 1656 г. парламента 160 пресвитериан и строгих республиканцев. В марте 1657 года парламент хотел поднести ему королевскую корону и, когда он, из страха перед войском, не отважился принять ее, предоставил ему право назначить себе преемника. Тогда же учреждена была верхняя палата, состоявшая из 61 назначенного протектором лица. Когда, согласно постановлениям новой конституции, парламент выразил желание снова принять в свою среду 140 исключенных депутатов, Кромвель неожиданно распустил его.

Кромвель скончался 3 сентября 1658 года. Государственный совет немедленно утвердил в достоинстве протектора его ничтожного, неспособного сына Ричарда. Но как только был созван парламент, начальники армии восстали против него и против протектора, и 25 мая 1659 г. Ричард добровольно отрекся от власти, получив за это крупную сумму и обещание уплаты всех его долгов. Страна попала теперь в руки грубых солдат, без выдающихся талантов и политической опытности. Генералы Флитвуд, Ламберт и Десборо захватили в свои руки высшие должности и для упрочения военного деспотизма избрали «комитет общественной безопасности», сосредоточивавший в своих руках все правительственные дела. Но этой анархии неожиданно был положен конец вмешательством генерала Монка. Он командовал войсками в Шотландии и давно уже тяготился диктатурой лондонских полков. Созвав свою армию, он объявил ей, что идет на Лондон, чтобы восстановить древние права и вольности, но умолчал о том, что истинная цель его — восстановить прежнюю династию. 3 февраля 1660 года он без боя занял столицу, где в это время заседали остатки долгого парламента, назв. в насмешку Rump Parliament (т. е. парламент-туловище, каким он стал после того как Кромвель отсек от него «голову» — всех пресвитерианских депутатов). Монк вступил с ним в соглашение, по которому изгнанные Кромвелем пресвитериане снова заняли свои депутатские места. Индепенденты потеряли теперь большинство и должны были удалиться. Господству армии настал конец. Немедленно была отменены все законы против Стюартов, и парламент добровольно разошелся, назначив новые выборы на 25 апреля. Новый парламент, в котором большинство состояло из роялистов, вступил в переговоры с Карлом II и, получив от него обещание общей амнистии, свободы вероисповеданий и уважения к приобретенным правам, провозгласил его 8 мая королем всех трех соединенных королевств. 29-го Карл II совершил свой торжественный въезд в Лондон и был встречен искренней радостью всех партий, утомленных анархией и военным деспотизмом.

Началась эпоха Реставрации (1660—1689). По восшествии на престол Карл II (1660—1685) сразу показал, что Стюарты в изгнании ничего не забыли и ничему не научились. Вопреки амнистии, казнили и изгоняли «цареубийц», выбрасывали из могил кости вождей революции. Конфискованные имущества возвращались роялистам; постановления республики были сожжены рукою палача. Войско было распущено; повсюду восстанавливали епископат. Новый английский парламент 1661 года, в котором большинство принадлежало англиканам, снова призвал епископов в верхнюю палату, принял так назыв. корпорационный акт, лишивший пресвитерианцев и республиканцев даже городских должностей, и вновь провозгласил англиканизм господствующею государственною религиею. Главным проводником всех этих мер был канцлер Кларендон. С другой стороны, как бы в противовес взявшему верх в парламенте англиканизму, при дворе стала обнаруживаться сильная склонность к католицизму. Восстановив королевскую власть, парламент не был намерен, однако, поступиться собственными прерогативами. Общины высказывали явное намерение, не довольствуясь одним утверждением испрашиваемых сумм, присвоить себе контроль и над способом их расходования. Вследствие этого король, постоянно нуждавшийся в деньгах для удовлетворения своей безумной расточительности, уступил Людовику XIV обратно Дюнкирхен, за 5 милл. ливров. В угоду ему же он, по пустому поводу, начал войну с Нидерландами, окончившуюся постыдно для Англии. Для успокоения умов в январе 1668 г. Карл заключил тройственный союз со Швецией и Нидерландами, с целью защиты протестантизма в Европе. Но уже в середине 1669 г. неожиданно составилось пресловутое министерство «кабалы» (по начальным буквам фамилий министров Клиффорда, Ашли, Бэкингема, Арлингтона и Лоудерделя), которое на деньги Людовика XIV и в союзе с братом короля, герцогом Йоркским, систематически стремилось к водворению католицизма в Англии и восстановлению абсолютной монархии. В силу тайного договора с Францией оно без всякой причины объявило в 1672 г. войну Нидерландам, принесшую Англии один только позор. В это же время события в королевском семействе еще более усилили опасения и недовольство протестантов. Герцог Йоркский, наследник престола, открыто перешел в католицизм и женился на католической принцессе, Марии Моденской. Под видом провозглашения веротерпимости была издана так назыв. «индульгенция», которою, без разрешения парламента, отменялись уголовные наказания против нонконформистов (см. это слово), но которая должна была служить первым шагом к введению католицизма. Так понял это парламент и в 1673 г. заставил короля взять назад индульгенцию и вместо нее издать «Присяжный акт» (Test act), по которому на государственной службе могли быть терпимы только те, кто признавал короля главой церкви, причащался по-англикански и отвергал пресуществление. Брат короля Иаков принужден был сложить свои должности. В то же время парламент покончил и с «кабалою», привлекши министров к ответственности за войну с Голландией. Во главе нового министерства стал граф Денби, который своей политикой внес в страну еще большие замешательства. Ненависть к католикам вспыхнула со страшной силой, когда в 1678 г. в народе разнесся слух о мнимом заговоре некоего Тита Отса (Oates), будто бы замышлявшего убить короля и возвести на престол Иакова. Парламент исключил из своей среды всех католиков, объявил Иакова лишенным прав на престолонаследие и требовал суда над министрами. Карл распустил парламент, из крайне роялистического превратившийся под конец чуть не в революционный, и назначил новые выборы. В новой палате оппозиции принадлежало большинство. Герцог Йоркский был отослан за границу. Оппозиция вступила в кабинет, главой которого сделался Шефтсбери (прежде Ашли), и требовала от короля устранения Иакова от престолонаследия. Но в этом вопросе король неожиданно выказал несвойственную ему твердость и снова распустил парламент, который, прежде чем разойтись, издал 2 мая 1679 г. знаменитый «Habeas Corpus Act», ограждающий личную неприкосновенность граждан. Вслед за этим Шефтсбери был лишен своих должностей. Однако и новый парламент сказался так же мало сговорчивым, как и его предшественник. 21 нояб.

1680 г. нижняя палата вновь приняла билль о лишении герцога Йоркского права на престол; но он был отвергнут лордами. Приверженцы билля получили название вигов (см. это слово), а противники его стали известны под именем тори (см. это слово).

Для намерений двора как нельзя более кстати пришелся новый заговор на жизнь короля (Ryehouse Plot), открытый в 1681 г. Хотя участники в этом заговоре были все люди без имени и влияния, но правительство сумело запутать в него вождей оппозиции и предало их суду; лорд Россель и Альджернон Сидней были казнены. Вскоре после того умер Карл II.

Иаков II (1685—88) вступил на престол среди общего безмолвия, водворившегося вследствие преследований последних лет, не встретив ни малейшего сопротивления. Он дал обещание свято соблюдать законы и государственную религию. Вновь избранный парламент, состоявший почти исключительно из чистых тори, по первому же его требованию разрешил ему чрезвычайные субсидии на подавление восстаний Аргайля в Шотландии и герцога Монмута (см. это имя), незаконного сына Карла II, в Англии. Оба восстания были усмирены с бесчеловечной жестокостью. Монмут и Аргайль попались в руки короля и были казнены. Этот быстрый успех придал Иакову смелость открыто приступить к осуществлению своих планов. Под предлогом предупреждения новых мятежей он увеличил армию и назначил на офицерские места многих католиков, освободив их от соблюдение Test act. Многие высокие должности были заняты папистами. Опасаясь сопротивления парламента, Иаков распустил его и собственною властью издал закон о веротерпимости (1687), предоставлявший католикам равные права с членами государственной церкви. Эта мера должна была служить началом полного торжества католицизма. Негодование народа не имело границ, и оно еще более усилилось, когда разнеслась весть, что королева родила сына, который немедленно был передан на попечение иезуитов. Рождение наследника отстраняло от престола протестантских дочерей Иакова, на которых нация возлагала свои последние надежды. Но это-то и переполнило чашу народного терпения. Виги обратились с формальным адресом к зятю короля, штатгальтеру голландскому, Вильгельму Оранскому (см. это слово), умоляя его встать на защиту протестантства в Англии и прав своей жены Марии. 5 нояб. 1688 г. Вильгельм высадился с 15000 человек в Торбее, при восторженных криках народа. После некоторых колебаний на его сторону перешли войско и флот. Уже 18 дек. он без всякого кровопролития вступил в Лондон, тогда как покинутый всеми король должен был бежать. Вильгельм принял регентство и созвал последний парламент Карла II для решения вопроса о престолонаследии. 6 февр. 1689 г. парламент признал Иакова II лишенным престола и передал корону принцессе Марии, совместно с ее супругом, с тем, однако, чтобы правительственная власть принадлежала Вильгельму и чтобы после смерти бездетной четы корона перешла к принцессе Анне. Но вместе с тем Вильгельм должен был подписать так назыв. «Декларацию прав» (Declaration of Rights; см. это слово), заключающую в себе точное определение границ королевской власти. 11 апр. Вильгельм был признан и шотландским парламентом, под условием отмены епископата и верховной власти короля в делах церкви.

Новая революция отнюдь не была простой переменой династии, а положила начало приобретению парламентом новых прав. Виги пользовались при Вильгельме громадным влиянием на государственные дела. Это ожесточало тори и увеличивало ряды приверженцев изгнанного короля, так назыв. якобитов. Парламент 1689 г. принял великий «Акт веротерпимости» (Toleration Act), доставивший религиозную свободу всем диссентерам, кроме социниан. Правда, благодеяния его не были распространены на католиков, но зато, по крайней мере, последние не подвергались больше преследованиям. В Ирландии, однако, вспыхнул мятеж, быстро принявший весьма значительные размеры. В марте 1689 года там высадился Иаков со вспомогательным французским корпусом в 5 тысяч человек. Он овладел Дублином и созвал ирландский парламент. Но уже в июле 1690 г. Вильгельм лично нанес ему жестокое поражение на реке Бойн. Окончательное покорение Ирландии последовало не раньше 1691 года, после того как генерал Черчилль (впоследствии герцог Мальборо) вторично разбил армию Иакова близ Агрима, взял штурмом Лимерик и принудил Иакова бежать во Францию. Ирландцы признали Вильгельма III, но с условием предоставления им такой же свободы вероисповедания, как при Карле II. При Стюартах Франция стала опасной соперницей Англии на море. Людовик XIV всячески старался вредить Англии, оказывал поддержку Стюартам и дал у себя приют изгнанному королю. Поэтому война с Францией была весьма популярна в Англии, но она принесла мало славы и еще меньше выгод. По Рисвикскому миру (1697) Англия добилась от Людовика только признание Вильгельма королем и обещание отказаться от поддержки Иакова II. Иаков II умер в 1701 г., и Людовик XIV признал его сына законным королем Англии. Это оскорбление вызвало страшное негодование всех партий, и когда Вильгельм потребовал новых субсидий для участия в войне за Испанское наследство (см. это слово), парламент охотно дал ему средства на организацию 45-тысячной армии. Но во время приготовлений к войне Вильгельм умер, 8 марта 1702 г.

С вступлением на престол Анны (1702—1714 гг.) началась война за Испанское наследство, продолжавшаяся целых 11 лет (1702—1713). Героем ее был сподвижник Вильгельма, герцог Мальборо (см. это имя), находивший себе сильную поддержку в вигах и в привязанности королевы к его жене. Но война утомила нацию, которая жаловалась на увеличение податей и постоянно возраставший государственный долг. Главным виновником затягивания войны считали Мальборо; в 1710 г. против него составилась придворная интрига, и он был свергнут. Опала распространилась и на министерство вигов, не пользовавшихся расположением королевы, и так как на новых выборах в парламент большинство высказалось в пользу тори, то министерство было низвергнуто. Его место заняли тори, с Оксфордом и Болинброком во главе. Новые министры немедленно открыли переговоры о мире с Францией. Результатом переговоров был Утрехтский мир (11 апр. 1713), по которому Англия получила от Франции часть ее владений в Новом свете: Гудзонов залив, всю Новую Шотландию и Ньюфаундленд, а от Испании — Гибралтар и Минорку. Сверх того, Франция и Испания доставили англичанам важные торговые привилегии в своих землях. Французская морская сила была уничтожена, тогда как британский флот стал первым в Европе. Во внутренней жизни народа самым главным событием, ознаменовавшим собою царствование Анны, было окончательное присоединение Шотландии, которая одно время благодаря якобитским проискам приняла слишком независимое положение. Парламенты обеих стран выработали акт об унии, вступивший в силу 1 мая 1707 г. Этим актом обе страны слились воедино под именем Великобритании (Great Britain), с общим законодательным собранием. Несмотря на то, что этот договор принес Шотландии великие благодеяния, в смысле внутреннего развития ее национальных сил, самая уния была ненавистна многочисленным приверженцам изгнанной династии. Пользуясь этим настроением, претендент, поддержанный значительным отрядом французов, сделал в марте 1708 г. попытку высадиться на шотландском берегу, под именем рыцаря Сен-Джорджа. Высадка не удалась благодаря бдительности адмирала Бинга. После смерти Анны корона перешла, согласно акту о престолонаследии, к курфюрсту ганноверскому Георгу, сыну Софии, внучки Иакова I. В Англии и ныне царствует Ганноверская династия.

Еще на пути своем в Англию Георг I (1714—27) уволил торийское министерство и призвал в кабинет вигов в лице Роберта Вальполя и Тауншенда. Прежнее министерство было отдано под суд за Утрехтский мир, а Болинброк бежал во Францию и поступил на службу к претенденту. В это время граф Марр во главе 15000 якобитов поднял знамя восстания в Шотландии, а в декабре 1715г. претендент лично высадился близ Абердина и провозгласил себя королем под именем Иакова III. Но смерть главного покровителя Стюартов, Людовика XIV, равно как несогласие между претендентом и Болинброком, парализовали силы восстания, тогда как министерство действовало с решительностью и энергией, опираясь на поддержку парламента. Инсургенты были разбиты при Демблене, и только что высадившийся Иаков принужден был бежать. Так же печально окончилось и второе восстание, 1719 года. В 1717 году Англия приняла участие в так называемом четверном союзе, который был направлен против политики испанского министра Альберони. Она объявила войну Испании и уничтожила ее флот. В 1720 г. внутри страны разразился финансовый кризис.

При Георге II (1727—60 гг.) в положении партий не произошло никакой перемены. Виги по-прежнему оставались у кормила правления и выказывали большое миролюбие. Но в 1739 году, вследствие посягательства на торговые интересы англичан со стороны Испании, Вальполь принужден был объявить последней войну, которая, впрочем, велась обеими сторонами довольно вяло и с малым успехом. В войне за Австрийское наследство Англия, как одна из поручительниц Прагматической санкции, приняла сторону Марии-Терезии. Первоначально, пока министром оставался Вальполь, помощь Англии ограничивалась только субсидиями; но когда управление перешло к лорду Картерету, заклятому ненавистнику Франции, последней была объявлена формальная война. Английские войска высадились в Нидерландах, где с ними соединилась 16-тысячная армия из гессенцев и ганноверцев. Георг II лично принял начальство над войсками и 27 июня 1743 г. разбил маршала Ноаля при Деттингене-на-Майне. В 1744 г. британский флот уничтожил французский при Тулоне (22 февр.), но зато герцог Кумберлендский, сын короля, потерпел жестокое поражение при Фонтенуа (11 мая). Еще в том же году французы пытались сделать высадку в Шотландии, с сильным флотом, на котором находился младший претендент Карл Эдуард, внук Иакова II, но не имели успеха. Однако в июле 1745 г. молодой авантюрист вступил на почву Шотландии и поднял там восстание якобитов, принявшее тем более грозный характер, что все войска находились за границей. Герцог Кумберлендский поспешил с сильным отрядом из Нидерландов и 27 апр. 1746 г. победой при Куллодене положил конец мятежу. По Ахенскому миру, заключенному с Францией 18 октября 1748 года, обе стороны возвратили друг другу свои завоевания. Англия добилась только некоторых торговых выгод и признания Георга II со стороны Франции. Во главе правления все еще оставались виги, сначала под руководством Пельгема, а потом его брата, герцога Ньюкэстля. В 1755 г. между Англией и Францией возгорелась война в Америке из-за спора о границах. Сначала англичанам не везло, но с 1756 г., со вступлением в министерство Вильяма Питта, который, в противоположность королю, всего более дорожившему интересами Ганновера, преследовал чисто национальную политику, дела приняли иной оборот. Англичане завладели в Америке Квебеком и Монреалем, а в Индии — Калькуттой, Суратом и Пондишери. В Семилетней войне Англия была на стороне Пруссии.

Смерть Георга II и вступление на престол его внука, Георга III (1760—1820) изменили положение дел. Молодой король находился в руках своего воспитателя и любимца Бюта, и когда 25 октября 1761 года Питт вышел в отставку вследствие несогласия короля и кабинета на немедленное объявление войны Испании, тори в первый раз после долголетнего промежутка снова вступили в управление делами. Но торийское министерство вскоре увидело себя вынужденным начать войну с Испаниею, доставившую Англии Гавану и Манилью. По Парижскому миру 1763 г. Англия приобрела от Франции Канаду, Кап Бретон, о-ва Сен-Винцент, Доминико и Тобаго, а от Испании — Флориду и важные торговые права. Лорд Клэйв воспользовался переворотами в Бенгалии, чтобы завоевать для Ост-Индской компании 3 царства: Бенгалию, Бегар и Орису. Неисчислимые богатства потекли теперь в метрополию, оказывая могущественное влияние на развитие гражданских сношений, на промышленность и торговлю. Но эти частные обогащения нисколько не уменьшили финансового расстройства, в которое государство впало со времени войны. Государственный долг вырос до 106 милл.; в народе господствовало общее недовольство Парижским миром, доставившим Англии меньше выгод, чем предполагал Питт Это неудовольствие нашло себе красноречивое выражение в знаменитых «Письмах Юниуса», печатавшихся в продолжение 1766—71 гг. в «Public Advertiser». При таком положении дела министерству Гренвиля, сменившему бездарный кабинет Бюта, пришла мысль открыть себе новые источники доходов в североамериканских колониях. Между прочим, оно возвысило там ввозные пошлины и в марте 1765 г. ввело штемпельный налог. Колонии с негодованием отвергли произвольные распоряжения правительства. Когда несколько лет спустя на ту же дорогу вступило торийское министерство Норта, колонии открыто восстали против Англии. 4 июля 1776 г. конгресс колоний провозгласил независимость 13 Соединенных штатов. Война в это время была уже в полном ходу. Сначала успех был на стороне англичан; но ход дела изменился, когда колонии в 1778 г. заключили союз с Францией, которая воспользовалась этим случаем, чтобы отомстить своей сопернице, и в 1779 г. привлекла к участию в войне также и Испанию. Сверх того, по почину России, северные морские державы образовали «вооруженный нейтралитет» для защиты своих взаимных торговых интересов. Лондонский кабинет пришел в такое раздражение, что объявил войну Голландии за ее намерение присоединиться к союзу северных держав. Но как ни были велики средства Англии, она не могла долго держаться против этого союза. 30 ноября 1782 был подписан отдельный мир с колониями, за которыми признана полная независимость, а в сентябре 1783 заключен общий мир в Версале. Англия должна была выдать обратно Франции Тобаго, Сен-Пьер и Микелон, а Испании — Флориду и Минорку. Среди этих внешних тревог Англии пришлось ведаться и с внутренними опасностями. Пользуясь затруднительным положением правительства, ирландцы восстали в 1779 г., требуя свободы вероисповедания и торговли, и взялись за оружие под предлогом отражения французской высадки. Напрасно министерство пыталось успокоить бурю некоторыми торговыми льготами; в 1782 г. британский парламент принужден был отменить законы 1720 г., подчинявшие ирландский парламент постановлениям британского. Вместе с тем была ограничена власть наместника, что придало Ирландии большую политическую самостоятельность. Другого рода беспорядки потрясли Англию и Шотландию. Принятые парламентом в 1778 г. облегчительные меры по отношению к католикам, в которых народ увидел опасность для протестантской религии, вызвали в Лондоне возмущение черни; беспокойные элементы зашевелились и в Шотландии. Версальский мирный договор усилил неудовольствие. Ввиду сильной оппозиции, поднявшейся в парламенте, преданное королю министерство Шельберна вышло в отставку, и его место заняло коалиционное министерство Фокса (вождя вигов) и Норта. Этот неестественный союз между двумя государственными людьми столь противоположного образа мыслей встретил решительного противника в самом короле, который поставил во главе управления знаменитого Вильяма Питта (младшего).

Новый министр прежде всего обратил внимание на положение дел в Индии. Вспыхнувшая во время североамериканского восстания война с магаратскими правителями и майзорским раджой Гайдер-Али и его преемником Типпо-Саибом была благополучно приведена к концу, и последний должен был возвратить все свои завоевания. Ост-Индская компания, впавшая вследствие войны в громадные долги, принуждена была подчиниться постановлению парламента, который учредил над ее директорами и акционерами наблюдательное ведомство (контрольное управление по делам Индии) из шести лиц, назначаемых королем. За новое восстание в 1790 г. Типпо-Саиб поплатился половиной своих владений и тяжелой военной контрибуцией. В этом, равно как в открытиях Кука в Австралии, имевших своим последствием основание новых колоний в Южном Валлисе, Англия нашла себе некоторое вознаграждение за потерю в Северной Америке. В самом парламенте оппозиция вигов, руководимая такими блестящими талантами, как Эдмунд Борк и Фокс, задумала целый ряд либеральных политических реформ. Ее благим намерениям неожиданно положен был конец Французской революцией, которая заставила имущие классы забыть свои прежние раздоры и теснее сомкнуться вокруг правительства. В старой партии вигов произошел глубокий раскол: более умеренные члены ее под предводительством Борка отложились от своих единомышленников и искали сближения с тори. Партия Фокса растаяла и утратила всякое влияние на дела. Однако, только в декабре 1792 г., после присоединения Бельгии к Французской республике, Англия решилась выступить из своего нейтрального положения. Сигналом к взрыву послужила казнь Людовика XVI. Немедленно по получении этого известия французский посланник был удален из Лондона, а Конвент ответил на это 1 февр. 1793 г. объявлением войны зараз Англии, Нидерландам и Испании. Между тем как на материке победа везде оставалась за французами, Англия торжествовала на море. Она почти совершенно вытеснила французов из Ост— и Вест-Индии и отняла у Батавской республики ее ост-индские владения, мыс Доброй Надежды и так далее. Для подавления внутренних беспорядков парламент разрешил министерству приостановить действие Habeas Corpus и принял многие другие исключительные законы. После Кампо-Формийского договора 1797 года Англия осталась изолированной. К этому присоединились внутренние волнения. Между матросами, стоявшими в Ла-Маншском канале, вспыхнул бунт; народ страдал от дороговизны и голода, Английский банк приостановил размен банковых билетов. Хотя победа Нельсона при Абукире несколько успокоила страх, навеянный французской экспедицией в Египте, но как раз в это время возбужденное состояние умов в несчастной Ирландии заставляло опасаться всего худшего. Уже с давних пор в этой стране существовал громадный католический союз «соединенных ирландцев» (United Irishmen), стремившийся при помощи Франции к низвержению английского господства. После нескольких неудачных французских экспедиций к берегам Ирландии правительство решило обезоружить союз и наказать его вожаков. Этот шаг вызвал кровавую междоусобную войну, длившуюся несколько месяцев. Чтобы окончательно приковать Ирландию к Великобритании, Питт предложил в 1799 г. билль о слиянии ирландского парламента с английским, и хотя этот билль первоначально был отвергнут ирландцами, но на следующий год правительству удалось провести его при помощи подкупленного большинства. По новому закону 28 ирландских лордов, вместе с 4 епископами, должны были заседать в верхней, а 100 ирландских депутатов — в нижней палате. Вместе с тем, оба государства уравнены в правах, и все сношения между ними объявлены свободными. Но в действительности семь восьмых ирландского населения, как католики, по-прежнему оставались лишенными всяких политических прав.

Между тем, в 1799 г. против Франции составилась новая коалиция. Успехи французов заставили Австрию и Россию, в союзе с южно-германскими государствами, взяться за оружие. Еще в том же году в Нидерландах появилась русско-британская экспедиция под начальством герцога Йоркского, не имевшая, однако, успеха. Все усилия союзников приводили только к еще более быстрому увеличению могущества противника. Уже в 1801 г. Австрия и Германия заключили Люневильский мир; Англия снова очутилась одна, без союзников. Несмотря, однако, на это, она отвергла мирные предложения Бонапарта и в возобновлении вооруженного нейтралитета между Россией, Швецией и Данией для взаимной защиты своей торговли от британских насилий усмотрела прямое объявление войны. Нельсон получил приказ силой проложить себе проход через Зунд и появиться в Балтийском море. В ответ на это Пруссия заняла своими войсками Ганновер. Восшествие на престол императора Александра дало положению дел новый оборот. В июне 1801 г. британский кабинет заключил с Россией договор о мореплавании, к которому присоединились также Швеция и Дания. Чтобы облегчить заключение мира, Питт уступил в марте 1801г. свое место Аддингтону, который 27 марта 1802 г. действительно заключил Амьенский мир. Англия должна была возвратить Франции, Испании и Голландии все свои завоевания, за исключением Тринидада и Цейлона. Одна только крайность могла заставить англичан принять подобные условия мира; они вскоре почувствовали всю тяжесть французского преобладания на материке, грозившего закрыть для них все европейские гавани. Неудивительно поэтому, что уже 16 мая 1803 г. английский кабинет, с одобрения всех партий, снова объявил войну Франции. Враждебные действия начались, однако, не особенно блестяще, так как все британские силы были сосредоточены в Ла-Манше для отражения предполагавшейся высадки французов в Англию. Слабое министерство Аддингтона должно было удалиться, и управление делами снова перешло к Питту. Он немедленно объявил войну тайной союзнице Франции, Испании, и в апреле 1805 г. заключил союз с Россией, отвергнув мирные предложения Наполеона. В авг. 1805 к русско-британскому союзу присоединились Австрия и Швеция, и тогда же Нельсон разрушил испанско-французский флот при Трафальгаре. Но эта великая победа не искупила поражения союзников в Австрийском походе, и после Пресбургского мира (26 дек. 1805) Франция приняла относительно Англии еще более грозное положение, чем когда-либо. Необходимость покоя чувствовалась теперь всеми партиями. Поэтому новое министерство Фокса и Гренвиля, образовавшееся после смерти Питта, в январе 1806 г., открыло переговоры о мире, которые, однако, не привели к цели. Наполеон, между прочим, предлагал Англии обратно Ганновер, вследствие чего Пруссия легко дала себя склонить на союз с Россией и Австрией. Во время этой новой войны Наполеон издал свой знаменитый эдикт о блокаде европейских гаваней, до крайности стеснивший торговлю между материком и Англией и объявивший все английские судна и товары добычей каждого желающего. Несчастный исход прусско-русской войны против Франции, окончившийся в июле 1807 г. Тильзитским миром, учреждение Рейнского союза, дружба России с Францией — все это лишило Англию всякой поддержки на материке. Чтобы удержать за собою, по крайней мере, Порту, английское правительство предписало адмиралу Денкворту произвести в феврале 1807 г. грозную демонстрацию в Дарданеллах, но этим достигло прямо противоположного результата: Порта приняла сторону Франции. Вскоре после того английский флот под начальством Гамбиера появился в Зунде, бомбардировал Копенгаген и увел с собою датский флот. Этот поступок имел своим последствием объявление войны со стороны России и Дании. Для Англии были теперь закрыты все европейские гавани, кроме Португалии и Швеции, и она могла противопоставить этой общей блокаде только контрабандную торговлю на широкую ногу. Уже по одному этому для нее было необходимо продолжать войну, чего бы она ей ни стоила. В марте 1807 г. министерство Гренвиля по вопросу об эмансипации католиков потерпело поражение и было заменено ультрапротестантским кабинетом Портленда и Персиваля, в котором иностранные дела перешли в талантливые руки Каннинга. Пользуясь восстанием испанцев, новый кабинет отправил английский корпус в Португалию, под начальством Артура Веллеслея, будущего герцога Веллингтона, а другой корпус, под начальством Мура — в Испанию. Благодаря тому, что часть французских сил была отвлечена новой войной с Австрией (1809), Веллеслей в союзе с испанскими инсургентами скоро получил значительный перевес на полуострове. Но Венский мир, в окт. 1809 г., снова поднял Наполеона и Францию на вершину могущества. Континентальная система, к которой, вследствие придворной революции, примкнула и Швеция, могла быть поддерживаема теперь без всяких послаблений. Вдобавок успехи британского оружия на Пиренейском полуострове заметно стали ослабевать; к концу 1810 г. в руках англичан оставались только Кадикс и Лиссабон. Зато на море Англия по-прежнему удерживала свое превосходство, тогда как французы потеряли за это время все свои колонии. Перемена личностей в высших правительственных сферах с 1809 г. ничего не изменила в воинственной политике Англии. После смерти Портленда управление осталось в руках Персиваля. Вследствие неизлечимого сумасшествия Георга Ш старший сын его, принц Валлийский, сделался регентом, сначала с ограниченными, а затем с полными королевскими прерогативами. Виги рассчитывали благодаря этой перемене стать у кормила правления, но регент неожиданно для всех принял сторону тори и после убийства Персиваля поставил во главе министерства лорда Ливерпуля, тогда как иностранные дела перешли к Кэстльри. Злополучный поход Наполеона в Россию послужил, наконец, тем поворотным пунктом, которого так долго и напрасно ждала британская политика. После отступления французов из Москвы английский кабинет употребил все возможные усилия, чтобы побудить европейские державы к дружной борьбе с Наполеоном. Парижский мир (30 мая 1814) блестяще увенчал собою усилия Англии. Наполеон пал, Франция была унижена; все моря, все гавани и берега снова открылись для британских парусов, и никакой вопрос европейской политики не мог быть решен помимо воли и против интересов островитян. Земельные приобретения, полученные Англией по этому миру, были громадны, если даже не считать ее завоеваний на индийском материке. Франция должна была уступить ей Мальту, Иль-де-Франс, Табаго, Сан-Люси и Сейшельские острова; Голландия — Демерари (в Гвиане) с превосходными хлопчатыми плантациями, мыс Доброй Надежды и весь Цейлон; Дания — Гельголанд. Ионические о-ва были поставлены под ее верховное покровительство. Возвращение Наполеона с острова Эльбы доставило ей новую славу при Ватерлоо. Общий мир повел за собою также улаживание несогласий с Соединенными Штатами Северной Америки, которые с 1812 г. боролись против насилий, совершаемых британскими кораблями над нейтральными государствами. Война велась обеими сторонами с переменным счастьем и окончилась, в декабре 1814 г. миром в Генте.

За время этих войн национальный долг Англии достиг громадной цифры и обрушился всей своей тяжестью на низшие классы населения. Плохие урожаи еще более подняли цены на хлеб, и без того искусственно возвышенные «хлебными законами», по которым иностранный хлеб позволялось ввозить в Англию только в таком случае, когда цены на туземный хлеб доходили до известной, весьма высокой нормы. Наконец, континентальная система усилила промышленную деятельность на материке, и английские товары, производившиеся в громадных количествах, не находили достаточного сбыта. Бурные народные собрания, бунты и эксцессы голодающего пролетариата стали обычным явлением, а торийское правительство не сумело противопоставить этим явлениям ничего другого, кроме отмены «Habeas Corpus», стеснения печати, запрещения сходок и ношения оружие. Эти меры еще более разжигали народное неудовольствие, и во многих фабричных округах вспыхнули настоящие восстания. Так, например, в Манчестере против народа пришлось употребить в дело оружие (1819 г.).

Среди этого брожения 29 января 1820 г. регент вступил на престол под именем Георга IV. Первый значительный акт его правления — неблаговидный процесс о разводе с его супругой, Каролиной Брауншвейгской — еще более воспламенил народную ненависть к двору и министрам. Внешнему спокойствию тоже грозила опасность вследствие осложнений, вызванных революциями в Испании, Неаполе и Греции. Торийские министры остались верны консервативной политике, надеясь в укреплении легитимного принципа на материке найти опору и для британской аристократии. Но когда после самоубийства Кэстльри (12 авг. 1822 г.) Каннинг вступил в министерство иностранных дел, во внешней политике Англии произошел решительный переворот. В отношении к другим державам он принял принцип невмешательства; пытался, хотя и напрасно, помешать вступлению французов в Испанию для восстановления прежней правительственной системы; принял на себя почин в признании Греции воюющей державой, и 1 января 1825 г. первый признал южно-американские республики. Во внутренней политике тоже обнаружилось стремление стать ближе к желаниям и нуждам народа. Уже во время войны была запрещена торговля невольниками. В 1824 г. был издан закон, которым за эту торговлю налагались такие же наказания, как за морской грабеж. Этим положено начало эмансипации невольников. Ревностно стремились Каннинг и министр финансов Гескиссон к поднятию торговли и облегчению податей, вследствие чего мало-помалу спокойствие снова водворилось в стране. Страшный торговый кризис, вызванный акционерной игрой и торговыми сношениями с южно-американскими штатами, прошел благодаря этому без серьезного потрясения, в особенности когда в 1826 г. были понижены хлебные пошлины. Но в Ирландии политическое и социальное положение по-прежнему сохраняло свой грозный характер. Немедленно по заключении мира Даниэль О'Коннель основал «католическую ассоциацию», ближайшей целью которой была давно обещанная, но постоянно отвергаемая тори эмансипация католиков. Каннинг, со своей стороны, попытался добиться того же от парламента, но его билль, принятый нижней палатой, был отвергнут палатой лордов. Ожидание ирландцев возросли, когда в апр. 1827 г. Ливерпуль вышел в отставку и Каннинг занял пост первого министра. Эта перемена имела своим непосредственным последствием выход в отставку Веллингтона, Пиля и других, и Каннинг образовал новое министерство, в которое вступил герцог Кларенский, наследник престола. Лорды подняли целую бурю против нового министерства; но зато народ приветствовал в нем провозвестника великих реформ. Правда, до поры до времени, эти реформы были отсрочены, так как 8 авг. 1827 г. Каннинг †, успев только заключить договор с Россией и Францией относительно освобождения Греции. Лорд Годрич, занявший его место, должен был вскоре выйти в отставку вследствие затруднений, вызванных португальскими делами и наваринским сражением. После этого Веллингтон составил новое министерство, в котором занял место и Пиль.

Бессильная политика этого кабинета в греко-турецком вопросе и в Португалии, где после выступления посланных туда Каннингом английских войск Дон Мигуэль ниспровергнул конституцию, вызвала в стране взрыв неудовольствия. Ирландия тоже заволновалась при известии о составлении нового министерства, от которого надо было ожидать не реформ, а новых угнетений. Распавшаяся было католическая ассоциация снова сплотилась; протестанты возобновили свои оранжистские ложи и брауншвейгские клубы. В этом опасном положении Веллингтон решился сделать первый шаг к эмансипации католиков. В февр. 1829 г. Пиль внес в нижнюю палату предложение об отмене «Test act»'a и, когда оно было принято, предложил другой билль, которым, под условием присяги в верности, католикам открывался доступ в парламент. Этот билль, принятый после горячего сопротивления тори, хотя и не облегчил бедственного положения Ирландии, но возбудил надежды на дальнейшие реформы во всех слоях народа. На очередь выступил теперь вопрос о парламентской реформе. В февр. 1830 г. лорд Россель внес в нижнюю палату проект парламентской реформы, отвергнутый большинством 23 голосов. Раздражение народа, вызванное отклонением этого закона, было так велико, что министры напрасно старались успокоить умы отменой тягостных налогов на жизненные средства. О'Коннель, после эмансипации католиков заседавший в парламенте, воспользовался этим положением дел и выступил с требованием об уничтожении союзного акта, соединявшего Ирландию с Великобританией.

Среди этого общего возбуждения умов 29 июня 1830 г. умер Георг IV, и на престол вступил брат его, герцог Кларенский, под именем Вильгельма IV. Против всех ожиданий, новый король, несмотря на всем известную приверженность его к реформам, удержал министерство Веллингтона. Но в то же время он признал Июльскую монархию во Франции, и эта уступка народным симпатиям произвела благоприятное впечатление в стране. Однако, во вновь избранном парламенте большинство принадлежало вигам, и палата немедленно нанесла поражение министерству по вопросу о содержании двора. Веллингтон подал в отставку, и король поручил составление нового кабинета престарелому графу Грею, умеренному, но последовательному вигу. В новый кабинет вошли такие приверженцы реформы, как Брум (Brougham), лорды Голланд и Джон Россель, а также некоторые члены умеренной фракции тори, как, например, Пальмерстон, получивший портфель иностранных дел. Уже 3 февр. 1831 г. Джон Россель внес в парламента билль о реформе (см. это сл.); но она состоялась после упорного сопротивления со стороны тори только в июне 1832 г.

Новый закон надолго обеспечил господство за вигами, и они охотно остановились бы на этой, хотя и богатой последствиями, но все же весьма умеренной реформе. Не так, однако, думали реформисты из народа, так называемые радикалы, вынесшие билль на своих плечах и видевшие в нем лишь начало дальнейших улучшений в государственном организме. Поэтому министерство с тревогою ожидало распущения старого и открытия нового парламента, который в первый раз должен был собраться на основании нового избирательного закона. Заседание открылись 5 февраля 1833 г., и вскоре был выдвинут вопрос о тревожном положении Ирландии. Между тамошними католиками составились союзы, систематически отказывавшие англиканскому духовенству в уплате церковной десятины. Возникшие вследствие этого беспорядки заставили Грея внести особый «усмирительный билль», которым лорду-наместнику предоставлялось право в известных случаях прибегать к действию военных судов. Билль прошел, несмотря на сильную оппозицию. Для успокоения умов министерство вслед за тем внесло в обе палаты билль о реформе Ирландской церкви, которым предполагалось упразднить церковный налог, сократить число епархий и приходов и раздать в аренду церковные земли. Этот билль, нанесший существенный урон интересам англиканской церкви, прошел с некоторыми изменениями в обеих палатах. Еще меньший отпор встретила проведенная в той же сессии отмена невольничества в английских колониях, а также отмена привилегий Ост-Индской компании. Для улучшения поземельных отношений в Ирландии министерство внесло в сессию 1834 г. десятинный билль, по которому десятинный сбор из натуральной повинности был обращен в денежную и возложен не на арендатора, а на собственника земли. Сверх того было постановлено, чтобы излишки от ирландских церковных доходов, долженствовавшие получиться от этой реформы, были употребляемы на общеполезные цели, преимущественно на содержание школ и бедных. Но это последнее определение — так назыв. апроприационный параграф (см. соотв. статью) — вызвала сильное неудовольствие со стороны тори и вообще протестантов и в конце концов было отвергнуто. Вслед за тем 19 июля 1834 г. Грей отказался от председательства в министерстве, и его место занял лорд Мельбурн; но характер министерства остался тот же. 16 августа, после того, как верхняя палата отвергла принятый общинами десятинный билль, бурный парламент был закрыт. Тори воспользовались этой отсрочкой, чтобы восстановить народ против министерства, распространяя опасения насчет тайных сношений кабинета с О'Коннелем. И действительно, им удалось до такой степени запугать короля, что 14 ноября 1834 г. он неожиданно для всех распустил кабинет. Так как умеренные виги отказались вступить в союзное министерство, то Пилю пришлось образовать чисто торийский кабинет. 30 дек. парламент был распущен; но уже 19 февраля 1835 г., вслед за открытием нового парламента, вполне выяснилось, что министерство не пользуется доверием палаты. Несколько либеральных предложений Пиля — упразднение местных духовных судов и освобождение диссентеров от обязанности венчаться в государственной церкви — были приняты; но во время прений о вновь предложенном десятинном билле лорд Россель внес поправку относительно прибавления отвергнутого прежней палатой апроприационного параграфа, которая и была принята, вследствие чего министерство должно было подать в отставку. Король обратился к Мельбурну, и тот составил кабинет из своих прежних товарищей. Министры воспользовались этой победой, чтобы провести в высшей степени важную меру. Городское управление находилось в Англии в самом печальном положении. Магистраты обыкновенно сами пополняли свой состав, облагали жителей произвольными повинностями и отказывали им в праве участия в городских делах. Россель внес билль, которым устанавливался новый порядок избрания городских властей, и избирательное право предоставлено каждому плательщику податей. Билль прошел в обеих палатах; но десятинный билль, внесенный вместе с апроприационным параграфом, был опять отвергнут палатой лордов.

Парламентская сессия 1836 г. показала, что в общем виги все еще пользуются доверием народа, хотя вожди радикалов настаивали на более деятельной преобразовательной политике. Прежде всего, необходимо было принять меры против оранжистских лож, которые стали теперь направлять свои нападки прямо против престола. Меры эти были разрешены парламентом, после чего Россель внес билль о реформе ирландских городов, находившихся еще в худшем положении, чем английские. Билль быль отвергнут верхней палатой. Ожесточенно нападали тори и на внешнюю политику правительства. Еще 22 апреля 1834 г. между Англией, Францией, Испанией и Португалией заключен был так называемый четверной союз для защиты либеральных учреждений на Пиренейском полуострове против абсолютистских поползновений Дон Карлоса и Дон Мигуэля, которые, в качестве представителей легитимности, имели за себя симпатии тори. Теперь правительство разрешило вербовку английского легиона на службу конституционного правительства Испании, чем вызвало против себя целую бурю на скамьях оппозиции. Заседание парламента 1837 г. открылись опять прениями об ирландских делах, и хотя предложенный Росселем закон о бедных в Ирландии получил громадное большинство в обеих палатах, но зато тем яростнее разгорелась борьба из-за городового и десятинного биллей для Ирландии. В то самое время, как напряжение партий достигло своей высшей точки, в ночь с 19 на 20 июня 1837 г. скончался король Вильгельм IV, и буря на время улеглась.

С восшествием на престол королевы Виктории (см. это имя) в государственной жизни Англии наступил период глубоких внутренних преобразований, постепенно изменивших ее старый аристократический строй в духе современного демократизма. Первые годы нового царствования были ознаменованы так назыв. движением чартистов (см. это сл.) в пользу доставления народу одинаковых прав с высшими и средними классами. Чартистское движение вербовало сторонников преимущественно среди рабочих масс в крупных промышленных городах и приняло под конец характер открытого восстания, подавленного только мерами строгости. Министерство лорда Мельбурна в 1841 г. должно было уступить свое место консервативному кабинету Роберта Пиля. Но глухое неудовольствие против так назыв. хлебных законов, ложившихся всею своею тяжестью на бедную часть населения, достигло таких размеров, что даже консерваторы не могли отказаться от некоторых уступок. Хлебные законы были сначала смягчены, а потом окончательно отменены, главным образом, под давлением знаменитой «Лиги против хлебных законов», основанной Джоном Кобденом и поддержанной самыми выдающимися деятелями либеральной партии, между прочим, Джоном Росселем. Торговля хлебом сделалась свободной, и английский народ приобрел право утолять свой голод дешевым хлебом. Образ действий Пиля в вопросе о хлебных законах, а также введенный им для покрытия ожидавшегося вследствие отмены этих законов дефицита трехпроцентный налог с дохода, падавший преимущественно на зажиточные классы, произвели раскол между тори. Аграрная партия, предводимая Дизраэли и лордом Бентинком, соединившись с вигами и радикалами, нанесла Пилю поражение по вопросу об усмирительном билле для Ирландии.

Новое министерство Джона Росселя (1846) сделало еще несколько шагов вперед по пути свободы торговли. Оно открыло английские гавани для кораблей всех наций без исключения, уничтожило навигационные ограничения, существовавшие с XVII ст., и вообще обнаружило несомненную заботливость об интересах низших классов народа. Этому немало способствовали страшный голод, разразившийся над Ирландией в 1846 г., и последовательный ряд неурожайных годов во многих местностях Англии и Шотландии. В области внешней политики Англия в течение первых лет царствования королевы Виктории выступала повсюду как бы естественной защитницей народных прав, попираемых тогда чуть ли не во всех странах Европы. В шлезвиг-гольштинском осложнении она приняла сторону слабейшей Дании; она тайно поддерживала революционные правительства в Венгрии, Италии и особенно в Сицилии, возбудив против себя ненависть всех реакционных правительств, окрестивших тогдашнего руководителя английской иностранной политики, лорда Пальмерстона, именем лорда-поджигателя. Но либерализм Пальмерстона нимало не помешал ему первым признать государственный переворот, произведенный во Франции Луи Наполеоном, и довести дружбу с французским императором до заключения формального союза между обоими государствами, выразившегося их совместным участием в Крымской войне. Эта война, как известно, немного прибавила лавров в венке военной славы Англии, но причинила жестокое расстройство ее финансов и на время задержала внутреннюю преобразовательную деятельность. Грозное восстание сипаев в Индии в 1857 послужило поводом к окончательному упразднению так назыв. Ост-Индской компании и подчинению величайшей колонии в мире непосредственной власти английского правительства. Междоусобная война в Америке вызвала со стороны английских консерваторов проявления горячей симпатии к рабовладельческим штатам, наделавшие Англии немало хлопот, улаженных только в 1872 г. третейским судом в Женеве (см. Алабамский вопрос). Она дала себя вовлечь также в пресловутую мексиканскую экспедицию, затеянную Наполеоном во вред Соединенным Штатам, но вовремя отступила, разгадав истинные намерения своего союзника. В 1863 году Англия, по инициативе Гладстона, совершила акт высокой международной справедливости, возвратив Ионические острова, находившиеся под ее протекторатом с 1815 года, их древнему отечеству, Греции.

Между тем, дело реформы хотя медленно, но постоянно подвигалось вперед и окончательно восторжествовало в 1866 г., когда после смерти Пальмерстона главой министерства сделался Джон Россель, а роль предводителя в палате общин перешла к Гладстону. Еще в том же году Гладстон внес билль о парламентской реформе, заключавший в себе значительное расширение избирательных прав низших классов. Этот билль был отвергнут, и министерство должно было выйти в отставку. Новый консервативный кабинет Дерби-Дизраэли с первого же шага убедился в невозможности откладывать дальше удовлетворение назревшей в народе потребности в политических правах, и в 1867 г. Дизраэли предложил свой собственный проект реформы, даже более радикальный, чем прошлогодний билль Гладстона, и принятый обеими палатами. Первые выборы, происходившие на основании нового избирательного закона, доставили значительный перевес партии Гладстона, которому и было поручено образование нового кабинета. Деятельность этого первого кабинета Гладстона ознаменовалась целым рядом в высшей степени важных реформ. В 1869 г. упразднена Ирландская национальная церковь, доходы которой обращены на устройство школ; в 1870 г. издан новый закон о народном образовании и принят ирландский поземельный билль. В 1871 году отменена продажа дипломов в армии, а в 1872 году принята система тайной подачи голосов на выборах. Финансовая политика Гладстона была в полном смысле блестяща, но нельзя сказать того же о его иностранной политике. Он спокойно дал совершиться разгрому Франции и вынужден был признать фактическую отмену статей Парижского трактата 1856 г., которыми ограничивались права России на Черном море. В 1874 г., потерпев поражение по вопросу об университетском образовании в Ирландии, Гладстон распустил парламент, но после новых выборов должен был уступить свое место лорду Биконсфильду (Дизраэли).

С переходом власти к торийскому министерству Англия выступила с более решительной внешней политикой и в возгоревшейся вскоре после того русско-турецкой войне держала сторону Турции. О внутренних законодательных работах во все время управления консервативного министерства не было и речи. Блестящий успех Биконсфильда на Берлинском конгрессе, провозглашение королевы Виктории императрицей Индии, преобладающее положение, занятое Англией в Египте вследствие перехода в ее руки большинства акций Суэцкого канала, присоединение Кипра, африканская экспедиция против зулусов, — все это приятно щекотало шовинистские инстинкты некоторой части английской нации и тормозило мирный ход ее развития. Однако, внутри страны торийскому министерству приходилось бороться все с новыми затруднениями. Основанная Парнеллем ирландская земельная лига поставила себе задачей совершенное уничтожение крупного землевладения и замену его крестьянским хозяйством. Неудовольствие проникло также в Шотландию и Англию, где торийскому кабинету, главным образом, ставилось в вину то, что, жертвуя народным достоянием ради внешнего блеска, оно оказывается глухим к самым настоятельным нуждам населения. Уверенный в своей силе, Биконсфильд распустил парламент; но, к общему удивлению, новые выборы доставили блестящую победу либералам. Даже приверженцы ирландской автономии (гомрулеры) получили 60 голосов. Биконсфильд должен был уступить место Гладстону, и в Англии возобновилась прерванная законодательная работа. В 1881 г. Гладстон провел новый земельный закон для Ирландии. В 1884 г. принята новая избирательная реформа, благодаря которой число британских избирателей возросло почти вдвое. Менее счастливым либеральный кабинет оказался во внешних делах. Египетское восстание, руководимое Араби-пашою, хотя и было усмирено, но весь Судан попал во власть махдистов. Эти неудачи ослабили влияние Гладстона, и он должен был уступить власть торийскому министерству лорда Салисбери. Кратковременное управление нового министерства ознаменовалось присоединением Бирманской империи к Англии. На выборах 1885 г., происходивших на основании нового закона, партия Гладстона одержала верх, и в сформированный им новый кабинет вошли многие радикальные элементы. Ввиду решающего значения, приобретенного при наличном составе парламентских партий представителями ирландской автономии, Гладстон немедленно выступил с двумя законами, имевшими целью умиротворение Ирландии. Первым законом предполагалось посредством государственной выкупной операции обратить ирландское землевладение в свободную крестьянскую собственность, а вторым — даровать Ирландии самостоятельное правительство и особый местный парламент. Последний проект возбудил сильную оппозицию в стране и повел к расколу в недрах самой партии Гладстона. Министерство его пало 9 июня 1685 г. Консервативный кабинет Салисбери остается во власти до сих пор и в делах внешней политики неизменно идет по стопам Биконсфильда. Главным актом его внутренней деятельности должен быть признан изданный в 1889 г. новый закон об устройстве графств, придавший английскому самоуправлению более широкую выборную основу.

Литература. Hume, «History of England» (Лондон, 1754—1764); Lingard, «History of England» (1819—31; 6 изд., 1854); Mackintosh, «History of England» (1830, продолжена Валласом, 1839); Lappenberg, «Geschichte von England» (т. I и II, Гамб., 1834—37; т. ΠΙ — V написаны Р. Паули, Гота, 1853—58); Knightly, «History of England» (Лондон, 1835); Ranke, «Englische Geschichte im XVI и XVII Jahrh.» (4 изд. 1877); Green, «History of the English People» (1877—80, русский перевод 1891 r.); Buckle, «History of civilisation in England» (5 изд. 1874; 2 русск. перевода: Бестужева-Рюмина и Буйницкого, СПб., 1861); Gardiner und Mullinger, «Introduction to the study of English history» (Лондон, 1881).

Отдельные периоды. Начальная история до 1066: Coote, «The Romans of Britain», (Лонд., 1878); Kemble, «The Anglo-Saxons in England» (1849); Palgrave, «The rise and progress от the English Common Wealth» (Англосаксонский период, Лонд., 1832, 2 т.); Thierry, «Histoire de la conquête de l'Angleterre par les Normands» (9 изд., Париж, 1884; русский перевод, СПб., 1858); Freeman, «History of the Norman conquest» (Лонд., 1882, 2т.). По истории династий: Норманнской, Анжуйской, Ланкастерской и Йоркской. Cobbe, «History of the Norman Kings of England» (1869); Gardiner, «The House of Lankaster and Jork» (1874); Turner, «History of England from the Norman conquest to 1500» (1814; нов. изд., 1853). По истории Тюдоров: Froude, «History of England from the fall of Wolsey to the death of Elizabeth» (нов. изд. 1881). По истории первых Стюартов и республики: Gardiner, «History of England from the accession of James I» (Лонд., 1863—87); Clarendon, «History of the Rebellion and civil Wars in England» (нов. изд. 1871); Guizot, «Histoire de la révolution d'Angleterre» (нов. изд. 1881, с продолжением истории Кромвеля; русский перев., СПб., 1858); Dahlmann, «Geschichte der engl. Revolution» (6-е изд., Берлин, 1864); Förster, «Statesmen of the Common Wealth» (Нью-Йорк, 1846). По истории переходного периода и Ганноверской династии: Burnet, «History of my own time» (1723, нов. изд. 1883); Macaulay, «History of England from the accession of James II» (нов. изд. 1875, русский перевод 1858—1861), Klopp, «Der Fall des Hauses Stuart und die Succession des Hauses Hannover» (Вена, 1875—1886); Lecky, «History о England in the XVIII century» (Лонд., 1878—87); Massey, «History of England during the reign of George III» (Лонд., 1861—65), Martineau, «History of England during the thirty years'peace» (1849—50); Adolphus, «History of England from the accession to the decease of George III» (1802—45); Pauli, «Geschichte Englands seit den Friedensschlussen 1814 и 1816» (Лейпциг, 1864—75); Spencer-Walpole, «History of England from the conclusion of the Great War in 1815» (2-е изд., 1880—86); Molesworth, «History of England from the year 1830» (нов. изд. 1882); Mac Carthy, «History of our own times from the accession of Queen Victoria» (Лонд., 1882; 1-я часть перев. на русск. яз.); его же, «England under Gladstone» (2-е изд. 1885); Clayden, «England under Lord Beaconsfield» (1880). По-русски см. П. Виноградов, «Исследование по социальной истории Англии в средние века»; М. Ковалевский, «Общественный строй Англии в конце средних веков»; Смирнов, «Реформация в Англии»; Вызинский, «Англия в XVIII столетии». Сочинения по истории английской конституции — см. в соответственных местах.

Примечания[править]

  1. Более подробные сведения о каждом короле см. под соответствующими именами.