ЭСБЕ/Инфекционные болезни

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Инфекционные болезни
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Имидоэфиры — Историческая школа. Источник: т. XIII (1894): Имидоэфиры — Историческая школа, с. 279—285 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Инфекционные болезни [1] — заболевания, вызываемые попадающими в организм извне паразитирующими в теле мельчайшими микроорганизмами, главным образом, из царства растений: плесневыми и дрожжевыми грибками, в особенности же бактериями (см.), и реже из царства простейших животных (Protozoa); другими словами, И. болезни обусловливаются организованным живым возбудителем (contagium vivum), специфическим для каждого вида их. Поэтому и современное учение об И. болезнях, признанное всеми врачами, называется виталистическим. Заболевания от более крупных паразитов (глисты, чесоточные клещи, гвинейский червь и проч.) большинством ученых не относятся к И. болезням. Возбудители И. болезней отличаются самыми незначительными размерами; они переносятся с одного места на другое воздухом, водой, пищевыми продуктами (в особенности хлебом, молоком), платьем и другими предметами потребления. Они способны проникать в самые мелкие поры животных тканей. Вся природа микроорганизмов — возбудителей И. болезней — изучена настолько подробно, что виталистическая теория признана бесспорной и разрешение некоторых неясных сторон и пробелов есть только вопрос ближайшего будущего. Иногда один и тот же организм поражается возбудителями двух и даже трех И. болезней, причем болезнетворное влияние одного возбудителя может быть до некоторой степени ослаблено антагонизмом другого возбудителя; в других же случаях совместное присутствие в тканях нескольких видов микробов может быть причиной более тяжелого течения, более резко выраженной основной болезни (возвратная горячка, осложненная брюшным тифом). Факт, что иногда различные микробы, попадая в один и тот же организм, обнаруживают подчас резкое антагонистическое взаимное отношение, внушил врачам мысль о так назыв. бактериотерапии, т. е. о лечении уже существующей И. болезни прививкой антагонистической бактерии, что, впрочем, еще не дало достаточно удовлетворительных результатов. В будущем этот способ лечения обещает самое широкое развитие. Уже и теперь из литературы известно, что собак можно сделать невосприимчивыми к травматическому столбняку, обусловливаемому специфическими бактериями, путем последовательного впрыскивания все больших количеств столбнячной культуры. Кровяная сыворотка подобных собак отлично уничтожает ядовитые токсины столбнячной бактерии. Своевременное впрыскивание такой сыворотки в кровь пораженного столбняком человека может вести к выздоровлению от этой смертельной болезни. В литературе описано уже значительное число случаев полученных таким путем выздоровлений.

Одна из характернейших особенностей И. болезней это — их специфичность, обусловленная именно паразитным характером заболевания. Она выражается тем, что подобно тому, как это бывает при отравлениях некоторыми минеральными ядами, постоянно, при всевозможных условиях, род заболевания зависит исключительно от рода самой болезнетворной причины; подобного постоянства между причиной и ее эффектом не замечается в болезнях, зависящих от других причин. Одна и та же простуда, смотря по индивидуальности подвергшихся ей, вызывает у одного насморк, у другого колики, понос, зубную боль, невралгию и т. д. С другой стороны, насморк может произойти и от раздражений, действующих на слизистую оболочку носа (крепкие пары, крепкий нюхательный табак), от механических раздражений, от отравления йодом или даже от инфекции. Но в случаях И. болезней каждый возбудитель проявляется только одним страданием: прививка оспы дает только оспу; заражение от коревого больного вызывает только корь и т. д. Индивидуальное предрасположение, играющее при других заболеваниях преобладающую роль, при И. болезнях имеет второстепенное значение, и род заболевания от него не зависит. Различные человеческие расы обнаруживают различную восприимчивость; но один и тот же яд, одна и та же зараза вызывает всегда одно и то же заболевание. Вот почему высказываемые убеждения о возможности И. болезни от простуды, душевных огорчений, расстройства желудка совершенно неверны. Все И. болезни сохраняют свои специфические особенности в продолжение длиннейшего ряда поколений, причем состояние погоды, времен года, климата, почвенных условий и т. п. может только способствовать распространению их, но характера болезни изменять не могут: болезни, встречающиеся во всех климатах, везде удерживают свои существенные особенности. Вследствие своей специфичности И. болезни обусловливаются всегда постепенным переносом специфического возбудителя болезни. Другая особенность И. болезни — это типическое или циклическое течение большинства их: отдельные периоды болезни следуют друг за другом в известном порядке и заканчиваются в определенные промежутки времени. Так, напр., перемежающаяся лихорадка, как правило, начинается приступом озноба, за которым следует период жара, и заканчивается характерным кризисом с обильным потом. Вообще циклическим течением отличается большая часть острых И. болезней; хронические вначале имеют типическое течение и более или менее ясно выраженную последовательность явлений (как, напр., при сифилисе), но продолжительность отдельных периодов болезни не одинакова у различных субъектов. Иногда одна и та же болезнь у одних протекает с необычайной быстротой, в несколько часов убивая больного, в других случаях та же болезнь протекает сравнительно довольно медленно. Всем известно, что при холере смерть наступает иногда спустя 6 часов от начала заболевания.

Учение о живых возбудителях некоторых болезней существовало уже в средние века, даже в древности. О них упоминают многие писатели, как, напр., Терренций, Варрон, Лукреций и др., жившие до Р. Хр. Им часто приписывали самые уродливые и ужасающие формы чудовищ, и во время эпидемий старались разогнать их шумом, криком, музыкой. Но некоторую фактическую подкладку виталистическая теория приобрела лишь в XVII ст., с изобретением микроскопа, когда удалось открыть инфузории. Несовершенство тогдашних методов исследования не позволяло дать широкого развития этому учению, к началу настоящего столетия лишившемуся всякого доверия в глазах ученых. Новый, могучий толчок был ему дан в конце 30-х годов, когда нашли грибки, обусловливающие парши (Favus), болезни шелковичных червей и др. В 1850 г. французы Давен и Рейе открыли бактерии сибирской язвы у овцы, а в 1855 г. их нашли в крови человека, погибшего от той же болезни. В 1860 г. тот же Давен показал возможность вызвать болезнь прививками сибиреязвенных палочек. С того времени, благодаря главным образом Пастеру, были выработаны способы выращивать бактерии вне организма, а Кох настолько упростил и усовершенствовал методы исследования, что целому ряду ученых, среди которых и русские исследователи заняли почетнейшее место, удалось найти специфических возбудителей для многих И. болезней и поставить все учение о них на незыблемую почву. Современная бактериология предъявляет следующие требования для определения специфического возбудителя той или другой И. болезни: 1) ее микроорганизм должен отличаться определенными морфологическими признаками и физиологическими особенностями и всегда находиться в пораженных тканях или соках при всяком случае данной болезни. Так, напр., так наз. гонококки должны быть находимы во всех случаях трипперного заражения у мужчин, женщин и детей в слизистом отделении тех слизистых оболочек, которые поражены этим страданием; 2) добытый из тканей или соков больного паразит, специфический возбудитель болезни, должен быть культивирован вне организма на какой-либо питательной среде, плотной или жидкой, изолирован от всяких других микробов, с которыми он может случайно встречаться в организме, и получен в чистом виде, как это сделано, напр., для холерных или чахоточных палочек; 3) привитый из чистой культуры здоровому животному микроб должен вызвать у него такую же болезнь, какая была у больного, у которого был взят первый материал. В этом отношении типичны сибирская язва, бугорчатка и др. болезни. В настоящее время удалось выполнить все эти требования относительно бугорчатки, сибирской язвы, сапа, дифтерита, травматического столбняка, рожи, гноекровия. При других инфекционных болезнях хотя и находимы были одни и те же постоянные микроорганизмы, но не удалось путем прививки вызвать однородное страдание (брюшной тиф, крупозное воспаление легких, проказа, сифилис, холера, инфлюэнца и др.); наконец, в третьем ряду страданий, которые с полным правом относят к И. болезням, еще не удалось найти их специфического возбудителя (оспа, скарлатина, корь, кровавый понос, чума, сыпной тиф, собачье бешенство), что зависит, несомненно, от недостаточной еще техники исследования.

Выше уже было сказано, что И. болезни вызываются также плесневыми и в особенности дрожжевыми грибками, а также и простейшими животными (споровиками). Что касается упомянутых грибков, то эти микроорганизмы, будучи аэробами и нуждаясь для своего размножения в доступе свободного кислорода, живут обыкновенно на поверхности кожи, в дыхательной трубке (бронхопневмомикозы), наружном слуховом проходе и др., доступных воздуху, органах, но обыкновенно не дают начала И. болезням. Исключение представляет только так называемый лучистый грибок — actinomyces, который по своим морфологическим и болезнетворным свойствам подобен палочковидным бактериям из рода разветвляющихся и обусловливает тяжкую болезнь актиномикоз (см.). Из других болезнетворных для человека грибков необходимо упомянуть только об Aspergillus, Mucor и об Oidium (см. Парши, Лишай стригущий, Плеснявка). Гораздо большую опасность представляют некоторые споровиковые организмы (из Protozoa); отличаясь микроскопическими размерами, они неуловимо проникают в организм заболевшего и проходят весь цикл развития внутри животных тканей. Особенность споровиковых чужеядных у человека — это их жизнь и размножение не в тканевых щелях, не в кровяной плазме, но внутри клеток, в которые заползают зародышевые серповидные или амебоидные формы споровика. Особенно охотно они поселяются внутри эпителиальных клеток и красных кровяных шариков. В них обыкновенно происходит процесс роста и спорообразование паразита, живущего за счет протоплазмы клетки, что влечет за собой гибель последней. Самая характерная споровиковая болезнь, наиболее точно изученная, это перемежающаяся лихорадка (см.). В последнее время доказано также, что некоторые формы дизентерии или кровавого поноса зависят от амеб, которые впервые были найдены в испражнениях киевским проф. Лешем. Большее число болезней, зависящих от Protozoa и относимых к И., причем некоторые протекают при лихорадочных явлениях, наблюдается у животных (кроликов, мышей, овец, кур, свиней, лошадей, рыб, черепах, лягушек, насекомых и других беспозвоночных). Особенный интерес представляет так наз. техасская лихорадка (Texas fever) рогатого скота, также обусловленная животным чужеядным, причем доказано, что паразит переносится от больных к здоровым особыми клещами (Ixodes bovis), но которого в теле передатчика болезни до сих пор не удалось найти.

Сущность И. болезней. Причины, почему бактерии обусловливают болезнетворное действие, лежат не только в том, что, необычайно быстро размножаясь и поглощая вследствие того громадные количества питательного материала, они получают его из тела своего хозяина, но главным образом от отравляющего влияния продуктов их обмена на животные ткани и особенно на нервную систему. Бактериология и стремится в настоящее время выяснить, какие продукты выделяют из себя бактерии и условия, влияющие на характер этих выделений. Бактерии выделяют секреты, т. е. продукты, необходимые для их отправлений, экскреты - отбросы, извержения, по мере накопления в питательной среде способные даже убивать их, и, наконец, токсины, отличающиеся чрезвычайно сильно ядовитым действием на животные ткани и клетки. Большинство И. болезней зависят от токсинов; постоянное выделение их циркулирующими и размножающимися в организме бактериями обусловливает более или менее продолжительное течение болезни. Наряду с этим иногда и секреты бактерий действуют вредно на организм (напр. трипсиноподобные бродила) тем, что растворяют различные белковые вещества, подготовляя себе легко усваиваемый ими пищевой материал. Наконец, вредное действие бактерий может выразиться в том, что процессами восстановления, окисления, разложения и брожения питательной среды они содействуют образованию из тканей самого организма продуктов, химически действующих весьма вредно, как сильные яды, на заболевшего. Эти продукты во многих случаях даже определены химическим путем.

Болезнетворные бактерии живут как во внешней, окружающей нас среде, т. е. в воде, воздухе, почве, пище, так и исключительно на животном или внутри его тканей. Впрочем, в воздухе, воде, почве среди бесчисленного множества всяких микробов очень мало болезнетворных (так наз. патогенных), но число последних может резко возрастать, особенно при близком соприкосновении внешней среды с пораженным И. болезнью организмом или с предметами его домашней обстановки. Так, напр., в воздухе неблагоустроенных больничных палат для чахоточных удается иногда находить громадное число туберкулезных бацилл; в местностях, где свирепствуют холера, брюшной тиф, находят в воде многочисленные тифозные и холерные микробы и т. д. Значение этих фактов представляет исключительную практическую важность, указывая гигиенические пути борьбы с заразительными болезнями. Но, помимо того, громадное значение имеет то обстоятельство, что многие бактерии, если долго живут вне животного организма, постепенно теряют в целом ряде поколений свои болезнетворные свойства, которые вновь возрождаются и усиливаются, если бактерии или их споры время от времени переносить прививками на живой организм. Вот почему в настоящее время высказывается взгляд, что способность бактерий вырабатывать болезнетворные агенты есть выражение их борьбы за существование, приобретенное свойство противодействовать губительному на них воздействию живых тканей (см. Исцеление). Бактерии, попадающие из больного организма в окружающую его среду, часто погибают от солнечного света, тепла, холода, от химических процессов в воде и почве. Многие гигиенисты и утверждают, что если бы внешняя среда не пополнялась постоянно новыми массами патогенных бактерий, рассеиваемых больными, то она не имела бы того значения, которое ей на самом деле принадлежит в настоящее время в условиях развития И. болезней. Прежде ошибочно думали, что выдыхаемый больным воздух содержит в себе заразу, способную перейти и поразить здорового. Болезнетворные возбудители содержатся в воспалительных жидких и плотных продуктах больного, в его мокроте, испражнениях, слущивающихся чешуйках при сыпных горячках (оспа, корь, скарлатина и др.). Высыхая, рассеиваясь в воздухе в виде пыли, эти вещества легко могут механически увлечь с собой и содержащихся в них микробов. Последние могут попасть в дыхательные и пищеварительные пути, на пораненные покровы тела и пр. Но такой способ распространения И. болезней сравнительно редок, так как зародыши легко погибают. Только распространяющиеся спорами бактерии в этом отношении представляют весьма большую опасность, так как споры их в громадном большинстве случаев отличаются чрезвычайной стойкостью, долго сохраняя свою жизнеспособность. Нахождение бактерий в воздухе представляет опасность распространения в том отношении, что дожди, механически увлекая с собой нечистоты воздуха, осаждают их и тем загрязняют почву. Присутствие в последней живых микробов несомненно, причем найдено, что лишь в поверхностных слоях ее их очень много. Для некоторых видов их, как, напр., сибирской язвы, почва является чрезвычайно благоприятной средой. Почвенная вода легко может воспринять заразительные вещества, вследствие чего вода является весьма частым агентом распространения И. болезней. В воду бактерии попадают мытьем грязного белья больных и выливанием их извержений. Во время эпидемии бактерии сплошь и рядом находятся в источниках воды для питья. В Индии так назыв. танки, т. е. многочисленные пруды в Бенгалии, из которых население пользуется водой, считаются главным источником эндемического господства холеры, так как в них постоянно находят холерные палочки. В холерную эпидемию 1893 г. в СПб. последние были найдены проф. М. И. Афанасьевым в невской воде. Болезнетворные микробы могут распространяться предметами домашней обстановки, особенно если они сохраняются в тепле и влаге. Таким образом, И. болезни могут передаваться бельем, платьем, кухонной посудой, пищевыми продуктами, загрязненными перевязочными средствами, хирургическими инструментами и проч. Известную роль при этом играют те или другие профессии. Так, в холерное время особенно легко заболевают прачки, при эпидемиях сыпного тифа — врачи, фельдшера и вообще больничный персонал; пастухам, мясникам, живодерам, сыромятникам, рабочим на кожевенных фабриках чаще, чем другим, угрожает опасность заболеть сибирской язвой. Ветеринары, кучера, конюхи чаще других бывают жертвами сапа и пр.

Пути, которыми проникают бактерии в организм и вызывают заражение его. Только при обнажениях тканевых щелей, в здоровом состоянии защищенных толстым эпителиальным покровом, бактерии могут проникать в организм. Микроорганизмы вступают в ткани, главным образом, через слизистые оболочки дыхательных путей (бактерии, распространенные в воздухе) и пищеварительные пути (бактерии, процветающие в воде). Кожа лучшая защита для организма, потому что ее эпителиальный покров гораздо толще и на ней нормальное отслаивание не так легко переходит за границы физиологических пределов, между тем как на слизистых оболочках чрезмерное отслаивание эпителия наступает от самых ничтожных раздражений, составляя нередко причину так называемых катаров. Помимо того, даже при нормальном состоянии слизистых оболочек скапливающиеся отбросы — мокрота, кал, слизь — легко нарушают целость покровов и служат питательной средой для микробов. Кожа, нередко содержащая на поверхности громадное число болезнетворных бактерий, может служить путем проникновения их в организм в случае нарушения ее целости. Ввиду этого при операциях требуется строжайшее соблюдение чистоты. Наконец, некоторые И. болезни способны передаваться по наследству (сифилис, оспа, рожа), проникая в плод через кровеносные сосуды детского места. Что касается места проникновения бактерий в ткани, то одни микробы будут очень болезнетворны при проникании в те или другие ткани, мало болезнетворны при других: туберкулезные палочки, попадая под кожу, обусловливают местное страдание — волчанку (см.), в легких — бугорчатку; более того, для многих микробов существует только местная болезнетворность: холерные запятые, брюшнотифозные палочки вызывают болезнь, только проникая в организм через слизистую оболочку кишечного канала и пр. Но некоторые возбудители болезни обнаруживают свою патогенность, в какие бы ткани ни были введены, как, напр., бактерии сибирской язвы, рожи, сапа и др. Все, что сопровождается ослаблением жизнедеятельности или омертвением клеток, облегчает заражение попавшими случайно бактериями, причем особенно неблагоприятны: понижение общей жизнеспособности организма, изменение нормального состава крови, усиливающие восприимчивость к заболеванию И. болезнями. Заболеванию способствуют не только различные местные повреждения, но главную роль играют и условия самой питательной среды, общее состояние всего организма, и притом не только такие, как пол, возраст, индивидуальное предрасположение, но и находящиеся в теснейшей связи с бытовой обстановкой населения. Индивидуальное предрасположение, вероятно, обусловливается большей нежностью, мягкостью и чувствительностью тканей к раздражению. Влияние возраста сказывается в том, что некоторые И. болезни поражают почти исключительно детей, как, напр., корь, скарлатина, коклюш и пр. В отношении пола нужно указать влияние менструаций и родов у женщин. Затем остается целый ряд влияний случайных (простуды, голодания), сопровождающихся понижением температуры тела, нарушением деятельности клеток. При скученности, тесной совместной жизни увеличиваются шансы заражения путем непосредственного соприкосновения здоровых с больными или с их вещами. Чрезмерное физическое напряжение не только благоприятствует заражению, но и ухудшает течение болезни, так как оно сопровождается усиленным раздражением нервной системы, заведующей всеми жизненными отправлениями; продукты сгорания засоряют тканевые соки и кровь. Аналогично действуют умственное переутомление, половые излишества, некоторые общие расстройства питания, как, напр., сахарное мочеизнурение и пр. Что касается места внедрения бактерий, то некоторые органы и ткани отличаются тем или другим предрасположением к различным микробам. Так, напр., холерная палочка вызывает холеру только при проникании в кишечник, кокки крупозного воспаления легких вызовут болезнь только в том случае, если попадут на слизистую оболочку дыхательных путей и пр. Изменения, вызываемые бактериями у зараженного, бывают местные и общие — впрочем, последним, как правило, предшествуют первые — так наз. первичный очаг в форме воспалительного выпота, опухания, язвы, гнезда омертвевшей ткани и пр. Общие явления состоят либо в распространении по телу самих микробов (общее заражение, общая инфекция), либо ядов, выработанных бактериями на месте локализации (общая интоксикация, общее отравление). Бактерии вредят организму: 1) механическим действием (как посторонние частицы); 2) борьбой за существование с тканевыми элементами, отымая от последних питательный материал и кислород; 3) химическим действием своих выделений. При всей своей ничтожной величине мириады бактерий, располагаясь в тканевых щелях, закупоривая лимфатические и кровеносные сосуды, раздвигают межклеточные промежутки и этим производят механическое давление на отдельные клетки; раздражают соседние ткани и вызывают целый ряд реактивных процессов, являющихся выражением самозащиты организма, стремления его каким-либо путем уничтожить раздражающие посторонние частицы. Своей борьбой с тканевыми элементами из-за питательного материала и кислорода они могут вызвать местное истощение, которое дает себя сильно чувствовать при многочисленности гнезд. Но всего вреднее действуют на организм выделения и продукты бактерий, отравляющие центральную и сосудодвигательную нервные системы, что может выражаться не только в лихорадке, в угнетении или возбуждении психической, а иногда и двигательной сферы (судороги, параличи), но и в целом ряде болезненных изменений тканей, органов и соков организма.

Наконец, еще одна важная особенность многих И. болезней — это обусловливаемый ими иммунитет (невосприимчивость). Многие заразные болезни свойственны исключительно человеку или окружающим его животным, другие — общи для человека и млекопитающих (сап, сибирская язва, собачье бешенство), что, несомненно, зависит от способности различных организмов воспринять или противостоять тому или другому заболеванию. Наряду с этим известен факт, что даже болезни, присущие одному и тому же зоологическому виду, поражают не все возрасты. Так, напр., корь и скарлатина поражают почти исключительно детей. Наконец, давно уже замечено, что организм, восприимчивый ко многим болезням (напр. человек по отношению к кори, оспе, брюшному тифу и пр. или рогатый скот к чуме), приобретает временную или постоянную невосприимчивость к ним после перенесенной болезни, причем эта способность передавалась даже плоду, если мать во время беременности подверглась такому И. заболеванию. Все эти давно уже известные обстоятельства послужили основанием различать индивидуальный, приобретенный и наследственный, или врожденный, иммунитет. Уже в глубокой древности знание этих фактов в связи с наблюдением, что привитые болезни часто протекают легче приобретенных, побуждали найти способы создания искусственного иммунитета. Так, напр., китайцы уже в течение многих веков прибегали к вариоляции, т. е. искусственной прививке человеческой оспы, представлявшей, однако, большую опасность. Предложенная Дженнером (см.) прививка коровьей оспы, совершенно безопасная, вполне вытеснила ранее практиковавшуюся вариоляцию. Объяснение сущности иммунитета до знакомства с причинами И. болезней было вполне мистическое и не могло дать прочных основ к научной разработке методов создания искусственного иммунитета. Пастер, а за ним его ученики Ру и Шамберлен нашли способы доставления искусственной невосприимчивости путем предохранительных прививок. Они показали, что, ослабляя патогенные микробы и прививая таким слабым ядом, можно предохранить организм от самой сильной заразы. Таким путем они уже в 1880 г. предохраняли кур от куриной холеры, овец, рогатый скот и лошадей от сибирской язвы, свиней — от свиной краснухи. В 1884 г. им удалось открыть способ предохранять собак, а затем и людей от собачьего бешенства. В настоящее время удалось найти способы предохранительной прививки также и от чумы рогатого скота, повального воспаления легких рогатого скота, столбняка и холеры. О способах приготовления прививочного материала — см. Прививка. Далее было найдено, что нередко кровь иммунного животного сама по себе, впрыснутая в кровь другому животному, сообщала последнему невосприимчивость к данному яду. Все эти факты в связи с современным учением о бактериях заставили смотреть на иммунитет как на неспособность микроба жить и размножаться в данном организме. В настоящее время большинство врачей принимает теорию фагоцитоза, предложенную нашим знаменитым ученым И. И. Мечниковым, наиболее удовлетворительно объясняющую все явления, наблюдаемые при иммунитете. Сущность фагоцитоза состоит в способности различных амебоидных клеток организма поглощать и обезвреживать или прямо умерщвлять болезнетворные микробы. Отсюда их название фагоциты, и в роли их являются, кроме белых кровяных шариков и лейкоцитов, некоторые соединительнотканные клетки, большие клетки селезеночной мякоти, звездчатые клетки в печени и др. По этой теории организм, фагоциты которого успешно борются против микропаразитов, окажется невосприимчивым по отношению к данной болезни. Если же фагоциты лишены этой способности, то микробы легко размножаются, болезнь разовьется. Если подобная способность фагоцитов существовала ранее, то это будет естественная невосприимчивость; если фагоциты приобрели эту способность после предварительной подготовки во время перенесения болезни, то получается приобретенная невосприимчивость. Если же эта способность проявится после предохранительных прививок, то это будет искусственно приобретенный иммунитет.

Классификация И. болезней. С точки зрения клинической, нередко делят И. болезни на острые (тифы, сыпные горячки и др.) и хронические (проказа, сифилис). Некоторые И. болезни могут, впрочем, протекать то остро, то хронически — годами (бугорчатка, сап, гноекровие). Прежде, когда паразитарная причина И. болезни не была известна, было в большом ходу распределение этих болезней на миазматические (см. Миазмы), т. е. распространяющиеся путем летучей заразы, через зараженный воздух или окружающую среду (болотная лихорадка, брюшной тиф), контагиозные (см. Контагий) — прилипчивые, передающиеся путем непосредственного соприкосновения больного со здоровым (оспа, скарлатина, сыпной тиф), и контагиозно-миазматические, распространяющиеся обычными путями. Эта старинная классификация, с точки зрения современной бактериологии, ненаучна, так как все И. болезни контагиозны; миазматических болезней, распространяемых только зараженным воздухом, не существует. Но так как некоторые патогенные бактерии способны жить и развиваться только внутри животного организма (эндогенные бактерии), другие могут жить и развиваться как внутри, так и вне животного организма (эктогенные бактерии), то и заражение может в иных случаях передаваться только путем непосредственного соприкосновения больного со здоровым. Таким образом, заразительное начало может быть как летучее, так и стойкое. Болезни с летучим контагием, конечно, распространяются гораздо быстрее и захватывают обширные пространства. Но строгого разграничения бактерий в этом отношении существовать не может. Сибиреязвенная бактерия несомненно эктогенная, тем не менее, ее заразительное начало исключительно стойкое. Вот почему упоминаемая классификация крайне неправильна.

Если же руководствоваться наиболее правильным принципом — изменениями, вызываемыми микробами в организме, то все И. болезни можно разделить прежде всего на 2 группы: 1) болезни, обнаруживающиеся и местными изменениями, и общими явлениями отравления; 2) болезни, обнаруживающиеся преимущественно одним общим явлением отравления. Большинство И. болезней принадлежит к 1-й группе; ко второй группе можно отнести столбняк (tetanus), собачье бешенство, возвратный и сыпной тиф. В первую группу, следовательно, войдут дифтерит, азиатская холера, оспа, рожа, инфлюэнца, скарлатина, корь, сибирская язва, сап, брюшной тиф, бугорчатка, проказа, сифилис и некоторые другие.

Санитарно-общественное значение И. болезней. Уже многочисленные синонимы И. болезней: заразные, народные, повальные, моровые и т. д. — вызывают представление, что существование их представляет большую опасность для общественного благополучия. И. действительно, так как эти болезни обязаны своим существованием живому контагию, способному размножаться до бесконечности при условии существования для него необходимого питательного материала и соответствующей почвы развития, то они редко обнаруживаются единичными, спорадическими заболеваниями, а поражают одновременно многих в виде эндемий, эпидемий и пандемий. Эндемией обозначают постоянное существование в какой-либо местности в связи с присущими ей территориальными условиями многих заболеваний какой-либо И. болезни (перемежающаяся лихорадка). Эпидемия означает лишь временное появление в какой-либо местности многих заболеваний (повальная — напр. дифтерит, сыпной тиф и т. д.); наконец, пандемией называют широкое пространственное распространение какой-либо эпидемии (холера, инфлюэнца, в прежнее время — чума и др.).

Многочисленными статистическими исследованиями доказано, что И. болезни составляют главный бич народного здравия и уносят наивозможно больший % из общей суммы всех смертных случаев. Особенно это имеет место при всех общественных бедствиях, как, напр., при неурожаях, войнах и пр. Ослабленный организм, трудно противодействуя внешним вредным влияниям, легко подвергается заражению и, заболевая сам, легко заражает и других, приходящих с ним в соприкосновение. Таким образом, всякое народное бедствие вызывает опасение о возможности широкого развития эпидемий. Вследствие этого на первом плане при появлении эпидемии должна стоять забота о подъеме благоприятных условий жизни населения. Не меньшую важность представляет и энергическая борьба с самими возбудителями болезней. Во многих западноевропейских странах установлен чрезвычайно строгий надзор и контроль за эпидемическими больными. Первые больные изолируются, их извержения и предметы, приходящие с ними в соприкосновение, тщательно дезинфицируются или уничтожаются. Если удастся своевременно воздействовать на первые очаги болезни, уничтожить в них микробы, то население в большей или меньшей мере может быть гарантировано от развития повальных болезней; в этом отношении особенно поучительны примеры, достигнутые в войсках. В прежние войны считалось как бы за правило, что войска теряли в шесть и более раз больше людей от И. болезней, чем от неприятельского оружия. В настоящее время пример некоторых армий показал, что можно получить самые благоприятные санитарные результаты строгим проведением гигиенических мер, касающихся, главным образом, наблюдением за чистотой воздуха, воды и почвы.

Г. М. Герценштейн.

И. болезни домашних животных. Появление И. болезней на большом количестве животных носит название эпизоотии, при ограничении же известным районом — энзоотии; болезни повсеместно распространенные называют панзоотией. Для борьбы с И. болезнями требуется целый ряд мероприятий, строго согласованных с современными научными взглядами на природу их и причину появления. Конечно, каждая из них вызывает необходимость принятия и частных мер, но общие меры могут быть сведены к следующим: изолирование здоровых животных как от зараженных, так равно и от веществ, могущих перенести заразу; тщательная уборка заразных трупов и всех отбросов больных животных; строгая дезинфекция и, наконец, вызывание искусственного иммунитета путем предохранительных прививок ослабленного яда заразы. Последнее средство — самое могучее в борьбе с И. болезнями, и с того момента, когда науке удастся открыть верные способы вызывания искусственного иммунитета, борьба с ними станет легкой. Болезни животных, которые в настоящее время признаются, несомненно, инфекционного характера, следующие: бешенство, сап, сибирская язва, туберкулез, чума у рогатого скота и собак, актиномикоз, повальное воспаление легких, ящур, оспа, случная болезнь лошадей, пузырчатая сыпь у лошадей и рогатого скота, дифтерит, мыт лошадей, инфлюэнца, повальное воспаление легких у лошадей, пятнистая горячка у лошадей, эмфизематозный карбункул, злокачественный отек, злокачественная катаральная горячка рогатого скота, И. выкидыш у коров, белый понос сосунов, септицемия, пиемия, рожистые повальные болезни у свиней и тифоид птиц.

А. Соколов.

Примечания[править]

  1. Для полного уяснения настоящей статьи необходимо предварительно ознакомиться со статьей Бактерии. В настоящей статье упоминается только о тех биологических и физиологических особенностях бактерий, о которых не говорится в ст. Бактерии.