ЭСБЕ/Джелаледдин Руми

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Джелаледдин Руми
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 531—532 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭЛ


Джелаледдин Руми (1207—1263) — величайший мистический (суфийский) поэт Персии и всего мусульм. мира, «соловей созерцательной жизни». Прозвище «Руми» значит «Малоазийский»; но родился Д. (т. е. «слава веры») в перс. городе Бальхе, где его отец, суфий Бегаэддин, славился как учитель философии и права. Вследствие клеветы и придворных интриг, Бегаэддин принужден был отправиться в Рум (Малую Азию). Он поселился в Конии (Iconium), при дворе султана Алаэддина, в качестве профессора философии и юриспруденции. По смерти Бегаэддина (1233) ему на этом поприще наследовал его сын и пользовался большой популярностью. Вскоре Д. познакомился с одним захожим тебризцем, юродивым дервишем Шемсом. Дервиш своим презрением к суете мира поразил воображение Джелаледдина. Д. стал даже подписывать свои стихотворения именем Шемса, и лучшие газели поэта вдохновлены именем его наставника. Он стал подражать Шемсу в аскетизме и этим возбудил против дервиша ненависть своих многочисленных учеников и жителей Конии. В конце концов Д. пришлось расстаться с обожаемым учителем (по некоторым известиям, Шемс был даже убит); это обстоятельство могло только содействовать развитию в нем пессимистического мировоззрения, которое, впрочем, господствовало тогда во всем Иране. Это была кровавая эпоха Чингисхана и его преемников, перед которой ужасы татарщины в России совершенно бледнеют. Человек видел в мире только сплошную цепь страданий; единственным избавлением от них казалось полнейшее отречение от рабства пред наслаждением, от собственности, от уз дружбы и любви, от личной воли, а затем — пантеистическое погружение в лоно Божества. В течение XIII века количество дервишских орденов достигает крупной цифры. Д. также основал особый орден «Мевлеви», т. е. вращающихся. Свое название мевлевии получили от мистической пляски, которую они исполняют под заунывные звуки лютни и бубна, распевая при этом священные гимны. Гимны эти («илахи») принадлежат отчасти самому Д. и представляют извлечение из лирических произведений поэта (газелей) и из его «Месневи». Газели Д. собраны в его «Диване»; с течением времени многие из них подверглись такой переработке и таким интерполяциям, что могут считаться продуктом народного творчества, подобно русским духовным стихам, с которыми они представляют сходство во многих отношениях. В газелях Д. две главные темы. С одной стороны, на все лады, доказываются чисто практические выгоды, проистекающие от нестяжательности, от смирения, от подавления страстей и потребностей. Другая главная тема, которую поэт развивает в пылких, вдохновенных, величественных выражениях — сознание божественной природы человеческого духа, которая часто ставит нищего выше тирана-падишаха, прославление всеединого Божества, которое от своих поклонников требует внутренней чистоты, а не внешнего, обрядового почитания, проповедь одной универсальной религии, признание равных прав за всеми религиями, проповедь терпимости и т. п. Некоторые газели заставляли видеть в Д. скрытого христианина; но это ошибочно: он чистейший пантеист. В Европе часть газелей переведена Гаммером (в «Gesch. der sch. R.-K. Persiens») и Пококом («Flowers of the East», Лонд., 1833). Очень близкий стихотворный перевод многих газелей сделан Розенцвейгом и издан вместе с персидским текстом (Вена, 1838). Те же идеи, что и в газелях, выражены Д., в эпической форме, в «Месневи» (слово это значит «двойной»; так называются все вообще стихотворные произведения, написанные двустрочными строфами). «Месневи» Д. Руми заключает в себе более 40000 двустиший и делится на шесть книг (седьмую нужно считать подделкой). По манере изложения «Месневи» напоминает известный «Мантик-от-тейр», т. е. «Разговор птиц» Аттара: главный рассказ прерывается массой эпизодических вставок и поучительных повествований, лирическими отступлениями, изложением теософских доктрин. Из легенд и притч, которые входят в состав «Месневи», многие принадлежат к разряду «странствующих повестей» и встречаются также в русской народной поэзии. По содержанию своему «Месневи» представляет суфийскую энциклопедию (без которой нельзя понять суфизма) и пользуется высшим почетом мусульманских мистиков; образованный перс видит в ней самую совершенную из всех книг. Правоверные клерикалы относятся к «Месневи», как к еретическому сочинению, с ненавистью. Напеч. много раз: Бомбей, 1847, 1850 и 1851, Тебриз, 1848, Шираз, 1850, Лукно, 1884, по-турецки в Булаке 1835—36 и в Константинополе 1872. Гаммер (в «Gesch. d. sch. R.-K. Pers.») дал на немецком языке обстоятельный конспект произведения и перевод некоторых отрывков. Большие извлечения переведены G. Rosen’ом («Mesnewi oder Doppelverse», Лпц., 1849) и Redhouse’ом (Лонд., 1881). См. также Rückert, «Poetische Werke», т. V. Переводы или тексты небольших отрывков из «Месневи», равно как отдельных газелей, разбросаны по различным сборникам, хрестоматиям, антологиям и т. п.